судьба жены мишки япончика циля биография

Семья Мишки Япончика и Баку.

Баку в судьбах семей. Часть 2-я

Семья Моисея Винницкого из города Одесса.

Сын Мойше-Яков (в последующих документах Моисей Вольфович) родился 30 октября 1891 года.

В 1905 году в еврейском отряде самообороны Моисей (Мишка) впервые берет в руки «шпалер» и больше уже никогда с ним не расстается.

В 1906-м он вступает в молодежную организацию анархистов-террористов «Молодая воля».

2 апреля 1908 года Одесский окружной суд приговаривает его к 12 годам каторжных работ.

В одесской тюрьме Моисей Винницкий некоторое время сидел в одной камере с Григорием Котовским.

В 1917 году возвращается в Одессу и становится легендарным до сих пор Мишкой Япончиком — «королем» одесского преступного мира.

Япончик руководил примерно четырьмя тысячами одесских бандитов, которые грабили всех подряд — власть в городе менялась каждые несколько месяцев.

Решив пойти по пути старшего товарища, Григория Ивановича Котовского, он вступает в Красную армию и формирует из своих ребят 54-й стрелковый советский украинский полк.
Но воевал полк недолго — ребята рвались назад, в Одессу.

Едва ли не в день гибели Япончика в одесской Еврейской больнице на 23-м году жизни умерла его единственная сестра Женя.

Циля, боясь за свою жизнь, решила уехать с мужем покойной Жени за границу, где позже она вышла за него замуж.

Циля очень хотела взять Аделю с собой, но свекровь не отдала девочку и стала ей, по сути, матерью.

Циля из Индии, а затем из Франции до 1927 года, пока окончательно не закрыли границу, присылала людей в СССР, чтобы те привезли ей ребенка.
Но свекровь так и не отдала Аделю.

Жизнь у Адели сложилась нелегко…

Она вышла замуж…но имени ее мужа никто в семье не знал. Это было семейное табу.

В 1937 году в Одессе у нее родился сын, которого в честь дедушки назвали Михаилом.

Во время войны Ада с сыном эвакуировалась в Азербайджан, в Гянджу.
Потом они жили в Минчегауре.

А после войны ее посадили… Жить надо было, ребенка кормить…
Она торговала на базаре в Гяндже маслом. Значит — спекуляция, значит — срок…

Приехала ее двоюродная сестра Женя и забрала Мишу в Одессу.

Ада была очень сильным человеком. Замуж она не вышла. Жила одна с сыном. Ни от кого не хотела зависеть.

Работала завскладом на вокзале. Хорошо зарабатывала. Лихо командовала мужиками-рабочими.

Жила отдельно, много готовила и любила угощать всех соседей.

Когда по телевизору показывали фильмы о революции, она вздыхала и произносила одну и ту же фразу: «Как бы мы хорошо жили, если бы не они…»

В Минчегауре Миша познакомился с Симой Алахвердиевой — она работала учительницей в школе.

В 1960 году родился сын Игорь, а затем Лиля и Рада (сейчас они с семьями живут в Израиле).

После рождения Лили семья переехала в Баку, где Михаил взял фамилию жены.

Он работал шофером, возил министра соцобеспечения (может быть и это стало причиной смены фамилии), занимался тем, что сейчас называется «бизнесом».

У него в кармане нашли несколько долларов. Он был арестован, сидел четыре года.
Как и мать, Михаил не любил советскую власть.

Он умер молодым. Ему было всего пятьдесят лет.

Ада всю жизнь прожила с фамилией Винницкая и умерла в Баку 29 ноября 1983 года.

Похоронена на бакинском мусульманском кладбище… Это была ее последняя воля.

Дело в том, что на еврейском кладбище, которое находилось далеко от дома, у семьи ник­то не лежит. А на мусульманском были по­хоронены родители жены Михаила.

Аделя попросила: «Сима, похорони ме­ня рядом с ними. Ты ведь будешь приходить их навещать — и мне положишь на могилу цветочек. А еврейское кладбище далеко. Ник­то ко мне не приедет».

Волю Ады исполнили. На памят­нике написано: «Адель-ханум». Без фамилии…

В статье использованы материалы из открытых источников INTERNET’а.

