стихотворения в прозе тургенева история создания

Стихотворения в прозе И. С. Тургенева

«Стихотворения в прозе» — цикл из нескольких десятков стихотворений в прозе, созданных Иваном Тургеневым в последние годы жизни (1877—1882). Всего в беловой рукописи, подготовленной писателем, насчитывается 83 стихотворения. При его жизни в декабре 1882 года в журнале «Вестник Европы» была опубликована подборка из 50 произведений цикла. К числу наиболее известных (и наиболее кратких) стихотворений в прозе Тургенева относится «Русский язык».

История создания
Беловой автограф, без общего названия, включает 83 пронумерованных стихотворения с предисловием «К читателю» и перечнем названий стихотворений. Наборная рукопись, содержащая текст 50 стихотворений, имеет заголовок «Senilia. Стихотворения в прозе»[1]. Именно под таким заголовком все 83 стихотворения в прозе помещены в Полном собрании сочинений Тургенева в 30 томах (1982).

«Senilia» по латыни означает «старческое». Другой заголовок, встречающийся в рукописях с ранними подборками стихотворений в прозе, — «Posthuma», то есть «посмертное», что может говорить о том, что «эти произведения не предназначались к печати при жизни автора»[2]. Самым ранним датированным произведением цикла являются «Дрозд (I)» и «Дрозд (II)», написанные в августе 1877 года[3]. Основная масса стихотворений создана в 1878—1879 годах, затем наступил перерыв, и ещё несколько стихотворений написано в 1881—1882 годах[4]. На обороте первого листа беловой рукописи, включающей весь цикл, Тургенев приводит перечень стихотворений под заглавием «Сюжеты», за которым следует меньший по числу список «Сны» и ещё один список «Пейзажи», включающий только два произведения[5]. В перечне встречаются и названия 14 стихотворений, рукописи которых не обнаружены и которые, «по-видимому, говорят о неосуществлённых замыслах писателя»[6]. На последней странице рукописи обозначен год «1883!», однако за этот год новых произведений уже не написано[7].

Публикация части цикла была осуществлена благодаря настойчивым просьбам М. М. Стасюлевича, редактора журнала «Вестник Европы». Посетив писателя летом 1882 года, Стасюлевич спросил, верны ли слухи о том, что Тургенев пишет новый роман. Тот ответил отрицательно и показал «большую пачку написанных листков различного формата и цвета», объяснив, что это «нечто вроде того, что художники называют эскизами, этюдами с натуры, которыми они потом пользуются, когда пишут большую картину». Однако, по словам Тургенева, он не планирует большой работы, в доказательство чего собирается отдать все листки Стасюлевичу в запечатанном виде на хранение вплоть до своей смерти. В ответ на просьбу редактора Тургенев прочитал ему «Деревню» и «Машу», после чего Стасюлевич предложил опубликовать цикл стихотворений в прозе сейчас же. По словам Тургенева, некоторые из произведений «слишком личного и интимного характера» и не предназначены для публикации. В результате, однако, Тургенев в августе 1882 года отправил Стасюлевичу сначала сорок, а затем ещё десять стихотворений для публикации в журнале[8]. Цикл из 50 стихотворений был опубликован в «Вестнике Европы» № 12 за 1882 год (стр. 473—520) под названием «Стихотворения в прозе И. С. Тургенева» с предисловием редактора. Остальные стихотворения при жизни автора не публиковались.

Жанровое обозначение «Стихотворения без рифм и размера» встречается уже в ранних рукописях Тургенева[9]. При подготовке к печати в журнале он предложил заголовок «Senilia. 40 стихотворений в прозе» (позже «40» было исправлено на «50»), хотя Стасюлевич предлагал для цикла название «Зигзаги»[9]. В журнале стихотворения были разделены по двум хронологическим разделам: «1878-й год» и «1879—1882 гг.»[10].

Стихотворения в прозе, не опубликованные в 1882 году, были впервые опубликованы А. Мазоном в Париже в 1930 году, а в следующем году Ш. Саломон в малодоступном издании (тиражом 150 экземпляров) издал весь цикл из 83 стихотворений. В СССР в 1931 году полный цикл был издан под редакцией Б. В. Томашевского[11].

В Полном собрании сочинений Тургенева в 30 томах 83 стихотворения в прозе были опубликованы в двух частях: в первую вошло 50 стихотворений, напечатанных в «Вестнике Европы» (некоторые — с позднейшей правкой Тургенева), а также исключённый оттуда «Порог», во вторую вошло ещё 32 стихотворения, при жизни автора не печатавшихся. В публикации стихотворения не пронумерованы.

