сузунский монетный двор история

Достопримечательности поселка

Он был единственным от Уральских гор до берегов Тихого океана, чеканивший монету из меди. Его история началась с 7 ноября 1763 года, когда Екатерина II издала указ о чеканке сибирской монеты.

Сузунский монетный двор начал свое регулярное производство в сентябре 1766 г. Он был окружен острогом с караулом. Караульные посты были установлены у казначейства, у кладовых, у магазинов, у монетного двора, итого 11 постов, на которых постоянно находились 33 человека. Введены военные порядки, работа приравнивалась к воинской службе.

Сузунская монета на протяжении своей 80-летней истории меняла свой облик неоднократно. Изначально чеканилась только особая сибирская монета. Она отличалась от общеимперской «добротою по причине содержимых в сей меди дорогих металлов» и изображением сибирского герба. Два соболя поддерживают овальный щит с обозначением достоинства монеты и года чеканки под пятизубцовой градской короной. Композицию окружала круговая надпись «сибирская монета». На обратной стороне – царский вензель Екатерины II. С 1767 г. на лицевой стороне монеты стали чеканить под вензелем буквы «КМ», расшифровывающиеся как «колыванская медь». Монеты выпускались достоинством: 10 (гривенник), 5, 2 копейки, 1 копейка, ½ копейки (деньга), ¼ копейки (полушка). Сибирская монета была удобна в обращении (легковесна), т.к. чеканилась на 25 рублей из пуда меди, а не 16, как общеимперская. Чеканили монеты сначала вручную, а позже – при помощи конных приводов.

С 1798г. выпускались монеты нового типа с вензелем Павла I. Это изображение печаталось до 1810 г. А с этого года, ровно 20 лет, на оборотной стороне помещались обозначения стоимости монеты и монетного двора в венке под короной, на лицевой стороне – двуглавый орел, дата и инициалы начальника монетного двора.

Для обращения Сузунский монетный двор выпустил 308 образцов монет. А в 1764 г. были отчеканены пробные монеты из серебра (10, 15, 20 копеек). Они представляют большую редкость.

Раритетными экспонатами Сузунского краеведческого музея из коллекции «Нумизматика» являются: 10 копеек (1777 г.), полушка (1769 г.), деньга (1768 г.).

03 ноября 1767 г. вышло Постановление Канцелярии Колывано-Воскресенского горного округа об отмене деревянных жеребьев и разработки чертежей новых медных. Эти жетоны служили своеобразной формой денег при расчетах с приписными крестьянами, обязанными отрабатывать подушную подать. Сначала чеканились круглые жеребья «с назначением на их многосторонних фигур рантом» для Барнаульского, Ново-Павловского и Сузунского заводов, затем, после постройки Томского и Алейского, и для них.

Жетоны имели разную форму: круглые, 3-х угольные, 4-х угольные, 5-ти угольные, 6-ти угольные. Всего было изготовлено 61341 медных печаток, 19284 жестяных с литерами мастеров.

В 1779 г. выдача жеребьев была приостановлена, и заводские конторы собрали и отправили печатки в Сузун для уничтожения. Было решено взамен медных печаток для будущего приема угля изготовить железные. Их было изготовлено 95 разных видов.

В экспозиции Сузунского краеведческого музея представлен медный жетон с нанесенными буквами «СЗ».

Очень много загадок хранит в себе история Сузунского монетного двора. В 1842 г. была выполнена Памятная медаль, на лицевой стороне которой изображено здание двора и надпись: «Сузунский монетный двор, основан в 1766 году, возобновлен в 1823», а на оборотной – печатный стан. В 2012 исполняется 250 лет со дня ее чеканки, но до сих пор многие вопросы остаются загадкой: в честь какого события выпущена медаль и в каком количестве, кто был резчик штемпелей, кому вручались медали и другие.

Пожары были частым явлением на Сузунском дворе. В ночь на 8 декабря 1847 года очередной пожар уничтожил все. Монетный двор был закрыт.

Источник

Монетный двор сузунский // «Историческая энциклопедия Сибири» (2009)

Вы здесь

Новости ogirk.ru

Оглавление

МОНЕТНЫЙ ДВОР СУЗУНСКИЙ, единственный за Уралом монетный двор. Создан для чеканки сибирской монеты при Сузунском медеплавильном заводе на реке Нижний Сузун в 130 верстах от Барнаула .

