стихи вероники тушновой биография

Стихи вероники тушновой биография

Верони́ка Миха́йловна Тушно́ва (14 (27) марта 1911, Казань — 7 июля 1965, Москва) — русская советская поэтесса и переводчица, писавшая в жанре любовной лирики. Член Союза писателей СССР (1946). На её стихи были написаны популярные песни: «Не отрекаются любя», «А знаешь, всё ещё будет. », «Сто часов счастья» и другие.
https://ru.wikipedia.org/wiki/Тушнова,_Вероника_Михай..

Светлана Макаренко Кто сказал, что легко любить?
Источник: https://www.bibliofond.ru/view.aspx?id=52127
© Библиофонд

*Лев Аннинский ВЕРОНИКА ТУШНОВА: «НЕ ОТРЕКАЮТСЯ, ЛЮБЯ. » (Из цикла “Засадный полк”)
https://litresp.ru/chitat/ru/Д/denj-literaturi-gazeta..

Нас дождь поливал
трое суток.
Три дня штурмовала гроза.
От молний ежеминутных
ломить начинало глаза.
Пока продолжалась осада,
мы съели пуды алычи.
За нами вдогонку из сада,
как змеи, вползали ручьи.
А тучи шли тихо, вразвалку,
и не было тучам конца…
Промокшая, злая чекалка
визжала всю ночь у крыльца.
Опавшие листья сметая,
кружились потоки, ворча,
лимонная и золотая
купалась в дожде алыча.
И, превознося непогоду,
от зноя живая едва,
глотала небесную воду
привычная к жажде трава.
Вот так мы и жили без дела
на мокрой, веселой земле,
а море свирепо гудело
и белым дымилось во мгле.
Домишко стоял у обрыва,
где грохот наката лютей,
и жило в нем двое счастливых
и двое несчастных
людей.
Ты мне в бесконечные ночи
с улыбкою (благо темно!)
твердил, что, конечно, на почте
лежит телеграмма давно.
Что письма затеряны, видно,
твердил, почтальонов виня.
И было мне горько и стыдно,
что ты утешаешь меня.
И я понимала отлично,
что четко работает связь,
что письма вручаются лично,
открытки не могут пропасть…
Однажды, дождавшись рассвета,
с последней надеждой скупой
ушла я месить километры
лиловой размякшей тропой.
Ушла я вдогонку за счастьем,
за дальней, неверной судьбой…
А счастье–то было ненастьем,
тревогой,
прибоем,
тобой.

* * *
А мы друг друга и там узнаем.
Боюсь лишь, что ей
Без живого огня
Шалаш мой уже не покажется раем,
И глянув пристально сквозь меня,
По давней привычке ещё послушна,
Добра и доверчива,
Там она
Уже не будет так влюблена,
Так терпеливо великодушна.

Полностью:
История любви. Вероника Тушнова и Александр Яшин (Попов)
http://www.webblog.ru/Olegka/29642/

А может быть, останусь жить.

***
Открываю томик одинокий,
Томик в перёплете полинялом.
Человек писал вот эти строки.
Я не знаю, для кого писал он.

Пусть он думал и любил иначе,
И в столетьях мы не повстречались.
Если я от этих строчек плачу,
Значит, мне они предназначались.

***
Шкатулка заперта.
И ключ потерян.
И в общем в нем нужды особой нет:
союз двоих
испытан и проверен
и узаконен целым рядом лет.
Давно к листкам
никто не прикасался,
не беспокоит давнюю судьбу.
И спит любовь,
как спящая красавица,
в своем отполированном гробу.

***
Всегда так было и всегда так будет:
ты забываешь обо мне порой,
твой скучный взгляд порой мне сердце студит.
Но у тебя ведь нет такой второй!
Несвойственна любви красноречивость,
боюсь я слов красивых как огня.
Я от тебя молчанью научилась,
и ты к терпенью приучил меня.
Нет, не к тому, что родственно бессилью,
что вызвано покорностью судьбе,
нет, не к тому, что сломанные крылья
даруют в утешение тебе.

Ты научил меня терпенью поля,
когда земля суха и горяча,
терпенью трав, томящихся в неволе
до первого весеннего луча,
ты научил меня терпенью птицы,
готовящейся в дальний перелет,
терпенью всех, кто знает, что случится,
И молча неминуемого ждет.

Не понимаю, в чем они повинны,
Все эти розовые бальзамины
И фуксии с подвесками атласными
Пунцово-белыми, лилово-красными.

