судебный следователь это в истории

История России до 1917 года

МАТЕРИАЛЫ ДЛЯ АКТИВНОГО ИЗУЧЕНИЯ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ: ЛЕКЦИИ, ФОТО, ВИДЕО, АУДИО, КАРТЫ, БИБЛИОТЕКА, АРХИВЫ

СУДЕБНЫЙ СЛЕДОВАТЕЛЬ

СУДЕБНЫЙ СЛЕДОВАТЕЛЬ, в Российской Империи должностное лицо, состоявшее при окружных судах для производства предварительного следствия. По судебным уставам 1864, судебным следователям были присвоены права членов окружных судов, в т. ч. несменяемость. В 1870 министру юстиции было разрешено назначать на должность судебного следователя кандидатов на судебные должности, которые не приводились к присяге, не участвовали в заседаниях суда и не пользовались несменяемостью. Судебный следователь состоял при окружном суде и производил предварительные следствия в пределах своего участка. Однако законами от 30 окт. 1867 и от 11 мая 1870 была учреждена особая должность судебного следователя, не имеющего точно обозначенного территориального участка. Ими являлись: 1) в С.-Петербурге и Москве судебные следователи по особо важным делам, приступавшие к должности лишь по предложению прокурора или распоряжению министра юстиции; они получали право производства следствия на всей территории империи; 2) судебные следователи по важнейшим делам — могли по предложению министра юстиции учреждаться при всех окружных судах; им было предоставлено право действий в пределах всего судебного округа. Назначались на должность судебных следователей Высочайшей властью по представлению министра юстиции.

В Закавказье, Архангельской и Черноморской губ., в Сибири и Туркестане Русском обязанности судебных следователей были возложены на местных мировых судей (см.: Мировые суды), при окружных же судах находились лишь следователи по важнейшим делам.

Источник

Институт судебных следователей в дореволюционной России

nofotoА.В. Подолина,
юридический факультет Сибирского университета потребительской кооперации, г. Новосибирск

Одним из важнейших направлений судебной реформы, проводившейся в России в 60-ые годы XIX века, являлось введение института судебных следователей. Разра­ботанные и принятые нормативные правовые акты исходили из признания необходи­мости законодательного закрепления предварительного следствия в качестве судебной функции и признания производящего его лица должностным лицом судебной власти. Опыт проведения данной реформы имеет колоссальную ценность. Как пишет Ю.В. Рощина, с помощью обращения к нему можно было бы преодолеть многие недостатки современного предварительного производства России 1.

Права и обязанности судебного следователя подробно регламентировались в утверждённых 8 июня 1860 года «Учреждении судебных следователей», «Наказе су­дебным следователям», а также принятых 20 ноября 1864 года «Учреждении судебных установлений» и «Уставе уголовного судопроизводства».

И.Я. Фойницкий отмечал, что «судебные следователи. есть особые должност­ные лица судебного ведомства, имеющие судейское звание с сопряжёнными с ним служебными преимуществами» 2. В.К. Случевский писал, что ими являются «следо­ватели, обязанные исследовать событие преступления, установить и охранить весь тот фактический материал, на основании которого должны затем разрешиться вопросы о предании суду, а также о виновности подсудимого» 3.

Большинство дореволюционных авторов, рассматривая уголовно-процессуальный статус судебных следователей, выделяли следующие присущие ему особенности:

Полномочия судебного следователя, по смыслу Устава уголовного судопроиз­водства (ст. 288-509 УУС), можно с некоторой условностью разделить на три группы.

По смыслу Устава уголовного судопроизводства, при осуществлении данных полномочий судебный следователь, не выполняя ни обвинительных, ни защитных функций, должен был беспристрастно расследовать преступление, устанавливать ви­новное лицо, решить вопрос о дальнейшем направлении дела.

Таким образом, полномочия, которыми был наделён следователь, в полной мере отвечали его процессуальным функциям, принимая во внимание судебный характер его деятельности, учитывая его принадлежность к судейскому корпусу и исходя из того, что суд – это орган, устанавливающий истину, а не обвиняющий или защищаю­щий кого-либо. Не останавливаясь подробно на положительных, отрицательных и комплексных оценках данного института (например, А.Ф. Кони подчёркивал достоин­ства, связанные с введением должности судебных следователей, но при этом писал, что «предварительное следствие является у нас по своей постановке и по практиче­ским результатам своим, по-видимому, одной из самых слабых сторон судебной орга­низации» 4, можно констатировать, что составителям Судебных уставов, по край­ней мере, на нормативном уровне, вполне удалось достигнуть данной цели.

