строительство первой церкви на руси

Первый храм древней Руси

%D0%BF%D0%B5%D1%80%D0%B2%D1%8B%D0%B9 %D1%85%D1%80%D0%B0%D0%BC %D0%B4%D1%80%D0%B5%D0%B2%D0%BD%D0%B5%D0%B9 %D1%80%D1%83%D1%81%D0%B8 pervyj hram drevnej rusi

Первый храм древней Руси

Один из самых известных памятников архитектуры и истории в Киеве — остатки фундамента Десятинной церкви. Первый каменный храм Древней Руси был построен в X веке. Он был свидетелем многих исторических событий и испытаний, выпавших на долю матери городов русских. И даже те немногие следы, что сохранились до наших дней, могут немало рассказать внимательному наблюдателю.

В память о мучениках

Во время раскопок 1908 года ниже фундаментов основного выступа церкви археологи нашли остатки сруба X века, который, как они предполагают, мог быть домом Феодора и Иоанна. Не исключено, что их мощи находились в нововозведенной христианской святыне.

Считается, что первая каменная церковь Киевской Руси стала усыпальницей и для многих киевских князей. Правда, по этому поводу мнения историков и археологов разделились. Ученые признают, что, да, были найдены захоронения, которые отождествляют с могилами княгини Ольги и Владимира Святославича, а также братьев Владимира — Ярополка и Олега — и сына Ярослава Мудрого Изяслава. Но мощи не сохранились, а гробницы, которые экспонируются в Софии, также не полностью идентичны. Где какая была, за пределами или в пределах собора, — это открытый вопрос. На мысль о том, что были найдены именно останки князей, исследователей натолкнули мраморные саркофаги. И больше практически никаких фактов…

%D0%B4%D0%B5%D1%81%D1%8F%D1%82%D0%B8%D0%BD%D0%BD%D0%B0%D1%8F %D1%86%D0%B5%D1%80%D0%BA%D0%BE%D0%B2%D1%8C %D0%BA%D0%B8%D0%B5%D0%B2 desyatinnaya cerkov kiev Десятинная церковь, построенная по проекту Василия Стасова. 1911 год

Вплоть до появления Софийского собора церковь князя Владимира выполняла функции кафедрального храма. Как и детище Ярослава Мудрого, она имела свой про тотип в Византии. Десятинная строилась по образцу церкви при императорском дворце в Константинополе. А вот техника кладки — это уже заслуга мастеров-строителей Киева. Смешанная кладка из плинфы и камня в технике со скрытым рядом не зафиксирована в тогдашних византийских зданиях.

Утверждать точно, какой изначально была Десятинная церковь, никто из исследователей не решается. Их осторожные предположения основываются на письменных источниках, а также на материалах археологических раскопок. В земле было найдено много обломков мраморных колонн, плит, резных деталей, мозаик и фресок. Сейчас они хранятся в фондах Национального заповедника «София Киевская».

К сожалению, с самого начала этот величественный храм преследовали беды. Первое повреждение Десятинной церкви произошло в далеком XI веке, во время большого пожара. Впоследствии ее отстроили и окружили с трех сторон галереями.

Через 100 лет, в 1169 году, церковь пострадала во время нападения на Киев войска Андрея Боголюбского, а в 1203 году — Рюрика Ростиславича. В 1240 году Киев оказался захвачен монголо-татарской Ордой. Десятинная церковь стала последним оплотом защитников города. Туда спрятались киевляне вместе со своим имуществом. Но конструкции здания, изрядно ослабленные недавним землетрясением, не выдержали и рухнули. Другие источники утверждают, что церковь пала под натиском басурман.

%D0%BC%D0%B5%D0%BC%D0%BE%D1%80%D0%B5%D0%B0%D0%BB%D1%8C%D0%BD%D1%8B%D0%B9 %D0%BA%D0%B0%D0%BC%D0%B5%D0%BD%D1%8C Мемориальный камень на восстановленном фундаменте Десятинной церкви

Свято место пусто не бывает

В 1635 году киевский митрополит Петр Могила «приказал Десятинную церковь Пресвятой Девы выкопать из мрака подземного и открыть к свету дневному». То есть Никольская церковь, как ее называли в народе, была возведена на месте старой. Но так ли это было на самом деле? Во времена Петра Могилы полностью сохранился юго-западный угол Десятинной церкви. В конце XVI — начале XVII веков тыльное отверстие было закрыто деревянной стеной, образовывая небольшую часовню, в которой, согласно документу 1616 года, служили только на праздники.

