страшные истории для рассказа в темноте триллер

Содержание

Потому и страшно: рецензия на фильм «Страшные истории для рассказа в темноте»

Компетентный хоррор от Андре Овредала и Гильермо дель Торо, пытающийся увязать детские страшилки со взрослым политическим высказыванием.

Трейлер

42057946 1111752

Группа подростков, скрываясь от школьного хулигана на Хэллоуин, встречает заезжего мексиканского паренька Рамона и недолго думая ведёт его к местной достопримечательности — «дому с привидениями», в котором когда-то жила семья злобных капиталистов, чья дочь сошла с ума и начала травить детей в городе. Её душа, по легенде, до сих пор живёт в доме и, если её попросить, может рассказать гостю одну из своих страшных историй, после которой тот непременно отправится в мир иной. Рамон, человек наблюдательный и смекалистый, обнаруживает в доме потаённую комнату, которую никто раньше не находил. Там девочка Стелла, wannabe-писатель и жертва комплексов, находит книгу той самой сумасшедшей девочки с историями, написанными детской кровью. Стелла берёт книгу домой, и вскоре страшилки из неё начинают претворяться в жизнь.

Кадр из фильма «Страшные истории для рассказа в темноте»

Шестидесятые, дамы и господа, снова в моде: в одну неделю в мировом прокате объявилось сразу две картины, кардинально разными способами, но с одинаковой ностальгической слёзкой у глаз возвращающие нам старые-добрые. В обоих случаях — с сильно заметной ревизионистской оптикой, в обоих случаях — с громкими именами за пазухой. Первый, конечно же, Тарантино со своим «Однажды… в Голливуде», второй — несколько затерявшийся на фоне первого (а кто бы тут не затерялся) — Гильермо дель Торо с продюсерским проектом «Страшные истории для рассказа в темноте». Хоррором с инструментарием детской страшилки и амбициями манифестального среза эпохи.

Кадр из фильма «Страшные истории для рассказа в темноте»

%D0%A1%D1%82%D1%80%D0%B0%D1%88%D0%BD%D1%8B%D0%B5 %D0%98%D1%81%D1%82%D0%BE%D1%80%D0%B8%D0%B8 1

Дель Торо и режиссёр Андре Овредал — неплохой, но откровенно здесь наёмный постановщик «Демона внутри» и «Охотников на троллей» — работают примерно в пространстве Джеймса Вана, но, к счастью, не сваливаются в подражательство его эстетике, в последние годы откровенно доминирующей над жанром условно «глупого» хоррора. «Страшные истории для рассказа в темноте», вторя своему игривому названию, обращаются скорее к традиции Р.Л. Стайна и прочих детских ужастиков, впитавших в себя городские легенды и героев тех полуночных мифов, что дети так любят рассказывать друг другу перед сном. Собственно, магистральный сюжет фильма — челночный бег между такими вот ожившими историями. Эдакая серьёзная версия Goosebumps, где вместо йети и милых садовых гномиков — инфернальные чудовища прямиком из больной фантазии Стефана Геммела (иллюстратора оригинальных книг, чьи дизайны монстров Овредал с дель Торо перенесли почти досконально).

Кадр из фильма «Страшные истории для рассказа в темноте»

%D0%A1%D1%82%D1%80%D0%B0%D1%88%D0%BD%D1%8B%D0%B5 %D0%98%D1%81%D1%82%D0%BE%D1%80%D0%B8%D0%B8 2

Как и всё те же Goosebumps, «Страшные истории» строят над обособленными страшилками единый нарратив, связывают их в одну большую метаисторию. Но в остальном они абсолютно точно следуют их эстетике: всё те же знакомые приёмы, всё те же лица, характеры и страхи. Которые, как ни странно, работают — оказывается, даже самую вторичную историю можно развернуть интересно, если у вас есть хороший рассказчик, а герои хотя бы в трёх случаях из пяти ведут себя как живые люди.