Характеризуя функции судебного следователя, дореволюционные процессуали­сты сходились в том, что он соединял в себе одновременно функции «обвинения, за­щиты и собственно судейские» 5. Можно также утверждать, что он не выпол­нял ни функцию обвинения, ни функцию защиты, и должен был «с полным беспристрастием приводить в известность как обстоятельства, уличающие обвиняемого, так и обстоятельства, его оправдываю­щие» (ст. 265 УУС) 6.

В результате к моменту судебного разбирательства формировались такие материалы уголовного дела, которые всесторонне и полно отражали обстоятельства совершенного преступления, раскрывая перед судом объективную картину случившегося. На наш взгляд, такое понимание деятельности должностного лица, представляющего органы следствия, позитивным образом отражалось на судьбе уголовного дела и самого подследственного, что, возможно, не помешало бы современному досудебному производству.

1 См.: Рощина Ю.В. Судебный следователь в уголовном процессе дореволюционной России. – М., 2006.–С.2.

2 См.: Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. – СПб., 1912. – С. 461.

3 См.: Случевский В.К. Учебник русского уголовного процесса. Введение. Ч.1. Судоустройство. – М., 2008. – С.302.

4 См.: Совещание старших председателей и прокуроров судебных палат относительно реформы предварительного следствия и реформы обвинительной процедуры / Журнал Министерства Юстиции. –1894/1895 №11. – С. 37.

5 См.: Случевский В.К. Учебник русского уголовного процесса. Введение. Ч.1. Судоустройство. – М., 2008. – С.302.

6 См.: Судебные уставы императора Александра Второго. – СПб., 1883. – С.38.

Источник

Возвращение судебного следователя: история и задачи должности

7

Судебный следователь, или следственный судья, появился во времена правления императора Александра II в рамках судебной реформы начала 60-х годов XIX века. Вся судебная система была тогда изменена. Появился всесословный суд, перед котором все были равны. До того следствие вела полиция, городская или земская. Она решала, в частности, действительно ли обвиняемый совершил преступление и подлежит ли наказанию.

После реформы этим стал заниматься судебный следователь. Он был независим от Министерства внутренних дел. По крайней мере в теории. А за полицией остались расследования лишь незначительных преступлений.

Речь о возрождении этого института идет давно. Но сейчас об этом говорят главным образом с точки зрения защиты прав человека, оказавшегося под следствием. Судья мог бы взять на себя оценку законности предварительного следствия, отмечает управляющий партнер коллегии адвокатов «Юрасов, Ларин и партнеры» Владимир Юрасов.

ЮРАСОВ : Судья проверяет полномочия и законность ареста, обыска человека, который находится под следствием, с точки зрения соблюдения следственными органами этих прав.

При этом следственный судья не зависит от органов, ведущих следствие. Независим он и от прокуратуры, и от самого последующего суда, так как не будет судить обвиняемого. Он только начинает процесс. То есть устанавливает, имеются ли в действиях подозреваемого признаки преступления, продолжает Владимир Юрасов.

Читайте также:  мияги и эндшпиль биография национальность

ЮРАСОВ : Смысл введения этой должности только в том, что этот судья не будет зависеть в дальнейшим от судебного разбирательства по данном делу. То есть если сегодня судья Иванов проверил, правильно ли следователь арестовал человека, то этот судья Иванов никогда не будет вести (если дело дойдет до суда) это дело. То есть независимость судьи от следственных органов и от дальнейшего ведения дела.

Судебные следователи существуют в некоторых европейских странах. Скажем, во Франции, Голландии или Греции. Критики этой системы говорят, что независимость таких судей – относительна. Они в обход закона могут быть связаны со следствием. Так же, как, например, в обход закона могут быть связаны представители следствия и прокуратуры. И даже адвокаты по назначению. Другой вариант решения проблемы – специальный суд по правам человека, который так же, как и судебный следователь, мог бы следить за соблюдением законности во время следствия.