История

• Требовавшийся для Сузунского медеплавильного завода известняк ломали у с. Бобровского, а глину для изготовления кирпича брали у д. Лушниковой?

• Вольный возчик руды за доставку ее из Салаира Кемеровской области (норма 20 пудов) на Сузунский завод получал по 7 копеек, а подневольный крестьянин — берестяную бирку с указанием личного номера?

• Для полного извлечения серебра из роштейна (обогащенная руда) в расплав вводили сырой сосновый шест — «дразнилку»? Обугливаясь, он выделял пары и газы, расплав бурно вскипал, и свинец быстрее и полнее извлекал серебро. По преданию, сохранявшемуся среди мастеровых, «дразнилка» впервые в 1780-х годах была применена мастером Сузунского завода Кирсановым.

• За Уралом медь выплавлялась только на Сузунском заводе? Производя ее до 30 тысяч пудов в год, Алтай уступал только Уралу. Медь из Сузуна поставлялась на Нижегородскую ярмарку, где продавалась по 10 рублей за пуд.

• До устройства Гурьевской механической фабрики машины вчерне изготавливались на Гурьевском металлургическом заводе, а окончательная их отделка и сборка осуществлялась в мастерских Сузунского завода?

• Против хищения монет с Сузунского монетного двора были приняты, как отмечал академик Фальк в 1825 году, «…превосходные меры. Монетный двор содержался, под крепким и многочисленным караулом. Монетчиков при выходе осматривали в двух местах, раздевая догола… В ходу были только деньги, отчеканенные не менее 2 — 3 лет назад. Новая монета обличала в краже. Хищников, скрывавших деньги во рту, хлебе и прочем, секли и, как преступников, отсылали на Нерчинские заводы на вечную работу»?

• Несмотря на большое число жителей и все городские признаки (развитие промышленности и торговли, внеземледельческие занятия большого числа жителей), Сузун не мог получить статуса города? Связано это было с тем, что Царский кабинет подчинял все дела и жизнь поселка горнозаводскому производству на крепостном труде.

• Купец Щеголев в 1856 году засеял около с. Малышева сахарной свеклой шесть десятин (десятина в то время равнялась 1,45 гектара) и получил по 700 пудов корней с десятины? От намерения построить сахарный завод по неизвестной причине отказался. Опыт продолжил гамбургский подданный Брок-Миллер.

• В восемнадцатом веке в верхнем Приобье была значительная внутренняя миграция населения? По указанию горной администрации и самовольно переезжали не только отдельные крестьянские семьи, но и целые деревни. Так, в 1782 году (в четвертую ревизию) только в ведомстве Малышевской слободы было учтено 1130 душ мужского пола, переехавших из других деревень того же ведомства. С 1763-го по 1782 год из ведомства Белоярской слободы в Малышевскую переселилось семнадцать душ мужского пола, из Малышевской в Белоярскую — 75, в Красноярскую — 26 душ мужского пола, из Красноярской Слободы в Белоярскую — 118, а в Малышевскую — 32 души мужского пола.

• В то время практиковались командировки рабочих с завода на завод, на рудники и обратно? Недостаток рабочей силы вынуждал кабинетную администрацию маневрировать наличными кадрами. К 1 февраля 1850 года на Томском железоделательном заводе числилось 23 прикомандированных. В то же время с него было откомандировано 26 человек на Сузунскую каменоломню.

• На Сузунском медеплавильном заводе и монетном дворе, как и на всех заводах Алтайского горногоокруга, царил ручной труд? Только воздуходувные и криничные молоты работали от водяных колес.

• Пассивной формой протеста крестьян против крепостного гнета был побег. И хотя пойманные беглецы подвергались за это битью шпицрутенами, батогами, плетьми или розгами, побеги все же совершали, некоторые даже не по одному разу. Формулярные списки мастеровых Сузунского завода содержат далеко не полные данные о 93 побегах. Не поймали только шестерых, остальные были возвращены и жестоко наказаны.