Источник

Циля Аверман: на какие деньги безбедно прожила в Париже вдова одесского бандита Мишки Япончика

Красавица и умница Циля Аверман плакала от бессилия. Если б было у неё хоть немного времени в запасе, она бы нашла способ забрать у свекрови маленькую Аду.

Её муж, Михаил Винницкий, известный как Мишка Япончик, примкнувший было к красным, был убит командиром кавалерийского дивизиона Красной Армии Урсуловым. Случилось это после того, как бойцы сформированного Винницким полка, отступая в ходе боя с петлюровцами, захватили поезд. Большевики изначально не слишком полагались на боевые и моральные качества одесских бандитов, из числа которых Япончик сколотил военное подразделение. Получив информацию о дезертирах во главе со знаменитым бандитом, Урсулов с отрядом кавалеристов бросился на перехват поезда.

24824102 900
Мишка Япончик ( Винницкий). Его мать Доба (Дора) Винницкая.

Также неясно, где в этот момент была жена Винницкого. По версии создателей телесериала о жизни Мишки Япончика Циля находилась в том же поезде. То есть она прибыла на фронт с мужем. Однако, скорее всего она находилась в Одессе.

Точно не известно, с кем бежала из Одессы Циля. Её спутником был либо один из ближайших товарищей Михаила Винницкого, либо муж сестры Япончика. Якобы в дальнейшем Циля Аверман-Винницкая вышла за этого человека замуж.

24824334 900
Адель с теткой по матери Софией Аверман и двоюродной сестрой Женей.

Первые годы эмиграции Аверман провела в Индии. Пару своих фотоснимков, сделанных в Бомбее, Циля сумела отправить в Одессу; их хранят её правнуки, живущие ныне в Израиле. Из Индии Циля перебралась во Францию, где и прожила всю жизнь.

Она всегда помнила о своей дочери и время от времени через третьи лица ей удавалось получить известия о том, как живет Адель. Незадолго до Великой Отечественной войны у Ады родился сын Михаил. Об отце ребенка не знают, по их словам, даже близкие родственники. С началом войны Адель с маленьким Мишей уехала в эвакуацию в Азербайджан. Назад в Одессу она уже не вернулась. Родные говорят, что до конца жизни она держала в сердце обиду на бабушку, которая разлучила её с матерью.

24824696 900
Брат Михаила Винницкого Исаак с племянником Мишей, сыном Адели. Адель Винницкая, дочь Цили.

Надо сказать, что многие из ближайших потомков Мишки Япончика в той или иной мере имели проблемы с законом. Так, Адель, работавшая в Гяндже на складе, была осуждена за спекуляцию. Её сын Михаил, внук Цили и Михаила, также в свое время получил срок за спекуляцию валютой. Он прожил недолгую жизнь, умер, когда ему было немного за пятьдесят. Младший брат Михаила Винницкого Исаак также не избежал заключения. И эта склонность к противозаконным поступкам, очевидно, унаследована от Винницких, поскольку Циля Аверман родилась в интеллигентной семье довольно крупного и весьма уважаемого в Одессе предпринимателя.

Источник

Оверман Циля: краткая биография, история жизни

За плечами авантюрного и известного мужчины, как правило, стоит красивая и мудрая женщина. Она не только делит с ним семейный быт, являясь надежной поддержкой и единомышленником, но и его славу. Так, в начале прошлого века по России пронеслась новость о короле одесских воров – Мишке Япончике. А его любимой женщиной и музой была Циля Оверман.

Читайте также:  нострадамус о царе победителе

Ее туманная биография и загадочное исчезновение стали поводом для сомнений и споров историков. Но недолгий искрометный роман и семейная жизнь одесского налетчика и интеллигентной девушки все же отразились в искусстве, а неугасаемая известность Япончика навсегда наложила отпечаток на фамилию Оверман. 1255028

Биография

Циля Оверман (по другой версии, Аверман) родилась в Одессе, в еврейской аристократической семье. Точная дата рождения и смерти ее не указывается ни в одном источнике. Но по предположениям исследователей, это был период 1890–1970-х годов. У Цили была младшая сестра – София. О судьбе ее знают только в тесном семейном кругу. Известно лишь, что ей не удалось пережить Великую Отечественную войну.

Циля получила хорошее образование, обладала интеллигентными манерами. Начало нового столетия ознаменовалось тяжелым экономическим положением в России, поэтому примерно в 20 лет аристократка Оверман Циля пошла работать на фабрику «Жако», занимающуюся производством ваксы.

