сундучок историй по щучьему велению

По щучьему велению

349 602

Жил-был старик. У его было три сына: двое умных, третий — дурачок Емеля.

Те братья работают, а Емеля целый день лежит на печке, знать ничего не хочет.

Один раз братья уехали на базар, а бабы, невестки, давай посылать его:

— Сходи, Емеля, за водой.

3637

— Сходи, Емеля, а то братья с базара воротятся, гостинцев тебе не привезут.

Слез Емеля с печки, обулся, оделся, взял ведра да топор и пошел на речку.

Прорубил лед, зачерпнул ведра и поставил их, а сам глядит в прорубь. И увидел Емеля в проруби щуку. Изловчился и ухватил щуку в руку:

— Вот уха будет сладка!

3638

Вдруг щука говорит ему человечьим голосом:

— Емеля, отпусти меня в воду, я тебе пригожусь.

— На что ты мне пригодишься. Нет, понесу тебя домой, велю невесткам уху сварить. Будет уха сладка.

Щука взмолилась опять:

— Емеля, Емеля, отпусти меня в воду, я тебе сделаю все, что ни пожелаешь.

— Ладно, только покажи сначала, что не обманываешь меня, тогда отпущу.

Щука его спрашивает:

— Емеля, Емеля, скажи — чего ты сейчас хочешь?

— Хочу, чтобы ведра сами пошли домой и вода бы не расплескалась…

— Запомни мои слова: когда что тебе захочется — скажи только:

«По щучьему веленью, по моему хотенью».

— По щучьему веленью, по моему хотенью — ступайте, ведра, сами домой…

Только сказал — ведра сами и пошли в гору. Емеля пустил щуку в прорубь, а сам пошел за ведрами.

3639

Идут ведра по деревне, народ дивится, а Емеля идет сзади, посмеивается… Зашли ведра в избу и сами стали на лавку, а Емеля полез на печь.

Прошло много ли, мало ли времени — невестки говорят ему:

— Емеля, что ты лежишь? Пошел бы дров нарубил.

— Не нарубишь дров, братья с базара воротятся, гостинцев тебе не привезут.

Емеле неохота слезать с печи. Вспомнил он про щуку и потихоньку говорит:

— По щучьему веленью, по моему хотенью — поди, топор, наколи дров, а дрова — сами в избу ступайте и в печь кладитесь…

Топор выскочил из-под лавки — и на двор, и давай дрова колоть, а дрова сами в избу идут и в печь лезут.

Много ли, мало ли времени прошло — невестки опять говорят:

— Емеля, дров у нас больше нет. Съезди в лес, наруби.

— Как — мы на что. Разве наше дело в лес за дровами ездить?

— Ну, не будет тебе подарков.

Делать нечего. Слез Емеля с печи, обулся, оделся. Взял веревку и топор, вышел во двор и сел в сани:

— Бабы, отворяйте ворота!

Невестки ему говорят:

— Что ж ты, дурень, сел в сани, а лошадь не запряг?

— Не надо мне лошади.

Невестки отворили ворота, а Емеля говорит потихоньку:

— По щучьему веленью, по моему хотенью — ступайте, сани, в лес…

Сани сами и поехали в ворота, да так быстро — на лошади не догнать.

А в лес-то пришлось ехать через город, и тут он много народу помял, подавил. Народ кричит: «Держи его! Лови его!» А он, знай, сани погоняет. Приехал в лес:

— По щучьему веленью, по моему хотенью — топор, наруби дровишек посуше, а вы, дровишки, сами валитесь в сани, сами вяжитесь…

3640

Топор начал рубить, колоть сухие дрова, а дровишки сами в сани валятся и веревкой вяжутся. Потом Емеля велел топору вырубить себе дубинку — такую, чтобы насилу поднять. Сел на воз:

— По щучьему веленью, по моему хотенью — поезжайте, сани, домой…

Сани помчались домой. Опять проезжает Емеля по тому городу, где давеча помял, подавил много народу, а там его уж дожидаются. Ухватили Емелю и тащат с возу, ругают и бьют.