Именно эту старую деревянную стену и разобрал Могила, заменив ее на новую, кирпичную. Разобранная стена относилась ко временам древнерусского ремонта, сделанного за несколько десятилетий до вторжения монгольского полководца Батыя.

%D0%BC%D0%B5%D1%82%D1%80%D0%BE%D0%BF%D0%BE%D0%BB%D0%B8%D1%82 %D0%BF%D0%B5%D1%82%D1%80 %D0%BC%D0%BE%D0%B3%D0%B8%D0%BB%D0%B0 Метрополит Петр Могила

Следовательно, митрополит Петр Могила не построил новый храм, а наоборот — «законсервировал» и сохранил остатки древнерусской церкви, разобрав старые деревянные конструкции и укрепив сохранившиеся остатки средневековых стен. Кстати, как раз под его руководством в 1635 году были найдены мраморные саркофаги с мужским и женским скелетами, которые Могила провозгласил мощами князя Владимира и княгини Анны.

В XIX веке свой вклад в изучение храма внес епископ Русской православной церкви, митрополит Киевский и Галицкий Евгений (Болховитинов). Он организовал раскопки, благодаря которым был обнаружен фундамент Десятинной церкви. Исходя из данных археологии, история об обнаружении митрополитом Петром Могилой останков князя Владимира не может быть верной. Мощи, выдаваемые сейчас православной церковью за останки князя Владимира, вероятнее всего, принадлежали одному из его дальних потомков.

Следующее и последнее восстановление Десятинной церкви произошло 2 августа 1828 года — на основе проекта петербургского архитектора Василия Стасова. Проект киевлянина Андрея Меленско-го (автора проекта церкви на Аскольдовой могиле и Гостиного Двора на Подоле) был отклонен.

На строительство храма, которое длилось 14 лет, ушло более 100 тысяч рублей золотом, но полученный «памятник русского православия» подвергли сокрушительной критике. Во-первых, построили его с отклонениями от задуманного русско-византийского стиля и не сберегли давнюю кладку из-за опасений осадков. Во-вторых, церковь получилась довольно тяжелой, особенно по сравнению с соседней Андреевской. В 1936 году церковь разобрали по случаю строительства в этом районе правительственного квартала. К счастью, тогда удалось спасти Софийский собор.

%D0%9E%D1%81%D0%B2%D0%B5%D1%89%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B5 %D1%86%D0%B5%D1%80%D0%BA%D0%B2%D0%B8 %D0%A3%D1%81%D0%BF%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D1%8F %D0%9F%D1%80%D0%B5%D1%81%D0%B2%D1%8F%D1%82%D0%BE%D0%B9 %D0%91%D0%BE%D0%B3%D0%BE%D1%80%D0%BE%D0%B4%D0%B8%D1%86%D1%8B %D0%B2 %D0%9A%D0%B8%D0%B5%D0%B2%D0%B5 Освещение церкви Успения Пресвятой Богородицы в Киеве. Миниатюра из Радзивилловской летописи, XV век

Драматично сложились судьбы многих людей, имевших отношение к Десятинной церкви. Ее основатель — князь Владимир — умер, собираясь идти войной на своего сына Ярослава. А после кончины крестителя Руси его сыновья немедленно ввязались в кровавую братоубийственную войну.

Читайте также:  кто нападал на крым за всю историю

Стоит вспомнить и курского помещика Александра Анненкова, который инициировал восстановление Десятинной церкви в XIX веке. Уже тогда у историков появились подозрения, что его благие намерения были лишь прикрытием. На самом деле им двигало стремление к материальной выгоде — он искал легендарные древнерусские клады. И даже, по слухам, нашел. Впрочем, найденные сокровища не принесли Анненкову счастья: сам он спился, имущество промотал, доброй памяти не оставил, а его единственная гордость — отстроенная церковь — была разрушена.

Археолог Кондрат Лохвицкий в своих очерках абсолютно не скрывал тот факт, что начал заниматься любительской археологией ради славы, чести и наград. Однако его план восстановления Десятинной церкви не был признан ни митрополитом Евгением, ни императорской комиссией из-за многочисленных недочетов. А вот русский профессор архитектуры Николай Ефимов сделал действительно достаточно точный план фундаментов церкви. Однако и его проект не прошел.