Личная жизнь

В Одессе вряд ли нашелся бы человек, который похвастал бы тесным знакомством с еврейской красавицей по имени Оверман Циля. Личная жизнь ее не богата жаркими любовными историями. Напротив, девушка была очень воспитанна и скромна, в меру остроумна и резка. Некоторые парни даже побаивались подходить к ней. Но только не молодой и предприимчивый налетчик. Мойша-Яков Винницкий (или Мишка Япончик) и Циля Оверман познакомились на заре его бандитской славы, в очереди за водой. Для Одессы проблема воды всегда стояла на первом месте. К колонкам выстраивались огромные очереди, в одной из которых судьба и свела юного коренастого хулигана и большеглазую высокую девушку. Поначалу Циля всячески игнорировала и даже отклоняла ухаживания Миши Япончика. Но его напористость и терпение все же сломили нрав и растопили суровость красавицы. И в 1918 (по другим источникам, 1917-м) году по Одессе пронеслась новость: Циля Оверман – жена Мишки Япончика.

1255025

Свадьба

Свадьба Япончика и Цили прошла по всем еврейским традициям. Гуляние было самым пышным и громким событием в Одессе того времени. Сотни гостей были приглашены и размещены в танцклассах Двойреса. Свадьбу отмечали несколько дней. Танцевали в помещении и на улице. Гремела вся Одесса, конечно, это не могло не привлечь внимания со стороны властей. Но и это предусмотрел жених-уголовник. Чтобы мероприятие вдруг не испортили и не сорвали полицмейстеры (тогда на сленге воров «драконы»), банда Япончика подожгла полицейский участок. Это было сделано и с другим умыслом – сжечь уголовные дела друзей и короля воров.

Ребенок

Циля была мудрой женой и снисходительно относилась к делам мужа. Вскоре у молодых супругов родилась дочь. Ее назвали Ада (Адель). По метрическим данным имя ее записано как Удая Мойше-Яковлевна Винницкая (18 августа 1918 год). Но счастье в «королевской» семье продлилось недолго. В 1919 году Мишка Япончик ввязался в революционную борьбу. Но его банда быстро теряла людей, что породило немало кривотолков и осуждений в его адрес. При попытке спасти оставшихся людей он без суда был расстрелян военным уездным комиссаром. А вся семья его теперь была под наблюдением властей и самих одесских бандитов.1255022

Бегство

Сначала Цилю приютила жаркая Индия. В семейном архиве сохранились ее фото из Бомбея в индийском наряде, которые она сама прислала своей маленькой дочери. Затем до одесских родственников дошли новости, что Циля живет во Франции. Она хорошо обеспечена, владеет маленьким заводом и несколькими домами. Вероятно, в этом ей помогли средства и ценности в западных банках, оставленные покойным мужем и природная деловая хватка.

Попытка вернуть Аду

Единственной болью для Цили теперь была разлука с дочерью Адой. Свекровь Дора (или Доба) не отдала ее родной матери, оставив в Одессе. До 1927 года (пока не закрыли границу) она активно пыталась вернуть дочь. Циля посылала подставных людей, которые пытались всячески уговорить свекровь отдать девочку матери, даже украсть или выкупить ее. Но мать Япончика была непреклонна. И все дальнейшие попытки вернуть ребенка не увенчались успехом.

В детстве Адель поддерживала связь с родной тетей по материнской линии – Софией Оверман и ее дочерью. Об этом свидетельствуют семейные фотографии. В военное время им с бабушкой пришлось эвакуироваться в Азербайджан (Баку). Но даже после этого местонахождение ребенка для отчаянной матери не было потеряно. Циля до 60-70-х годов писала письма, помогала денежными переводами и посылками, но так и не увидела больше свою дочь.