Читайте также:  i am doshik биография тиктокерша

• Эксплуатация на заводах крестьян приносила царской семье баснословные доходы? В 1799-м году, например, расходы на жалование и провиант мастеровым и военным служителям составили 187266 рублей, а чистого дохода получено около 200 тысяч рублей.

• В течение почти всего 18 века постройки из кирпича в нашей местности были редким исключением? А недолговечность древесины и пожары лишили нас возможности видеть постройки тех времен.

• Пожары были не только стихийные? 18 сентября 1864 года в Сузуне загорелся дом кондуктора Калинина, вместе с которым сгорело еще 32 дома. Как выяснилось, поджигатели сделали это из-за злобы на начальство. В одном официальном донесении на имя Томского губернатора говорилось: «22 августа в сузунском горнозаводском селении сгорели 268 домов частных и два общественных». По словам профессора А.Д. Крячкова, «Екатерининский и Александровский классизм» был единственным архитектурным стилем для всей России.

• В 1849 г. в Алтайском горном округе насчитывалось 15500 детей обоего пола, из которых обучалось около 1550 мальчиков. Мальчики зачислялись в школу с 7-летнего возраста, а с 12 лет они уже выполняли заводские работы…

• Развитие машиностроения требовало соответствующих рабочих кадров. Отдельные мастеровые откомандировались для усовершенствования на Урал или даже в Петербург. Так в 1839 г. с Салаирского завода в Горную техническую школу при Петербургском техническом институте были отправлены трое мастеровых — М. Зыков, К. Максимов и С. Чебоксаров. Обучались они с хорошими успехами. По возвращению в 1841 г. Зыков и Максимов были назначены на Сузунский завод…

• Русские крестьяне на территории Верхнего Приобья были зачинателями местного соляного промысла. 28 ноября 1724 г. крестьянин Малышевской слободы Дементий Ковров взял подряд привезти с Кулундинских озер и поставить казне 300 пудов соли по 2 алтына и четыре деньги за пуд. (Алтын — старинная русская монета с 15 в. 1А=6 московским и 3 новгородским деньгам. Деньга — русская серебряная монета 14-18вв. 200 московских денег составили московский рубль). В марте 1725 г. Д. Ковров выполнял подряд. До этого местные власти не знали о запасах соли на территории верхнего Приобья. Алтайский горный округ был впервые открыт (т.е. получил разрешение) для винокурения в 1866 г.; устройства свеклосахарных заводов в 1859 г.; салотопления, мыловарения и других подобных производств в 1870 г.

• Первый винокуренный завод был открыт в д. Соколово около Бийска в 1868 г. Этот Иткульский завод все 60-80-г.г. оставался единственным крупным винокуренным заводом в Горном округе.

Первая крупчатая мельница была открыта в Алтайском горном округе в 1848 г. в с.Повалихе.

В районе Бийска был единственный в Алтайском горном округе стекольный завод, производивший оконное стекло и бутылки.

• Оригинальный и дешевый краситель из ивовой коры для окраски овчин в черный цвет изобрел краевед и исследователь Алтая С.Д.Гуляев.

• В середине 70-х г.г. 19 века переселенец из Тамбовской губернии в д. Мышланке Чингисской волости основал конный завод, на котором было несколько лошадей орловской породы.

Источник

Сузунский монетный двор

Путешествия по Новосибирской области. Сузун. Июнь 2017

Вдоль дороги попадаются горделивые стелы с названиями населенных пунктов и годом их основания. Новосибирску в этом году исполняется 124 года, а вот, например, Шурыгино, – ему без малого 400 лет! Шипуново – год основания 1776! Да и Сузун, куда мы едем, считает датой основания 1764 год – недавно отметил 250 лет, так что он вдвое старше областной столицы.

Когда я созванивалась с дирекцией Сузунского монетного двора, мне подсказали, что ориентироваться в Сузуне нужно на автовокзал. Это мы и сообщили навигатору, поэтому приехали почти точно, всего пару раз проскочили повороты и приходилось разворачиваться. Сам Сузун очень компактный, в основном частный сектор и малоэтажная застройка.