Совсем трагически сложились судьбы ряда археологов, исследовавших святыню в начаче XX века. Дмитрий Милеев умер от тифа во время раскопок. Сергей Вельмин и Феодосий Молчановский были репрессированы в 1930-х годах. Единственным «счастливчиком» из этой группы исследователей старины оказался ленинградский археолог Михаил Каргер. Но его архив со всеми результатами раскопок Десятинной церкви исчез бесследно.

Источник

Кто построил первые храмы на Руси

4155756 900

Христианские храмы начали возводиться на Руси ещё до её официального крещения. По преданию, князья-варяги Дир и Аскольд приняли христианство по обету и построили храм святого Ильи. Активное храмовое строительство началось сразу же после крещения Руси в конце X века там, где прежде располагались языческие капища. @

Расчёт был на то, что жители будут посещать привычные места и быстрее привыкнут молиться по-новому. Первой была построена в 988 году в Киеве маленькая деревянная церковь святого Василия – по имени, которое получил при крещении князь Владимир Святославич. Вскоре она была перестроена в камне, сейчас на её месте находится храм Трёх Святителей. Кроме фундамента, от первоначальной древней церкви осталось узкое окно в алтарном притворе.

Приток на Русь византийских мастеров

Для возведения каменных храмов на Русь были приглашены византийские специалисты. В 996 году была построена большая и красивая церковь Богородицы. На её содержание Владимир определил десятую часть своих доходов, отчего церковь получила название Десятинной. Это было впечатляющее сооружение: с прекрасными византийскими мозаиками, фресками, золотой и серебряной церковной утварью.

Для строительства было выбрано то место, где несколько лет назад по велению Владимира были убиты два варяга-христианина, Феодор и Иоанн. Вероятно, это христианские имена князей Аскольда и Дира. Эти варяги стали на Руси первыми христианскими мучениками. Десятинная церковь была разрушена в 1240 году при взятии Киева Батыем.

Князь Владимир активно занимался храмовым строительством, его примеру следовали сыновья Мстислав и Ярослав Мудрый. Сохранилось несколько замечательных храмов тех древних времён. В первую очередь, это киевский собор святой Софии-Премудрости, заложенный в 1037 году на месте битвы с печенегами.

Тринадцать куполов на разных уровнях усиливают эффект объёма и в то же время лёгкости. Внутри сохранились подлинные мозаики и фрески начала XI века. Использована византийская техника кладки из красного кирпича со слоями камня. Стены храма не штукатурились.

Русская школа храмового строительства

В 1045 году по повелению князя Владимира Ярославича состоялась закладка храма Софии в Великом Новгороде. На церемонии присутствовали родители князя: Ярослав Мудрый и Ингигерда. Собор по пропорциям сильно отличается от киевского. Это первый пример русского стиля храмового строительства: строгая монументальная композиция, но в то же время впечатление устремления ввысь.

Внук Владимира Мономаха Андрей Боголюбский перенёс столицу во Владимир. Он построил там множество прекрасных каменных храмов, многие из которых сохранились до сих пор. Первым был храм Боголюбово, на том месте, где князю привиделась Богородица со свитком в руках.

Самым крупным храмовым сооружением стал кафедральный Успенский собор. По стилю он аналогичен Софийскому собору Новгорода. В украшении и росписи принимали участие немецкие мастера, присланные Фридрихом I (Барбароссой), с которым князь Андрей находился в дружественных отношениях. В 1138 году при взятии города Батыем собор выгорел внутри, при этом погибли укрывшиеся в нём княжеская и боярские семьи.

В память своего сына Святослава, погибшего в бою, Андрей Боголюбский построил один из самых знаменитых храмовых шедевров: церковь Покрова на Нерли. Стройные и строгие пропорции, ставшие визитной карточкой русской архитектуры. Скупо украшенный резьбой, храм напоминает одинокую белую свечу. Храм удивительно вписывается в ландшафт: он расположен на равнине, на рукотворном холме, а в паводок оказывается как бы на острове

Брат Боголюбского Всеволод Большое Гнездо продолжил традиции храмового строительства, но ему захотелось построить не монументальный храм, а красивый и необычный. Князь тщетно искал иноземных мастеров, которые могли бы исполнить его задумку, в итоге нашёл русских. В 1191 году был освящён Дмитриевский собор во Владимире – настоящая жемчужина каменного зодчества. Храм выстроен из белого известняка и сплошь покрыт резьбой. Сюжеты довольно экзотические: львы, грифоны, слоны и даже Александр Македонский.