Что помешало сделать это, когда Адель подросла, неизвестно. Почему уже в свободное от преследований время не вернулась в родную Одессу Циля Оверман – жена Мишки Япончика? Биография ее об этом умалчивает. Возможно, политическая обстановка, долгие преследования родных Япончика, военное время, психологический барьер или другие причины – это так и осталось загадкой для историков. Но по воспоминаниям родных, Адель так и не простила бабушку Дору и всех одесских родственников за разлуку с матерью. После войны она так и не вернулась в родную Одессу, принимая родных у себя в Баку.1255027

Внуки

Долгое время о потомках Мишки Япончика не было известно. Лишь недавно выяснилось, что у Цили и легендарного одесского налетчика есть внуки – Рада, Лиля и Игорь. Они живут в Израиле. Продолжатели известной еврейской семьи знают об истории их деда и бабушки. С того времени их родители прошли нелегкий путь, претерпев немало лишений. Пролился свет и на судьбу Адели – дочь Цили и Япончика. Как выяснилось, она сидела в тюрьме за спекуляцию. В голодное военное время молодая девушка осталась одна с сыном Михаилом (названным в честь деда) на руках, пришлось выживать, торгуя маслом на базаре в Гяндже.

Воспоминания

По воспоминаниям одесских родственников, Оверман Циля была высокой, стройной девушкой, весьма вежливой и воспитанной. У нее был хороший вкус в одежде. До замужества, несмотря на экономическую сложность времени, она выглядела элегантно и сдержанно. Это передавалось не только в четком подборе стиля и элементов одежды, но и в ее аристократических манерах, прямой осанке и чуть высокомерном взгляде. Говорила мало, метко и знаменитым одесским говором.

Передвигалась по городу Циля исключительно на извозчике, чем демонстрировала свой высокий статус. Такая гордая и неприступная барышня просто не могла не влюбить себя короля воров. Как вспоминают одесские родственники, Циля положительно влияла на Мишку Япончика, пыталась усмирить его хулиганскую удаль, облагоразумить и обернуть в тихую, семейную жизнь. Но,видимо, напряженная политическая обстановка в России и прежние привычки воспрепятствовали этому.

Циля Оверман – жена Мишки Япончика – положительно вспоминается наследниками. И никогда ее не осуждали за разлуку с Адель, напротив, считали это вынужденной мерой.1255023

Семейные традиции

Память о легендарном прадеде передается из поколения в поколение. Потомки Япончика хранят семейные фото, некоторые его вещи. Слава о нем до сих пор не остыла в Одессе. Знаменитый дом на Молдаванке, где когда-то родился и вырос легендарный «король», до сих пор стоит в городе и хранит память о своем прежнем хозяине. Уже третье семейное поколение посетило его.

Читайте также:  большой фестиваль передача для детей персонажи

У родовой линии Винницких есть традиция через поколение называть мальчиков в честь легендарного прадеда, а девочек в честь его дочери – именем Адель. Удивительно, но Цилей еще не была названа ни одна наследница семьи.

Была ли Циля на самом деле

В искусстве

Образ и деятельность Мишки Япончика и его история любви с Цилей Оверман стали источником вдохновения для создания многих литературных и кинематографических произведений. Так, в 2011 году на экраны вышел российский криминальный сериал «Жизнь и приключения Мишки Япончика», основанный на «Одесских рассказах» Исаака Бабеля. Писатель был современником и знакомым налетчика, потому был в курсе основных перипетий жизни героя. Кинокартина полна ярких, эксцентричных образов, характерного одесского говора, шуток и речевых оборотов. Многие из них, например «шикарный вид», «замолчи свой рот» и другие, вошли в живой обиход современников.

Телесериал главным образом повествует о трогательной и романтичной истории любви бандита и красавицы-аристократки. Авторы не преследовали точное соответствие реальным событиям, их задачей было передать характеры основных героев. И все же критики указывают на ряд фактических неточностей. Например, отец Цили Оверман никогда не был связан с коммерцией. А в телесериале показана противоположная ситуация. Хотя опять-таки точно об этом утверждать невозможно за неимением документальных доказательств.

Сегодня личность Цили Оверман является одной из самых загадочных. После 1970-х годов связь с ней окончательно была оборвана. Возможно, это значило конец ее жизни. Была ли она литературным вымыслом или реальным человеком, навсегда останется семейной тайной Винницких. Однако доказательства в пользу ее реального существования гораздо весомее и убедительнее, чем противоречия и сомнения. Ясно одно: за плечами легендарного одесского «Робин Гуда» стояла некая Циля Оверман. Фото с ее изображением и именной подписью до сих пор хранятся в семейном архиве, оберегают светлую память Мишки Япончика. Она приходится матерью единственной его дочери и наследников известной одесской семьи. И хотя имя Цили окутано больше вопросами и тайнами, она навсегда вписана в историю как мудрая и предприимчивая женщина – первая и единственная жена короля воров.