Кадр из фильма «Страшные истории для рассказа в темноте»

%D0%A1%D1%82%D1%80%D0%B0%D1%88%D0%BD%D1%8B%D0%B5 %D0%98%D1%81%D1%82%D0%BE%D1%80%D0%B8%D0%B8 3

«Страшным историям» не хватает разве что банальной выразительной смелости: все встречи с монстрами и прочие громкие «бу» интересны концептуально (бесконечный кукурузный лабиринт, зеркальный мир, где героиня примеряет другую личность), но они будто боятся развить идею чуть дальше простого концепта, спеша перейти к следующей главе и следующему «бу». Фильм вообще очень неусидчивый — он вечно скачет от событию к события и без лишних раздумий сметает с пути персонажей ещё до того, как зритель поймёт, что к чему.

Кадр из фильма «Страшные истории для рассказа в темноте»

%D0%A1%D1%82%D1%80%D0%B0%D1%88%D0%BD%D1%8B%D0%B5 %D0%98%D1%81%D1%82%D0%BE%D1%80%D0%B8%D0%B8 4

Освободившийся хронометраж Овредал и дель Торо используют своеобразно: их «Страшные истории» с навязчивой регулярностью напоминают зрителям, что на дворе вообще-то закат 60-х, Никсон вот-вот пойдёт на второй срок, а во Вьетнаме бушует кровавая война. Радиоволны бубнят смыслы, по телевизору им вторит лучезарная улыбка консервативного президента — и всё это до поры до времени выглядит лишним, странным, коряво привязанным к совершенно неполитической истории о детях, которых терроризирует старая книга. Даже тот факт, что один из героев — призывник-уклонист, скорее работает как источник инстинктивного страха, чем как какое-либо заявление.

Читайте также:  карен хачанов зверев история встреч

Заявление будет потом: почти что в самом конце «Страшные истории» вдруг произносят нарочито двусмысленную речь о том, как важно не скрывать правду и не копить в себе праведный гнев, а горько-сладкий финал в том числе намекает, что страна, в отличие от главных героев, ничему не научилась. Хорошо, Гильермо, не уверены, что это было необходимо, но мы тебя выслушали — а теперь иди и сними уже чёртовы «Хребты безумия».

Источник

«Страшные истории для рассказа в темноте» и еще десять хоррор-антологий

pale lady

В прокат только что вышли «Страшные истории для рассказа в темноте» — новый фильм Андре Овердала («Демон внутри», «Охотники на троллей»), продюсером которого выступил Гильермо Дель Торо, заметно повлиявший и на общий стиль всего проекта.

Фильм состоит из нескольких историй, которые происходят с главными героями, читающими книгу жутких рассказов, найденную в доме с привидениями. Выглядит все это немного по-детски, но вполне стильно, отчасти – из-за хорошо проработанного сеттинга (американский городок конца 60-х), а отчасти – из-за отлично оформленных монстров (от традиционных живых пугал до собирающего себя из кусков Гремящего Человека). А для Disgusting Men выход такого фильма – отличный повод напомнить, что хоррор-антологии когда-то подарили нам немало отличных историй. Так что сегодняшняя подборка призвана напомнить о самых примечательных образцах этого когда-то весьма популярного жанрового формата.

«Калейдоскоп ужасов» / Creepshow (1982)

Вечная классика жанра: вероятно, самый известный широкой публике фильм легендарного Джорджа Ромеро после его работ о зомби, и один из лучших примеров хоррор-антологии вообще. Пять очень разных историй, пропитанных фирменным черным юмором, немедленно стали хитом проката. Над фильмом, надо сказать, работала самая настоящая команда мечты: кроме самого Ромеро стоит назвать хотя бы Стивена Кинга (сценарист) и Тома Савини (грим и спецэффекты), а среди актеров мелькают такие люди как молодой Эд Харрис и Лесли Нильсен в необычной для себя роли садиста-убийцы. Кинг, кстати говоря, тоже сыграл в фильме небольшую роль в одной из новелл – в ней туповатый фермер становится пристанищем для инопланетного сорняка, который полностью покрывает его тело. В фильме также присутствуют разнообразные зомби (кто бы сомневался), а также арктический зверь демонического вида, и полчища тараканов — в общем, все, что мы любим. И да, у фильма есть сиквелы – один хороший (1987-го года), и один… ну, о нем лучше промолчать.