Машину оставили в теньке перед автовокзалом и наугад пошли к симпатичному домику с красной крышей и голубым палисадником. Это оказался бывший дом управляющего Сузунским медеплавильным заводом – часть музейного комплекса. В нем расположена касса, сувенирная лавка, воссозданы помещения конторы управляющего, жилых комнат его семьи и прислуги. В этом доме с XVIII века управляющие жили вместе с семьями и работали здесь же.

Под табличкой модный QR-код, его можно найти на многих зданиях в историческом центре Сузуна и получить информацию.

Прибыли мы без предварительной договоренности, без группы, вдвоем. Смотрительницы музея встретили нас очень приветливо. Экскурсовод Лариса ждала группу через 40 минут, но провела нас по всем комнатам, подробно и эмоционально рассказала об истории создания завода и его управляющих, их работе и наградах.

Распорядок дня управляющего вызывает восхищение. Люди действительно трудились на службе, хоть и весьма размеренно, как было принято в то время, но рабочий день девятичасовой – с 8 до 19, с двухчасовым обеденным перерывом.

В кабинете примечательны шкура барса на стене и изготовленный сибирскими мастерами из красной сосны резной рабочий стол, затянутый зеленым сукном. О барсе написано, что он водился в Нерчинском округе в XIX веке, и там же был добыт.

Вдоль торцевой стены в витринах представлены минералы земли сибирской: яшма, мрамор, нефрит, пирит, гематит и др., и часть библиотеки управляющего. Книги на русском и немецком языках, научно-технические и познавательные, в частности, собрание Брема «Жизнь животных».

В жилых комнатах сохранена часть обстановки. Мебель для столовой тоже вырезана в Сибири из красной сосны. Обстановку украшают две китайские вазы, которые гармонируют с керосиновыми лампами из цветного стекла работы русских стеклодувов. Китайские вазы были куплены на одной из торговых ярмарок, которые действовали на Урале и в Сибири – в Томске, Тобольске и других городах. Купцы со всей Сибири, из центральной России, из Китая и Персии привозили свои товары и совершали выгодные сделки. Столовый фарфор российский, очень тонкой работы, зеркала и шторы тоже старинные. Восхищают резные украшения на дверцах буфета и особенно навершие в виде кабаньей головы– один из управляющих был любителем поохотиться.

Через дорогу налево от дома управляющего в пяти минутах ходьбы находятся еще две части музейного комплекса: медеплавильный завод и монетный двор. Их стали реставрировать совсем недавно, с 2014 года.

Завод представлен пока только восстановленным зданием толчельни, где показан весь нелегкий процесс добычи меди из медной руды. Недаром картонный работник стоит у печи такой …печальный.

Музей современный, поэтому нужно не только смотреть, но и трогать – внесен элемент интерактивности. Можно привести в действие толчельный механизм, вращая рукоятку, – это может и женщина.

Потом экскурсовод предлагает поднять пудовую гирю – столько весил чугунный ковш с расплавленной медью, которую надо было на вытянутых руках целый день разливать по формам. Это женщина уже не может. Еще можно ударить в колокол, звон очень красивый.

Кирпич для возведения здания использован «родной», обожженный из местных глин в XVIII веке.

Макет Сузунского завода в конце XVIII века. Заводом назывался тогда особый тип поселения, фактически режимного объекта (монетный двор ведь!), а сами производственные помещения назывались фабриками. Так и значилось в документах – Завод-Сузун. На макете экскурсоводы поясняют, как был устроен поселок. План-проект поселения был сделан «по-столичному», то есть в Петербурге, по образцу Екатеринбургского монетного двора и Колыванского медеплавильного завода. Осью проекта послужила река Нижний Сузун, перпендикулярно ей были спланированы улицы, по которым мы ходим и сегодня, и жилые кварталы для рабочих и чиновников. Все предприятие находилось в заводской крепости, обнесенной бревенчатым частоколом с воротами, а внутри этой крепости за собственным забором располагался монетный двор. В ограде монетного двора были только одни ворота с охраной, через которые проходили рабочие. Думаю, что их обыскивали при входе и выходе, чтобы не вынесли монеты или металл.