Популярное

Грязный след «зелёной» энергетики

МИХАИЛ ЛЕОНТЬЕВ: Есть такой аспект, о нем за пределами экспертного сообщества мало кто говорит, – это грязный след «зелёной» энергетики. В каких масштабах для того чтобы «зелёная» энергетика существовала, нужно увеличивать производство металлов – лития, никеля, меди? Всё это производство абсолютно, при нынешних технологиях и при всех известных технологиях, связано с огромным углеродным выбросом.

Украинская элита умеет только делить и отнимать

РОСТИСЛАВ ИЩЕНКО: У Украины есть два варианта – либо долго и упорно перестраиваться и возвращаться к тому, с чего начинали, то есть к кооперации с Россией, либо дальше прозябать… Украинские политики умеют только делить и отнимать, добавлять и приумножать они не в состоянии, это не их специальность.

Принцип работы украинских политиков – от плохого к худшему

РОСТИСЛАВ ИЩЕНКО: Хороших вариантов для Украины сейчас нет. Эти «талантливые» ребята за последние годы смогли начисто отрезать возможность любого хорошего варианта, даже просто не очень плохого. Я уже говорил, что украинские политики работают от плохого к худшему – каждый следующий президент хуже предыдущего, если вы хотите понять, какое решение примет украинский политик, включая президента, придумайте наихудший вариант.

Источник

Судебный следователь это в истории

доктор юридических наук,

профессор кафедры криминалистики

член квалификационной коллегии судей Смоленской области

ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ ПРОЦЕССУАЛЬНОЙ КОМПЕТЕНЦИИ

СЛЕДОВАТЕЛЯ

Институт судебных следователей появился в нашей стране 6 июня 1860 года и знаменовал собой один из первых элементов судебной реформы Императора Александра II Право ведения следствия передавалось от полиции органам юстиции. Эти начинания были закреплены в Судебных уставах 20.11.1864 г (1). На пути преобразования уголовного судопроизводства это была важная веха, благодаря которому впервые в России реализован принцип разделения властей – судебная власть была отделена от исполнительной и законодательной. В Указе Императора Александра II отражены цели преобразований, которые не потеряли актуальность и в наши дни, в период проведения в России Федеральной судебной реформы: «Водворить в России суд скорый, правый, милостивый и равный для всех подданных наших, возвысить судебную власть, дать ей надлежащую самостоятельность и вообще утвердить в народе нашем то уважение к закону, без коего невозможно общественное благосостояние, и которое должно быть руководителем действий всех и каждого от высшего до низшего» (2).

Исследование процессуального статуса следователя в разные исторические периоды жизни нашего государства, представляется актуальным ибо известно, что история обогащает опытом прошедшего, объясняет настоящее и даёт возможность предсказать будущее. В данной статье мы ставили своей задачей проследить не историю формирования следственного аппарата, а положение следователя в нём.

К слабым сторонам дореформенной судебной организации современники относили неудовлетворительное устройство следственной части. Как отмечалось в то время в литературе: « начальный и конечный акт почти каждого уголовного дела находился всецело в руках общей полиции, которая ни по своей подготовке и развитию, ни по нравственным качествам не была пригодна для несения этих серьёзных обязанностей. Состоя в полном распоряжении губернского начальства и вполне правильно считая своим главным назначением деятельность административно-исполнительную, полиция весьма мало считалась с требованиями местных судов, а следствием и исполнением приговоров интересовалась преимущественно как источниками верных и притом весьма значительных доходов» (3). Или: «…предоставление полиции вчинять производство следствия тяжёлым гнётом давило общество и заставляло полицию вмешиваться во всё и привязываться ко всему… это превращало полицию в страшилище» (4).

По выражению одного из современников той эпохи взятки в России свирепствуют эндемически, спорадически и эпидемически; этой язвой заражены все до последнего сторожа и сельского писаря (5).

Ко времени вступления на престол Императора Александра II – в России господствовали три величайших зла: рабство, телесные наказания и такая система администрации, которая давала возможность по своему несовершенству, голодным и получающим плохое содержание должностным лицам, кормиться за счёт народа.

Вместе с тем предстоящее освобождение более чем двадцати миллионов крепостных крестьян (19 февраля 1861 года) требовало серьёзных изменений в урегулировании правовых отношений между новыми гражданами и прежними их господами, внесения правовых начал в жизнь освобожденных масс.