«Сумеречная зона» / Twillight Zone (1983)

Еще одна классическая антология, только не стоит путать: речь идет не о сериале (имеющем на данный момент аж четыре версии), а о полнометражном фильме, состоящем из четырех отдельных историй, вдохновленных классической «Сумеречной Зоной» 1960-х годов. Каждая новелла снята отдельным режиссером: в проекте участвовали Джон Лэндис, Стивен Спилберг, Джо Данте и Джордж Миллер. И если спилберговская история – сентиментальная притча о краткости человеческого века на Земле, то три остальные истории представляют собой вариации на тему хоррора. Лэндис иронизирует над брюзгой-расистом, закидывая его то в нацистскую Германию, то в лапы Ку-Клус-Клана. Данте рассказывает про мальчика, обладающего способностью воплощать любые свои желания (моя любимая новелла, стилистически безупречная). Миллер снял историю про человека, увидевшего в окне летящего самолета кое-что действительно чудовищное. В итоге получилось разнообразное, но однозначно запоминающееся кино, отличный пример ремейка, сохранившего верность оригиналу.

«Кошачий глаз» / Cat’s Eye (1985)

Еще одна антология, созданная по сценарию Стивена Кинга. Здесь три истории связаны весьма неожиданным персонажем: уличным котом, который в третьей новелле оказывается единственным, кто способен спасти маленькую девочку (Дрю Бэрримор) от злобного тролля, ворующего дыхание у спящих. Эта история была написана специально для фильма, а вот две остальных основаны на рассказах из сборника «Ночная смена». В одной из них речь идет о человеке (Джеймс Вудс), который обращается в корпорацию «Бросайте курить», использующую крайне неординарные методы воздействия на курильщиков. В другой – известный теннисист вынужден принять рискованное пари и прогуляться по карнизу небоскреба, чтобы остаться в живых. Режиссер Льюис Тиг – тоже не последний в жанре человек: за пару лет до этого фильма он экранизировал «Куджо», а еще раньше снял культовый хоррор «Аллигатор», в котором указанный зверь выползает из канализации, превращая город в свои охотничьи угодья.

«Трилогия ужаса» / Tales of Terror (1975)

Эта антология основана на творчестве Ричарда Мэтисона, которого многие помнят по одной-единственной книге — «Я – Легенда», хотя это не вполне справедливо. Мэтисон в США считается звездой хоррора и фантастики; которого Рэй Брэдбери называл его «одним из самых важных писателей двадцатого века». В каждой из трех новелл фильма главную роль играет культовая актриса Карен Блэк: в первой рассказывается о неудачном романе студента с преподавательницей, во второй – о двух сестрах-соперницах, а в третьей, самой знаменитой, женщину преследует ожившая кукла-фетиш африканского воина (сценарий это истории Мэтисон написал сам). В 90-х был снят сиквел, в котором третья история была своего рода ремейком этого сюжета – обе части снял режиссер Дэн Кертис, когда-то создавший несколько очень успешных хоррор-сериалов («Колчак: ночной охотник», «Мрачные тени»).

Читайте также:  рапунцель запутанная история на немецком

«После полуночи» / After Midnight (1989)

Главный hidden gem в списке: малоизвестная, но определенно заслуживающая внимания хоррор-антология от братьев Джима и Кена Уитов (последний – сценарист «Черной дыры» и четвертой части «Кошмара на улице Вязов»). Действие разворачивается дома у преподавателя психологии, где компания студентов рассказывает друг другу страшные истории. В первой муж и жена случайно оказываются в заброшенном доме с темным прошлым. Во второй четыре девушки попадают в серьезный переплет на заправке, когда за ними начинает гнаться стая обезумевших от ярости собак. А в третьей новелле героиня, работающая на телефонной станции, попадает в лапы сталкера-психопата. Смотрится все это, может быть, в большей степени лампово, чем страшно, но уж точно не скучно, и весьма атмосферно.

«Истории с темной стороны» / Tales From The Darkside: The Movie (1990)

Как и «Сумеречная Зона», этот проект – полнометражная версия телесериала, запущенного в 1980-х Джорджем Ромеро, и выходившем на протяжении четырех сезонов. После закрытия сериала Джон Харрисон (друг Ромеро, в основном известный как композитор) перенес его на большой экран, сняв антологию из трех историй, которые маленький мальчик рассказывает ведьме (Дебби Харри из Blondie), пока она готовит его себе на ужин. В первой истории (по рассказу Артура Конан Дойла) студенческие интриги приобретают неожиданный поворот, когда в кампусе оживает древнеегипетская мумия. Во второй (в основе ее лежит кинговский рассказ «Кот из ада») наемный убийца пытается покончить с крайне живучим котом. В третьей (основанной на переработанной легенде из японского фольклора) молодой художник дает чудовищу-гаргулье необычную клятву, которую однажды нарушит – с непоправимыми последствиями. Как и в «Калейдоскопе ужасов», здесь засветились не последние актеры — например, Кристиан Слейтер, Стив Бушеми (здесь он играет студента-задрота) и Джулианна Мур. По стилю кино напоминает традиционные для Кинга и Ромеро сюжеты, так что поклонники этих мастеров точно не будут разочарованы.