Циклу предшествует обращение автора «К читателю»:
Добрый мой читатель, не пробегай этих стихотворений сподряд: тебе, вероятно, скучно станет — и книга вывалится у тебя из рук. Но читай их враздробь: сегодня одно, завтра другое, — и которое-нибудь из них, может быть, заронит тебе что-нибудь в душу.

Стихотворения, вошедшие в первую часть
Деревня
Разговор
Старуха
Собака
Соперник
Нищий
«Услышишь суд глупца…»
Довольный человек
Житейское правило
Конец света (Сон)
Маша
Дурак
Восточная легенда
Два четверостишия
Воробей
Черепа
Чернорабочий и Белоручка (Разговор)
Роза
Памяти Ю. П. Вревской
Последнее свидание
Порог
Посещение
Necessitas, Vis, Libertas (Барельеф)
Милостыня
Насекомое
Щи
Лазурное царство
Два богача
Старик
Корреспондент
Два брата
Эгоист
Пир у Верховного Существа
Сфинкс
Нимфы
Враг и друг
Христос
Камень
Голуби
Завтра! Завтра!
Природа
«Повесить его!»
Что я буду думать.
«Как хороши, как свежи были розы…»
Морское плавание
Н. Н.
Стой!
Монах
Мы ещё повоюем!
Молитва
Русский язык
Стихотворения, вошедшие во вторую часть
Встреча (Сон)
Мне жаль…
Проклятие
Близнецы
Дрозд (I)
Дрозд (II)
Без гнезда
Кубок
Чья вина?
Житейское правило
Гад
Писатель и критик
С кем спорить…
«О моя молодость! О моя свежесть!»
К***
Я шёл среди высоких гор…
Когда меня не будет…
Песочные часы
Я встал ночью…
Когда я один… (Двойник)
Путь к любви
Фраза
Простота
Брамин
Ты заплакал…
Любовь
Истина и Правда
Куропатки
Nessun maggior dolore
Попался под колесо
У-а… У-а!
Мои деревья
Тематика

Исследователи отмечали близость «Деревни» к «Запискам охотника» и раннему роману писателя «Дворянское гнездо»[13].

В стихотворениях «Разговор» о разговоре двух альпийских вершин Юнгфрау и Финстерааргорна и в стихотворении «Проклятие» отмечается влияние поэмы Байрона «Манфред», которую в 1830-е годы переводил сам Тургенев[14]. Эта поэма упоминается также в стихотворении «У-а… У-а!».

«Услышишь суд глупца…» и «Довольный человек» отражают отношение Тургенева к враждебным отзывам на его последний роман «Новь»; против критиков направлены также «Житейское правило», «Дурак», «Гад», «Писатель и критик»[15].

«Памяти Ю. П. Вревской», написанное в 1878 году, навеяно смертью близкой знакомой писателя Юлии Вревской, умершей от тифа в действующей армии на Балканах, куда она отправилась в качестве сестры милосердия[16]. Воспоминания о Вревской и о русско-турецкой войне отразились также в стихотворениях «Дрозд (I)» и «Дрозд (II)».

«Последнее свидание» написано под впечатлением о встрече с тяжело больным Н. А. Некрасовым летом 1877 года незадолго до смерти последнего[17].

Вера Засулич
«Порог» о русской девушке, избравшей путь служения революционным идеалам, был подготовлен для публикации в «Вестнике Европы», однако в итоге не вошёл туда по цензурным соображениям. По предположению исследователей, стихотворения навеяно судьбой В. П. Засулич и отчасти использует текст подпольной листовки, выпущенной в 1878 году по случаю её покушения на генерала Трепова. Текст стихотворения Тургенева получил хождение в списках, листки со стихотворением были напечатаны в том числе ко дню похорон писателя и распространялись народовольцами среди публики. Легально в русской печати стихотворение появилось только в 1905 году[18].

В стихотворении «Камень» отразились впечатления Тургенева от поездки в Россию весной 1879 года, в том числе тёплый приём писателя на встречах с молодёжью[19].

В стихотворении «Природа» отмечается влияние прозаического диалога итальянского поэта Джакомо Леопарди «Исландец и Природа»[20].

Название стихотворения в прозе «Как хороши, как свежи были розы…» дала строчка из полузабытого в то время стихотворения И. П. Мятлева 1835 года «Розы». После публикации стихотворений в прозе Тургенева строчка приобрела популярность и стала крылатой[21].