6 июня 1860 года Император Александр II утвердил Учреждение Судебных Следователей, в котором осуществилось одно из важнейших предположений проекта Устава Уголовного Судопроизводства – отделение от полиции следственной части и подчинение её судебному ведомству. В основу был положен принцип независимости судебного следователя от местной администрации. При производстве предварительного следствия судебные следователи находились под контролем прокурора и в иерархической подчинённости окружному суду и судебной палате.

Судебные следователи назначались в том же порядке, как и прочие члены окружного суда по представлению министра юстиции – Высочайшей властью – Императором. Должности судебных следователей замещались из числа лиц, получивших высшее юридическое образование или же доказавших на службе свои познания по судебной части. Сначала они назначались кандидатами на должности по судебному ведомству. Кандидаты пользовались правами государственных служащих, но были без штатного жалованья (ст. 412 и 413 Учреждение Судебных установлений). Следователями могли быть назначены лица в возрасте 25 лет из числа кандидатов на должности по судебному ведомству, пробывшие в этом звании не менее полутора лет и получившие свидетельство о том, что они по службе доказали свои познания по судебной части (ст. 205, 417 Учр. Суд. Уст.). Если у претендентов не было высшего юридического образования, то они могли быть рекомендованы председателями судебных мест и состоящими при них прокурорами при условии, что они занимались судебной практикой не менее четырех лет и приобрели достаточные познания в следственной части.

Кандидаты на должности по судебному ведомству могли, в случае недостатка судебных следователей и крайней в том необходимости, быть откомандированы с разрешения суда для производства предварительного следствия. При производстве расследования они пользовались правами следователя.

При появлении вакантной должности судебного следователя, собиралось общее собрание суда или палаты с участием прокурора и определяло кандидатуру на эту должность. Представление окружного суда или судебной палаты о кандидатуре, изъявившей согласие на занятие должности следователя, поступало к министру юстиции.

Читайте также:  карта славянских племен древней руси

Каждый, назначенный на эту должность в первый раз, приводился к особой присяге духовным лицом своего вероисповедания в публичном заседании всех департаментов или отделения суда, в который поступает.

Назначенный на должность следователь, обязан был явиться на службу не позднее одного месяца со дня объявления о назначении. Находящийся на расстоянии более ста вёрст от судебного участка, где ему предстояло работать, получал дополнительно повёрстный срок – по одному дню на каждые пятьдесят вёрст расстояния.

Лицо, не явившееся на службу в обозначенный срок без уважительной причины, признавалось отказавшимся от занятия должности и подлежало увольнению, после обсуждения причины неявки на общем собрании суда, в который следователь был назначен.

В случае крайней необходимости, судебные следователи могли быть переведены из одного участка в другой в границах того же окружного суда, по постановлению общего собрания отделения окружного суда, состоявшегося по предложению прокурора того же суда, утверждённого министром юстиции.

Должность судебного следователя приравнивалась к должности члена уездного суда, он пользовался тем же служебным положением и судейской несменяемостью (ст. 79 Учр. Суд. Уст.). В случае отсутствия кого–либо из членов суда, судебные следователи могли призываться для участия в заседании. Однако они не могли участвовать в рассмотрении тех дел, по которым проводили расследование.

Известный дореволюционный ученый А. Квачевский подчёркивал: «Несменяемость едва ли не более необходима судебным следователям, чем другим членам судов. Их деятельность ставит в постоянные столкновения с разными властями и лицами влиятельными, их обязанности по следствию могут возбудить против них вражду и желание вредить им, посягать на их честную службу разными происками; несменяемость, ограждая самостоятельное и правильное отправление следственной службы, содействует к улучшению личного состава следователей, возвышая должность в глазах посторонних лиц и самих следователей и тем привлекая к занятию ею способнейших людей» (6).

Достаточно большое внимание уделялось вопросу материального обеспечения следователя. В ходе обсуждения этого вопроса отмечалось: «Если по каким-либо соображениям признано будет необоснованным уменьшить оклады и отменить проектированные прибавки, то лучше отказаться от судебной реформы, лучше остановить приведение её в исполнение, чем с самого начала дать реформе ложное направление, поставить её в невыгодные условия и отказаться от благих последствий, которых по справедливости можно было бы ожидать от предначертанных Уставов» (7).

