структура драматической истории внутренняя сторона

Содержание

Особенности драматургического произведения: структура, композиция

Содержание:

Композицию драматического действия определяет структура. Все части пьесы взаимозависимы, расположены в определенной последовательности. На базе принципиального строения формируется общая картина. Любой драматический персонаж действует в соответствии с поэтапным развитием ситуации. Выделяют три главных элемента структуры:

Перед началом написания пьесы автор заведомо знает, чем она завершится. Опираясь на итоговый смысл, он постепенно продвигается к финалу, выстраивая четкую композицию.

Структура драматического произведения

Построение драматического произведения – достаточно сложная задача. Пьеса условно состоит из шести частей:

dd84eed6e2be6938787b1027dbd86f6b7c1ef7a6

Авторское пояснение в драматическом произведении

Драма – композиция, которая часто содержит авторские пояснения. Их называют ремарками. Инструмент помогает автору пьесы охарактеризовать жестикуляцию, мимические реакции, интонации, психологические ощущения персонажей. Ремарка размещается до основного текста. Она может указывать на время, обстановку, характер события. Пояснения пишутся в скобках. Они помогают читателю:

В большинстве случаев ремарки – служебная часть произведения. Ее задача сделать сюжетные линии ярче, понятнее. Иногда значимость авторских вставок чрезмерно велика. Это превращает их в основу композиции.

Источник

Драматическая структура сюжета истории — версия Тристины Райнер

Драматическая структура сюжета истории, по Райнер, состоит из девяти частей.

Это не три элемента «завязка-кульминация-развязка», как в учебнике литературы для шестого класса, как мне сейчас помнится, и не 31 элемент «морфологии русской народной сказки» по В.Я.Проппу. Три – слишком мало, тридцать один – слишком много, а девять элементов – это как раз (это верхняя граница объема кратковременной памяти человека). (Впрочем, это тоже всего лишь один из возможных вариантов представления драматической структуры сюжета, а вовсе не единственно правильный.)

В любой истории с хорошо выстроенным сюжетом присутствуют все девять перечисленных элементов, в более-менее подробно прописанном или подразумеваемом виде, — и при этом неважно, какого объема эта история. Давайте возьмем и рассмотрим в качестве примера самую популярную историю с сайта http://www.givesmehope.com — там люди делятся историями, которые дают им надежду. Длина каждой истории не должна превышать 300 знаков (в переводе получилось 370 с пробелами).

«Один мальчик умирал от рака, и ему нужна была очень дорогая операция на мозге. Но у его родственников совсем не было таких денег. Тогда его восьмилетняя сестра взяла свою свинью-копилку и пошла с ней в аптеку, чтобы купить «чудо». И чудо произошло! Плачущую девочку увидел как раз тот человек, который в силах был помочь: нейрохирург. Он прооперировал мальчика бесплатно».

1) Любая история, которую хочется рассказать, начинается с того, что в жизни главного героя (иногда – в жизни большинства персонажей, а не только главного героя) происходит нечто, в результате чего прежняя жизнь становится невозможной. В «Поэтике» Аристотеля такое событие называется «перипетией», а Тристина Райнер обозначает его как «инициирующий инцидент».

Девочка узнает, что ее брат умирает и спасти его может дорогая операция.

2) Герою, как правило, хочется поначалу «вернуть все как было», но это оказывается невозможным. Тогда у героя возникает иное желание, иная цель. Этот элемент сюжета Райнер называет «формулированием желания».

Об этом не говорится в истории прямым текстом, но девочка, очевидно, хочет сделать все возможное, чтобы спасти брата.

3) Если бы герою удавалось сразу реализовать свое желание, то интересной истории не получилось бы. На пути к своей цели герой сталкивается с препятствиями и противниками. Противник – это кто угодно, чьи желания противоречат желанию героя (более широкие социальные силы, другие люди, часто – близкие и любимые, иногда – иные аспекты самого человека). Препятствия и противники могут быть внешними или внутренними (привычки, убеждения и пр.) В какой-то момент в истории столкновение с препятствием происходит впервые. Этот элемент сюжета называется «встреча с противником/препятствием».

