стимул история происхождения слова

Стимул

Стимул. Элементы историзма более открыто, хотя и в бессистемном, отрывочном виде, выступают в справочном отделе словарной статьи семнадцатитомного словаря. [. ] В отдельных случаях, по-видимому, не очень частых, историко-лексикографическая справка оказывается неточной и запоздалой. Так, например, при слове стимул дается ссылка на третье, т. е. бодуэновское, издание словаря Даля (начало XX в.). Тем самым это слово в семнадцатитомном Словаре современного русского литературного языка оказалось лишенным всякой истории, хотя есть литературные ссылки на Добролюбова и А. Н. Островского («Один из хороших стимулов труда есть нужда») (см. т. 14, 1963, с. 880).

Между тем слово стимул начало употребляться уже в русском литературном языке 40-х годов XIX в. В это время оно еще воспринималось многими литературно образованными людьми как неологизм. Например, рецензент журнала «Пантеон» в своем разборе статьи Николая М. «Биография Н. В. Гоголя» пишет: «. мы оставляем Николая М. с его биографиею, заметив только на прощание, что слова стимул нет в русском языке и что писать дата вместо число более чем странно. » (Пантеон, 14, 1854, март, 4, с. 13).

Слово стимул, судя по его ударению, было заимствовано либо прямо из латинского языка (лат. stimulus буквально «заостренная палочка»), либо через посредство польского и немецкого языков (ср. польск. stymulować, нем. stimulieren). Во всяком случае уже в 60-х годах слово стимул входит в активный словарь русской журнально-публицистической речи. Оно вносится в лексикон иностранных слов. Например, в «Полном словаре иностранных слов, вошедших в состав русского языка, составленном по образцу немецкого словаря Гейзе» (СПб., 1861, с. 483) читаем: «Стимул (от stimulare – «погонять»), лат. Побудительное средство; все, что побуждает делать что-либо».

(Виноградов В. В. Семнадцатитомный академический словарь современного русского литературного языка и его значение для советского языкознания // Вопросы языкознания. 1966. № 6, с. 17–18).

Поделиться ссылкой на выделенное

Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»

Источник

Стимул

Стимул. Элементы историзма более открыто, хотя и в бессистемном, отрывочном виде, выступают в справочном отделе словарной статьи семнадцатитомного словаря. [. ] В отдельных случаях, по-видимому, не очень частых, историко-лексикографическая справка оказывается неточной и запоздалой. Так, например, при слове стимул дается ссылка на третье, т. е. бодуэновское, издание словаря Даля (начало XX в.). Тем самым это слово в семнадцатитомном Словаре современного русского литературного языка оказалось лишенным всякой истории, хотя есть литературные ссылки на Добролюбова и А. Н. Островского («Один из хороших стимулов труда есть нужда») (см. т. 14, 1963, с. 880).

Между тем слово стимул начало употребляться уже в русском литературном языке 40-х годов XIX в. В это время оно еще воспринималось многими литературно образованными людьми как неологизм. Например, рецензент журнала «Пантеон» в своем разборе статьи Николая М. «Биография Н. В. Гоголя» пишет: «. мы оставляем Николая М. с его биографиею, заметив только на прощание, что слова стимул нет в русском языке и что писать дата вместо число более чем странно. » (Пантеон, 14, 1854, март, 4, с. 13).

Слово стимул, судя по его ударению, было заимствовано либо прямо из латинского языка (лат. stimulus буквально `заостренная палочка’), либо через посредство польского и немецкого языков (ср. польск. stymulować, нем. stimulieren). Во всяком случае уже в 60-х годах слово стимул входит в активный словарь русской журнально-публицистической речи. Оно вносится в лексикон иностранных слов. Например, в «Полном словаре иностранных слов, вошедших в состав русского языка, составленном по образцу немецкого словаря Гейзе» (СПб., 1861, с. 483) читаем: «Стимул (от stimulare — `погонять’), лат. Побудительное средство; все, что побуждает делать что-либо».

(Виноградов В. В. Семнадцатитомный академический словарь современного русского литературного языка и его значение для советского языкознания // Вопросы языкознания. 1966. № 6, с. 17—18).