Источник

Дочь «Короля» и все другие

bank 56355 69760

…В уходящем 2018 году у этой женщины сразу два юбилея – 100 лет со дня рождения и 35 лет – со дня смерти. Она родилась в августе 1918-го, когда новая страна на обломках уничтоженной Российской империи только начинала разбег, а умерла относительно нестарой 29 ноября 1983 года, когда страна фактически стала на финишную прямую, ведущую к гибели. Через год после ее рождения, в 1919-м, убили ее отца, который решил воевать за новую страну. Хотя ему и в старой было неплохо. Он завоевал там относительно прочное и признанное место. Его так и называли, и признавали Королем.

Причем все! Правда, Королем уголовного мира Одессы и фактически всего юга России. Но сама свадьба Короля после падения империи, потом рождение дочери и уход на фронт на стороне красных командиром полка имени Владимира Ленина были ярчайшими свидетельствами его попыток не просто «завязать», но вписаться в новую жизнь в новой роли.

Сегодня эта попытка кажется бессмысленной. В мире, где он «королевствовал», вход – рубль, а выход – два, а то и целая сотня. Ставка – как для Короля. И не важно, что ты Король, богатый и могущественный, а слово твое непререкаемо. «Подкладка тяжелого кошелька сшита из слез», – заметил по этому поводу великий русский писатель Исаак Бабель. И он был прав. Но время было такое, что рождало самые невероятные надежды и ковались самые неожиданные судьбы. И Король хотел проскочить. Да, верблюдом в игольное ушко. Но хотел. И не сумел.

– Слушайте, Эйхбаум, – сказал ему Король, – когда вы умрете, я похороню вас на первом еврейском кладбище, у самых ворот. Я поставлю вам, Эйхбаум, памятник из розового мрамора. Я сделаю вас старостой Бродской синагоги. Я брошу специальность, Эйхбаум, и поступлю в ваше дело компаньоном. У нас будет двести коров, Эйхбаум. Я убью всех молочников, кроме вас. Вор не будет ходить по той улице, на которой вы живете. Я выстрою вам дачу на шестнадцатой станции… И вспомните, Эйхбаум, вы ведь тоже не были в молодости раввином. Кто подделал завещание, не будем об этом говорить громко. И зять у вас будет Король, не сопляк, а Король, Эйхбаум…

И он добился своего, Беня Крик, потому что он был страстен, а страсть владычествует над мирами. Новобрачные прожили три месяца в тучной Бессарабии, среди винограда, обильной пищи и любовного пота…».

Красиво? Да, несомненно. Вот только звали его не Беня Крик, точнее, по паспорту – Моисей Вольфович. А если еще точнее, то вообще Мойше-Яков. По фамилии Винницкий. Боже, как необычайно актуально для сегодняшней Украины! Но в историю он вошел как Мишка Япончик, сын одесской Молдаванки и просто семьи еврейского мещанина, фургонщика Меера-Вольфа Мордковича Винницкого и его жены Добы (Доры) Зельмановны.

bank 56356 22896

И она, наша героиня, всю жизнь прожила Винницкой. Называли ее, правда, по-разному – по паспорту Удая, по жизни – Ада, Адель, Аделя, а после смерти – Ада-ханум. То есть по-тюркски, уважительно – госпожа, дама, красотка. Потому что похоронена она, еврейка по рождению, в Баку на мусульманском кладбище. Как рассказал известному израильскому Владимиру Ханелису уже ее внук Игорь Михайлович, тоже Винницкий, живущий сегодня в Израиле, «так захотела бабу¬ля». И расшифровал: «Дело в том, что на еврейском кладбище, которое находилось далеко от нашего дома, у нас ник¬то не лежит. А на мусульманском, близком от нас, были похоронены наши дедушка и бабуш¬ка – родители мамы. Аделя ска¬зала маме: «Сима, похорони ме¬ня рядом с ними. Ты ведь будешь приходить их навешать – и мне положишь на могилу цветочек. А еврейское кладбище далеко. Ник¬то ко мне не приедет». Мы выполнили волю бабушки. На ее памят¬нике написано: «Адель-ханум». Без фамилии…».