Внешнее препятствие – это то, что у семьи совсем нет таких денег. Внутреннее препятствие (подразумеваемое) – это, например, поверить в то, что раз тебе восемь лет, ты ничего не можешь сделать. Противниками могут быть все те, кто говорит, что нет вообще никакой надежды и что девочка ничем не сможет помочь.

4) На протяжении истории желание героя развивается, оно не остается таким же, каким предстало герою в самом начале. То, что вначале было смутным, проясняется, обретает более четкие очертания. Этот элемент сюжета может быть не «точкой», а «отрезком» повествования, и Райнер называет его «развитие желания героя».

(Тоже подразумеваемый эпизод истории.) Девочка принимает решение сделать то, что от нее зависит, – использовать для помощи брату свои сбережения, хранящиеся в свинье-копилке. Она более или менее осознанно обдумывает, где вероятнее всего купить подходящее чудо.

5) Далее происходит серия «промежуточных поворотных событий», в ходе каждого из которых герой преодолевает те или иные препятствия (а иногда они одолевают его), узнавая о себе и мире что-то новое, развивая свои умения. После каждого поворотного события интенсивность и направленность желания героя несколько меняются. Их изложение обычно занимает большую часть истории, и все это время читатель находится в «подвешенном» состоянии, так и не зная, удастся ли герою реализовать свое желание.

Девочка несет свинью-копилку в аптеку. Может быть, она настроена достаточно решительно и пока не плачет, а плакать начинает тогда, когда аптекарь объясняет ей, что такое чудо за такие деньги не купишь. А может быть, она даже не заговаривает с аптекарем, а плачет уже сразу, не веря, что у нее что-то может получиться.

6) И, наконец, мы подходим к «концу середины» истории, или к «началу конца». Происходит нечто, что Райнер называет «направляющим», или «предваряющим (кризис)» инцидентом. Это инцидент, после которого динамика сюжета становится значительно более интенсивной, события происходят одно за другим, и все они требуют от персонажей принятия значимых решений.

Читайте также:  малофеев футбол вратарь биография

Один из посетителей аптеки видит плачущую девочку и, очевидно, узнает у нее (либо спрашивает сам, либо слышит, как ее спрашивает кто-то другой) о том, что происходит.

7) Кризис – это ситуация, когда разброс возможных поступков, доступный герою, резко сокращается. Как будто прежде широкая река впадает в ущелье и лодочку героя с непреодолимой силой влечет к развязке. Бежать ему некуда, и перед ним маячит серьезный моральный выбор. И что бы он ни решил, он обязательно что-то потеряет.

Посетитель аптеки оказывается перед моральным выбором: он должен принять решение, станет ли он помогать девочке (возьмется ли он за лечение ее брата), или предпочтет скрыть то, что он потенциально способен это сделать. Если он сказал девочке, что он нейрохирург, но пока еще не сказал, чем и как может помочь, девочка тоже находится в точке сюжета, именуемой кризисом: события несутся к развязке, она может только ждать и просить за брата.

8) Если кризис – это стремнина в ущелье, то развязка – это водопад. Решение воплощается в поступке, и последствия этого непредсказуемы. Тристина Райнер пишет, что в момент развязки что-то прекращает существовать, чтобы могло начать существовать что-то другое.

Нейрохирург решает прооперировать мальчика бесплатно и берется за это. Возможно, он идет вместе с девочкой к ней домой и разговаривает с родителями, возможно, берет медицинскую карту мальчика, чтобы удостовериться, что опухоль операбельна. Возможно, он не идет вместе с девочкой к ней домой, а дает ей свою визитку и говорит, что она обязательно должна убедить родителей позвонить по указанному номеру. Он теряет свою анонимность и невовлеченность, подписываясь на серьезную работу.

9) Последний элемент сюжета – это разрешение. Не в смысле «позволения», а в смысле определенного осознавания, к которому приходит герой. Иногда оно формулируется в словах, а иногда выражается в описании состояния природы, созвучного состоянию героя. Разрешение совпадает с «моралью» истории, с обозначением того, «о чем она».

