сулержицкий леопольд антонович биография

Сулержицкий, Леопольд Антонович

Леопольд Антонович Сулержицкий

Иногда (в том числе Антоном Чеховым и в воспоминаниях духоборов) именуется Лев Антонович, что связано с его полным польским именем: Лев Леопольд Мария. Часто встречающийся вариант написания фамилии: Суллержицкий. В окружении и переписке Толстого и Станиславского известен под дружеским прозвищем Сулер, Суллер, в узком кругу Лёпа.

Содержание

Биография

Детство, отрочество, юность

Когда Л. Сулержицкому был год, его семья переехала из Житомира в Киев, где его отец, Антон Матвеевич Сулержицкий, выходец из Польши, открыл переплетную мастерскую. В 1884 Сулержицкий бросил гимназию, а в 1885 отец определил его в Киевскую рисовальную школу Н. И. Мурашко. С 1885 до 1888 работал с В. М. Васнецовым и М. А. Врубелем на росписи Владимирского собора в Киеве.

В семнадцать лет ушёл в приднепровское село: работал у крестьян, учил крестьянских детей.

В 1890 был принят на живописное отделение в Московское училище живописи, ваяния, зодчества (Строгановское училище), где проучился до 1894. С 5 курса исключен за «противоначальственные» выступления.

В училище занимался вместе с Татьяной Толстой — дочерью Л. Н. Толстого, через которую попал в дом Толстых и познакомился с писателем. Идеи Толстого, в том числе пацифизм и анархизм, повлияли на всю дальнейшую жизнь Л. Сулержицкого.

Л. Сулержицкий много занимался печатью и распространением запрещенных произведений Л. Н. Толстого.

Годы странствий

Эта статья входит в тематический блок
Толстовство
Российские сподвижники
П. Бирюков · Бодянский · В. Булгаков · Горбунов-Посадов · Гусев · Наживин · П. Николаев · Сулержицкий · Трегубов · Хилков · Хирьяков · Чертков
Зарубежные последователи
Арисима · Ганди · Ярнефельт · Кросби · Кониси · Мод · Токутоми
Библиография
Воскресение · Исповедь · В чём моя вера · Царство Божие внутри вас
Разное
Зелёная палочка · Определение Синода · Духоборы · Крестьяне-толстовцы

Идейный странник, учитель (преподавал грамоту), медицинский помощник, переводчик. За отказ от военной службы был направлен в психиатрическую лечебницу, затем на службу в Кушку, самую южную точку Российской империи. История неудавшегося отказа Сулержицкого от военной службы нашла отражение в незаконченной пьесе Льва Толстого «И свет во тьме светит».

Был матросом: в 1897—1898 служил на пароходе «Святой Николай», на судах черноморского торгового флота; ходил по российским портам (Новороссийск, Батум, Туапсе), в Японию, Китай, Индию, Сингапур, Стамбул.

Театр

Вместе со Станиславским поставил «Драму жизни» Г. Гауптмана и «Жизнь человека» Л. Андреева (1907); вместе со Станиславским и И. М. Москвиным — «Синюю птицу» М. Метерлинка (1908); в содружестве с Г. Крэгом и Станиславским — «Гамлет» У. Шекспира (1910). Вместе с Е. Вахтанговым по мизансценам МХТ поставил «Синюю птицу» М. Метерлинка в парижском театре Режан (1911).

В этот период Л. Сулержицкий, отчасти прекративший жизнь вечного странника, женился и у него родилось двое детей.

Преподавал в частной театральной школе, которую окончили многие актёры МХТ. Активный помощник Станиславского в преподавании.