И правильно. Мир, за который погиб ее отец, должен был бы быть интернациональным, где ценность человека определяла бы не кровь по рождению, а поступки по жизни. Но она жила в мире, которым таким, как задумывался, не стал. Ой, как не стал. И даже ее единственный сын – тоже, как и ее отец, Михаил – долгое время носил фамилию… Алахвердиев. По фамилии жены – упомянутой Симы Алахвердиевой, азербайджанки, которую назвали по-еврейски по просьбе врача, принимавшего роды. Вот так вот все в этой семье перемешалось. Да и сидели в ней все. Кроме правнуков Мишки Япончика…

bank 56357 75800

По словам всех других правнуков, Циля все время пыталась забрать дочь Аду к себе, за границу. До 1927 года, пока окончательно не закрыли границу, она присылала деньги и людей, чтобы вывезти дочь. Но, повторяю, не отпустила бабушка Доба, а потом это стало невозможно по советским законам. Спасаясь от приближающейся Второй мировой войны бабушка с внучкой перебрались в Азербайджан. В Гянджу, а потом в Минчегаур. Но еще в Одессе в 1937 году у Ады родился уже упомянутый сын Михаил. Кто стал ее избранником и отцом Михаила – страшная тайна этой женщины, которую никто из родных не знает до сих пор. О табу не сможет рассказать и сам Михаил – он умер через четыре года после матери, в 1987-м, совсем молодым, в 50 лет. И тоже в Баку. Его мать Ада была страшно обижена на одесских родственников за то, что не отдали ее матери во Францию. Всю жизнь она жила в Баку, там они принимала всех одесских родственников, ни разу не возвращаясь в Одессу.

Читайте также:  семья хьюитов 1969 1973 реальная история документальный

Жизнь у Ады была несладкой. После Великой Отечественной войны она пошла по уголовным стопам отца-Короля. Торговала в Гяндже на рынке маслом, ей и пришили спекуляцию. После смерти Иосифа Сталина вышла на свободу. Михаил к тому времени жил у родственников в Одессе. А повзрослев, вернулся в Азербайджан. В Минчегауре женился на местной учительнице Симе Алахвердиевой и взял ее фамилию. В 1960 году у него родился сын Игорь. Потом дочери Лиля и Рада. Семья перебралась в Баку, а там к ним присоединилась и бабушка Ада. «Трудно сказать, почему отец сменил фамилию и национальность… Чтобы, наверное, жизнь стала полегче. Хотя Азербайджан интернациональная страна, но лучше там быть азербайджанцем», – рассказал потом его сын Игорь, внук Ады и правнук Мишки Япончика.

В Баку Ада больше в тюрьму не попадала. Работала завскладом на вокзале и, по словам ее внучки Рады, «была очень сильным человеком». «Жила одна. Ни от кого не хотела зависеть. Работала завскладом на вокзале. Хорошо зарабатывала. Лихо командовала мужиками-рабочими. Жила отдельно, много готовила и любила угощать всех соседей. Когда по телевизору показывали фильмы о революции, она вздыхала и произносила одну и ту же фразу: «Как бы мы хорошо жили, если бы не они…», – рассказывала Рада Михайловна. Вот что значит кровь, обида и генная память. И тяжелый кошелек, чья подкладка сшита из слез…

Сын Ады Михаил тоже, увы, не миновал дедушкиного пути – был объявлен преступником. В Баку он работал водителем, возил азербайджанского министра соцобеспечения и параллельно занимался тем, что сейчас называют «бизнесом», а тогда, при СССР – «незаконной предпринимательской деятельностью». Жизнь была тогда такая: лучше жить хотели все, а потому завидовали тем, у кого это получалось. Михаила, скорее всего, сдали «люди будущего» – эти бдительные ревнители советского равенства в нищете. И в кармане у арестованного нашли несколько долларов. Ему дали четыре года, а значит, еще хорошо отделался. Но нелюбовь к советской власти стала и его фамильной чертой. Как и у матери Ады, как у троих собственных детей.