Полезное

Смотреть что такое «Стимул» в других словарях:

СТИМУЛ — (лат. stimulus). Побуждение, поощрение, побудительное средство; все, что побуждает к деятельности живые существа. Словарь иностранных слов, вошедших в состав русского языка. Чудинов А.Н., 1910. СТИМУЛ [лат. stimulus букв. палка, которой погоняли… … Словарь иностранных слов русского языка

стимул — (от лат. stimulus остроконечная палка, которой погоняли животных, стрекало) воздействие, обусловливающее динамику психических состояний индивида (обозначаемую как реакция) и относящееся к ней как причина к следствию. В физиологии и … Большая психологическая энциклопедия

стимул — См. побуждение. Словарь русских синонимов и сходных по смыслу выражений. под. ред. Н. Абрамова, М.: Русские словари, 1999. стимул возбуждение, побуждение; мотив, поощрение, побудитель, толчок, импульс; палка, причина, заинтересованность,… … Словарь синонимов

СТИМУЛ — СТИМУЛ, стимула, муж. (лат. stimulus, букв. заостренная палка). 1. Причина, побуждающая к деятельности, создающая благоприятные условия для развития чего нибудь. У пролетариата в капиталистических странах нет никаких стимулов к повышению… … Толковый словарь Ушакова

СТИМУЛ — (от латинского stimulus, буквально остроконечная палка, которой погоняли животных, стрекало), побуждение к действию, побудительная причина поведения … Современная энциклопедия

СТИМУЛ — (от лат. stimulus букв. остроконечная палка, которой погоняли животных, стрекало), побуждение к действию, побудительная причина поведения … Большой Энциклопедический словарь

Читайте также:  genshin impact персонажи люмен

СТИМУЛ — СТИМУЛ, а, муж. (книжн.). Побудительная причина, толчок 1 (в 4 знач.); заинтересованность в совершении чего н. С. для развития. Толковый словарь Ожегова. С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова. 1949 1992 … Толковый словарь Ожегова

СТИМУЛ — (от лат. Stimulans – побудительная причина) побуждение к действию, возбуждение; стимулировать – возбуждать, волновать, побуждать. Философский энциклопедический словарь. 2010 … Философская энциклопедия

СТИМУЛ — (от лат. stimulus остроконечная палка, к рой подгоняли животных) англ. stimul; нем. Stimulus. 1. Побуждение к действию, побудительная причина поведения. С. может быть внутренним и внешним. 2. Раздражитель, вызывающий реакцию. 3.… … Энциклопедия социологии

СТИМУЛ — (от лат. stimulus – остроконечная палка, которой погоняли животных; стрекало). Побуждение к действию, внешняя или внутренняя причина поведенческого акта. В физиологии и психофизиологии понятие С. тождественно понятию «раздражение». В бихевиоризме … Новый словарь методических терминов и понятий (теория и практика обучения языкам)

Источник

Стимул история происхождения слова

Войти

Авторизуясь в LiveJournal с помощью стороннего сервиса вы принимаете условия Пользовательского соглашения LiveJournal

Jun. 27th, 2015

Целая прорва перестроечной «ученой» шпаны, имевшая к коммунизму примерно такое же отношение, какое автор имеет к династии Цин, с заполошными причитаниями на предмет тотальной неправильности советского жизнеустройства, все рукотворные «проблемы» социалистической экономики, объясняла отсутствием «материальной заинтересованности» работников в результатах своего труда. Большой оригинальностью подобная «аргументация» не блистала, поскольку всякий господин со времен Адама и Евы стараясь тем или иным образом заставить батрачить на себя холопа, ставил того в условия зависимости при которой работа на хозяина была меньшим злом в сравнении со всеми прочими возможными вариантами. Постыдность подобных «доводов» партийных «теоретиков», уравнивающих советского человека с бессловесным скотом, нуждающимся в плети и прянике для «стимулирования» трудовых подвигов во имя светлого коммунистического будущего, лишний раз иллюстрирует размытость всякой нравственности, отсутствие ясных этических ориентиров в условиях социального неравенства, неизбежного при сохранении наемного труда и дифференцировании заработной платы.