В 1912 году по инициативе К. С. Станиславского возникла 1-я Студия МХТ, которой руководил Л. А. Сулержицкий. В отличие от условного, зрелищного театра Мейерхольда, 1-я Студия МХТ создавала интимный, камерный театр, в котором внимание сосредоточивалось на тончайших психологических нюансах в изображении повседневной жизни со всеми её подробностями. Здесь разными режиссёрами под его руководством были поставлены спектакли, не уступавшие по резонансу премьерам МХТ: «Гибель „Надежды“» Г. Гейерманса и «Праздник мира» Г. Гауптмана (1913), «Сверчок на печи» по Ч. Диккенсу и «Калики перехожие» В. Волькенштейна (1914), «Потоп» Г. Бергера (1915), а также «Эрик XIV» Стриндберга, «Двенадцатая Ночь», «Укрощение Строптивой» и превзошедший постановку Крейга «Гамлет» Шекспира. В этих постановках формировалось дарование М. Чехова, Р. Болеславского, Е. Вахтангова, А. Дикого, Б. Сушкевича, Г. Хмары, С. Бирман, С. Гиацинтовой, В. Готовцева и др. Сулержицкий — один из авторов и участник знаменитых капустников МХТ.

Сулержицкий проповедовал создание сообщества («ордена») актёров, распространяющееся за пределы совместного духовного существования в физическую сферу. В том числе предполагался совместный отдых и физический труд, что, несмотря на препятствия, на 3 лета удалось реализовать в крымских владениях Станиславского в Евпатории. [4] Коммуна актёров, реализованная здесь «по толстовским принципам», в дальнейшем воспроизводилась театрами Франции и США как идеальный способ сплочения коллектива. [5]

В 1916 скончался из-за острого нефрита и был похоронен на Новодевичьем кладбище.

Отзывы современников

Лев Николаевич однажды сказал о нём:

— Ну, какой он толстовец? Он просто — «Три мушкетёра», не один из трёх, а все трое!

Произведения

Воспоминания

Библиография

См. также

Примечания

Литература

Ссылки

Произведения этого автора находятся в общественном достоянии. Вы можете помочь проекту, добавив их в Викитеку и разместив ссылку на них на этой странице.

Полезное

Смотреть что такое «Сулержицкий, Леопольд Антонович» в других словарях:

Сулержицкий, Леопольд Антонович — Леопольд Антонович Сулержицкий. СУЛЕРЖИЦКИЙ Леопольд Антонович (1872 1916), российский общественный и театральный деятель, режиссер, педагог. Выстраивая свою жизнь в соответствии с нравственным учением Л.Н. Толстого, занимался физическим трудом… … Иллюстрированный энциклопедический словарь

Сулержицкий Леопольд Антонович — [15(27).9.1872, Житомир, 17(30).12. 1916, Москва], русский общественный и театральный деятель, режиссёр, литератор. В 1889 94 учился в Московском училище живописи, ваяния и зодчества. Сблизился с Л. Н. Толстым, нравственному учению которого… … Большая советская энциклопедия

СУЛЕРЖИЦКИЙ Леопольд Антонович — (1872 1916) российский общественный и театральный деятель, режиссер. Был близок с Л. Н. Толстым, А. П. Чеховым, М. Горьким. Помощник К. С. Станиславского по преподаванию и популяризации его системы, сопостановщик ряда спектаклей в МХТ. Один из… … Большой Энциклопедический словарь

Сулержицкий Леопольд Антонович — (1872 1916), театральный деятель, режиссёр. Был близок с Л. Н. Толстым, А. П. Чеховым, М. Горьким. Помощник К. С. Станиславского по преподаванию и популяризации его системы, сопостановщик ряда спектаклей в МХТ. Один из организаторов и… … Энциклопедический словарь

Сулержицкий, Леопольд — Леопольд Сулержицкий Сулержицкий, Леопольд Антонович сподвижник Льва Толстого и Станиславского Сулержицкий, Леопольд Дмитриевич палеонтолог, специалист по радиоуглеродному датированию … Википедия

Сулержицкий Леопольд — (Лев Леопольд Мария) Антонович (1872, Житомир 1916, Москва), режиссёр и театральный деятель. Его отец, выходец из Польши, владел переплётной мастерской. С 1889 Сулержицкий в Москве. В 1890 94 учился в МУЖВЗ, с 5 го курса исключён «за… … Москва (энциклопедия)

Источник

Сулержицкий леопольд антонович биография

Лев Леопольд Мария, милый Сулер, дядя Лёпа

Учитель. В 12 лет он впервые становится учителем – учит крестьянских детей в селе под Киевом. В 22 года учит грамоте матросов и проституток в Одесском порту. В 24 года учит грамоте солдат и офицерских детей на границе Туркестана и Афганистана. И ещё немного учит огородорству и ирригации офицерских жён. В 26 лет учит крестьян-духоборов основам морского дела, основам гигиены и оказанию первой медицинской помощи, основам земледелия в индейских резервациях в Канаде. В 34 года на даче в Крыму учит детей сотрудников МХТ строить лодки и вигвамы, ходить в плавание и в походы, различать растения и отыскивать родники. В 38 лет становится учителем Евгения Вахтангова, Михаила Чехова, Серафимы Бирман и других великих артистов – руководителем Первой студии МХТ.