Девочка уже не плачет и бежит домой, чтобы сообщить, что чудо будет. У родителей оживают глаза. Все с нетерпением ждут, когда мальчик придет в себя после операции, и слушают, как доктор объясняет им значения тех или иных анализов и показателей. Посторонние люди узнают об этих событиях и вдохновляются.

Эта история из 370 букв – яркий пример хорошо выстроенного сюжета. Он прописан автором не полностью, и читатель «вчитывает» в него много подразумеваемого, опираясь на уже знакомые истории – как художественные, так и из личного опыта. Наверняка, читая мой разбор сюжета, вы думали: «А мне кажется, это могло быть не так, а вот так», — и были совершенно правы. Каждый читатель наполняет читаемый текст своими «додумками» (в литературоведении для них есть специальный термин – «инференции»).

вопросы, отклики и комментарии, как всегда, приветствуются 🙂

Источник

СОДЕРЖАНИЕ

Африка и африканская диаспора

Карибский бассейн

Квик Квак

Структура такова: 1. Скажите Riddles, чтобы проверить аудиторию.

2. Аудитория становится хором и комментирует рассказ.

Обычно есть ритуальное окончание.

Западная Африка

Структура рассказов, обычно встречающаяся в Западной Африке, рассказывается рассказчиками Грио, которые рассказывают свои истории устно. Известные истории из этой традиции включают народные сказки Ананси. Этот тип повествования оказал влияние на более поздние истории афроамериканцев, креолов и африканских диаспор Карибского бассейна.

Структура рассказа следующая:

Коренные народы Америки и Латинской Америки

Центральная Америка

Роблето

Южная Америка

Харави

Восточная Азия

Запись мечты

Это тип рассказа, который начинается с мечты. Он был изобретен во времена династии Мин и экспортирован в Корею. Структура имеет дело в основном с персонажем, который либо размышляет о своей жизни, либо рассказывает о своей жизни другому мертвому персонажу. Это часто отражает сожаление персонажей о своем жизненном выборе и помогает им двигаться дальше или принять свою реальность.

Восточноазиатский 4-акт

Эта драматическая структура началась как китайский поэтический стиль под названием qǐ chéng zhuǎn hé (起 承 转 合), а затем был экспортирован в Корею как gi seung jeon gyeol (хангыль: 기승전결; Hanja: 起 承 轉 結) и в Японию как Kishotenketsu (起 承 転 結). Каждая страна адаптировала свой взгляд на исходную структуру. Он примечателен как одна из структур рассказа, которая не подчеркивает отсутствие конфликта.

Восьминогие

Джо-ха-кю

Западная Азия

Карагёз

Пьесы Карагёза состоят из четырех частей:

Тазие

В зависимости от региона, времени, случая, религии и т. Д. Это слово может обозначать различные культурные значения и обычаи:

Европа и европейская диаспора

Анализ Аристотеля

Многие ученые анализировали драматическую структуру, начиная с Аристотеля в его « Поэтике» (ок. 335 г. до н. Э.).

В отличие от более поздних времен, он считал, что мораль была в центре пьесы и что делало ее великой. В отличие от широко распространенного мнения, он не придумал широко известную структуру из трех актов.

Анализ Горация

Он не уточнил содержание актов.

Элий Донат

Далее он добавляет, что Hecyra: «In hac prologus est et multiples et rhectoricus nimis propterea quod saepe exclsa haec comoedia diligentissima defensione indigebat. Atque in hac παρόγαδις turbulenta est, ὲπίτασις ροτστσι ροτστι πτασις molχlior, lexlior. что примерно переводится как: «В этом прологе одновременно много и много риторических форм, потому что часто эта комедия исключается, потому что она требует очень осторожной защиты. И здесь протазис турбулентен, чем мягче эпитаз, тем мягче катастрофа».

Читайте также:  персонаж черный клевер с красными волосами

Однако он также утверждает, что у латинян есть хор из пяти актов, который отличает латинян от греков: «hoc etiam ut cetera huiusmodi poemata quinque actus habaeat necesse est choris diusos a Graecis Poemata». что примерно переводится как «Чтобы иметь другие стихотворения такого рода, необходимо иметь пять актов хора, отличных от греческих поэтов». довольно ясно давая понять, что, хотя он использовал греческий язык для обозначения этих разделов игры, он не считал их частью общей структуры акта.