Видит он, что плохо дело, и потихоньку:

— По щучьему веленью, по моему хотенью — ну-ка, дубинка, обломай им бока…

Дубинка выскочила — и давай колотить. Народ кинулся прочь, а Емеля приехал домой и залез на печь.

Долго ли, коротко ли — услышал царь об Емелиных проделках и посылает за ним офицера — его найти и привезти во дворец.

Приезжает офицер в ту деревню, входит в ту избу, где Емеля живет, и спрашивает:

— Одевайся скорее, я повезу тебя к царю.

Рассердился офицер и ударил его по щеке. А Емеля говорит потихоньку:

— По щучьему веленью, по моему хотенью — дубинка, обломай ему бока…

Дубинка выскочила — и давай колотить офицера, насилу он ноги унес.

Царь удивился, что его офицер не мог справиться с Емелей, и посылает своего самого набольшего вельможу:

— Привези ко мне во дворец дурака Емелю, а то голову с плеч сниму.

Накупил набольший вельможа изюму, черносливу, пряников, приехал в ту деревню, вошел в ту избу и стал спрашивать у невесток, что любит Емеля.

— Наш Емеля любит, когда его ласково попросят да красный кафтан посулят, — тогда он все сделает, что ни попросишь.

Набольший вельможа дал Емеле изюму, черносливу, пряников и говорит:

3641

— Емеля, Емеля, что ты лежишь на печи? Поедем к царю.

— Емеля, Емеля, у царя тебя будут хорошо кормить-поить, — пожалуйста, поедем.

— Емеля, Емеля, царь тебе красный кафтан подарит, шапку и сапоги.

— Ну, ладно, ступай ты вперед, а я за тобой вслед буду.

Уехал вельможа, а Емеля полежал еще и говорит:

— По щучьему веленью, по моему хотенью — ну-ка, печь, поезжай к царю…

Тут в избе углы затрещали, крыша зашаталась, стена вылетела, и печь сама пошла по улице, по дороге, прямо к царю.

3642

Царь глядит в окно, дивится:

Набольший вельможа ему отвечает:

— А это Емеля на печи к тебе едет.

Вышел царь на крыльцо:

— Что-то, Емеля, на тебя много жалоб! Ты много народу подавил.

— А зачем они под сани лезли?

В это время в окно на него глядела царская дочь — Марья-царевна. Емеля увидал ее в окошке и говорит потихоньку:

— По щучьему веленью, по моему хотенью — пускай царская дочь меня полюбит…

Печь повернулась и пошла домой, зашла в избу и стала на прежнее место. Емеля опять лежит-полеживает.

А у царя во дворце крик да слезы. Марья-царевна по Емеле скучает, не может жить без него, просит отца, чтобы выдал он ее за Емелю замуж. Тут царь забедовал, затужил и говорит опять набольшему вельможе:

Читайте также:  как делать заливку в инстаграм в истории

— Ступай, приведи ко мне Емелю живого или мертвого, а то голову с плеч сниму.

Накупил набольший вельможа вин сладких да разных закусок, поехал в ту деревню, вошел в ту избу и начал Емелю потчевать.

Емеля напился, наелся, захмелел и лег спать. А вельможа положил его в повозку и повез к царю.

Царь тотчас велел прикатить большую бочку с железными обручами. В нее посадили Емелю и Марью-царевну, засмолили и бочку в море бросили.

Долго ли, коротко ли — проснулся Емеля, видит — темно, тесно:

— Скучно и тошно, Емелюшка! Нас в бочку засмолили, бросили в синее море.

— По щучьему веленью, по моему хотенью — ветры буйные, выкатите бочку на сухой берег, на желтый песок…

Ветры буйные подули. Море взволновалось, бочку выкинуло на сухой берег, на желтый песок. Емеля и Марья-царевна вышли из нее.