Читайте также:  зигзаг утиные истории и черный плащ

Что ещё? В 14 лет он под руководством В.Васнецова участвует в росписи Софие-Киевского собора. В 16 лет поступает в Московское училище живописи, зодчества и ваяния. В 22 года становится матросом, ходит в кругосветки, расписывает пароходы. В 25 лет печатает на гектографе запрещенные произведения Льва Толстого. Перевозит по просьбе Толстого более 5000 духоборов в Америку. В 28 лет по просьбе Горького работает связным РСДРП, едет во Францию и Швейцарию, привозит шрифт для подпольного издания большевистской газеты «Искра». В 29 лет пишет свои первые повести «Дневник матроса» и «С духоборами в Америку», которые Горький печатает в издательстве «Знание». В 31 год служит санитаром на русско-японской войне. Не раз сидит в тюрьме и оказывается в ссылке.

Спасает рукописи Толстого от духовной полиции, спасает Станиславского от брюшного тифа. Записывает за ним основы знаменитой «Системы»…

Он много пишет. Стенографирует репетиции Станиславского, публикует статьи о театре и повести. Каждое его письмо – удивительный документ эпохи. Много пишут о нём: Константин Станиславский, Сергей Толстой, Максим Горький, Леонид Андреев, Наталья Сац… Кто только не пишет… Его черты и фрагменты судьбы угадываются в некоторых героях пьесы Л.Н.Толстого «И во тьме свет светит» и эзотерического романа К.Е.Антаровой «Две жизни». Но никто не оставляет развёрнутого анализа и описания его педагогической системы: ни он сам, ни друзья, ни ученики. Хотя о том, что он – гениальный педагог, пишут все. Описывают впечатления, фиксируют байки и легенды. Из знаменитой книги К.С.Станиславского «Моя жизнь в искусстве» мы узнаём маленький анекдот.
«Молодой талантливый студиец легко приходил в отчаяние от малейшей неудачи в работе. Но стоило его огладить, похвалить, уверить в том, что у него большой талант, безвольный молодой человек снова оживал. Чтобы не повторять одних и тех же одобрений, Сулер сделал плакат с надписью: «Студиец такой-то очень талантлив». Этот плакат был приколочен к палке и, при малейшем сомнении студийца, его торжественно проносили по комнате, где совершалась репетиция. Процесс отворения двери, комически-серьёзный вид того, кто проносил плакат, вызывали общий хохот и веселье. При этом атмосфера репетиций разряжалась, студиец веселел, и работа продолжалась с новым одушевлением».

В воспоминаниях студийцев читаем, как Сулер провожал Мишу Чехова на военно-медицинскую комиссию, которой тот панически боялся, и весь день простоял под проливным дождём, ожидая конца обследования. В дневнике Первой студии находим трагикомические записи, свидетельствующие о том, как болезненно воспринимал Сулержицкий любые проявления бестактности по отношению к творческому процессу. И особое место во всех воспоминаниях занимает текст В. Шверубовича, сына великого актёра МХТ В. Качалова.

Мне кажется, что из сулеровских игр, из его празднеств, родилась через девять лет игра-праздник «Принцесса Турандот», гениальное творение Вахтангова».

Может быть, этот текст, лучше чем другие, открывает, в чём была загадка театрально-педагогической «Системы Сулержицкого». Он был одарён способностью к полноценному искреннему общению и проживанию. Все люди, встречавшиеся ему на жизненном пути, были для него необыкновенно ценны и интересны. Подключаясь к их жизни, их интересам и нуждам, он сам учился у них всему, чем они были одарены, и дарил им всё то, что было им по-настоящему необходимо. Дарил опыт, знания, умения в поэтических играх, талантливых импровизациях, вне скучной дидактики. Потому что он сам искренно жил этими интересами, играми, образами, поэзией живой жизни.