В случае тяжелой болезни, не позволявшей следователю в течение года исполнять служебные обязанности, он должен был подать прошение об отставке. При отсутствии такового, председатель судебного места напоминал ему письменно о необходимости оставить службу. Если же в течение последующих двух недель прошение не будет подано, должностное лицо может быть уволено со службы без прошения.

Права и преимущества, присвоенные судебному следователю, принадлежали и его семье. Те из детей, которые на этом основании поступали на государственную службу или в учебное заведение, могли оставаться на службе или в заведении и после оставления их отцами занимаемой должности.(ст. 242 Учр. Суд. Ус).

Как видно из изложенного, социальный статус следователя был достаточно высоким. Если его сравнивать с современным положением следователя, состоящего на службе при органах внутренних дел, то приходиться лишь огорчаться.

Рассмотрим некоторые процессуальные полномочия судебного следователя.

Судебный следователь предпринимает собственной властью все меры, необходимые для производства следствия, за исключением тех, в которых власть его положительно ограничена законом (ст. 264 Устава уголовного судопроизводства). Он должен принимать своевременно меры, необходимые для собирания доказательств, и, в особенности, не допускать никакого промедления в обнаружении и сохранении таких следов и признаков преступления, которые могут изгладиться.

При взятии обвиняемого под стражу судебный следователь об основаниях такого распоряжения немедленно уведомляет лицо прокурорского надзора, которое может требовать, чтобы следователь ограничился мерой менее строгой, если обвиняемый не навлекает на себя достаточного подозрения в преступлении, влекущем за собой лишение всех прав состояния или потерю всех особенных прав и преимуществ. ( ст. 283 УУС). Прокурор или его товарищ имеют право предложить следователю о задержании обвиняемого, оставленного на свободе или освобождённого из-под стражи. Но если следователь встретит в том препятствие потому, что обвиняемый не навлекает на себя достаточного подозрения в преступлении, подвергающем лишению всех прав состояния или потере всех особенных прав и преимуществ, то, не исполняя такого требования, представляет о том суду (ст. 285 УУС).

Прокурор и его товарищи не должны требовать начатия следствия без достаточных к тому оснований. В сомнительных случаях они обязаны собрать сведения посредством негласного полицейского разведывания (ст. 312 УУС).

За неявку к следствию без уважительной причины понятые могут быть подвергнуты судебным следователем денежному взысканию не свыше 25 рублей. Если понятой, подвергнутый за неявку к следствию денежному взысканию, представит в двухнедельный срок со дня объявления ему о наложенном взыскании удостоверение, что он явиться не мог, то судебный следователь освобождает его от взыскания (ст.ст. 323 и 324 УУС).

Приведём очень ёмкую, но, довольно пространную оценку положения судебного следователя, данную А. Квачевским. Он писал: «Судебный следователь есть член окружного суда, которого деятельность состоит в производстве предварительных следствий (Учреждение Судебных Установлений ст. 6, 79). Он, в известных случаях участвует в чисто судебной деятельности в качестве члена суда (там же, ст. 146). Относительно служебного положения он считается наравне с другими членами суда и пользуется почти всеми преимуществами их (там же, ст.212, 239, 243). По этим основаниям его нельзя отнести к другому разряду лиц, как к имеющим значение судебное, власть судебную; хотя характер его деятельности не состоит в решении, но права, с нею соединённые, истекают из прав судебной власти, а в некоторых случаях действия его носят на себе отпечаток власти судейской, решений суда (уст. Угол. суд. ст. 438). Не только по этим чертам деятельности и власти, но и потому, что он следователь, судебный следователь по нашему закону не причисляется к органам обвинительной власти: наш закон отделяет следствие от иска не только тем, что не предоставляет чинам прокурорского надзора производить следственные действия, но и тем, что выделяет из следствия уголовное преследование и предоставляет его не следователю, а другим лицам, чтобы избегнуть тех недостатков, которыми страдает наше старое следствие, чтобы поставить следователя в более беспристрастное положение, чем ставился он сводом законов» (8).