То, что скотство мы получим по полной программе, «реформаторы» особо и не скрывали, напирая более на «экономическую эффективность» «рыночных отношений». Дескать, да, социальная несправедливость, неравенство, но зато какая «эффективность» экономики! Общая идея того галдежа заключалась в том, что следует дать полную свободу действия частной инициативе, а возникающие социальные проблемы смягчать при помощи государственной политики защиты малоимущих, безработных, голодных, как это и принято в «цивилизованных странах». Тем не менее, сколь ни удивительно, но в агрессивном оре перестроечных «рыночных» публицистов, иногда звучали слова и осторожного сомнения в универсальности приложения «экономических законов» волчьей стаи к сообществу людей.

«. все-таки придется нам признать относительно человека ту «низкую» и «некрасивую» истину, которая так коробит наши мечтательные сердца: плати ему — и он будет работать».

Читать это неприятно, но ничего неожиданного критик не сказал — он прямо выразил известное умонастроение нынешней публицистики. Объявив: «Выгодно!» — иной автор удовлетворенно умолкает, будто сказано последнее слово. Встретив на производстве лень или, напротив, трудолюбие, деловой публицист спешит к «экономическим причинам». По этой логике выходит, что центр управления человеческими поступками находится где-то в бухгалтерии и хорошее в людях поднимается при виде платежной ведомости.

Пришла новая мода — на экономизм.

Кто-то верно заметил, что дельные экономисты в дружеском кругу затмят сегодня даже хоккеистов команды мастеров. Однако, похоже, их плохо слушают, экономисты-то трезво оценивают возможности материальных стимулов, внятно объясняют, что рубль не всесилен. На их стороне статистика, которую наша печать уже взяла на вооружение. А статистика свидетельствует, что даже весьма значительное повышение заработной платы не оказывает сколько-нибудь заметного влияния на качество работы, улучшение трудовой дисциплины и т. д.

О том же можно сказать иначе: сегодня у многих работников отсутствует сколько-нибудь серьезное стремление к лишним деньгам. Отсюда еще не следует, что они всё имеют и деньги им не нужны, но вот — не интересуются.

Надо ли этот интерес возбуждать?»

(А. Обертынский, «О достоинстве труда»,1986 г.)

«Существуют ли объективные законы, по которым происходит оценка той или иной категории работников? Почему мастер получает меньше рабочего? Почему начальник отдела получает меньше своего подчиненного? Почему молодые специалисты, кончая одновременно одно и то же учебное заведение, по одной и той же специальности, но, будучи распределенными на разные предприятия, получают разную зарплату? И бегают люди с места на место в поисках не более интересной работы, а более высокооплачиваемой. Это создает социальную нервозность…»

(В. Козлова, Ленинград, «Коммунист» № 3,1987 г.)

На десятки «рыночных» восторгов – лишь одно письмо осторожного сомнения. Обертынский, разумеется, не был услышан возбужденным обществом, которому уже все было ясно, которое принимало аргументацию лишь с самых радикальных рыночных позиций. Не стали модные писаки вникать и в доводы, касающиеся обоснованности неравенства в заработной плате. Им казалось само собой разумеющимся, что чем больше «платить», тем больше и лучше человек станет работать. Так ли это? Зависит ли от такого «стимулирования» конкретного работника качество и количество производимой продукции? Откуда работник возьмет время для производства незапланированной продукции, сырье, энергию, куда её денет? Ведь нелепо сборщику, работающему на конвейере платить по количеству закрученных болтов и гаек, число которых фиксировано на каждом рабочем месте и не может быть произвольно изменено.

Разумеется, всем этим «теоретикам» было глубоко наплевать на «мотивацию» рабов, на всякие «оплаты по труду», на какие-то социологические изыскания и научные обоснования. Рассуждения общего плана о «мотивации» к труду, как бы объединявший и руководителей и исполнителей, маскировали сугубо классовый интерес властвующей номенклатуры. Только руководитель мог иметь необходимую свободу в принятии решений, следовательно, действия которого могли быть материально стимулируемы. То, что преподносилось как «материальное стимулирование» было упованием на «частную инициативу», на проявление эгоистической, корыстной активности в экономических отношениях именно со стороны руководства, но не наемных работников. С этой целью раздувались мифы о «неэффективности» плановой экономики, о необходимости предоставления «самостоятельности» предприятиям, о «самофинансировании», «самоокупаемости», «свободе», необходимых для одиночного барахтанья в бурных водах рыночной стихии.