Мы не знаем, приходилось ли ему читать немецкие труды о природоосообразной педагогике американские работы о методе проектов. Он много читал: и о медицине, и о психологии, и вообще о современной науке. Но мы точно знаем, что он видел своими глазами и изучал жизнь и традиции индейцев, жизнь еврейских местечек, моряков и батраков, жизнь азиатской пустыни и многое другое. Он пахал землю, лечил, работал водовозом и боцманом, изучал медицину и живопись. И всегда вникал во всё, и всё освоенное втягивал в свою повседневную жизнь, бесконечно расширяя свой мир и миры всех, кто с ним соприкасался. Именно поэтому в его педагогике легко разглядеть множество принципов и методов, которые стали так актуальны для всего XX и XXI века. Это и метод погружения, и метод проектов, и метод творческой импровизации, и театрально-игровые методы, и принцип поддерживающей педагогики, и принцип создания единой событийной детско-взрослой общности, и многие другое. Он воплотил всё это в своей педагогике одним из первых. И одним из первых естественным образом соединил всё это. Но что точно он нащупал и сделал первым – это один из основных принципов «Педагогики искусства». Его педагогика основывалась на образно-метафорическом пути постижения реальности. Она удовлетворяла потребность его больших и маленьких учеников в неутилитарном, творческом познании и преображении мира, в его преображении во имя красоты, поэзии и гармонии.

Когда вчитываешься в страницы его биографии, написанной множеством свидетелей, становится ясно, что без него русская культура была бы существенно иной. Он из тех загадочных фигур «Серебряного века», кто помог многим явлениям науки, культуры, социальной жизни, состояться, воплотиться, проявиться. При этом сам он всегда оставался в тени. И даже самые образованные люди сегодня, прекрасно зная, какую роль сыграли в русской культуре писатели Л.Толстой и М.Горький, художники Н.Ге и А.Голубкина, режиссёры К.Станиславский и Е.Вахтангов, не знают, какую роль в их жизни, творчестве, их социальном служении сыграл Лев Леопольд Мария Сулержицкий. Есть множество причин, которые объясняют его безвестность. Их так много, и все они так весомы, что в итоге ни одна не является определяющей. Его личность и судьба остаются окутанными флёром тайны. Может быть, так и должно быть, потому что, как известно, тайна – главная движущая сила познания и творчества.

Источник

СУЛЕРЖИЦКИЙ ЛЕОПОЛЬД АНТОНОВИЧ

Российский театральный режиссер, художник, писатель, последователь учения Л.Н. Толстого и П.А. Кропоткина.

Биография и творчество

Происходил из мещанской католической семьи. Отец – Антон Матвеевич, уроженец местечка Ружаны Гродненской губернии, мать Альбина – акушерка, скончалась во время учебы сына в гимназии. Глава семьи успешно работал переплетчиком, ему принадлежала мастерская в Киеве, куда семья переехала спустя год после рождения Леопольда. Рано умерший младший брат Александр был талантливым скрипачом.

В 14-летнем возрасте Леопольд ушел из киевской гимназии, из которой ему грозило исключение, работал у крестьян в селе под Каневом и устроил школу для местных детей. Вскоре поступил в киевскую частную рисовальную школу Николая Мурашко.

Известный художник В.Е. Маковский устроил Сулержицкого в московскую Школу живописи, ваяния и зодчества, где он учился с 1890 по 1894 годы вместе с С.Т. Коненковым и старшей дочерью Л.Н. Толстого Татьяной Львовной, которая познакомила его с отцом. Из училища был исключен за дерзкие выступления против начальства и за близость к семье преследуемого властями Толстого.

С юности Сулер, как для краткости звали его знакомые, проявил себя разносторонне талантливым человеком, великолепно рисовал, пел украинские, русские, польские песни, легко сходился с людьми, заряжал окружающих оптимизмом, при этом не курил, пил только чай, был вегетарианцем.