bank 56358 64207

И, в принципе, трудно их не понять в этой нелюбви. В семьях Винницких в Одессе и Алахвердиевых в Баку всегда знали и помнили, кто их брат, дядя, сын, дедушка и прадедушка. Правнук Игорь Михайлович вспоминал «Узнал о Мишке Япончике еще пацаном. Мне бабуля все рассказала. У нас дома была фотография: Мишка Япончик в кожаной куртке, с большим маузером сидит на белом коне на площади перед Оперным театром. Этот снимок был сделан, когда его полк уезжал на фронт. Я гордился Япончиком. Но oтец строго предупредил – об этом нельзя рассказывать никому». Знали и правнучки – Лиля и Рада. «Мне было семнадцать лет. Выходила замуж Света, дочь наших одесских родственников. Я с мамой поехала в Одессу. Пошли в Театр оперетты. Там показывали спектакль «На рассвете» об Одессе времен революции. Мишку Япончика играл знаменитый актер Михаил Водяной. Когда спектакль окончился, дядя Филя, отец Светы, посмотрел на меня и спросил маму: «Сима, она знает?». «Нет, – ответила мама, – мы ей ничего не говорили». И дядя Филя мне все рассказал. О нашей семье, о прадеде… Я была в шоке», – рассказала Рада.

И это притом, что у Мишки Япончика было четыре брата – Абрам, Григорий, Юда и Исаак. Все они выжили в огне гражданской войны и даже сталинских репрессий 30-х годов прошлого века. Но потом три первых погибли на фронтах Великой Отечественной войны, защищая Родину для своих многочисленных родственников, и сейчас еще живущих в том числе и в Одессе. На той войне погибли и несколько племянников Короля, некоторых его родственников уничтожили в одесском еврейском гетто. Брат же Исаак тоже воевал, но уцелел и прожил вообще удивительную жизнь, которую и закончил поразительно. В Одессе он был человеком состоятельным, известным в деловом мире. И тоже отсидел срок, как тогда говорили, «за экономические преступления». А когда евреям разрешили уезжать из СССР, он отправил своих дочерей с семьями в США, а потом и сам в 1979 туда уехал. В США Исаак дожил до глубокой старости в Бруклине, на Брайтон-Бич, 6-я улица. У него в Америке две дочери, два внука и четверо правнуков, тоже, наверное, знающих и помнящих, кто такой одесский Король Мишка Япончик. Но в США об этом знают, увы, не все. Там, как у них, у бандитов, говорят, рамсы попутали. За год до смерти к Исааку в квартиру ворвались воры, которым, несмотря на свой возраст – 92 года от роду – брат Короля дал отпор – начал драться и был сильно побит. От побоев он скончался в нью-йоркской больнице. По-своему не посрамив имя брата, о котором он всем и всегда говорил: «Прошу учесть – мой брат не был бандитом. Он был налетчиком. А это не одно и то же…».

Правнуки же Мишки Япончика, внучки его дочери Ады – Игорь, Лиля и Рада – в конце прошлого века тоже уехали в Израиль. Уже из независимого Азербайджана. И, по словам правнучки Рады, «когда мы двенадцать лет назад стали собираться в Израиль, пришлось много побегать по архивам и ЗАГСам, чтобы доказать, что наш отец Михаил Алахвердиев, азербайджанец, на самом деле Михаил Винницкий, еврей».

bank 56359 58420

А как они жили в СССР и после его развала, до эмиграции с такими знаниями о прошлом семьи? Во многом, как ни странно, – памятью и гордостью. За прадеда. И даже за прабабушку. Правнук Игорь рассказывает: «В шестидесятых-семидесятых годах, когда уже за связь с родственниками-иностранцами не так преследовались, к нам от еврейских организаций стали приходить посылки. Значит, Циля была еще жива и не забыла свою дочь…». То есть Аду-ханум. А та невольно заложила и другую традицию этой семьи – сына, как известно, назвала в честь отца – Михаилом. И другие подхватили: с тех пор, делится сокровенным Рада, «в нашей семье имена повторяются, сына Игоря назвали Михаилом, а старшую дочь Лили, нашей сестры, Аделью».

…Но это, как говорится, совсем другая история. Гораздо более важным мне представляется то, что, по словам Рады, «до конца жизни у бабули (Ады, дочери Короля. – Авт.), это очень странно, после стольких лет жизни в Баку, был одесский акцент, она говорила: «я ишла», «он ишол», «исчо», «семачки», «цепачка». Хотя и лежит она в Баку под могильным камнем как Ада-ханум. Такой себе печальный и прощальный привет солнечному Баку от солнечной Одессы. Без фамилии. А зачем? Кому надо, знают…

Источник

Поделиться с друзьями
admin
KINOBAZA24.RU - информационный портал об известных людях
Adblock
detector