«Байки из склепа» / Tales From The Crypt (1972)

Сейчас об этом мало кто помнит, но прежде чем стать сериалом, знаменитые «Байки из склепа» тоже были экранизированы в форме антологии. В начале 70-х в Великобритании был снят одноименный фильм, состоящий из пяти историй, которые Хранитель Склепа рассказывает пяти туристам, попавшим к нему в катакомбы. Каждая история в итоге – конечно же — оказывается историей об их собственной смерти. Как и телесериал, эти «Байки из склепа» основаны на одноименных комиксах; некоторые из их сюжетов были экранизированы дважды – сначала в британской версии, а затем в американской. После успеха этого фильма британцы сняли еще одну экранизацию «Баек из склепа» под названием «Склеп ужаса»,на этот раз состоящую из четырех новелл.

«Сад пыток» / Torture Garden (1967)

Еще одна британская антология, снятая, как и «Байки из склепа», крепким жанровым профессионалом Фредди Фрэнсисом. Ее центральным персонажем является Доктор Дьяболо, хозяин балаганного шоу ужасов. Он предлагает пяти посетителям узнать их судьбу, которая раскрывается в нескольких историях. И хотя сами сюжеты представляют собой традиционные моралистические истории, образы в них использованы не самые банальные. В одной из них, например, фигурирует кошка-людоед, которая околдовывает мужчин. В другой фанатичный коллекционер убивает самого Эдгара Аллана По (в его роли знаменитый Питер Кушинг, звезда британского хоррора). А как насчет любовного треугольника с участием ревнивого пианино?

«Байки у костра» / Campfire Tales (1997)

Антология с непростой судьбой: снятая в середине 90-х тремя режиссерами, она должна была выйти в широкий прокат, но, несмотря на внезапный триумф «Крика» и возрождение молодежного хоррора, миновала кинотеатры и вышла на домашнем видео. Общий зачин антологии таков: группа тинейджеров попадает в автомобильную аварию и коротает ночь у костра в ожидании помощи, развлекая себя страшными историями. Все основаны на классических городских легендах (прием, который будет эксплуатироваться в нашумевшем через год одноименном фильме): сначала идет история про молодоженов и неудачный медовый месяц, затем – про онлайн-маньяка, преследующего оставленную в одиночестве дома девочку (и это в 97-м году!), и, наконец – история о парне, который встретил таинственную немую девушку, живущую в доме с привидениями. Все три истории довольно остроумно связаны, хотя поклонники жанра, скорее всего, быстро догадаются, что здесь к чему.

Читайте также:  альфа и омега история происхождения

«Глубокой ночью» / Dead Of Night (1945)

Напоследок нельзя не упомянуть дедушку всех хоррор-антологий. В этом британском фильме архитектор прибывает в дом к странному клиенту, и затем понимает, что на самом деле он находится в кошмарном сне. Пробудиться от него можно, выслушав несколько страшных историй от собравшихся в этом месте людей. Сами рассказы довольно типичны, выдержаны в разных стилях, но среди них стоит выделить историю про чревовещателя и его аморальную куклу, которая все чаще начинает казаться хозяину живой. Из всех представленных в фильме новелл эта стала классической, и была многократно пересказана в разных сериалах (в тех же «Байках из склепа», например). И разумеется, в этой антологии не обойдется без финального твиста, связывающего все истории.