Осенью 1895 года Сулержицкий, воспринявший пацифистские стороны взглядов Толстого, а также анархиста П.А. Кропоткина, пытается отказаться от призыва в армию. Толстой поддерживает его решение, но после того, как молодого человека разместили в отделение для душевнобольных военного госпиталя в Москве и вызвали для увещеваний из Киева его отца, 23-летний Леопольд весной 1896 года отправился служить в отдаленные Кушку и оазис Серахс. Во время службы у него открылся писательский дар, а впечатления о ней отразились в повести «В песках».

Читайте также:  ильф петров 12 стульев персонажи

Летом 1898 года Сулержицкий обратился к Толстому с предложением помощи при переселении духоборов в Канаду. В конце 1898 – начале 1899 года он организует переправку 2140 духоборов в Северную Америку и затем помогает переселенцам обустроиться в незнакомых местах.

Яркая личность молодого Сулержицкого восхищала многих современников, среди которых были А.М. Горький и А.П. Чехов, усматривавший в нем диапазон талантов от архиерея до водопроводчика и издателя. В 1901 году его обаянию подверглась студентка Московской консерватории Ольга Поль, брак с которой официально так и не был зарегистрирован. В 1903 году у пары родился сын Дмитрий, ставший музыкантом и художником, а в 1902-м Леопольд и Ольга за участие в нелегальной социалистической деятельности были ненадолго сосланы в Новоконстантинов Подольской губернии.

В 1900-е годы сильнее, чем революционная работа, Сулержицкого привлекает работа в театре и следование системе К.С. Станиславского. С сентября 1906 года Леопольд Антонович помогает Константину Сергеевичу в его режиссерской деятельности, плодами их совместного творчества стали постановки «Жизни человека» Л.Н. Андреева, «Синей птицы» М. Метерлинка и «Гамлета» У. Шекспира.

С 1912 года Сулержицкий руководил 1-й студией МХТ, в которой помимо творческих целей пытался реализовать перекликавшийся с идеями Толстого и Кропоткина идейный проект театра-общины, в котором актеры и режиссеры должны постоянно существовать как единый организм, что подкреплялось совместными летними выездами в Евпаторию. Под началом Леопольда Антоновича формировались такие выдающиеся фигуры отечественного театра, как Евгений Вахтангов и Михаил Чехов, Софья Гиацинтова и Серафима Бирман.

На пике своей театральной славы Сулержицкий скончался на 45-м году жизни от нефрита в конце декабря 1916 года и был похоронен на Новодевичьем кладбище.

Источник

Чернорабочий культуры Леопольд Сулержицкий

Именно так Максим Горький называл вольнонаемных, ремесленников, всех, кто служил благоустройству, уюту и украшению буржуазной жизни. Это были люди совершенно неорганизованные, не сумевшие создать своей идеологии, люди, чья энергия поглощалась социальными условиями современности. Но какие люди порой рождались на этой почве! Талантливые, совершенно неординарные. Таким был и Леопольд Антонович Сулержицкий, о котором Горький говорил, что он родился, чтобы «праздновать бытие.»

Сулер обладал веселым юмором, который помогал ему жить и выживать, преодолевать то, что называется «огонь, вода и медные трубы.» Улица, говорил Сулер, много может дать человеку, если он умеет брать. А Сулер умел и взял: например бесстрашию он научился у воробьев.

Когда мальчику исполнилось 12 лет, он увлекся рисованием. Хорошо рисовал! Особенно удавались ему птицы, которых он впоследствии рисовал, как японец. С трудов закончил Леопольд городское училище, затем школу живописи. Все это время он жил впроголодь, писал вывески, заметки для «Московского листка», пел в хорах балаганов на пасхе, на святках и на масленицу. Так продолжалось 6 лет. И вот он уже работает с В. Васнецовым и Врубелем на росписи собора в Киеве.

Его поймал каневский исправник и Сулер скрывался в соседнем уезде, а когда власти успокоились, обрадовавшись исчезновению крамольника, он вернулся к своим овощам и учению Толстого. Леопольд на лодке вывозил овощи на продажу в Киев, а на вырученные деньги покупал бумагу для фабрикации брошюр, которые собственноручно печатал. Кстати, делал он это отлично.