Окончательного перевода этой работы на английский язык не было.

Шекспир

Пятиактную структуру изобрел не Шекспир. Пятиактная структура была создана Фрейтагом, в которой он использовал в качестве примера Шекспира. Шекспир не писал о том, какими должны быть его пьесы. Бытует мнение, что структуру акта навязали людям уже после его смерти. При его жизни четырехактная структура была также популярна и использовалась в таких пьесах, как Fortunae Ludibrium sive Bellisarius. Фрейтаг утверждал в своей книге, что Шекспир должен был использовать свою структуру из пяти действий, но ее не существовало во времена Шекспира.

Пирамида Фрейтага

220px

В своем аргументе он пытается переосмыслить большую часть греков и Шекспира, высказывая мнения о том, что они имели в виду, но на самом деле не сказали.

Он утверждал, что напряжение возникает из-за противоположных эмоций, но не выступал активно против конфликта. Он утверждал, что в пьесах на первом месте персонаж. Он также создает основу для того, что позже в истории будет названо подстрекательским инцидентом.

Сеттинг фиксируется в определенном месте и времени, задается настроение и представлены персонажи. Можно сослаться на предысторию. Экспозиция может быть передана через диалоги, воспоминания, отрывки персонажей, детали фона, средства массовой информации во вселенной или рассказчик, рассказывающий предысторию.

Возбуждающая сила начинается сразу после изложения (введения), выстраивая восходящее действие в один или несколько этапов к точке наибольшего интереса. Эти события, как правило, являются наиболее важными частями истории, поскольку от них зависит весь сюжет, чтобы установить кульминацию и, в конечном итоге, удовлетворительное разрешение самой истории.

Кеннет Торп Роу

В 1939 году Роу опубликовал «Напиши эту пьесу», в которой изложил, что он думает о своей идеальной игровой структуре. Он не сослался на какие-либо источники, хотя похоже, что пирамида Фрейтага оказывает какое-то влияние.

220px Kenneth Rowe Story Structure 1 5 act

Он признает, что другие люди использовали кульминацию, но не называет, кто, но возражает против термина «кульминация», потому что «кульминация вводит в заблуждение, потому что она может с равным успехом применяться к разрешению. Кульминация, примененная к поворотной точке, предполагает усиление напряжения. до этого момента и расслабление после него. На самом деле происходит то, что напряжение продолжает расти в хорошо выстроенной игре от поворотной точки до развязки, но в поворотной точке получает новое направление и импульс ».

Несмотря на то, что это его идеальная форма для пьесы, он предполагает, что ее можно изменить, добавив больше усложнений в действие «Восход» или «Падение». Далее он предполагает, что игровая структура не требует заключения. Однако, если есть вывод, он предлагает сделать его короче, чем Введение, и оно может быть как плоским, так и острым.

Эта структура истории, как и предполагалось, оказала сильное влияние на Артура Миллара (« Все мои сыновья», « Смерть коммивояжера» ).

Драматическая структура Нортропа Фрая

Канадский литературный критик и теоретик Нортроп Фрай анализирует библейские повествования с точки зрения двух драматических структур: (1) U-образный узор, который является формой комедии, и (2) перевернутый U-образный узор, который это форма трагедии.

Классическим примером U-образного сюжета в Библии является притча о блудном сыне в Луки 15: 11-24. Притча начинается в верхней части буквы U со стабильного состояния, но поворачивается вниз после того, как сын просит отца дать ему наследство и отправляется в «дальнюю страну» (Луки 15:13). Бедствие: сын растрачивает свое наследство, и голод в стране увеличивает его разложение (Луки 15: 13-16). Это низ U. Сцена узнавания (Луки 15:17) и периферия перемещают сюжет вверх к его развязке, новому стабильному состоянию наверху U.

Анализ Фрейтага был предназначен для применения к древнегреческой и шекспировской драме, а не к современной.