Читайте также:  лиза климова актриса биография

Перепад высот вдоль русла реки позволил устроить плотину, а в ней – прорез, через который вода проходила в капитальный ларь – водораспределитель. Из него подавали воду в два рукава к водяным колесам. Водяное колесо – основной двигатель фабрик, приводящий в движение все механизмы. Ларь и колеса были сделаны из дерева, не сгнившие до сих пор фрагменты ларя можно увидеть во дворе под навесом.

На фотографии макета виден мост, идущий зигзагом. Это мост-ледокол, его назначение – разбивать лед, чтобы ледяные глыбы не снесли мост и плотину.

По деревянному настилу мимо водяного колеса и капитального ларя (все — новодел, конечно) мы проходим в следующее здание — Монетный двор.

Но главное открытие поездки – Сибирь чеканила свою монету! И это без всякой независимости… На «сибирской особой монете», которая чеканилась первые 15 лет на Сузунском монетном дворе, номинал указан на картуше, который держат два соболя. Сверху корона, по кругу надпись «монета сибирская», на обратной стороне вензель Екатерины Второй. Соболя пришли на монету с герба Царства Сибирского, где они, кроме короны, держали еще лук и стрелы. Коллекционеры ласково называют сибирскую монету «соболями». Образцы монет были изготовлены на Петербургском монетном дворе.

«Соболя» имели хождение только в пределах Сибирской губернии, а в европейской части России их не признавали. Приезжавшие на сибирские ярмарки купцы от них тоже отказывались. Поэтому, насытив за 15 лет сибирский рынок медной монетой, Завод-Сузун прекратил ее выпуск и перешел на чеканку общероссийской монеты. «Соболя» остались в обращении, но постепенно изымались и перечеканивались. Если приглядеться, можно заметить, что чеканили «соболей» вручную, да и качество металла не на высоте – встречаются монеты кривенькие, косенькие, с выщербинками, со съехавшей надписью. Несмотря на эти недостатки, цены на них у коллекционеров очень приличные. В зависимости от года выпуска и номинала они могут стоить от 70 до 1000 долларов и более. Стоимость всей коллекции трудно оценить даже приблизительно.

Есть необычные квадратные монеты — платы, отчеканенные на Екатеринбургском заводе.

Замечателен клад двухкопеечных монет XVIII века в горшке, найденный в Сузуне при демонтаже частного дома. Известно, что через десять лет после запуска монетного двора случилось половодье, большая вода снесла плотину и затопила, засыпала илом и песком строения завода и монетодельни. Все инструменты для чеканки монеты, штемпели и образцовые монеты («такие, с дырочкой» – просверленные) пропали, и пришлось всё изготавливать заново. Работники фабрики пропажу тогда не нашли, но монеты «с дырочкой» первых лет работы завода со временем стали всплывать в частных коллекциях. Правда, специалисты считают все такие монеты «новоделом». Только немногие могут отличить подлинные монеты от фальшивых. Редкую сибирскую монету стали подделывать, как только она превратилась в коллекционную ценность, еще в XIX веке. И особенной ценностью были именно эти образцовые монеты, изготовленные в Петербурге. В Сузуне копали и копают многие – и местные жители, и приезжие охотники за сокровищами. Судя по тому, что крупные клады нередко находят в подполах домов, работники на выходе прятали монеты искуснее, чем охранники их обыскивали.

Сувенирная лавка монетного двора предлагает приобрести, конечно же, монеты! Медные и шоколадные.

Сувенирная лавка монетного двора предлагает приобрести, конечно же, монеты! Медные, серебряные, никелевые и шоколадные. Недорого. Можно купить медный кружок и самостоятельно отчеканить себе памятную монету во дворе, вдарив от души молотом. За посещение всех частей музея с экскурсоводом мы заплатили около 1000 рублей за двоих, включая магнитик и значок.

Недалеко от выхода из музея стоит военный мемориал, а через дорогу — памятник сибирской монете, но пешеходный переход метрах в 50-ти, пришлось бежать через сплошную линию.

За памятником в небольшой заводи — неожиданно фонтан.