Русский язык
Во дни сомнений, во дни тягостных раздумий о судьбах моей родины, — ты один мне поддержка и опора, о великий, могучий, правдивый и свободный русский язык! Не будь тебя — как не впасть в отчаяние при виде всего, что совершается дома? Но нельзя верить, чтобы такой язык не был дан великому народу!

Читайте также:  аниме усопшие все персонажи

«Русский язык» написан одним из последних в цикле (в июне 1882 года), и из поздних стихотворений только он вошёл в публикацию в «Вестнике Европы»[22]. Это заключающее подборку стихотворение, о котором М. М. Стасюлевич писал, что хотя оно имеет величину «ровно в пять строк, но это золотые строки, в которых сказано более, чем в ином трактате». По словам Г. О. Винокура в книге 1945 года, «Русский язык» «известен каждому русскому школьнику и вошёл в ежеминутное сознание русского грамотного человека»[23].

Стихотворение «Встреча» частично пересказано (как сон героя) в повести Тургенева «Клара Милич»[23].

«С кем спорить…» навеяно многолетними спорами Тургенева с критиком В. В. Стасовым[24].

«О моя молодость! О моя свежесть!» названо чуть изменённой строкой из «Мёртвых душ» Гоголя («О моя юность! О моя свежесть!»)[25].

«Я шёл среди высоких гор» является единственным в цикле стихотворением в прямом смысле слова: оно написано четырёхстопным ямбом и имеет перекрёстные рифмы[26].

«Когда меня не будет…», по мнению исследователей, посвящено Полине Виардо[27].

Заглавие стихотворения «Nessun maggior dolore» («Нет большей скорби…») заимствовано из «Божественной комедии» Данте[28].

В стихотворении «Попался под колесо» использован образ колесницы Джаггернаута, который упоминался Тургеневым несколько раз и в других произведениях[29].

Прототипом героя стихотворения «Мои деревья», возможно, является историк и театральный деятель С. А. Гедеонов[30]. Это последнее стихотворение в беловой тетради, записанное под № 83.

Восприятие
Сразу по выходе «Вестника Европы» с публикацией стихотворений в прозе Тургенев получил ряд одобрительных откликов от друзей и знакомых, в том числе от М. М. Ковалевского, В. П. Гаевского, Ж. А. Полонской, И. А. Гончарова, Л. Н. Толстого[31]. Стали появляться и отзывы в периодической печати: так, в статье Арс. Введенского в «Голосе» говорилось о том, что цикл Тургенева — «действительно стихотворения, проникнутые гуманной мыслью, которая постоянно и неумолчно звучит в каждом отрывке», а в газете «Одесский листок» неизвестный критик писал о том, что на страницах журнала «рассыпаны поэтические искры маститого художника, — искры дышат поэзией и глубиною мысли»[32].

Уже при жизни Тургенева некоторые из его стихотворений в прозе были переведены на европейские языки. Так, французский перевод тридцати стихотворений подготовил и опубликовал в двух номерах парижского журнала «Revue politique et litt;raire» сам Тургенев совместно с П. Виардо. Перевод назывался «Petits po;mes en prose», он вышел одновременно с публикацией «Вестника Европы» в декабре 1882 года. В том же году появился итальянский перевод, а в 1883 — немецкий, английский, датский, шведский, чешский, сербский и венгерский[33].

«Стихотворения в прозе» Тургенева «ввели новый прозаический жанр малой формы в русскую литературу»[34]; в последующие десятилетия появился целый ряд произведений такого рода, в том числе у Я. П. Полонского, А. Н. Чернышевского, В. М. Гаршина, К. Д. Бальмонта, И. А. Бунина, И. Ф. Анненского.