При татаро-монголах

После того, как Русь попала под власть монголо-татар, дорогостоящее каменное зодчество продолжалось только в Пскове и Новгороде: остальная Русь платила дань и не имела средств на украшение своих городов. Кроме этого, мастеров целенаправленно угоняли в плен.

Первым настоящим князем Москвы стал Даниил Александрович, он построил несколько деревянных церквей и два монастыря: Данилов и Богоявления. Когда Москва получила ярлык на великое княжение, князь Иван Калита по настоянию митрополита Петра нашёл средства на первую каменную церковь.

При митрополите Алексии на Русь прибывали византийские мастера, в их числе был Феофан Грек. Он творил в одно время с Андреем Рублёвым. Благовещенский храм в Кремле они расписывали вместе. Их творения очень контрастны: у Рублёва его святые проникнуты неземным спокойствием, у Феофана – пылают божественным огнём.

Читайте также:  зилфикаров ифрат назимович биография

Интересный нарядный храм находится недалеко от Китай-городской стены: церковь Всех Святых на Кулишках. Построен в честь победы на Куликовом поле.

Итальянские зодчие в России

Следующая волна храмового строительства приходится на царствование Ивана III. Этот царь женился на Софье Палеолог, которая была потомком византийского императорского дома, но жила в Италии. Это была женщина, неспособная лично обогатить русскую культуру и мораль, зато с ней приехали в Россию выдающиеся художники и архитекторы.

Они талантливо объединили русский стиль с итальянскими архитектурными формами. Храм Михаила Архангела в Кремле украшен закомарами в форме ракушек – это приём всем понравился и стал активно использоваться в строительстве храмов.

Многим знакома красивейшая церковь Вознесения в Коломенском. Это новый шатровый стиль храмового зодчества. Построен был этот храм в честь рождения Ивана IV Грозного также итальянским архитектором.

Венец русской храмовой архитектуры

А сам Иван Грозный отметился строительством знаменитого храма Василия Блаженного. Зодчим его был пскович Барма Постник, религиозный человек с глубоким ощущением славянских корней. Царь потребовал от него создать что-то невиданное, необычайное – и русскому архитектору это удалось. Несмотря на полную асимметрию своих девяти куполов, храм выглядит очень гармонично, а цветовое разнообразие и орнаменты создают праздничное настроение.

По легенде, царю Ивану Васильевичу храм настолько понравился, что он приказал… ослепить архитектора, чтобы он нигде не мог больше сотворить подобного чуда.

Источник

Как строили храмы в древней Руси. часть 1

С крещения Руси начинается новый период в русской истории и строительстве. Трудно переоценить значение этого события. Вместе с христианством Русь приняла от Византии определенные основы культуры. В частности, новым государственным и идеологическим задачам стала отвечать каменная архитектура, образцы которой были взяты из Византии.

Там был создан тип крестово-купольного храма, основа которого — прямоугольное помещение с четырьмя или более столбами в середине, членящими внутреннее пространство на девять частей. Центр храма — подкупольное пространство, куда свет проникает через окна в барабане. К подкупольному пространству примыкают ячейки, перекрытые цилиндрическими сводами, образующие крестообразную основу плана. Угловые части перекрываются куполами или цилиндрическими сводами. Все центральное пространство в плане образует крест.

Купол появляется в Византии в юстинианский период, еще до крестовокупольности (София Константинопольская). Там же складывается система купола на парусах. С восточной стороны к зданию примыкают три граненые или полукруглые апсиды. В средней помещается алтарь. В западной части находится помещение второго яруса — хоры. Поперечное пространство в западной части называется притвором, нартексом.

Однако, опираясь на традиции византийского искусства, русские мастера создали собственное национальное искусство, свои формы храмов, стенные росписи и иконопись, которую не спутаешь с византийской, несмотря на общность иконографии.

Таким образом,основным типом строительства православного храма на Руси был крестово-купольный. Именно этот тип храма господствовал в архитектуре Древней Руси. Именно такого типа была возведена первая каменная церковь — Десятинная.