Необходимость реорганизации предварительного следствия осознаётся и в наши дни. Достаточно отметить Концепцию судебной реформы в РСФСР, принятую Верховным Советом РСФСР 21.10. 1991 года. Но если в 1860 году преобразование начали с предварительного следствия и дознания, то в наши дни с суда. Произошедшие с тех пор преобразования в судебной системе очевидны и общепризнанны. Однако задачи судебной реформы, как они были сформулированы в названной Концепции, касались деятельности и правоохранительных органов, и, в частности, предварительного следствия. В Концепции отмечалось, что действующим законодательством не обеспечена процессуальная самостоятельность следователя. Подчёркивалось, что самостоятельность следователя и его личная ответственность за проведение следствия должны отличать следователя от чиновника администрации, являться необходимым условием успешности и законности расследования дела, что провозглашённая действующим законом процессуальная самостоятельность следователя является декларацией, лишённой реальных гарантий.

Читайте также:  биография романа андреевича руденко

Какие же изменения произошли?

Важной вехой следует признать принятие Уголовно-процессуального кодекса РФ, вступившего в силу с 1 июля 2002 года. Однако построение следственного аппарата оказалось не лучше дореволюционного. Оно не соответствует ст. 10 действующей Конституции РФ, провозгласившей, что «Государственная власть в Российской Федерации осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную. Органы законодательной, исполнительной и судебной власти самостоятельны».

Построение следственного аппарата, когда судебные следователи входили в судейское сообщество, следует признать наиболее предпочтительным по следующим причинам. Во-первых, судебные следователи не находились в таком процессуальном подчинении как следователи в наши дни. Во-вторых, это положение соответствовало концепции разделения властей.

Дело в том, что по целому ряду вопросов – избрании определённых мер пресечения, производства некоторых следственных действий, следователи – представители органов исполнительной власти – должны обращаться за получением разрешения (согласия) к представителям судебной власти. Это противоречит принципу самостоятельности (10). Таким образом, в дореволюционный период, когда следствие относилось к судебному ведомству, такое положение соответствовало принципу разделения государственной власти на три ветви. В этом случае каждая из них была самостоятельной.

Судебный следователь не относился к органам обвинительной власти. И это правильно, ибо он должен быть объективен! Согласно же п. 47 ст. 5 УПК РФ – следователь отнесен к стороне обвинения. Вместе с тем, согласно требованиям ст. 73 УПК РФ в его задачу входит, помимо других обстоятельств, подлежащих доказыванию, и собирание обстоятельств, исключающих преступность и наказуемость деяния, и обстоятельств, смягчающих наказание, и обстоятельств, которые могут повлечь за собой освобождение от уголовной ответственности и наказания. Как видим, это вовсе не обвинительная функция. Кроме того, согласно ч.2 ст.61 УПК РФ следователь не может принимать участие по делу, если он прямо или косвенно заинтересован в исходе уголовного дела. Поэтому, не дай Бог ни кому столкнуться со следователем, занявшим обвинительный уклон при проведении расследования!

То, что предварительное следствие в системе МВД РФ сегодня имеет существенные недостатки, отмечают многие исследователи (11). Большинство склонны признавать, что оно нуждается в модернизации. Однако анализ уголовно-процессуального законодательства приводит нас к мысли, что процессуальная самостоятельность следователя, как субъекта уголовно-процессуальной деятельности, системно уменьшается, подобно шагреневой коже.

Если сравнивать права ныне действующего следователя с регламентацией его компетенции в УПК РСФСР 1960 года, то обращает на себя внимание тот факт, что он был лишён даже права самостоятельно возбуждать уголовное дело. Согласно п.4 ч. 2 ст. 37 УПК РФ на возбуждение уголовного дела требовалось согласие соответствующего прокурора. Правоохранительная практика со всей очевидностью доказала нерациональность данного процессуального требования, являющегося тормозом в расследовании преступлений по «горячим» следам. Критике данной нормы в процессуальной литературе было уделено достаточное внимание.