Литература
Примечания // И. С. Тургенев. Полное собрание сочинений и писем в 30 томах. — М.: Наука, 1982. — Т. 10. — С. 442—529.
Примечания
Тургенев. ПСС. Примечания, 1982, с. 442.
Тургенев. ПСС. Примечания, 1982, с. 444.
Тургенев. ПСС. Примечания, 1982, с. 445.
Тургенев. ПСС. Примечания, 1982, с. 445—446.
Тургенев. ПСС. Примечания, 1982, с. 447—448.
Тургенев. ПСС. Примечания, 1982, с. 449.
Тургенев. ПСС. Примечания, 1982, с. 452.
Тургенев. ПСС. Примечания, 1982, с. 452—453.
Тургенев. ПСС. Примечания, 1982, с. 454.
Тургенев. ПСС. Примечания, 1982, с. 455.
Тургенев. ПСС. Примечания, 1982, с. 457—458.
Тургенев. ПС47С. Примечания, 1982, с. 474—475.
Тургенев. ПСС. Примечания, 1982, с. 476—477.
Тургенев. ПСС. Примечания, 1982, с. 477—478, 517—518.
Тургенев. ПСС. Примечания, 1982, с. 480—481, 484—485, 520—521.
Тургенев. ПСС. Примечания, 1982, с. 491—492.
Тургенев. ПСС. Примечания, 1982, с. 492—493.
Тургенев. ПСС. Примечания, 1982, с. 493—498.
Тургенев. ПСС. Примечания, 1982, с. 509—510.
Тургенев. ПСС. Примечания, 1982, с. 510—511.
Тургенев. ПСС. Примечания, 1982, с. 512—513.
Тургенев. ПСС. Примечания, 1982, с. 451.
Тургенев. ПСС. Примечания, 1982, с. 517.
Тургенев. ПСС. Примечания, 1982, с. 521—523.
Тургенев. ПСС. Примечания, 1982, с. 523.
Тургенев. ПСС. Примечания, 1982, с. 524.
Тургенев. ПСС. Примечания, 1982, с. 525.
Тургенев. ПСС. Примечания, 1982, с. 528.
Тургенев. ПСС. Примечания, 1982, с. 528—529.
Тургенев. ПСС. Примечания, 1982, с. 529.
Тургенев. ПСС. Примечания, 1982, с. 460—461.
Тургенев. ПСС. Примечания, 1982, с. 461.
Тургенев. ПСС. Примечания, 1982, с. 466—470.
Тургенев. ПСС. Примечания, 1982, с. 464.
Ссылки

Медиафайлы на Викискладе
Текст Стихотворений в прозе в Полном собрании сочинений и писем в 30 томах (1982) на сайте Института русской литературы РАН
Комментарии в Стихотворениям в прозе в Полном собрании сочинений и писем в 30 томах (1982) на сайте Института русской литературы РАН
Текст Стихотворений в прозе в Полном собрании сочинений и писем в 30 томах (1982) на сайте РВБ.
(Материал из Википедии).
)

Источник

История написания «Стихотворений в прозе» И. Тургенева

«Стихотворения в прозе» — последнее слово И. Тургенева в русской литературе. Всего было написано 83 произведения, и, скорее всего, Тургенев не думал их печатать. Позднее, поддавшись на уговоры, он опубликовал к 1882 г. 50 стихотворений в журнале «Вестник Европы». Все 83 стихотворения увидели свет только в 1931 г.

Произведения имеют два названия (оба даны Тургеневым). Первое – Senil­ia (лат. «старческое»), второе «Стихотворения в прозе». В одном из писем 1882 г. Иван Сергеевич так объясняет название: «Собственно говоря, это не что иное, как последние вздохи (вежливо выражаясь) старика». Он не рассчитывал на долгую жизнь своих стихотворений, но они полюбились читателю.

Стихотворения в прозе Тургенева — глубоко личные произведения. В них высказалось самое сокровенное — то, что пережито, передумано и перечувствовано. Первые читатели стихотворений сразу уловили «личное» в них и откликнулись. По сути, стихотворения в прозе — это взгляд человека на своё прошлое в конце пути. Рассмотрим некоторые из произведений.

История создания «Стихотворений в прозе» И. Тургенева

В конце 1870‑х годов скитальческой жизни писателя приходит конец. Семья Виардо, а с ней Тургенев обосновались во Франции. Зиму он проводит в Париже, летом поселяется в курортном Буживале за городом. И каждую весну Тургенев обязательно осуществляет новую встречу с Россией.

Создатель “Записок охотника” радостно приветствовал новое и признавал, что в “сравнении с нами молодое поколение сделало много шагов вперед…”. Одновременно автор “Отцов и детей” предупреждал о том, что молодежи “есть чему поучиться и у нас, стариков”. Тургенев называет себя представителем иного поколения, “старым либералом”, “старым художником”. Итак, писатель почувствовал: настало время подведения жизненных итогов.

Признанный романист, Тургенев счел роман пройденным этапом. Писатель почуял возможность создания нового, более сложного жанра. Такого, которого до того не было в литературе. До поры об этом экспериментальном труде никто не знал.

Летом 1882 года Ивана Сергеевича навестил его старинный приятель, редактор журнала “Вестник Европы” Михаил Матвеевич Стасюлевич. В беседе с писателем он полюбопытствовал, верен ли разошедшийся по Европе слух. Русские и даже английские газеты сообщали о том, что Тургенев трудится над новым большим романом. Стасюлевич желал узнать, соответствует ли истине это “приятное известие”.