Мог ли Сулер остаться равнодушным?! Нет, конечно. Он хлестнул лошадь и помчался прямо в толпу. Но его стянули на землю и накинулись с теми же камнями и стрелами. Только вмешательство конвойного спасло его. Конвойного удивила отчаянность арестованного. Сулер рассказал ему о себе, и ни стали друзьями.

Прибыли на место Комендант Серакса оказался добродушным человеком. К Сулеру хорошо относился, хотя сказал Сулеру, что таких неуемных людей, как он, надо вешать. Вешать Сулера не стали, т.к. в тех местах русский человек был дорог. Зачислили его в нестроевую команду: он учил грамоте детей коменданта, работал в хлебопекарне, резал из корня саксаула игрушки детям и трубки солдатам. Прошло немного времени и Сулер стал всеобщим любимцем всего населения Серакса.

Когда наконец Сулержицкому разрешили вернуться в Россию, он поселился в Крыму у известной последовательницы Толстого, Шульц, работая дворником, огородником, водовозом, и распространяя запрещенные брошюры яснополянского анархиста.

Затем Сулержицкий начал работать во МХАТе, а года через два он уже ставил в Париже «Синюю птицу».

Источник

Новости

Милый Сулер, или Основоположник театральной педагогики

sulerzhiczkij 1 leopold antonovich sulerzhiczkij

С 25 по 27 ноября 2019 года Лаборатория социокультурных образовательных практик Института системных проектов МГПУ проводит конференцию «Педагогика искусства» памяти Л.А. Сулержицкого. Исследуя театральные практики, сотрудники лаборатории единогласно отмечают, что значительную роль в развитии театральной педагогики в России сыграл Леопольд Антонович Сулержицкий. Судьбе этого выдающегося педагога мы и хотим посвятить эту статью.

Леопольд Антонович Сулержицкий (1872 — 1916)
Лев Леопольд Мария, милый Сулер, дядя Лёпа

Лев Леопольд Мария Сулержицкий родился 27 ноября 1872 года. Прежде всего он остался в истории как руководитель Первой студии МХТ, хотя для русской культуры он значил гораздо больше.

Учитель. В 12 лет он впервые становится учителем — учит крестьянских детей в селе под Киевом. В 22 года учит грамоте матросов и проституток в Одесском порту. В 24 года учит грамоте солдат и офицерских детей на границе Туркестана и Афганистана. И ещё немного учит огородничеству и ирригации офицерских жён. В 26 лет учит крестьян-духоборов основам морского дела, основам гигиены и оказанию первой медицинской помощи, основам земледелия в индейских резервациях в Канаде. В 34 года на даче в Крыму учит детей сотрудников МХТ строить лодки и вигвамы, ходить в плавание и в походы, различать растения и отыскивать родники. В 38 лет становится учителем Евгения Вахтангова, Михаила Чехова, Серафимы Бирман и других великих артистов — руководителем Первой студии МХТ.

Режиссёр. В 12 лет он осуществляет свою первую режиссёрскую работу — с товарищами по гимназии он ставит «Гамлета». В 35 лет вместе с Ильёй Сацем в доме Станиславского он ставит оперу «Евгений Онегин». В 36 лет становится сотрудником Московского Художественного Театра. Совместно со Станиславским осуществляет постановку пьесы Г. Гауптмана «Драма жизни». В 37 лет совместно со Станиславским сочиняет легендарный спектакль «Синяя птица», который становится в истории театра первым профессиональным спектаклем для детей. Затем самостоятельно осуществляет постановку «Синей птицы» М. Метерлинка в Париже. Работает вместе со Станиславским над спектаклями «Жизнь человека» Л. Андреева и «Живой труп» Л. Толстого. Как режиссёр-педагог помогает Шаляпину в работе над оперой «Дон Кихот». В 40 лет ставит «Провинциалку» И. Тургенева со Станиславским и Лилиной в главных ролях. И тогда же становится художественным руководителем всех постановок Первой студии МХТ, включая знаменитого «Сверчка на печи» по Ч. Диккенсу. Леопольд Антонович умирает в 44 года, мечтая о постановке диккенсовских «Колоколов».