Едва увижу их, перед глазами
Старинный пыльный пригород Казани,
Дом в три окошка, где отец мой рос,
А в окнах – шапки огненной герани.
(В слободке не выращивали роз.)

Я представляю крошечное зальце
С великолепным фикусом в углу.
Врастяжку дремлют солнечные зайцы
На выкрашенном охрою полу.

Перед диваном столик несуразный,
Трюмо, как будто в ряске озерцо.
У женщины худой и черноглазой
Надменное от горестей лицо.

Заштопанные бережно скатерки,
Дешевый голубой сервизик в горке
И чистота – до блеска, до сиянья,
Единственная роскошь бедноты.
А вот цветы – всех смертных достоянье.

Да, я люблю мещанские цветы,
Я без кавычек ставлю это слово
В его первоначальном смысле, в том,
Что люди жили тяжко и сурово,
А труд во все эпохи был трудом.

. Цветы цвели смиренно, безотказно,
В подвалах и на чердаках цвели,
В кастрюльках ржавых,
В банках безобразных,
Цвели – благословение земли.

Теперь, когда конец домишкам тесным
И все иначе, именно теперь,
Мне кажется особенно нечестным
Взять и захлопнуть перед ними дверь.

Картина военной тематики. Бабушка, как свечку, несёт свою герань. Этот изумительно красивый цветок, раньше выращивали в каждом доме. Вокруг заколоченные окна в домах, а эта бабушка несёт её куда-то к себе. Жизнь продолжается.
http://flower55.ru/pelargoniya/#sthash.8o4ZGOnG.dpbs
*

Стремясь войти в форму социалистического реализма, написала поэму «Клухорский перевал». Но не поэмой вошла в историю русской лирики, а пронзительными стихами о трагической любви. Умерла, не подозревая, что ей суждено стать любимейшей поэтессой молодого поколения 1990-х годов.
https://tvkultura.ru/video/show/brand_id/32953/episod..

А секрет в том, что заложена в девочке чисто женская особенность души, когда она поверх всех объяснений чует правду-неправду и с сомнамбулической отрешенностью повторяет свое:

Нет, и это на правду совсем не похоже —
Облетает пыльца, и уходят друзья.
Жить без бабочки можно,
без золота — тоже,
без любимого — тоже, —
без песни — нельзя.

Полностью:
Лев Аннинский
ВЕРОНИКА ТУШНОВА: «НЕ ОТРЕКАЮТСЯ, ЛЮБЯ. » (Из цикла “Засадный полк”)

Открываю томик одинокий,
Томик в перёплете полинялом.
Человек писал вот эти строки.
Я не знаю, для кого писал он.

Пусть он думал и любил иначе,
И в столетьях мы не повстречались.
Если я от этих строчек плачу,
Значит, мне они предназначались.

Русская советская поэтесса и переводчица, писавшая в жанре любовной лирики. Член Союза писателей СССР. На её стихи были написаны популярные песни: «Не отрекаются любя», «А знаешь, всё ещё будет. », «Сто часов счастья» и другие.

Читайте также:  институт истории со ран новости

«Я поняла,- ты не хотел мне зла. »

Я поняла,—
ты не хотел мне зла,
ты даже был
предельно честен где-то,
ты просто оказался из числа
людей, не выходящих из бюджета.
Не обижайся,
я ведь не в укор,
ты и такой
мне бесконечно дорог.
Хорош ты, нет ли,—
это сущий вздор.
Любить так уж любить —
без оговорок.
Я стала невеселая.
Прости!
Пускай тебя раскаянье не гложет.
Сама себя попробую спасти,
никто другой
спасти меня не может.
Забудь меня.
Из памяти сотри.
Была — и нет, и крест поставь
на этом!
А раны заживают изнутри.
А я еще уеду к морю летом.
Я буду слушать, как идет волна,
как в грохот шум ее перерастает,
как, отступая, шелестит она,
как будто книгу вечности
листает.
Не помни лихом.
Не сочти виной,
что я когда-то в жизнь твою вторгалась,
и не печалься —
все мое — со мной.
И не сочувствуй —
я не торговалась!

«Если б ты в реку упала. »

Если б ты в реку упала,
Я бы достал до дна,
Мне и морского вала
Сутемень не страшна.

Если б в тайгу, в берлогу
Зверь тебя уволок,
Я бы нашел дорогу
Даже из ста дорог.