Иван Сергеевич категорически отверг вести о том, что якобы напишет большое произведение. В доказательство обратного он “достал из бокового ящика письменного стола портфель, откуда вынул большую пачку написанных листков, разного формата и цвета”. Тут любопытство гостя дошло до крайнего предела. Тургенев пояснил, что набрасывал “нечто вроде того, что художники называют эскизами, этюдами с натуры”. Однако писатель не хотел, чтобы эти записи увидели свет при его жизни. Под влиянием вырвавшегося дружеского признания Иван Сергеевич окончательно решил: “Запечатаю все это и отдам вам на хранение до моей смерти”.

Такое предложение никак не устраивало Стасюлевича. Он успел услышать из уст Тургенева несколько отрывков. Наибольшее впечатление на него произвела “Маша” – короткий рассказ извозчика о смерти любимой жены. “Не нужно было ничего к этому присоединять”, – вспоминал Стасюлевич. Он понял, что в руках его оказался настоящий шедевр. Любопытство его, скажем прямо, было небескорыстно.

Читайте также:  персонажи гадкий я имена персонажей

В 1883 году создания Тургенева были напечатаны в “Вестнике Европы”. Павел Васильевич Анненков, выражая чувства всех читателей, написал Стасюлевичу: “Хочу Вас поблагодарить за эту ткань из солнца, радуги, алмазов, женских слез и благородной мужской мысли, которая называется “Стихотворения в прозе”…” Редактор запросил у Тургенева новую часть, но писатель обошел просьбу молчанием.

Много позднее, уже в 1920‑е годы наследники Виардо дали наконец разрешение на просмотр рукописей писателя. К работе в архивах приступил французский литературовед Андре Мазон. И о чудо! Сразу нашел еще тридцать стихотворений, никому не известных. Очевидно, писатель счел их слишком личными и оставил у себя. Только в 1931 в России полностью был напечатан цикл “Стихотворений в прозе”.

Вопрос о заглавии тоже решился не сразу. Ведь приходилось определять сущность жанра, которого ранее в литературе не существовало. Стасюлевич предлагал Тургеневу назвать эти маленькие произведения “зигзагами”. По его мнению, эти художественные создания “коротки как молнии и как молния внезапно освещают пред Вами громадные перспективы”.

Однако Тургенев уже придумал два жанровых определения, которые взаимно дополняли друг друга. Одно касалось внутренней сути содержания. Писатель назвал свой цикл по-латыни “Старческое” – “Senil­ia”. Оно говорит читателю, что перед ним своеобразные итоги жизни, рассказ о пережитом и перечувствованном. Другое название – раскрывало оригинальную форму. Тургенев точно охарактеризовал ее. Это сочетание лирического и прозаического начала, дотоле невиданное. Это – “Стихотворения в прозе”.

Анализ стихотворения «Порог» Тургенева

Я вижу громадное здание.

В передней стене узкая дверь раскрыта настежь; за дверью — угрюмая мгла. Перед высоким порогом стоит девушка… Русская девушка.

Морозом дышит та непроглядная мгла; и вместе с леденящей струей выносится из глубины здания медлительный, глухой голос.

— О ты, что желаешь переступить этот порог, — знаешь ли ты, что тебя ожидает?

— Знаю, — отвечает девушка.

— Отчуждение полное, одиночество?

— Знаю. Я готова. Я перенесу все страдания, все удары.

— Не только от врагов — но и от родных, от друзей?

— Хорошо. Ты готова на жертву?

— На безымянную жертву? Ты погибнешь — и никто… никто не будет даже знать, чью память почтить!

— Мне не нужно ни благодарности, ни сожаления. Мне не нужно имени.

— Готова ли ты на преступление?

Девушка потупила голову…

— И на преступление готова.

Голос не тотчас возобновил свои вопросы.

— Знаешь ли ты, — заговорил он наконец, — что ты можешь разувериться в том, чему веришь теперь, можешь понять, что обманулась и даром погубила свою молодую жизнь?

— Знаю и это. И все-таки я хочу войти.

Девушка перешагнула порог — и тяжелая завеса упала за нею.

— Дура! — проскрежетал кто-то сзади.

— Святая! — принеслось откуда-то в ответ.

Тургенев удачно облек в поэтическую форму линии реальности, делающие ситуацию узнаваемой, вывел их в образе философии выбора революционного самоотречения, жертвенности. Тогда, да и многими годами позже, критики в анализе произведения в большинстве своем не шли дальше описания собирательного образа женщины-революционерки. Идеологическая подоплека в образовании и искусстве не нуждалась в поисках иного смысла. Но для современного читателя ветер революционных событий того времени приглушен вековой толщей. Сегодня важен скорее фундаментальный смысл стихотворения – проблема выбора, конфликт между внутренним идеалистом и мещанином, обывателем.