Что ещё? В 14 лет он под руководством В. Васнецова участвует в росписи Софие-Киевского собора. В 16 лет поступает в Московское училище живописи, зодчества и ваяния в Москве. В 22 года становится матросом, ходит в кругосветки, расписывает пароходы. В 25 лет печатает на гектографе запрещенные произведения Льва Толстого. Перевозит по просьбе Толстого более 5000 духоборов в Америку. В 28 лет по просьбе Горького работает связным РСДРП, едет во Францию и Швейцарию, привозит шрифт для подпольного издания большевистской газеты «Искра». В 29 лет пишет свои первые повести «Дневник матроса» и «С духоборами в Америку», которые Горький печатает в издательстве «Знание». В 31 год служит санитаром в русско-японской войне. Не раз сидит в тюрьме и оказывается в ссылке. Спасает рукописи Толстого от духовной полиции, спасает Станиславского от брюшного тифа. Записывает за ним основы знаменитой «Системы».

Читайте также:  unreal engine два персонажа

Он много пишет. Стенографирует репетиции Станиславского, публикует статьи о театре и повести. Каждое его письмо — удивительный документ эпохи. Много пишут о нём: Константин Станиславский, Сергей Толстой, Максим Горький, Леонид Андреев, Наталья Сац… Кто только не пишет… Его черты и фрагменты судьбы угадываются в некоторых героях пьесы Л.Н. Толстого «И во тьме свет светит» и эзотерического романа К.Е. Антаровой «Две жизни». Sulerzhitskij L A na fone rospisi parahodov scaledЛ.А. Сулержицкий Но никто не оставляет развёрнутого анализа и описания его педагогической системы: ни он сам, ни друзья, ни ученики. Хотя о том, что он — гениальный педагог, пишут все. Описывают впечатления, фиксируют байки и легенды. Из знаменитой книги К.С. Станиславского «Моя жизнь в искусстве» мы узнаём маленький анекдот: «Молодой талантливый студиец легко приходил в отчаяние от малейшей неудачи в работе. Но стоило его огладить, похвалить, уверить в том, что у него большой талант, безвольный молодой человек снова оживал. Чтобы не повторять одних и тех же одобрений, Сулер сделал плакат с надписью: „Студиец такой-то очень талантлив“. Этот плакат был приколочен к палке и, при малейшем сомнении студийца, его торжественно проносили по комнате, где совершалась репетиция. Процесс отворения двери, комически-серьёзный вид того, кто проносил плакат, вызывали общий хохот и веселье. При этом атмосфера репетиций разряжалась, студиец веселел, и работа продолжалась с новым одушевлением». В воспоминаниях студийцев читаем, как Сулер провожал Мишу Чехова на военно-медицинскую комиссию, которой тот панически боялся и весь день простоял под проливным дождём, ожидая конца обследования. В дневнике Первой студии находим трагикомические записи, свидетельствующие о том, как болезненно воспринимал Сулержицкий любые проявления бестактности по отношению к творческому процессу. И особое место во всех воспоминаниях занимает текст В. Шверубовича, сына великого актёра МХТ В. Качалова:

«Часами он занимался нами, нашим воспитанием, нашими играми, прогулками, купанием. Неверно говорить „играми“ — это была одна бесконечная на все лето игра, в которую входило все, чем бы мы ни занимались. Основное в этой игре было то, что все мы были моряки. Были плавания особо дальние, с ночевками у костра в „вигваме“ (из брезента и парусины). Взрослые портили игру. Портили, во-первых, тем, что волновались за нас — что мы утонем, что простудимся, что сгорим на костре, когда прыгаем через него в диком охотничьем танце племени дакотов, расшибемся, когда ласточкой летим с обрыва в прибрежный песок ; во-вторых, еще больше портили игру тем, что не верили в игру. Самое страшное для ребенка, если кто-то рядом не верит в его „как будто бы“.

Сулер верил — не притворялся. Мы знали, что дядя Лёпа, Сулер, играя с нами, верит в то, во что мы верим. Он вместе с нами поднимал со дна моря затонувший сто лет назад пиратский пятидесятипушечный фрегат и открывал боченки с изумрудами и рубинами, затонувшими на нем. Он раскапывал древний курган и находил там похороненную две тысячи лет назад принцессу (Таню Гельцер), которая спала „лекарическим“ сном, и мы ее оживляли и учили говорить по-русски, так как она знала только древний сарматский (язык мы тут же сочиняли). В этом и была подлинность проникновения его в систему Станиславского, самую сущность Художественного театра.