Читайте также:  как улучшить разговорные навыки

Показательно, что корыстный мотив, который в уголовном праве Советского Союза служил отягчающим вину обстоятельством, был декриминализирован в постсоветской России, вместе с признанием правомерности и естественности стремления к обогащению и владению частной собственностью. Спекуляция, валютные махинации, частное предпринимательство в новых законах также перестали быть преступными деяниями, став основой «новых» экономических отношений. То, за что в советское время полагалась смертная казнь, стало нормой жизни!

Я далек от мысли приписывать такое историческое недоразумение только алчности советской партийной верхушки. В основе принимаемых руководством решений лежала искренняя вера в спасительность пробуждения частной инициативы и предприимчивости, надежда на положительный результат, обусловленный «новыми методами хозяйствования», основанными на материальной заинтересованности, на эгоистическом «интересе», на алчности и корысти. Думаю, «верные ленинцы» вдохновлялись примером «успешности» китайских реформаторов, обывательским взглядом на «потребительский рай» капиталистических стран, не вникая особо в суть политэкономических тонкостей социалистического способа производства. Не столько злой умысел, сколько банальная сановная глупость привела Советский Союз к катастрофе.

В этой парадоксальности сплетались как действительный шкурный интерес бюрократии, так и наивное, крестьянское представление о социализме, когда всё решают «начальники», неведомо кем назначаемые, непонятно как снимаемые в подковерных хитросплетениях кадровых комбинаций и аппаратных интриг. Эгоистичный интерес уже господствовал на уровне управления, неумолимо меняя приоритеты от общего к частному, доходя до самоубийственного уровня отчуждения власти от народа. В результате либеральных «реформ» идея эгоцентричной поведенческой мотивации была доведена до своего логического конца, до полного и абсолютного доминирования.

Вот взятые наугад из поисковика несколько типичных дифирамбов во славу частной инициативы:

«Старший советник «Альфа-Банка» Роман Шпек считает, что перспективой развития украинской экономики должна стать частная инициатива».

«Частная инициатива покорит Луну».

Не удивительно то, что очевидность подобных утверждений у восторженных адептов «новых методов хозяйствования» не вызывает сомнений. Удивительно, что даже в «левом» сегменте оппозиции, среди сторонников социалистического выбора, такое мнение не встречает активного неприятия. В лучшем случае сегодняшний «социалист» начнет разговор о «пользе» сочетания плановой экономики с частной инициативой, считая неоспоримым факт преимущества мелкого «бизнеса» в сфере услуг, инновационных проектов, торговли и т. п. Решающим доводом в пользу такого соображения будет, конечно, приведен печальный опыт советского общества, в котором «частная инициатива была наказуема», а «инициативным людям» партийная бюрократия не давалась возможности развернуть в полную силу свои хватательные рефлексы.

В своих крайних формах частная инициатива – явление сугубо криминальное. Именно жаждой наживы, скорого обогащения движим преступник, идущий на грабеж, воровство, мошенничество и даже убийство. Убрать этот мотив и тюрьмы опустеют на 99%. Тем не менее, тот же самый мотив, та же жажда обогащения, будучи юридически узаконенной, становится господствующим элементом общественных отношений и чудесным образом обретает достоинство и респектабельность!

Мы — кузнецы, и дух наш молод,

Куем мы счастия ключи.

Действительно, в условиях общественного характера современного производства, когда каждый работник выполняет лишь малую часть общественно необходимой работы, когда его труд теснейшим образом связан с трудом остальных, притязания на индивидуальное благополучие, не связанное с благополучием остальных членов общества не только иллюзорно, но и аморально, безнравственно. Буржуазные мечтания об обособлении в своем «доме-крепости», об индивидуальном «счастье», рассыпаются в прах, если представить себе общество как огромный океанский лайнер, в котором все озабочены благоустройством своих кают и никому нет дела до состояния днища, двигателей, систем управления и навигации судна.