Закладка и разбивка здания

Прежде всего, по-видимому, подготавливалась ровная площадка для строительства. Следы подрезки грунта для выравнивания площадки неоднократно отмечались при археологических исследованиях памятников. Об этом же свидетельствуют и западные источники, восходящие к XII в.[2] Затем намечалось место алтаря и проводилась продольная ось храма, ориентированная на первый луч восходящего солнца. Алтарь должен был быть ориентирован на восток, а восток понимали как восход солнца. Так делали на Руси, так же поступали и на Западе.[3]

Высказывались предположения, что день закладки храма должен был соответствовать дню его патрона. [4] Проверка дней закладки, выполненная на основании азимутов существующих памятников, данных предположений не подтвердила.[5] С днем патрона храма обычно совпадал не день закладки, а день освящения, что специально оговаривалось в церковных уставах.[6] День же закладки лишь изредка совпадал с днем патрона храма. Торжественная церемония закладки церкви происходила уже после освящения.

В русских летописях эта процедура засвидетельствована лишь для более позднего времени. Так, описывая закладку церкви в Москве в 1472 г. летописец.сообщал: «. преосвященный митрополит Филипп со всем освященным собором. поидоша на основание церкви. Прииде же тако и. великий князь Иван Васильевич. И тако совершившие молебная, и прежде всех своима рукама митрополит начало полагает, идеже олтарю быти, таже по странам и по углам, и по сем мастеры начинают дело зданию».[7]

Разметку контура будущего храма выполняли при помощи шнура. На Западе и на Кавказе это зафиксировано как письменными источниками, так и миниатюрами. С помощью шнура лроизводили разбивку плана храма и на Руси. Свидетельством того является легенда о постройке Успенской церкви Киево-Печерского монастыря, изложенная в Печерском патерике. Согласно этой легенде, величину будущего храма определяли золотым поясом, подаренным монастырю принявшим христианство варяжским ярлом Шимоном.[10]

Вопрос о том, как производилась разбивка плана здания, а затем определялись его вертикальные размеры, давно уже интересует исследователей. Создавались самые разнообразные, часто очень сложные теории, с помощью которых пытались объяснить систему пропорционального построения древнерусских храмов. К сожалению, все теории, даже самые остроумные, могут помочь только при анализе памятников, но не служить тем рабочим методом, которым руководствовался древний зодчий, хотя некоторые из авторов таких теорий на это претендуют.[11]
Ближе всех подошли к решению задачи К.Н. Афанасьев и Е.Ф. Желоховцева.[12] Важнейший вывод Афанасьева сводится к тому, что основой построения являлся диаметр купола храма или, позже, сторона подкупольного квадрата.[13] Значение диаметра купола для построения всех основных размеров в зданиях центральнокупольного типа не подлежит сомнению.[14] Однако этот размер мог быть лишь промежуточным, переходным, дающим возможность перейти от плана к вертикальным построениям, т.е. к размерам разреза здания.

Читайте также:  молодежка 6 сезон персонажи

Кстати, именно так, согласно легенде, получили задание зодчие Успенского собора Киево-Печерского монастыря: они должны были построить храм, имевший в ширину 20 поясов (локтей), а в длину и высоту по 30. [15] Об этом же свидетельствует и процедура заложения храма, при которой прежде всего отмечались его четыре угла, т.е. общие габариты плана. Очевидно, что размеры здесь определялись по наружным стенам здания, а не по его интерьеру.[16]

Таким образом, несомненно, что при торжественной церемонии закладки храма намечались положение алтаря, направление продольной оси и четыре угла здания. Все последующие построения, т.е. разбивка членений плана, переход от общих габаритов здания к размеру подкупольного квадрата, а затем определение высот, относились уже к рабочему методу зодчего. Очевидно, что последний использовал при этом какие-то принятые на Руси единицы измерений.[17]
Относительно того, каковы были эти единицы, существуют различные точки зрения. Так, К.Н. Афанасьев пришел к выводу, что величина «пояса Шимона», которым определяли размеры Успенского собора Киево-Печерского монастыря, равнялась 1.18 м, т.е. 4 римским футам (29.5 см); в то же время подкупольные квадраты большинства древнерусских храмов, по его мнению, кратны не римскому, а греческому футу (30.8 см).[18]

Такому выводу противоречит тот факт, что в русских письменных источниках все измерения, как правило, указаны не в футах, а в саженях и локтях. Н.В. Холостенко и Б.А. Рыбаков определяли тот же «пояс Шимона» равным 1.08 м, т.е. 0.5 косой сажени. [19] Очень вероятно, что в разное время и в разных строительных центрах Руси использовали различные единицы мер, хотя, конечно, лишь одну меру в каждой постройке.[20]>