К девятиглавому змею
Я бы просек пути,
Даже из рук Кащея
Смог бы тебя спасти.

В реку ты не упала —
Тут ни при чем вода:
В сердце ты мне запала.
Мне — не тебе беда.

И глубоки ли реки,
Сердце не им под стать
С этого дна вовеки
Мне тебя не достать.

14 (27) марта 1911 в Казани родилась Вероника Тушнова.
14 [27] марта 1913 в Вологодской губернии родился Александр Яшин.
*

Я прощаюсь с тобою

Я прощаюсь с тобою
у последней черты.
С настоящей любовью,
может, встретишься ты.
Пусть иная, родная,
та, с которою — рай,
все равно заклинаю:
вспоминай! вспоминай!
Вспоминай меня, если
хрустнет утренний лед,
если вдруг в поднебесье
прогремит самолет,
если вихрь закурчавит
душных туч пелену,
если пес заскучает,
заскулит на луну,
если рыжие стаи
закружит листопад,
если за полночь ставни
застучат невпопад,
если утром белесым
закричат петухи,
вспоминай мои слезы,
губы, руки, стихи…
Позабыть не старайся,
прочь из сердца гоня,
не старайся,
не майся —
слишком много меня!

Нынче детство мне явилось,
приласкало на лету.
Свежим снегом я умылась,
постояла на ветру.
Надышалась,
нагляделась,—
ну какая красота!
Дня бессолнечного белость,
далей хвойная черта.
Снежно-снежно.
Тихо-тихо.
Звон в ушах — такая тишь.
В темных сенцах пахнет пихтой,
у порога — пара лыж.
Пара струганых дощечек,
самоделье детских рук.
Сколько вещих и не вещих
снов скитается вокруг.
Где таилось,
где хранилось?
Вдруг припомнил человек:
хлебным квасом пахнет силос,
спелой клюквой пахнет снег.

Смеясь и щуря сморщенные веки,
седой старик немыслимо давно
нам подавал хрустящие чуреки
и молодое мутное вино.

Мы пили все из одного стакана
в пронзительно холодном погребке,
и влага, пенясь через край, стекала
и на землю струилась по руке.

Мы шли домой, когда уже стемнело
и свежей мглою потянуло с гор.
И встал до неба полукругом белым
морскою солью пахнущий простор.

От звезд текли серебряные нити,
и на изгибе медленной волны
дрожал блестящим столбиком Юпитер,
как отраженье крохотной луны.

Проклятый стук, назойливый, как Морзе!
Тире и точки. точки и тире.
Окно во льду, и ночь к стеклу примерзла,
и сердце тоже в ледяной коре.

Как трудно мне поверить, что когда-то
сюда вино звенящее текло,
что знало зной и пенные раскаты
замасленное, мутное стекло!

Наверно, так, взглянув теперь в глаза мне,
хотел бы ты и все-таки не смог
увидеть снова девочку на камне
в лучах и пене с головы до ног.

Но я все та же, та же, что бывало.
Пройдет война, и кончится зима.
И если бы я этого не знала,
давно бы ночь свела меня с ума.
1942

Прозрачных пальцев нервное сплетенье,
Крутой излом бровей, усталость век,
И голос — тихий, как сердцебиенье, —
Такой ты мне запомнилась навек.

Была красивой — не была счастливой,
Бесстрашная — застенчивой была.
Политехнический. Оваций взрывы.
Студенчества растрепанные гривы.
Поэты на эстраде, у стола.

Ну, Вероника, сядь с ведущим рядом,
Не грех покрасоваться на виду!
Но ты с досадой морщишься: «Не надо!
Я лучше сзади, во втором ряду».

Вот так всегда: ты не рвалась стать «первой»,
Дешевой славы не искала, нет,
Поскольку каждой жилкой, каждым нервом
Была ты божьей милостью поэт.

БЫЛА! Трагичней не придумать слова,
В нем безнадежность и тоска слились.
Была. Сидела рядышком. И снова
Я всматриваюсь в темноту кулис.

Быть может, ты всего лишь запоздала
И вот сейчас, на цыпочках, войдешь,
Чтоб, зашептавшись и привстав, из зала
Тебе заулыбалась молодежь.

С самой собой играть бесцельно в прятки,
С детсада я не верю в чудеса:
Да, ты ушла. Со смерти взятки гладки.
Звучат других поэтов голоса.