— Емелюшка, где же мы будем жить? Построй какую ни на есть избушку.

Тут она стала его еще пуще просить, он и говорит:

— По щучьему веленью, по моему хотенью — выстройся, каменный дворец с золотой крышей…

Только он сказал — появился каменный дворец с золотой крышей. Кругом — зеленый сад: цветы цветут и птицы поют. Марья-царевна с Емелей вошли во дворец, сели у окошечка.

— Емелюшка, а нельзя тебе красавчиком стать?

Тут Емеля недолго думал:

— По щучьему веленью, по моему хотенью — стать мне добрым молодцем, писаным красавцем…

И стал Емеля таким, что ни в сказке сказать, ни пером описать.

А в ту пору царь ехал на охоту и видит — стоит дворец, где раньше ничего не было.

— Это что за невежа без моего дозволения на моей земле дворец поставил?

И послал узнать-спросить: «Кто такие?» Послы побежали, стали под окошком, спрашивают.

— Просите царя ко мне в гости, я сам ему скажу.

Царь приехал к нему в гости. Емеля его встречает, ведет во дворец, сажает за стол. Начинают они пировать. Царь ест, пьет и не надивится:

— Кто же ты такой, добрый молодец?

— А помнишь дурачка Емелю — как приезжал к тебе на печи, а ты велел его со своей дочерью в бочку засмолить, в море бросить? Я — тот самый Емеля. Захочу — все твое царство пожгу и разорю.

Царь сильно испугался, стал прощенья просить:

— Женись на моей дочери, Емелюшка, бери мое царство, только не губи меня!

Тут устроили пир на весь мир. Емеля женился на Марье-царевне и стал править царством.

Источник

Сказка. По щучьему велению, по моему хотению

«Для мудрости нет ничего ненавистнее чем хитрость».
Восточная мудрость.

Сказка «По щучьему веленью» созданная русским народом имеет совершенно другой смысл! В ней прослеживается рост Емели как человека, от малой затеи к средней, от среднего творения к высшей цели. Да, он лентяй и русский народ всегда в меру любит посмеяться над собой а кто хочет гнуть спину? Емеля в русской сказке простой, грубый парень, благодаря творчеству, смекалке и труду, любви и вниманию Марьи-царевны избавляется от сквернословия и становиться правителем государства.

В глубинке нашей большой Родины, сказки сохранились в чистом, народном ключе. Они остались первозданными, такими как мне рассказывала моя мама. Она была потомок казачьего рода из Средней Азии и рассказывала так как их сказывал русский народ.

Сказка, сказке рознь а уж как сказывать, дело родителей. Не зря же говорят: «Как запряжёшь так и поедешь» и «Что посеешь то и пожнёшь».

28. сентября 2016 г.

Приятного Вам прочтения дорогие читатели.

Русский народ простой, да не простой.
И сказки сказывает простые да непростые.

РУССКАЯ НАРОДНАЯ СКАЗКА. «ПО ЩУЧЬЕМУ ВЕЛЕНИЮ».

Братья трудятся аж глаза потеют а Емеля целый день лежит на печке, знать себе ничего не хочет. Только и мечтает про то чтоб всё само собой, валом, с неба валилось.

— Сходи Емеля за водой.

— Ага.
Где бабы гладки там и воды нет в кадке.

— Сходи Емеля, а то братья с базара воротятся гостинцев тебе не привезут.

— Ну уж, коли так. То, ладно!
Спать, так спать! А не спать, так вставать!

Потянулся Емеля, слез с печки, обулся, оделся, выскочил во двор умылся снежком, забежал в сени взял вёдра да топор и пошёл на речку. А на встречу ему с коромыслами на плечах идут девицы, про своё щебечут, воду плещут.

Только они разминулись, уразумел Емеля свою оплошность, понял что надо за коромыслом домой воротится. Повернулся, поскользнулся да так по косогору кубарем с вёдрами вниз и слетел. Духом домчался до края полыньи, со всего маху бадейками по воде грохнул, брызги аж во все стороны полетели. Да и сам головой об лёд крепко брякнулся.