От этих наших игр, которых Сулер не был режиссером, а только участником, шел прямой путь к жизни „Первой студии“, где Сулер был руководителем. Нами он не руководил, он только отвращал нас от грубого, жестокого, кровожадного. Можно было, например, охотиться на акулу — он сам тащил отяжелевшую от времени черную корягу со дна Днепра — „гигантскую пожирательницу детей“ — падал под ударами ее хвоста, связывал ее

Трудно, конечно, представить себе, какими бы мы все получились без Сулера, но мне кажется, и я думаю, что все те, кто рос под его влиянием, согласились бы со мной, — что все мы были бы много хуже и что из того хорошего, что есть в нас, мы большей частью обязаны ему.

Мне кажется, что из сулеровских игр, из его празднеств, родилась через девять лет игра-праздник „Принцесса Турандот“, гениальное творение Вахтангова».

Может быть, этот текст лучше, чем другие, открывает, в чём была загадка театрально-педагогической «Системы Сулержицкого». Он был одарён способностью к полноценному искреннему общению и проживанию. Все люди, встречавшиеся ему на жизненном пути, были для него необыкновенно ценны и интересны. Подключаясь к их жизни, их интересам и нуждам, он сам учился у них всему, чем они были одарены, и дарил им всё то, что было им по-настоящему необходимо. Дарил опыт, знания, умения в поэтических играх, талантливых импровизациях, вне скучной дидактики. Потому что он сам искренно жил этими интересами, играми, образами, поэзией живой жизни.

Мы не знаем, приходилось ли ему читать немецкие труды о природоосообразной педагогике, американские работы о методе проектов. Он много читал: и о медицине, и о психологии, и вообще о современной науке. Но мы точно знаем, что он видел своими глазами и изучал жизнь и традиции индейцев, жизнь еврейских местечек, моряков и батраков, жизнь азиатской пустыни и многое другое. Он пахал землю, лечил, работал водовозом и боцманом, изучал медицину и живопись. И всегда вникал во всё, и всё освоенное втягивал в свою повседневную жизнь, бесконечно расширяя свой мир и миры всех, кто с ним соприкасался. Именно поэтому в его педагогике легко разглядеть множество принципов и методов, которые стали так актуальны для всего XX и XXI века. Это и метод погружения, и метод проектов, и метод творческой импровизации, и театрально-игровые методы, и принцип поддерживающей педагогики, и принцип создания единой событийной детско-взрослой общности, и многие другие. Он воплотил всё это в своей педагогике одним из первых. И одним из первых естественным образом соединил всё это. Но что точно он нащупал и сделал первым — это один из основных принципов «Педагогики искусства». Его педагогика основывалась на образно-метафорическом пути постижения реальности. Она удовлетворяла потребность его больших и маленьких учеников в неутилитарном, творческом познании и преображении мира, в его преображении во имя красоты, поэзии и гармонии.

Когда вчитываешься в страницы его биографии, написанной множеством свидетелей, становится ясно, что без него русская культура была бы существенно иной. Он из тех загадочных фигур Серебряного века, кто помог многим явлениям науки, культуры, социальной жизни, состояться, воплотиться, проявиться. При этом сам он всегда оставался в тени. И даже самые образованные люди сегодня, прекрасно зная, какую роль сыграли в русской культуре писатели Л. Толстой и М. Горький, художники Н. Ге и А. Голубкина, режиссёры К. Станиславский и Е. Вахтангов, не знают, какую роль в их жизни, творчестве, их социальном служении сыграл Лев Леопольд Мария Сулержицкий. Есть множество причин, которые объясняют его безвестность. Их так много, и все они так весомы, что в итоге ни одна не является определяющей. Его личность и судьба остаются окутанными флёром тайны. Может быть, так и должно быть, потому что, как известно, тайна — главная движущая сила познания и творчества.

Автор: Александра Никитина,
ведущий научный сотрудник
лаборатории социокультурных образовательных практик
Института системных проектов МГПУ, театровед, кандидат искусствоведения

Источник

Поделиться с друзьями
Моря и океаны
Adblock
detector