В самом стихотворении Тургенев определение поступка героини произведения отдает скорее на суд общества. «Дура» и «святая» — эти эпитеты приносятся извне. Но тому, кто хоть однажды стоял на пороге выбора между выгодой и самоотверженностью, приходится вести борьбу со своим внутренним «Я». Ветры революций здесь уже ни при чем. Бороться приходится за победу таких абстрактных понятий как честь, совесть, благородство, самопожертвование. Абстрактными их делает современность, воспевая и вкладывая в сознание каждого социально активного члена общества иные идеалы, для достижения которых необходимы предприимчивость, рациональность, эгоизм.

Свой порог может быть в ситуации, сопряженной со сферами человеческих взаимоотношений: любовь, сотрудничество, дружба. Может быть он у политического деятеля, решающего, что ему дороже: судьба вверенного государства или личная выгода. У человека, который должен пожертвовать жизнью, чтобы спасти других. В любой незначительной ситуации, для которой характерен конфликт между «себе» и «ради чего-то».

Чаще побеждает внутренний обыватель. Потому что голос поэтики жертвенности слаб. Его еле слышно в современном информационном хаосе. Но поступки, которые влекут переступившего порог к страданиям и забвению, продолжают менять мир. И освещают дорогу, по которой идет человечество.

Анализ стихотворения «Русский язык» И. С. Тургенева

Во дни сомнений, во дни тягостных раздумий о судьбах моей родины, — ты один мне поддержка и опора, о великий, могучий, правдивый и свободный русский язык! Не будь тебя — как не впасть в отчаяние при виде всего, что совершается дома? Но нельзя верить, чтобы такой язык не был дан великому народу!

Иван Сергеевич Тургенев – истинно русский автор ХIХ столетия, умевший в нескольких строках раскрыть житейскую мудрость. Несмотря на дворянское происхождение, Тургенев был близок простому народу. Он глубоко переживал за судьбу крепостных, не боялся уличить в излишней жестокости и скупости помещиков. За такую правдивость Тургенев побывал в ссылке, вынужден был выехать за границу. Но при этом он никогда не забывал о Родине, важной частью которой считал русский язык. Ведь язык народа – это его духовная сила.

Лирика Ивана Сергеевича Тургенева не всегда привязана к рифме, есть у него и стихотворения в прозе. Это философские миниатюры, написанные прозой, но по эмоциональности, душевности они не уступают лирическим произведениям.

Наиболее ярким примером является стихотворение, написанное прозой — «Русский язык». В данном произведении автор раздумывает о сути и предназначении родного языка. Тургенев признается, что пишет миниатюру в тяжкие и смутные для его народа дни. Даже находясь в другой стране, он переживает за судьбу Родины. Поддержку автор находит в русском языке, правдивом и свободном. Родной язык – это сила и нравственность народа. Не будь его – не осталось бы надежды на лучшее будущее. Писатель точно знает, что судьба людей тесно связана с развитием языка. В конце стихотворения звучит вера в то, что только великому народу в дар был дан такой язык.

Данное стихотворение в прозе не имеет сюжета, но оно понятно всем благодаря своей композиции и четко обозначенной позиции автора. Искренность чувств, глубина мысли, эмоциональная окраска – вот чем ценно произведение.

Стихотворение можно разбить на несколько значащих частей:

— время и причина обращения автора к родному языку, как к нравственной опоре;

— высокая оценка русского языка, что подтверждается эпитетами «великий, могучий, правдивый и свободный»;

— вера в то, что только великий народ может обладать таким языком.

Стихотворения в прозе можно назвать творческой кульминацией Тургенева. Он их писал уже будучи опытным автором, повидавшим жизнь. Несмотря на краткость формы, лирические миниатюры отражают искрометность мысли, глубину чувств, искренность переживаний автора за судьбу народа. Иван Тургенев также был талантливым переводчиком, благодаря чему многие иностранцы могут ознакомиться с русской литературой, а значит приобщиться к русской культуре.

Анализ стихотворения в прозе «Голуби»

Я стоял на вершине пологого холма; передо мною — то золотым, то посеребренным морем — раскинулась и пестрела спелая рожь.

Но не бегало зыби по этому морю; не струился душный воздух: назревала гроза великая.