Иные голосистей. Правда это.
Но только утверждаю я одно:
И самому горластому поэту
Твой голос заглушить не суждено,
Твой голос — тихий, как сердцебиенье.
В нем чувствуется школа поколенья,
Науку скромности прошедших на войне —
Тех, кто свою «карьеру» начинали
В сырой землянке — не в концертном зале,
И не в огне реклам — в другом огне.
И снова протестует все во мне:
Ты горстка пепла? К черту эту мысль!
БЫЛА? Такого не приемлю слова!
И вновь я в ожидании, и снова
Мой взгляд прикован к темноте кулис.

Источник

Вероника Тушнова. Печальный уход поэтессы

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Вероника Михайловна Тушнова (14 (27) марта 1911, Казань — 7 июля 1965, Москва) — русская советская поэтесса, писавшая в жанре любовной лирики. Переводчица.
Член Союза писателей СССР (1946)[1]. На её стихи были написаны популярные песни: «Не отрекаются любя», «А знаешь, всё ещё будет. », «Сто часов счастья» и другие.

Читайте также:  леший три богатыря и шамаханская царица

Загадка года рождения

В ряде биографических статей и автобиографий годом рождения Тушновой указан 1915 год. Даты 1915—1965 выгравированы на памятнике на могиле Вероники Михайловны на Ваганьковском кладбище, так пожелала незадолго до кончины сама поэтесса[2][3]. Однако в материалах Казанского литературного музея им. М. Горького и вышедшем в 2012 году в «Золотой серии поэзии» сборнике Тушновой «За это можно всё отдать», составителем которого являлась дочь поэтессы Наталья Розинская, утверждается, что Вероника Михайловна родилась 27 марта 1911 года[4]. Клуб любителей поэзии Вероники Тушновой провёл исследование и нашёл выписку из метрической книги о её крещении в 1911 году. Эту дату подтвердила и дочь поэтессы Н. Розинская[3]. 1911 год рождения подтверждается также фактом того, что школу Тушнова закончила в 1928 году, в том же году поступила на медицинский факультет Казанского университета, что в возрасте 13 лет было никак невозможно.

В 2011 году во многих городах России прошли юбилейные литературные мероприятия, посвящённые 100-летию Вероники Тушновой[3]

Каждая из читательниц могла почувствовать в строчках Тушновой свою «вьюгу», свои счастливые и горькие минуты и только своё, но такое общее, понятное для всех тревожное ощущение неумолимого бега времени и с упрямой немного странной, обманчивой и наивной верой в счастье: Помните это, знаменитое:

Не отрекаются любя.
Ведь жизнь кончается не завтра.

Я перестану ждать тебя,
а ты придешь совсем внезапно.

А ты придёшь, когда темно,
когда в стекло ударит вьюга,

когда припомнишь, как давно
не согревали мы друг друга.

И так захочешь теплоты,
не полюбившейся когда-то,

что переждать не сможешь ты
трёх человек у автомата.

И будет, как назло, ползти
трамвай, метро, не знаю что там.

И вьюга заметёт пути
на дальних подступах к воротам.

А в доме будет грусть и тишь,
хрип счётчика и шорох книжки,

когда ты в двери постучишь,
взбежав наверх без передышки.

За это можно всё отдать,
и до того я в это верю,

что трудно мне тебя не ждать,
весь день не отходя от двери.

После этих строк, выученных и переписанных сотнями читательниц в тетради к Веронике Михайловне пришла известность. Её поэтический голос набрал силу и высоту.

Биография и обзор творчества

Родилась в семье учёного, профессора медицины Казанского университета Михаила Павловича Тушнова (ум. в 1935). Мать — Александра Георгиевна Постникова, выпускница Высших женских Бестужевских курсов в Москве. В Казани семья жила в доме на Большой Казанской улице (ныне — Большая Красная), затем на улице Миславского. Летом — на Волге, в Шеланге. Память о родных волжских просторах всю жизнь питала творчество Вероники. Увлечения её детства и юности — животные и цветы.

В 1928 году окончила в Казани одну из лучших школ города — № 14 им. А. Н. Радищева с углублённым изучением иностранных языков, хорошо говорила по-английски и по-французски. Первым заметил литературную одарённость Тушновой её школьный учитель литературы Борис Николаевич Скворцов, нередко читавший её сочинения вслух как образцовые. После школы, по настоянию отца, видевшего в ней будущего врача, поступила на медицинский факультет Казанского университета. Биографы особо отмечают властный и деспотичный характер отца Вероники, в семье всё подчинялось его желаниям и воле, вплоть до распорядка дня, подачи на стол обеда или ужина[10].