Современный

Современные драмы все чаще используют падение для увеличения относительной высоты кульминации и драматического воздействия ( мелодрама ). Главный герой тянется вверх, но падает и уступает сомнениям, страхам и ограничениям. Негативная кульминация наступает, когда главный герой приходит в прозрение и сталкивается с величайшим из возможных опасений или теряет что-то важное, что дает главному герою смелость преодолеть другое препятствие. Это противостояние становится классической кульминацией.

В своей книге 2019 года « Меандр, спираль, взрыв: дизайн и узор в повествовании» писательница и учитель писательского мастерства Джейн Элисон раскритиковала структуру повествования «конфликт-кульминация-разрешение» как «маскуло-сексуальную» и вместо этого утверждает, что нарративы должны формироваться вокруг шаблонов.

Источник

40px

Драматическая структура это структура драматический работа, такая как играть в или же фильм. Многие ученые анализировали драматическую структуру, начиная с Аристотель в его Поэтика (ок. 335 г. до н. э.). В этой статье рассматривается анализ греческой трагедии Аристотелем и Густав Фрейтаганализ древнегреческий и шекспировский драма. Нортроп Фрай также предлагает драматическую структуру для анализа повествований: перевернутую U-образную структуру сюжета для трагедий и U-образную структуру сюжета для комедий. [1]

Содержание

История

В Римский драматический критик Гораций выступал за пятиактную структуру в своем Ars Poetica: «Neue minor neu sit quinto productior act fabula» (строки 189–190) («Пьеса не должна быть короче или длиннее пяти действий»).

Римский грамматик четвертого века Элий Донат определил пьесу как трехчастную структуру, протазис, эпитаз, и катастрофа.

В 1863 году, примерно в то время, когда драматурги Хенрик Ибсен отказались от пятиактной структуры и экспериментировали с трех- и четырехактными пьесами, Немецкий драматург и романист Густав Фрейтаг писал Die Technik des Dramas, окончательное исследование пятиактной драматической структуры, в котором он изложил то, что стало известно как пирамида Фрейтага. [3] Под пирамидой Фрейтага сюжет состоит из пяти частей: [4] [5]

Читайте также:  охота на лексус детективные истории

Анализ Аристотеля

Многие структурные принципы, которые до сих пор используются современными рассказчиками, были объяснены Аристотелем в его Поэтика. В той части, которая существует до сих пор, он в основном анализировал трагедию. Считается, что часть, анализирующая комедию, существовала, но теперь утеряна.

Аристотель утверждал, что трагедия должна имитировать целое действие, что означает, что события следуют друг за другом по вероятности или необходимости, и что причинная цепь имеет начало и конец. [6] Есть узел, центральная проблема, которую главный герой должен столкнуться. Спектакль состоит из двух частей: усложнения и разгадки. [7] Во время осложнения главный герой обнаруживает проблемы, поскольку узел раскрывается или завязывается; при распутывании узел разрешается. [8]

Два типа сцены Особый интерес представляют: разворот, который переводит действие в новое русло, и признание, означающее, что главный герой получил важное откровение. [9] Разворот должен происходить как необходимая и вероятная причина того, что произошло раньше, что означает, что поворотные точки должны быть правильно установлены. [10]

Осложнения должны возникнуть из-за недостатка главного героя. В трагедии этот изъян будет его уничтожением. [11]

Анализ Фрейтага

220px

Фрейтаг выводит свою модель из пяти частей из конфликт из человек против человека, герой и его противник. Таким образом, действие драмы и группировка персонажей состоят из двух частей: собственных действий героя и его действий. антагонист, который Фрейтаг по-разному описывает как «игра и контр-игра» («Spiel und Gegenspiel» в оригинале) [13] или «подниматься и опускаться». Чем больше подъем, тем сильнее падение побежденного героя. Эти две противоположные части драмы должны быть объединены кульминацией, к которой действие поднимается и от которой действие спадает. Либо игра, либо контр-игра могут сохранять доминирование над первой или второй частью; любое разрешено. Фрейтагу безразлично, к какой из противоборствующих сторон благоволит правосудие; в обеих группах смешаны добро и зло, сила и слабость. [14]

Хотя анализ драматической структуры Фрейтага основан на пятиактных пьесах, он может быть применен (иногда в модифицированной манере) также к рассказам и романам, превращая драматическую структуру в литературный элемент.