Около меня солнце еще светило — горячо и тускло; но там, за рожью, не слишком далеко, темно-синяя туча лежала грузной громадой на целой половине небосклона.

Всё притаилось… всё изнывало под зловещим блеском последних солнечных лучей. Не слыхать, не видать ни одной птицы; попрятались даже воробьи. Только где-то вблизи упорно шептал и хлопал одинокий крупный лист лопуха.

Как сильно пахнет полынь на межах! Я глядел на синюю громаду… и смутно было на душе. Ну скорей же, скорей! — думалось мне, — сверкни, золотая змейка, дрогни, гром! двинься, покатись, пролейся, злая туча, прекрати тоскливое томленье!

Читайте также:  персонажи мультфильма дом совы

Но туча не двигалась. Она по-прежнему давила безмолвную землю… и только словно пухла да темнела.

И вот по одноцветной ее синеве замелькало что-то ровно и плавно; ни дать ни взять белый платочек или снежный комок. То летел со стороны деревни белый голубь.

Летел, летел — всё прямо, прямо… и потонул за лесом.

Прошло несколько мгновений — та же стояла жестокая тишь… Но глядь! Уже два платка мелькают, два комочка несутся назад: то летят домой ровным полетом два белых голубя.

И вот, наконец, сорвалась буря — и пошла потеха!

Я едва домой добежал. Визжит ветер, мечется как бешеный, мчатся рыжие, низкие, словно в клочья разорванные облака, всё закрутилось, смешалось, захлестал, закачался отвесными столбами рьяный ливень, молнии слепят огнистой зеленью, стреляет как из пушки отрывистый гром, запахло серой…

Но под навесом крыши, на самом кра́юшке слухового окна, рядышком сидят два белых голубя — и тот, кто слетал за товарищем, и тот, кого он привел и, может быть, спас.

Нахохлились оба — и чувствует каждый своим крылом крыло соседа…

Хорошо им! И мне хорошо, глядя на них… Хоть я и один… один, как всегда.

Приступая к анализу текста, прежде всего могу отметить, что это произведение лирическое, то есть в нем отражаются переживания, чувства и мысли автора в связи с жизненными впечатлениями.

Какие же чувства, переживания передает Иван Сергеевич Тургенев в этом стихотворении в прозе? Каким настроением оно проникнуто?

Стихотворение начинается с описания природы перед грозой, а затем и во время грозы. И оба эти описания передают чувство тоски и тревоги.

Природа перед грозой видится автору как что-то тяжелое, давящее: душный воздух, солнце светило тускло, туча лежала грозной громадой, все изнывало под зловещим блеском последних солнечных лучей, смутно было на душе, злая туча, тоскливое томленье, туча давила, пухла и темнела, жестокая тишь…

Автор ждет, когда же разрешится это тоскливое томленье: Ну скорей же, скорей. Двинься, покажись, пролейся, злая туча…

И вот, наконец, сорвалась буря — и пошла потеха! (слово потеха употреблено в двнном случае не в значении “развлечение”, а в смысле “неразбериха”.)

Автор описывает бурю, употребляя глаголы: (буря) сорвалась; визжит, мечется (ветер), мчатся (облака); (все) закрутилось, смешалось; закачался (ливень); (молнии) слепят, стреляет (гром)…

Создается впечатление хаоса, сумбура, разрушительной силы, которое выражается и другими, кроме глаголов, средствами выразительности: (ветер мечется) как бешеный; в клочья, разорванные (облака), рьяный (ливень); (стреляет) как из пушки…

Нет, не приносит буря успокоения автору, в ней нет гармонии, умиротворения, автору видится буря как злая сила (“…запахло серой”, — говорит он)…

Тревожное состояние лирического героя объясняется его одиночеством. Об этом автор говорит в конце: “… я один… один, как всегда”. (Вспомним, стихотворение написано в 1879 году в Париже, где Тургенев жил много лет и очень тосковал о родине, куда не мог поехать, так как был смертельно болен.) Однако так ли безрадостно самочувствие Тургенева? Так ли безнадежно-тоскливо его настроение?

Чтобы ответить на эти вопросы, определим, какую роль в передаче настроения автора играют два белых голубя, которых он сначала видит, как два белых комочка на фоне назревающей бури, а затем — спрятавшимися под навесом крыши…

Совсем с другой интонацией, с другим настроением говорит о них автор, выражает иные чувства:

Но под навесом крыши, на самой краюшке слухового окна, рядышком сидят два голубя — и тот, кто слетал за товарищем, и тот, кого он привел и, может быть, спас.