Источник

Все отзывы о фильме Страшные истории для рассказа в темноте

59f58a5973ce4c0fa2b9a9668445

Рецензия «Афиши» на фильм

fffw65mXICnTmJNta7 24ZPTCtfWNKt4bQmKm3UMfHU

Ретрохоррор по мотивам детских страшилок

На Хэллоуин 1968 года в маленьком пенсильванском городке старшеклассница Стелла (Зои Коллетти), фанатка хоррора в больших очках, и двое ее таких же нескладных друзей (Остин Зажур и Гэбриел Раш) решают забросать какашками местных хулиганов. Спасаясь, они залезают в машину к отважному мексиканскому юноше Рамону (Майкл Гарза), а потом уже вместе с ним отправляются в дом с привидениями: в конце XIX века жившее там семейство фабрикантов держало взаперти девочку Сару, с которой что‑то было не в порядке: та через стенку зачитывала окрестным детям страшные истории, и дети вскоре умирали.

«Страшные истории» — антология страшилок для младшего и среднего школьного возраста, которую по мотивам городских легенд сочинил писатель Элвин Шварц и издал в трех томах в 1980-е — начале 1990-х. Насколько можно судить, в Америке эти книжки, снабженные к тому же удачными (и правда очень страшными) иллюстрациями, были и остаются чрезвычайно популярны; по крайней мере, всяческие ассоциации озабоченных родителей неоднократно пытались их запретить или хотя бы изъять из школьных библиотек. Экранизацию собирался снимать Гильермо дель Торо, но он в итоге остался лишь продюсером, а режиссером стал норвежец Андре Эвредаль, тоже большой любитель фольклора, на родине поставивший славный фэнтези-мокьюментари «Охотник на троллей», а в Англии — недурной камерный хоррор про морг и ведьм «Демон внутри».

Поскольку книга просто сборник коротеньких, на пару страниц, сказок для костра в пионерлагере, авторы фильма придумали собственный большой сюжет, достаточно элегантно, пусть и не слишком оригинально, вплетя туда эти рассказики. Получились как бы вставные короткометражки — очень тупые и очень эффектные мини-новеллы про монстров: пугало-убийца, страшный прыщ, труп, который требует вернуть его палец, оказавшийся в супе, и все такое прочее. Это, несомненно, лучшее, что есть в фильме.

В остальном же тут в дель-торовской манере лихо перемешаны, как, опять же, в супе, сразу несколько жанров. С одной стороны, история про не в меру любопытных подростков-гиков а-ля 80-е (или «Очень странные дела», если угодно). С другой, тин-фантастика в духе «Пункта назначения». С третьей, готический хоррор со встроенной самокритикой, как теперь принято, всего готического. С четвертой, нежное ретро про конец 60-х: автомобильные кинотеатры, где крутят «Ночь живых мертвецов», психоделическая песенка Донована в исполнении сперва автора, а потом (на финальных титрах) Ланы Дель Рей, и так далее; забавно, что действие «Историй» разворачивается за считанные месяцы до действия выходящего у нас одновременно «Однажды… в Голливуде».

И, конечно, тут есть политика, без которой дель Торо тоже трудно представить. На заднем плане (но очень настойчиво) идут выборы горе-президента Ричарда Никсона, чем‑то неуловимо напоминающего нынешнего. Вьетнамская война не только фон, но и важный элемент сюжета. Героя мексиканского происхождения оскорбляют на национальной почве злые подростки и офицер полиции. Капиталисты оказываются такими же чудовищами, как, собственно, чудовища. От взрослых вообще ничего хорошего не жди: главную героиню, например, в детстве бросил даже не папа, как обычно, а для разнообразия мама.

Все это неизменно мило и по большей части несколько пластмассово. Эвредаль — техничный режиссер, и отдельные кусочки вроде бы довольно страшные, не стоит верить мягкому подростковому рейтингу (чего стоит улыбчивая женщина в коридоре или составной человек). Но фильм в целом слишком эклектичный, слишком дробный, слишком знакомый и слишком вылизанный, чтобы залезть под кожу, испугать по-настоящему. «Истории» напоминают, что монстры, когда ты ребенок (хотя герои не то чтобы дети, и тут тоже есть некоторая несуразность), поджидают тебя повсюду: дома, когда родители уехали, в школе, а тем более в полицейском участке или в психушке. Но повсюду и маркетологи, готовые упаковать твои кошмары в нейтральную упаковку, впихнуть дюжину и без церемоний толкнуть тебя в очередь на сиквел.

Источник

Поделиться с друзьями
Моря и океаны
Adblock
detector