Экспозиция

Сеттинг фиксируется в определенном месте и времени, задается настроение и представлены персонажи. Можно сослаться на предысторию. Экспозиция может быть передана через диалоги, воспоминания, отступления персонажей, детали фона, средства массовой информации во вселенной или рассказчик, рассказывающий предысторию. [16]

Восходящее действие

Возбуждающая сила или побуждающее событие начинается сразу после изложения (введения), выстраивая восходящее действие в один или несколько этапов в направлении точки наибольшего интереса. Эти события обычно являются наиболее важными частями истории, поскольку от них зависит весь сюжет, чтобы установить кульминацию и, в конечном итоге, удовлетворительное разрешение самой истории. [17]

Климакс

Падение

Во время действия падения враждебность противника бьет по душе героя. Фрейтаг устанавливает два правила для этого этапа: количество персонажей должно быть максимально ограничено, а количество сцен, через которые герой падает, должно быть меньше, чем в восходящем движении. Падающее действие может содержать момент окончательного ожидания: хотя катастрофа должна быть предзнаменованный чтобы не выглядеть non sequitur, для обреченного героя может быть перспектива облегчения там, где окончательный результат вызывает сомнения. [19]

Катастрофа

Драматическая структура Нортропа Фрая

Канадский литературный критик и теоретик Нортроп Фрай анализирует повествования Библии с точки зрения двух драматических структур: (1) U-образный узор, который является формой комедии, и (2) перевернутый U-образный узор, который является формой трагедии.

U-образный узор

«Этот U-образный узор… повторяется в литературе как стандартная форма комедии, где серия неудач и недоразумений доводит действие до угрожающе низкой точки, после чего какой-то удачный поворот в сюжете доводит заключение до счастливого конца. ” [23] U-образный сюжет начинается в верхней части буквы U с состояния равновесия, состояния процветания или счастья, которое нарушается из-за нарушения равновесия или катастрофы. Внизу буквы U направление меняется на противоположное из-за удачного поворота, божественного освобождения, пробуждения главного героя к его или ее трагическим обстоятельствам, или какого-либо другого действия или события, которое приводит к восходящему повороту сюжета. [24] Аристотель называл изменение направления на противоположное как перипетия или перипети, [25] что часто зависит от признания или открытия главного героя. Аристотель назвал это открытие анагноризис- переход от «незнания к знанию», касающийся «вопросов, влияющих на процветание или невзгоды». [26] Главный герой признает что-то очень важное, что раньше было скрыто или не распознавалось. Разворот происходит в нижней части буквы U и перемещает сюжет вверх к новому стабильному состоянию, отмеченному процветанием, успехом или счастьем. Вверху буквы U равновесие восстанавливается.

Классическим примером U-образного сюжета в Библии является Притча о блудном сыне в Луки 15: 11-24. Притча начинается в верхней части буквы U со стабильного состояния, но поворачивается вниз после того, как сын просит у отца свое наследство и отправляется в «дальнюю страну» (Луки 15:13). Бедствие: сын растрачивает свое наследство, и голод в стране увеличивает его разложение (Луки 15: 13-16). Это нижняя часть буквы U. Сцена узнавания (Луки 15:17) и периферия перемещают сюжет вверх к его развязке, новому стабильному состоянию наверху буквы U.

Перевернутая U-образная конструкция

Критика

В современных драмах падение все чаще используется для увеличения относительной высоты кульминации и драматического воздействия (мелодрама). Главный герой тянется вверх, но падает и уступает сомнениям, страхам и ограничениям. Негативная кульминация наступает, когда главный герой приходит к прозрению и сталкивается с величайшим из возможных опасений или теряет что-то важное, что дает главному герою смелость преодолеть другое препятствие. Это противостояние становится классической кульминацией. [28]

Источник

Поделиться с друзьями
Моря и океаны
Adblock
detector