Частная инициатива, бизнес, предпринимательство, все те либеральные фетиши, которым якобы современное общество и обязано своим процветанием, при ближайшем рассмотрении оказываются всего лишь формами управления производством, но не самим производством. Это использование общественного производства как средства, как инструмента достижения частных целей обогащения, обеспечения праздного образа жизни, статусного утверждения, образно выражаясь – обретением тех «малиновых штанов», которые так манили обитателей планеты Плюк галактики Кин-дза-дза в известном фильме Г. Данелия.

К своим достижениям либеральные «реформаторы» относят ликвидацию пресловутых «дефицитов», «очередей», «талонов», якобы присущих социализму. Не будем вдаваться в детали – кто и с какой целью сознательно планировал очереди и дефициты, почему не было обеспечено насыщение потребительского рынка товарами, продуктами и услугами. Предположим банальное, согласимся с критиками в том, что чиновник не был заинтересован в этом. Его личное потребление обеспечивалось из закрытых распределителей, высокий социальный статус был подслащен привилегированностью, избранностью, принадлежностью к миру небожителей, а личное благополучие зависело лишь от лояльности и умения предугадать настроение начальства. Такой чиновник не имел никакого желания опускать себя до уровня рядового труженика, рассматривая социальную и материальную привилегированность как вознаграждение за свои способности и заслуги. Одно это уже позволяет слово «социализм» советского типа заключить в кавычки.

Но если не через материальный интерес, не через раскрепощение частной инициативы, то каким образом можно обеспечить развитие науки, технологий, обеспечить рост производительности труда, добиться экономического превосходства над самыми развитыми капиталистическими странами мира? Как создать условия для «живого творчества масс», которое, по мысли В. И. Ленина и является «основным фактором новой общественности»? Не противоречит ли плановость народной предприимчивости, смекалке, здоровой соревновательности, самоутверждению личности, активного поиска новых, отрицанию отживших форм организации общественной жизни?

Читайте также:  tyranny создание персонажа гайд

Инициатива, предприимчивость могут быть не только не только со знаком минус, но и обрести огромный плюс, будучи направлены не на собственную, частную выгоду, а на общую пользу. В таком случае она именуется личной инициативой. Суть социализма в освобождении именно личной инициативы, на раскрепощение предприимчивости, соревновательности, даже трудового азарта каждого человека. Одно условие. Никакая инициатива, никакая свобода действий не может быть направлена на обретение личной выгоды, на нарушение принципа равенства в свою пользу. Любая дельная мысль, любое здравое начинание, не должны встречать никакого государственного сопротивление, даже будучи лично невыгодны кому бы то ни было из руководящих работников. Да и само содержание руководящей работы будет сведено в основном к организации народной инициативы, к созданию условий для «живого творчества масс» в масштабах всего государства.

Когда в качестве положительного примера проявления частной инициативы указывают на наполнение потребительского рынка, на крупные супермаркеты, развитую службу сервиса у меня возникает вопрос, а почему это не было сделано в советском обществе? Ведь не с Марса прилетели новые организаторы, предприниматели, деловые люди, увидевшие общественную потребность и изыскавшие возможности всё это создать. Почему люди, которые должны были по должности заниматься вопросами обеспечения населения, свою работу безнаказанно саботировали? Почему эти «управленцы» не были оперативно смещены и заменены на тех, которые, как выяснилось, могли и желали это сделать? Ведь в плановой экономике обеспечить наполнение потребительского рынка, создать бытовой комфорт, ликвидировать всяческие нелепые «дефициты» и очереди – всего лишь вопрос грамотного планирования.

Источник

Стимул

250px Champaigne shepherd

magnify clip

Содержание

Примеры стимулов

Материальные и нематериальные стимулы для работника:

Виды стимулов

Понятие стимула в физиологии

В физиологии стимулом называется изменение во внешней или внутренней среде, воздействующее на нервную клетку или рецептор и вызывающее рефлекторную реакцию. При длительности сохранения стимула, реакция рецептора ослабевает, происходит сенсорная адаптация.