Смотрительницы музея посоветовали нам пообедать в кафе «Галатея». Ориентир такой: мы вернулись к автовокзалу, сели в машину и проехали по улице Ленина две автобусные остановки (медеплавильный завод остался справа). По правой стороне увидели двухэтажное здание, выкрашенное в синий цвет, перед ним фонтан. На левой стороне дороги административное здание, перед ним небольшая парковка, в воротах забора между зданиями видна краснокирпичная водонапорная башня. Кафе «Галатея» (вход за углом) оказалось уровня придорожной столовой, но разнообразно и недорого. Может быть, из-за жары, а может, повариха влюбилась, но все блюда, особенно мясо, на мой вкус, были пересолены, а вот пирожки вкусные.

По навигатору выбрались на трассу Сузун-Черепаново, и через два с половиной часа уже были дома. Мы постоянно путешествуем по разным странам и городам, и должна сказать, что поездка в Сузун понравилась нам настолько, что я даже захотела поделиться впечатлениями. Очень рада, что неравнодушные к истории люди создают такие места притяжения для сибиряков и гостей края. Надеюсь, что этот музейный комплекс со временем станет таким же «градообразующим предприятием» для Сузуна, как был им медеплавильный завод 250 лет назад.

Источник

Сузунский монетный двор

Двор для чеканки медной монеты, выстроенный в посёлке Сузун, до сих пор числится единственным предприятием, когда-либо выпускавшим общероссийские деньги на территории Сибири. В различных источниках он может фигурировать под иными названиями. Например, Нижне-Сузунский, так как он входил в состав Нижне-Сузунского медеплавильного завода. Иногда его называют Колыванским или даже Колывановским, что неправильно. Ведь первоначальный знак монетного двора «КМ» расшифровывается как «Колыванская медь», а не «Колыванская монета». Только после смены обозначения на «СМ» его расшифровкой считается «Сузунская монета».

Создание монетного двора

Началом отсчёта хронологии монетного дела Сибири стало 7 ноября 1763 года, когда Екатерина II подписала именной указ Сенату «Об учреждении передела Сибирской монеты». Деньги планировалось чеканить из меди, поставляемой Колывано-Воскресенскими заводами, а новый двор создать при одном из них. Детали изложены в рапорте от 18 июня 1763 года «Мнение Канцелярии Колыванскаго Горнаго Начальства по вопросу об учреждении Колыванскаго Монетнаго двора». Но затем решили строить отдельное предприятие. Процесс запускается на удивление быстро – к маю следующего года. Летом закладывается плотина, которая положила начало строительства. 16 ноября 1764 года в столицу отправляется рапорт «О построении Нижнесузунскаго монетнаго двора, выделке на нем монеты, трудности очистки меди и проч.», где описываются детали будущего производства, включая процессы очистки металла и вырубки заготовок. Непосредственно массовый выпуск монет осуществили лишь в 1766 году, так как почти готовый монетный двор сгорел в результате пожара, случившегося 14 июня 1765 года.

nsmd 002

Производство налаживалось по примеру монетного двора Екатеринбурга, уже накопившего солидный опыт чеканки медных денег. Именно там изготовили всё необходимое для запуска производства оборудование. Предписывалось и мастеров забрать из Екатеринбурга. Однако там не хотели отпускать опытных специалистов и пошли на хитрость, быстро повысив в звании работников младшего состава и отправив 29 из них в Сибирь. Предварительно был составлен список «потребных к Колыванскому медному переделу мастеровых людей» (орфография и пунктуация приведена без изменений):

nsmd 003

Пожар, как ни удивительно, сыграл на пользу монетному производству. Для ускорения процесса вместо двух запрошенных резчиков из Санкт-Петербурга прислали 11 специалистов-монетчиков. Искусные люди обнаружились и на месте из числа инженеров, прибывших на строительство медеплавильного завода. Многие из них внесли большой вклад и в развитие монетного двора. Например, инженер А. Слатин сумел собрать механизм, приводящийся в движение водой, который обеспечивал «тиснение шести сортов сибирской монеты». А несколько лет спустя изобрёл машину для промывки и гурчения медных кружков. За успехи его впоследствии повысили до управляющего. В основном управляющие заводского комплекса (а на этой должности за полтора века работы завода побывали 33 человека) были выпускниками Горного института Санкт-Петербурга. Вместе с семьёй они прибывали в Сибирь на место службы, чтобы проработать 2-3 года и получить перевод на другую фабрику. Но были у завода и такие начальники, которые отдали ему достаточно долгий период жизни. Интересным фактом является то, что вся деятельность управляющего за время его рабочего дня подлежала записи в специальный журнал.