5 июня 2007 г. редакция ст. 37 УПК РФ была существенно изменена. И хотя следователь вновь получил право на самостоятельное возбуждение уголовного дела, его права оказались ещё более урезанными. Теперь руководитель следственного органа – административный руководитель – наделён и процессуальными полномочиями. В ч. 3 ст. 39 УПК РФ указывается: « Указания руководителя следственного органа по уголовному делу даются в письменном виде и обязательны для исполнения следователем. Обжалование указаний не приостанавливает их исполнения, за исключением случаев, когда указания касаются изъятия уголовного дела и передачи его другому следователю, привлечения лица в качестве обвиняемого, квалификации преступления, объёма обвинения, избрания меры пресечения, производства следственных действий, а также направления дела в суд или его прекращения» Спор решает руководитель вышестоящего следственного органа, т.е. опять же административный руководитель.

Более подробно права руководителя следственного органа изложены в приказе Следственного комитета при МВД России от 17. 12. 2007 г. № 38 (12).

Следует обратить внимание, что, согласно ст. 127 УПК РСФСР 1960 года, в тех случаях, когда следователь был не согласен с указаниями прокурора и вышестоящий прокурор его не поддержал, то производство следствия по этому делу поручалось другому следователю. Таким образом, следователь, хотя бы теоретически, имел право отстаивать свою позицию и её волевым порядком нельзя было изменить. Сегодня такого положения УПК РФ не содержит. Следователь может обжаловать указания своего начальника, в случае своего несогласия с ними, но указанию вышестоящего начальника обязан подчиниться.

В этой связи необходимо особо обратить внимание на тот факт, что если указание даёт прокурор, и с ними согласен начальник следственного органа, то следователь вообще лишен права обжалования и аргументирования собственной позиции по расследуемому уголовному делу.

Напомним, что данное положение прямо противоречит вышеупомянутой Концепции, где указано, что центральной фигурой СК является следователь, что в его работе должно быть преобладание внутреннего убеждения над приказом начальника; что недопустимо процессуальное подчинение следователя административным начальникам, наделение последних процессуальными полномочиями.

Изложенное процессуальное положение следователя вызывает недоумение в связи с тем, что руководители страны достаточно пристальное внимание уделяют борьбе с коррупцией. Лишение следователя права в этой ситуации иметь собственную точку зрения по расследуемому преступлению, на наш взгляд, нелогично.

Полагаем, что имеется настоятельная необходимость совершенствования работы следственных аппаратов страны и возрождения необходимого процессуального статуса следователя, причём исторический опыт должен стать поучительным.

1) В памятный день 20 ноября 1864 года Император Александр Николаевич утвердил:

-Учреждение Судебных Установлений,

-Устав Уголовного Судопроизводства,

-Устав Гражданского судопроизводства и

-Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями.

2) Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2003. № 9 –С. 16

3) Судебные уставы 20 ноября 1864 года с изложением рассуждений, на коих они основаны. Издание Государственной Канцелярии. Часть вторая. СПб. 1866 –С. 17.

6) Квачевский А. Об уголовном преследовании, дознании и предварительном исследовании преступлений по Судебным уставам 1864 г. Теоретическое и практическое руководство. Ч. Ш: О предварительном следствии. Вып. 1.- СПб. 1869. –С. 39.

7) Судебные уставы 20 ноября 1864 года, с изложением рассуждений, на коих они основаны. Издание Государственной Канцелярии. Часть вторая. СПб. 1866. –С. 190.

8) Квачевский А. Об уголовном преследовании, дознании и предварительном иследовании преступлений по Судебным уставам 1864 года. Теоретическое и практическое руководство. –СПб. 1866.-Ч.1.-С.155.

9) О системе и структуре федеральных органов исполнительной власти см.: Указ Президента РФ от 09.03.2004 г. № 314 ( в ред. от 24.09. 2007 г. № 261). Согласно Указу названы органы относятся к органам исполнительной власти.

10) См. подробнее: Королёв Г. Реорганизация досудебного производства: проблемы и перспективы // Законность. 2008. № 1. –С.6.

11) См.н-р, Виницкий Л.В. Регламентация следственных действий, проводимых до возбуждения уголовного дела, нуждается в совершенствовании/Унификация законодательства стран СНГ: состояние и перспективы развития. Сб. статей науч.-прак. конф. аспирантов и преподавателей. Смоленск. 2005. –С.11. Быков В.М. Уголовно-процессуальный кодекс РФ и проблемы раскрытия преступлений (полемические заметки)// Право и политика. М. 2002. № 9. –С. 66.

Источник

Поделиться с друзьями
Моря и океаны
Adblock
detector