Очухался Емеля, вытащил бадейки из воды а в одной щука брюшком вверх ошарашенная, будто громом поражённая.

Взял Емеля щуку за жабры, поднёс к лицу, любуется не нарадуется. Смеётся, разбитую губу облизывает да сам с собою приговаривает:

А щука уставилась на Емелю выпученными глазами, раскрыла царскую пасть, взмолилась и голосом с небес да с речного простора ему и молвит:

— Слушай Емеля! Отпусти меня по добру поздорову а за это, я тебя отблагодарю.

Емеля разявил варежку, дивится, сам себе не верит, щука!, а говорит человеческим языком.

Спрашивает Емеля щуку:

— Чем же ты меня отблагодаришь?

— Слушай же и вникай.

Емеля аж опешил, думает про себя:

— Не слабо я шандарахнулся, раз такое, слышится.

Емеля рта не успел открыть и уж так сталось, с молчаливого согласия выскользнула Царь-рыба из Емелиных рук. Помахала плавниками и на прощание, голосом с небес да речного простора, ласково ему молвила:

— Придёт время, счастливым станешь Емелюшка. Поминай, не забывай что сказала.

И ушла, в своё заколдованное речное царство.

Емеля, от такого расклада аж остолбенел.

Живые котлеты сквозь пальцы провалились.

Задумался закручинился Емеля. А как же! Много было говорено, да мало сказано. Припоминает, путается никак вспомнить не может что ему рыба шептала:

Стал Емеля себя корить, сам с собою говорить да приговаривать:

Своим ушам не верит, поёжился, встряхнулся, разбитую губу облизывает, чует как ум за разум заходит, даже обомлел. от такого прозрения.

А девицы на горке стоят уха-хатываются за животы держатся да на перебой вопрошают:

— Что Емеля, щуке в любви объяснялся а она отказала? И давай смеяться аж надрываются.

Читайте также:  забавные истории котенка рэдди reddy s funny stories

А Емеля сконфузился и говорит:

— Да она упросила, сказала мне пока нет у тебя жены, буду для тебя матушкой посаженной и стану во всём помогать, только стоит тебе захотеть!, и все твои желанья будут ишполнятся. Я за это обещание, подобру-поздорову взял её и отпуштив.

Вернулся домой, сделал стойки с колёсной тягой, одну в прорубь воткнул, другие на берегу поставил. Натянул ремни, зацепил бадейки, сам упёрся ножками в косогор, руками ременную тягу на себя тянет а на девчат смотрит, смеётся, одной ладонью рот прикрыл и тихо говорит:

— По щучьему велению, по моему хотенью.

Только сказал, перехватил второй рукой ременную тягу и вёдра сами пошли в гору. Народ улыбается, дивится а Емеля и сам рад, ловко он настроил свою механику что вёдра аж в избу влетели и сами стали на лавку. А Емеля вошёл в дом и залез на печь.

Прошло много ли мало ли времени – невестки говорят ему:

— Емеля, что ты лежишь? Пошёл бы дров нарубил.

— Не нарубишь дров, братья с базара воротятся гостинцев тебе не привезут.

Присел на лавку, задумался, вспомнил про вал колёсный, поднапрягся, покумекал, взял в руки инструмент, собрал диво-дивный агрегат.

Да говорит невесткам: Усё вроде справно и всё складно получилось.

Прикрыл ладонью рот чтоб невестки не услышали и шепчет: По щучьему велению, по моему хотенью.

Давай топор, наколи дров а дрова сами в избу ступайте и в печь складывайтесь…

Всё закрутилось завертелось на дворе и давай дрова топором колотиться да сами в избу идут и в печь лезут.

Невестки от изумления аж рты пооткрывали.

А Емеля думкой думает, собирает чудо машину, день и ночь в ней живёт, сам не спит, не ест, не пьёт.