Читайте также:  1893 год в истории россии кто правил

Технология чеканки сибирской монеты

Во времена, когда человечество не знало фото- и видеосъемки, и все прочие процессы производства фиксировались записями и заметками. По ним можно понять, что рабочие Сузунского медеплавильного завода распределялись по двум сменам, длиной 12 часов каждая. Работа первой смены начиналась в 4 часа утра. В 4 часа вечера на рабочие места заступали мастеровые второй смены. График предполагал, что одну неделю рабочий трудится в дневную смену, вторую неделю – в ночную смену. Эти две недели проходили без выходных и праздников, зато третья неделя отводилась на отдых. Ручной и очень тяжёлый труд быстро подкашивал здоровье, так как корпуса плохо проветривались, а воздух был насыщен парами мышьяка и серы. Особенно страдали те, кому предписывалось работать непосредственно на плавке металла. Завезённые рабочие и приписанные к заводу крестьяне всячески избегали работать внутри цеха. Постоянно предпринимались попытки побега. Заводские хроники фиксируют, что пойманных беглецов жестоко наказывали: в ход шли плети, розги и батоги. Всего шестеро заводчан сумели уйти от погони и не вернулись к тяжкому труду. В сравнении с горячими цехами работа на монетном дворе выглядела куда легче и спокойнее.

Список «потребных к Колыванскому медному переделу инструментов» (орфография и пунктуация приведена без изменений):

В добываемой Колыванской меди оставались примеси драгоценных металлов в виде золота и серебра. Поэтому для чеканки приняли особую монетную стопу: 25 рублей из пуда меди, тогда как для стандартной общероссийской медной монеты использовалась стопа 16 рублей из пуда. Постепенно технология очистки меди совершенствовалась, и степень извлечения драгоценных металлов из неё возрастала. Одной из причин прекращения чеканки «сибирок» можно считать снижение примесей золота и серебра, что ставило под сомнение используемую монетную стопу.

В настоящее время реконструированы основные этапы монетного производства. Первоначально брусок меди укладывали на поверхность наковальни и, удерживая его щипцами, запускали большой расковочный молот. После расковки брусок, значительно утеряв в высоте, подавался на плющильный стан, на выходе которого получалась лентовидная полоска меди.

Начиналась вырезка кружков. Воспользуемся экспозицией филиала Новосибирского государственного краеведческого музея – музейного комплекса «Сузун-завод. Монетный двор». Слева находится обрезной стан (пресс), справа мы видим резательную машину (прорезной стан).

Гурт сибирской монеты первоначально должен был содержать выпуклую надпись «Колыванская медь» среди причудливых узоров. Но прокатка его оказалась слишком сложной, и тогда решили ограничиться стандартным шнуровым гуртом. Но как появлялось на монете гуртовое оформление? Выше показана гуртильная машина (гуртильный стан), позволявший оформить третью и очень важную сторону монеты.

Сибирская монета Сузунского двора

Производство началось в июне 1766 года с пробной чеканки, из которой отобрали по два лучших образца каждого номинала и отправили в столицу. Малые скорости и большие расстояния привели к тому, что доставка заняла целый месяц. Прибывшие монеты оценили в Кабинете императорского двора, а затем показали Екатерине II, которая одобрила запуск массовой чеканки. В первый год успели отчеканить денег лишь на 23 227 рублей 52 копейки. Затем всё шло точно по плану: ежегодно по предписанию императорского указа медной сибирской монеты выпускалось на 250 000 рублей.

Общая сумма сибирской монеты превысила три с половиной миллиона (исследователи варьируют её от 3 656 310 до 3 799 661 рублей). Последним годом выпуска «сибирок» стал 1781-й, когда чеканили лишь тяжёлые медные десятикопеечники. Особенности и характеристики всех номиналов сибирской монеты, а также причины начала и прекращения её чеканки мы рассмотрим в отдельной статье.