Стимулы

Исполняют роль рычагов воздействия или носителей «раздражения», вызывающих действие определенных мотивов. В качестве стимулов могут выступать отдельные предметы, действия других людей, обещания, носители обязательств и возможностей, предоставляемые возможности и многое другое, что может быть предложено человеку в компенсацию за его действия или что он желал бы получить в результате определенных действий. Человек реагирует на многие стимулы не обязательно сознательно. На отдельные стимулы его реакция даже может не поддаваться сознательному контролю.

Реакция на конкретные стимулы не одинакова у различных людей. Поэтому сами по себе стимулы не имеют абсолютного значения или смысла, если люди не реагируют на них. Например, в условиях развала денежной системы, когда практически ничего невозможно купить за деньги, заработная плата и денежные знаки в целом теряют свою роль стимулов и могут быть очень ограниченно использованы в управлении людьми.

40px Wiki letter w.svg

Полезное

Смотреть что такое «Стимул» в других словарях:

Стимул — Стимул. Элементы историзма более открыто, хотя и в бессистемном, отрывочном виде, выступают в справочном отделе словарной статьи семнадцатитомного словаря. [. ] В отдельных случаях, по видимому, не очень частых, историко лексикографическая… … История слов

СТИМУЛ — (лат. stimulus). Побуждение, поощрение, побудительное средство; все, что побуждает к деятельности живые существа. Словарь иностранных слов, вошедших в состав русского языка. Чудинов А.Н., 1910. СТИМУЛ [лат. stimulus букв. палка, которой погоняли… … Словарь иностранных слов русского языка

стимул — (от лат. stimulus остроконечная палка, которой погоняли животных, стрекало) воздействие, обусловливающее динамику психических состояний индивида (обозначаемую как реакция) и относящееся к ней как причина к следствию. В физиологии и … Большая психологическая энциклопедия

стимул — См. побуждение. Словарь русских синонимов и сходных по смыслу выражений. под. ред. Н. Абрамова, М.: Русские словари, 1999. стимул возбуждение, побуждение; мотив, поощрение, побудитель, толчок, импульс; палка, причина, заинтересованность,… … Словарь синонимов

СТИМУЛ — СТИМУЛ, стимула, муж. (лат. stimulus, букв. заостренная палка). 1. Причина, побуждающая к деятельности, создающая благоприятные условия для развития чего нибудь. У пролетариата в капиталистических странах нет никаких стимулов к повышению… … Толковый словарь Ушакова

СТИМУЛ — (от латинского stimulus, буквально остроконечная палка, которой погоняли животных, стрекало), побуждение к действию, побудительная причина поведения … Современная энциклопедия

СТИМУЛ — (от лат. stimulus букв. остроконечная палка, которой погоняли животных, стрекало), побуждение к действию, побудительная причина поведения … Большой Энциклопедический словарь

СТИМУЛ — СТИМУЛ, а, муж. (книжн.). Побудительная причина, толчок 1 (в 4 знач.); заинтересованность в совершении чего н. С. для развития. Толковый словарь Ожегова. С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова. 1949 1992 … Толковый словарь Ожегова

СТИМУЛ — (от лат. Stimulans – побудительная причина) побуждение к действию, возбуждение; стимулировать – возбуждать, волновать, побуждать. Философский энциклопедический словарь. 2010 … Философская энциклопедия

СТИМУЛ — (от лат. stimulus остроконечная палка, к рой подгоняли животных) англ. stimul; нем. Stimulus. 1. Побуждение к действию, побудительная причина поведения. С. может быть внутренним и внешним. 2. Раздражитель, вызывающий реакцию. 3.… … Энциклопедия социологии

СТИМУЛ — (от лат. stimulus – остроконечная палка, которой погоняли животных; стрекало). Побуждение к действию, внешняя или внутренняя причина поведенческого акта. В физиологии и психофизиологии понятие С. тождественно понятию «раздражение». В бихевиоризме … Новый словарь методических терминов и понятий (теория и практика обучения языкам)

Источник

Поделиться с друзьями
Моря и океаны
Adblock
detector