Собрал, забрался на печь и спит отдыхает о счастье мечтает.

Много ли мало ли времени прошло, невестки опять говорят:

– Емеля, дров у нас больше нет. Съезди в лес наруби.

А он с печки подтрунивает:

— Да вы-то все на что?

— Как мы на что. Разве наше дело в лес за дровами ездить?

— Ага, как языки почесать так против вас никого не сыскать.

Не, мне не неохота а сам смеётся.

— Ну не хочешь как хочешь, не будет тебе подарков.

Слез Емеля с печи, оделся потеплее, взял верёвку, пилу и топор и вышел во двор.

Сел в сани да говорит: Что дурёхи зубки скалите, отворяйте ворота!

Невестки его спрашивают:

— Что ж ты чудила, сел в сани а лошадь не запряг?

— Не надо мне лошади!

Невестки отворили ворота а Емеля прикрыл ладонью рот чтоб невестки не слышали и говорит потихоньку: По щучьему велению, по моему хотенью.

Ступайте сани в лес…

Сани сами и поехали за ворота да так быстро – на лошади не догнать. А в лес то пришлось ехать через столицу и тут он много бездельников да ротозеев чудо-санями помял.

Белоручки давай кричать: Держи его! Лови его!

Ох и начал ладно слаженный топорик, подрубать рубить, а пила пилить сухие дрова. Дровишки же сами в сани валятся и верёвкой вяжутся. Потом, Емеля велел топору вырубить себе дубинушки, да такие, чтоб прыткими да бойкими были.

Стал топорик в руках Емели чудеса творить, славно срубил. На загляденье! Привязал Емеля дубинки к зубчатому колесу, сел на воз и говорит: Давайте сани, езжайте домой сами.

Сани помчались домой. Опять проезжает Емеля по улицам да боярским дворам, там где давеча помял многих праздных пузочёсов а те его уже дожидаются. Только хотели ухватить Емелю за рукава а Емеля выкрутился, шпонку выдернул да и говорит: Ну-ка дубинки, обломайте им бока…

Дубинки выскочили из под колеса и давай молотить колотить лоботрясов. Они и кинулись прочь.

А уставший за день Емеля приехал домой и не поевши, залез на печь.

Долго ли коротко ли времени прошло, услышал царь об Емелькиных проделках и посылает начальника жандармерии в ту деревню за Емелей.

А народу много приходило к Емеле, вот он и сделал два входа, один к себе где сам мастерил и поделки делал а другой был на скотном дворе. Да невесткам наказал, в зависимости от того как попросят, приглашать приходящего либо к нему, либо посылать во двор в другую дверь. Для злословных и грубых вход был с секретом как войдёшь так сразу в яму попадёшь.

Царский слуга с порога не поздоровался, не представился а с ходу начал языком махать как шашкой рубить:

— Что образины уставились? Да и ты старый пень расселся, не видишь что ли кто перед тобой стоит! Давай, кажи где твой сучий сын Емеля?

А невестки ему и говорят:

Вышел во двор царев холуй, вошёл в ту дверь да тут же в отстойник провалился. Насилу выбрался а тут на него ещё и солома с перьями просыпались. Вот таким обделанным красавцем, он и предстал перед царём.

Накупил набольший вельможа изюму, черносливу, пряников, приехал в ту деревню, вошёл в ту избу и стал спрашивать у невесток:

— Наш Емеля любит, когда его ласково попросят да красный кафтан посулят тогда он всё сделает что ни попросишь!

— Емеля, Емеля, что ты лежишь на печи? Поедем к царю.

Емеля ему отвечает:

— Емеля, брюхо то печкой не согреешь, а у царя тебя будут хорошо кормить, поить, пожалуйста поедем.

Емеля от дел не отрывается, мастерит и говорит:

Вельможа не отстаёт, вон из кожи лезет, раскраснелся, пыхтит как самовар, аж вспотел.