Нахохлились оба — чувствуют каждый своим крылом крыло соседа…

Хорошо им! И мне хорошо, глядя на них…

При виде этой картины у автора возникает чувство умиротворения, спокойствия и гармонии, и все предшествующие чувства освещаются этим новым ощущением. Автор как бы говорит: пускай я один (один, как всегда…), но в жизни много прекрасного, когда в ней есть дружба, взаимовыручка тепло, сердечность и спокойствие. Важность этого эпизода для самочувствия лирического героя подтверждает заголовок стихотворения; ведь оно озаглавлено словом “Голуби”.

Таким образом, несмотря на то, что лирический герой испытывает чувство тоскливого одиночества, определяющее настроение стихотворения — светлая поэтическая грусть о жизни, а не отчаяние. В этом и заключается главная мысль произведения, построенного на основе противопоставления двух разных ощущений лирического героя. Это противопоставление выражено автором в третьем от конца произведения абзаце, который начинается противительным союзом “но” (но под навесом крыши).

Анализ стихотворения в прозе «Два богача»

Когда при мне превозносят богача Ротшильда, который из громадных своих доходов уделяет целые тысячи на воспитание детей, на лечение больных, на призрение старых — я хвалю и умиляюсь.

Но, и хваля и умиляясь, не могу я не вспомнить об одном убогом крестьянском семействе, принявшем сироту-племянницу в свой разоренный домишко.

— Возьмем мы Катьку, — говорила баба, — последние наши гроши на нее пойдут, — не на что будет соли добыть, похлебку посолить…

— А мы ее… и не соленую, — ответил мужик, ее муж.

Далеко Ротшильду до этого мужика!

Последние произведения Ивана Тургенева увидели свет в 1882 году. Это были короткие заметки, раздумья и наблюдения из записных книжек писателя. Название цикла менялось несколько раз. Первоначально автор назвал сборник «Посмертное», затем написал на латыни Senil­ia, что означает – «Стариковское». Но окончательный вариант, под которым сборник был опубликован, получил название «Стихотворения в прозе».

Пожалуй, это самое удачное решение. В небольших текстах осмыслена проза жизни, а затем изложена в краткой лирической форме. Миниатюры сборника не рифмованы, но их язык весьма поэтичен. Одно из наиболее емких произведений цикла – «Два богача». Всего несколько строк хватило Тургеневу, чтобы создать ряд образов и заставить читателя задуматься.

Произведение, написанное в июле 1878 года, состоит из двух частей, имеет зачин и концовку. В нем сравнивается благотворительность Ротшильда и бедной крестьянской семьи. Писатель отмечает, что щедрость одного из богатейших людей планеты заслуживает восхищения, поскольку далеко не все состоятельные люди отдают часть своих доходов «на воспитание детей, на лечение больных, на призрение старых». Такие добрые дела вызывают у писателя похвалу и умиление. Но тут же Тургенев вспоминает об «убогом крестьянском семействе», которое принимает в свой «разоренный домишко» сиротку. Короткий разговор между мужем и женой полон благородства и душевной щедрости.

В чем ущемляет себя миллиардер, отдавая деньги бедным? Вряд ли он чувствует какие-либо изменения в своей роскошной жизни. А вот крестьянская семья, приютив сироту, не сможет купить даже соли для похлебки. Да разве только в еде дело? Взять на воспитание ребенка – нелегкий труд. Нужно не только одеть, обуть и накормить, но и отдать девочке частицу души, заменить ей родителей.

Тургенев не сообщает подробности о семье крестьян. Читатель не знает, есть ли у них свои дети. Скорее всего, что есть. Потому и ворчит добродушно женщина. Автор не называет также имен героев. С одной стороны, такой подход создает обобщение, с другой – подчеркивает простой социальный статус семьи.

Характерно, что оба говорят «мы», осознавая себя единым целым. Вот тихий ежедневный подвиг, истинное душевное богатство простого крестьянина, о котором не трезвонят на весь мир газеты.

Салтыков-Щедрин говорил о произведениях Тургенева, что после их прочтения легко дышится, верится, тепло чувствуется. Это в полной мере касается и миниатюры из пяти предложений «Два богача».

Особенности стихотворений в прозе Тургенева

Восемьдесят три стихотворения в прозе И. С. Тургенева — это горькие слёзы и высокие мысли мудрого человека. Он думал и писал о своём, но для тех, кто был, есть и ещё будет. Основные особенности стихотворений в прозе «Порог», «Памяти Ю. П. Вревской», «Русский язык» следующие:

Источник

Поделиться с друзьями
Моря и океаны
Adblock
detector