Общероссийская монета Сузунского двора

Именной указ Екатерины II от 7 ноября 1781 года велел «сибирскую монету впредь не делать». Сузунский монетный двор переключается на чеканку общероссийской монеты по образцу екатеринбургской. Обозначение монетного двора остаётся прежним – буквы «КМ». Переход на новый тип монет прошёл гладко. Например, российские полушки 1781-1784 гг. известны только с буквами «КМ».

В павловском перечекане Сузун, скорее всего, не участвовал (достоверных экземпляров нумизматическому сообществу не предъявлено). Однако с 1797 года здесь производится вся линейка медных монет с вензелем Павла I (полушка, деньга, одна и две копейки). Обозначение «КМ» чеканится под датой выпуска.

С 1802 года по 1810 гг. Сузунский монетный двор исправно чеканит «кольцевики». Буквы «КМ» переносят на аверс к Государственному гербу. Интересно, что технология производства медных монет в Екатеринбурге и Сузуне стала различаться. Это можно понять по копейкам: при одинаковом весе (10,24 грамма) диаметр сузунского экземпляра чаще всего будет больше на миллиметр (28 мм), чем у отчеканенного в Екатеринбурге (27 мм).

Далее происходит смена оформления монетного ряда. Дата и обозначение двора меняются сторонами. Под лапами орла теперь чеканят инициалы минцмейстера. За время выпуска монет данного типа на сузунских монетах можно повстречать следующие обозначения:

С 1831 года на Сузунском дворе начинается массовая чеканка нового монетного ряда. В строй возвращаются медные 10 копеек (маточник их реверса на иллюстрации выше). Если приглядеться, можно увидеть, что обозначение «КМ» сменилось на «СМ».

Поучаствовал Сузун и в чеканке расчётных знаков для периода серебряного монометаллизма, призванного выровнять курс медной и серебряной монеты. Для этого на реверсе всей медной линейки под номиналом чеканили «СЕРЕБРОМЪ». 1847 год – последняя дата на монетах сузунской чеканки. В ночь на 8 декабря (по новому стилю) сильный пожар уничтожил здания монетного двора. Отправленный в столицу рапорт сообщал: «От бывшаго в 25-е число Ноября пожара сгорели до основания следующия деревянныя здания: Монетный Двор, как видно на плане под знаком 5, состоящий в капитале в 3 305 руб. 40½ коп., небольшая обыскная комната под знаком 6-м в 17 руб. ½ коп. и сарай под знаком 7-м в 2 руб. 3 коп., но смежныя с ними строения и новая медеплавильная фабрика спасены без повреждения, хотя они и находились в большой опасности, отстоя от Монетнаго Двора на разстоянии 5 сажен». 18 февраля 1848 года в докладе Министру финансов «Об исключении монетнаго производства из штатов Алтайскаго округа» рекомендовалось: «…устройство новаго Монетнаго Двора в Алтайском Округе потребует значительных расходов; Комитет признает возможным: сосредоточив в одном Екатеринбургском Монетном Дворе приготовление всей потребной для народнаго обращения медной монеты, закрыть Монетный Сузунский Двор». После этого судьба монетного двора Сузуна была решена. В отличие от него Сузунский медеплавильный завод продолжил работу и был закрыт только в 1916 году.

Историки утверждают, что даже если бы не случился пожар, закрытие Сузунского двора было предрешено. Во-первых, уже в 1845 году управляющему Алтайского горного округа генералу-майору Степану Петровичу Татаринову предписано сократить выделку монет на Сузунском дворе. Во-вторых, даже Екатеринбургский двор в 1876 году закрыли, так как посчитали, что требуемый объём медной монеты способен обеспечить Санкт-Петербург. Сузунский монетный двор за время деятельности успел отчеканить монеты на сумму 19 773 858 рублей. Общее её количество приблизительно равняется 700 000 000 штук. Доля Сузунской монеты относительно российских медных денег в обращении составила 12,8%, что, конечно, не так много, как у Екатеринбурга (70%), но значительно выше, чем у любого из остальных монетных дворов, работавших в тот период.

Источник

Поделиться с друзьями
admin
KINOBAZA24.RU - информационный портал об известных людях
Adblock
detector