Думает про себя, что ж ещё предложить?

Вспомнил!, что невестки ему при встрече сказали.

Стукнул себя ладонью по лбу и говорит:

Уехал вельможа а Емеля раскочегарил топку до красна и говорит невесткам:

Тут в избе углы затрещали, крыша зашаталась, стена вылетела и печь сама пошла по улице, по дороге, прямо ко дворцу.

Царь глядит в окно, дивится:

— Это что за чудо экипаж такой?

Набольший вельможа ему отвечает:

— А это Емеля на печи к тебе едет.

Вышел царь на крыльцо да говорит:

— Что-то Емеля на тебя много жалоб! Ты много раззяв моих помял и ворон подавил. Меня сим крепко огорчил.

И достаёт крохотный хрустальный ларец и в руки Емеле подал. Открыл ларчик Емеля да дивиться, сидит на красном бархате серебряная блоха да ножками сучит. А пока Емеля блоху рассматривал, сам во всё это время одним глазком глядел на царскую дочь Марью-царевну и влюбился.

Читайте также:  ип ман в реальной жизни фото биография

Уж стало вечереть а Емеля стоит и мечтает:

Стал Емеля просить царя, говорит:

— Отдай мне в жёны дочь свою! Хочу на ней жениться!

Услыхала это Марья царевна, обрадовалась, сама то тоже с первого взгляда в Емелюшку влюбилась. Бывает же так!

Да и как не влюбится? Парень то русский, свой, с головой и мастеровой!

Царь хитро прищурился и говорит Емеле:

— Хотеть, не вредно! Марьюшка тебе не чета, к ней принц заграничный сватается. Одно лишь, только говорит как вешний ручеёк журчит.

Емеля закручинился а что поделаешь. Забрал ларец, сел на «печь» самоходную и поехал домой.

Опять лежит-полёживает, над царским велением пыжится-каряжится, Марьюшку забыть не может.

Слез с лежанки, завёл блоху, поставил на стол а она давай по кругу скакать. Невестки смеются, удивляются.

— Ой. Хоть и блоха а как жеребёнок возле матки крутится.

А тем временем у царя во дворце крик да слёзы. Марья-царевна по Емеле скучает, не может жить без него. Просит отца чтобы выдал он её замуж, за Емелю. Тут царь забедовал затужил, говорит Марье-царевне:

А сам позвал набольшего вельможу и говорит:

— Ступай, приведи ко мне Емелю живого аки мёртвого.

Накупил набольший вельможа вин сладких да разных закусок и поехал в ту деревню. По свойски вошёл в ту избу и начал невесток угощать, отца и братьев байками кормить, всех потчевать да поить.

Емеля про себя думает:

— Ох барин-боярин, хитёр да как щука прожорлив и вовсе не так прост как кажешься.

Уж поздний вечер к полуночи клонится, невестки с братьями от разговоров утомились и спать удалились а вельможа всё балагурит, никак не уходит. Емеля устал с работы за день, сильно захмелел даже не заметил как задремал. А царев слуга завернул в шубу мертвецки спящего Емелю, положил в повозку да повёз во дворец.

Царь растормошил, разбудил Емелю и спрашивает:

— Ну что сукин сын, утёр нос иносранцам?
Давай показывай блоху!

Достал Емеля ларчик, только отдал царю в руки и тут же уснул.

Царь смотрит ничего не видит, рассерчал, велел прикатить большую бочку с железными обручами, в неё посадили Емелю и не покорную Марью-царевну, засмолили и бочку в море бросили.

Долго ли коротко ли плыли они – проснулся Емеля, чует что вокруг темно да тесно. У самого голова болит, в ушах звон стоит. Спрашивает сам себя:

— В море мы Емелюшка. Выйти б нам с тобой на волю вольную. Волю раздольную.