При этом вовсе не обязательно, чтобы принятая мера в разных зданиях совпадала с большой точностью, поскольку эталонов не существовало. Приводимые обычно сведения о наличии эталона длины, о котором упоминается в «Уставе» князя Всеволода, свидетельствуют как раз об обратном: если имелся специальный «иваньский локоть», значит, могли существовать и другие варианты локтя. 21) В то же время внутри каждого возводимого сооружения все размеры должны были согласовываться с какой-то одной точной мерой.[22]

Поэтому зодчий сам определял эталон длины (независимо от того, был ли то фут, локоть или какая-либо иная мера), которым и руководствовался в процессе строительства. Эталон длины, видимо, представлял собой деревянный прут, т.е. своего рода масштабную линейку. Об этом можно судить хотя бы по тому, что деревянный прут является основным атрибутом архитектора на всех западноевропейских изображениях зодчих. [23] То, что так же обстояло дело и на Руси, подтверждает, например, древняя легенда о Соломоне и Китоврасе, где вызванный к Соломону строитель храма Китоврас «умеря прут четырех локот и вниде пред царя, и поклонися, и поверже прут пред царем. «.[24]

Следует отметить, что, не зная статических расчетов, древние зодчие должны были эмпирически учитывать также и конструктивную сторону здания: соотношение толщины стен и столбов с размерами пролетов и пр. Очевидно, что традиционная система построения плановых и высотных размеров храма, которую древнерусский зодчий использовал в качестве своего рабочего метода, должна была обеспечивать еще и прочность сооружения.[25]

Известно, что древнерусские зодчие не применяли чертежей. [26] Это относится не только к домонгольской поре, но и к значительно более позднему времени.[27] Высказалось предположение, что в качестве чертежа могли использовать модели. Но такое предположение абсолютно ничем не подтверждается. Наоборот, все сведения о моделях, встречающиеся в поздних источниках, говорят о том, что их изготовляли не в качестве проектного чертежа, а лишь как средство продемонстрировать заказчику облик будущего здания.[28]

Несомненно, что древнерусские зодчие должны были обладать какой-то эмпирически разработанной, а затем ставшей традиционной, четкой системой построений, которая позволяла им заранее определять основные размеры частей здания как в плане, так и по высоте. Система эта должна была быть гибкой, поскольку различия в пропорциональных построениях разных памятников домонгольского зодчества очень велики, что свидетельствует о широких возможностях мастера разнообразить принимаемые им решения.

В то же время система должна была быть достаточно точной. Так, изучение памятников владимиро-суздальского зодчества показало, что скульптурные рельефы в верхних частях здания высекались на отдельных камнях разного размера и затем уже в готовом виде использовались при кладке стен. Следовательно, архитектор имел возможность заранее задавать резчику размер камня, предназначенного для укладки даже в верхней части будущего здания.

В чем заключался рабочий метод древнерусского зодчего, мы пока не знаем, несмотря на многочисленные попытки исследователей разгадать его. Неясно также, был ли этот метод разработан византийцами, или же он имел более широкий ареал, включая зодчество Кавказа, а может быть, и романское. Очень важно будет в дальнейшем выяснить и то, насколько специфично применялся данный метод на Руси, что внесли в него древнерусские мастера.

Сроки возведения зданий

Таким образом, судя по летописям, закладка храмов производилась начиная с марта или апреля до середины июля. Однако есть сведения и о более поздней закладке. Так, осенью 1192 г. был заложен собор Рождественского монастыря во Владимире; правда, здесь в летописи раздельно отмечено, что князь Всеволод «заложи церковь», а потом «почата же бысть здати месяца августа в 22-й день». Очевидно, иногда строительство храмов начинали и в августе.

О времени закладки храмов можно судить не только по письменным источникам, но и по ориентации продольной оси самих храмов, поскольку при закладке продольную ось ориентировали на ту точку горизонта, где в день закладки всходило солнце.[32] Ориентация эта в настоящее время фиксируется с помощью магнитного компаса, т.е. представляет собой магнитный азимут. Зная магнитное склонение пунктов, где расположены памятники, легко определить истинный азимут продольной оси храмов.[33]

Источник

Поделиться с друзьями
Моря и океаны
Adblock
detector