Обрадовался Емеля, рот прикрыл и тихо говорит:

— По щучьему велению, по моему хотению – ветры буйные выкатите бочку на сухой берег, на жёлтый песок…

Ветры буйные подули. Море взволновалось, бочку выкинуло на сухой берег, на жёлтый песок. Емеля и Марья-царевна вышли из неё.

– Емелюшка, где же мы будем спать и жить? Построй какую ни на есть избушку с пастелью и подушкой.

– Не, ничего не хочу. Мне невмоготу, я устал и выспаться хочу.

Тут она стала его ещё пуще просить да приговаривать:

— Емелюшка а ты постарайся и захочь. Я на траве не спала и в шалаше жить не стану.

Вздохнул Емеля, прикрыл ладонью рот чтоб Марья-царевна не услышала и говорит:

– Что ж. По щучьему веленью.

И начал строится, расти в ширь, подниматься в высь каменный дворец с золотой крышей, такой как сама Марья-царевна на языке вертела да главное Емелюшка для Марьюшки и себя хотел. Очень хороший дворец получился. Кругом – зелёный сад, цветы цветут и птицы поют. Марья-царевна с Емелей вошли во дворец и сели у окошечка.

Смотрят они в дали далёкие, чай пьют с вареньями и медами, о небывалой, новой вольной жизни беседуют.

— Ох Марьюшка! Как же скучен день до вечера когда делать нечего.

— Да! Емелюшка так всегда, когда для себя живётся то и сердце к труду рвётся.

Марья-царевна расцвела, улыбается и спрашивает:

— Емелюшка а нельзя тебе красавчиком стать? Сам аглицкую блоху подковал так и зубки себе вставь наперёд. А не поправишь то не стану ни миловать, ни целовать.

Тут Емеля стал тужить, забедавал. Понял, что теперь просто да запросто, щуку не помянешь.

— Ладно Марьюшка, шделаю.

И стал Емеля ещё и дантистом, зубы справил, шепелявить перестал, первым парнем в царстве стал. Да таким, что ни в сказке сказать ни пером описать.

— Молодец Емелюшка, ума тебе не занимать! А хотение. Я тебе, завсегда обеспечу.

Так они и жили не тужили.

Много ли мало ли времени прошло, решил царь свои владения осмотреть. А к тому времени, стал царь уже дряхлым и беззубым. Собрал царь слуг своих и поехал на охоту. Долго ли коротко ли ехал и вдруг увидел. стоит дворец где раньше ничего не было.

Спрашивает царь у слуг своих:

И послал узнать, спросить кто такие. Послы побежали, стали под окошком, спрашивают.

— Просите царя ко мне в гости, я сам ему скажу.

Царь приехал к нему в гости. Емеля его встречает, ведёт во дворец, сажает за стол. Начинают они пировать. Царь ест, пьёт и не надивится:

— Кто же ты будешь таков, добрый молодец?

— А помнишь дурачка, чудилу Емелю. Как приезжал к тебе на печи а ты велел его со своей дочерью в бочку посадить и в море бросить?

Я тот самый Емеля и есть, что и блоху подковал и самоходную печь собрал.

А Емеля ему отвечает:
— Вы, ваше величество говорите да не заговаривайтесь. Захочу! Такое наворочу! Всё ваше царство пожгу и разорю.

Царь сильно испугался и хитро так спрашивает:

— Хочешь женится на моей дочери. Емелюшка.

— Да.
Марьюшка и счастье! И любовь моя.

Царь сидит под нос себе бубнит:

Встал царь из-за стола и говорит Емеле:

Вот и сказке конец а кто слушал, молодец!

Сказка главному учит:

Все Чудеса на Свете творят простые образованные люди. Ведь только Человеку от Природы, дано мечтать, творить и создавать. Желай хотеть! Мечтай, учись, читай, стремись. Цель ставь! Трудись и воплощай мечты. Верь в знания, в Себя!
Будь смелым, сильным, и станешь сам свободным и счастливым! И Мир фантазий, явью станет для тебя.

Источник

Поделиться с друзьями
Моря и океаны
Adblock
detector