В 1931 году в связи с переводом отца во Всесоюзный институт экспериментальной медицины (ВИЭМ) семья переехала из Казани в Ленинград, где Тушнова продолжила учиться в мединституте. Вскоре семья переезжает в Москву, где отец, как известный учёный, получает квартиру на Новинском бульваре. Поступила в аспирантуру при кафедре гистологии ВИЭМ. В столице занялась живописью, тогда же началось серьёзное увлечение поэзией. В 1938 вышла замуж за врача-психиатра Юрия Розинского. В этом же году были опубликованы первые стихи.

В 1941 году, по совету читавшей её стихи Веры Инбер, поступает в Литературный институт им. А. М. Горького. Но учиться там не довелось: с началом Великой Отечественной войны вместе с матерью и маленькой дочкой Наташей эвакуировалась в Казань, где работала палатным врачом нейрохирургического госпиталя для раненных бойцов Красной Армии. Через два года, в феврале 1943 года, возвращается в Москву, работает врачом-ординатором в госпитале. Первый брак распадается.

В 1944 году в «Новом мире» публикуется её стихотворение «Хирург», посвящённое многоопытному операционному эскулапу Н. Л. Чистякову, работавшему в этом же госпитале. Также в 1944 году в «Комсомольской правде» печатается цикл «Стихи о дочери», который получает широкий читательский отклик.

Дебютным сборником стихов и поэм стала «Первая книга» (1945), вышедшая в издательстве «Молодая гвардия». Творчеством Тушновой был очарован знаменитый актёр Василий Качалов, который, по словам его биографа В. В. Виленкина, «зачитывал» домашних и гостей стихами Вероники[11].

В 1947 участвовала в первом Всесоюзном совещании молодых писателей.

Второй сборник Тушновой — «Пути-дороги» — вышел только через 9 лет после первого, в 1954. С наибольшей полнотой обострённое лирическое чувство поэтессы раскрылось в последние годы жизни в сборниках «Память сердца» (1958), «Сто часов счастья» (1965) и других, в которых она размышляет о высокой любви, о глубоких человеческих отношениях.

Вела творческий семинар в Литературном институте им. А. М. Горького[10]. Работала рецензентом в издательстве «Художественная литература», очеркистом в газете, переводила с бенгали (с подстрочников) Р. Тагора[1]. Плодотворное сотрудничество и дружба связывали Тушнову с сербской поэтессой Десанкой Максимович, которой она посвятила оригинальные стихи. Известны переводы с татарского Габдуллы Тукая.

Наиболее известное стихотворение Тушновой, обессмертившее её имя — «Не отрекаются любя»[13] (написано в 1944[14]). Романс на музыку Марка Минкова впервые прозвучал в 1976 году в спектакле Московского театра им. Пушкина, но суперхитом стал в 1977 году в исполнении Аллы Пугачёвой. На протяжении десятилетий шедевр пользуется неизменным успехом у слушателей. Сама Пугачёва позже называла песню главной в своём репертуаре, признавалась, что во время исполнения её прошибает слеза, и что за это чудо можно дать Нобелевскую премию[15][16].

Читайте также:  как русь выбирала религию

Весной 1965 года Вероника тяжёло заболела и оказалась в больнице. Скончалась в Москве 7 июля 1965 года от рака.

Тушнова в реальной жизни умела ценить каждое мгновение, умела быть счастливой. Это нашло отражение в ее стихах.

Песни на стихи Вероники Тушновой

А знаешь, всё ещё будет. (муз. Марка Минкова) — исп. Алла Пугачёва и Кристина Орбакайте
Вспоминай меня («Я прощаюсь с тобою…») (муз. Вячеслава Добрынина) — исп. София Ротару, Алла Пугачёва, Ирина Аллегрова
Два крыла (муз. Артур Аллен) — исп. Артур Аллен
Миллион лет до нашей эры (муз. Давида Тухманова) — исп. Давид Тухманов и группа «Москва» (альбом «НЛО»)
Напутствие («Ну что же, можешь покинуть…») (муз. Евгения Артамонова) — исп. Л. Толмачёва
Не отрекаются любя (муз. Марка Минкова; впервые песня прозвучала в исполнении драматической актрисы в спектакле Театра им. А. С. Пушкина «Мужчины, носите мужские шляпы» (1976) по пьесе А. Хмелика, автором музыки к которому был М. Минков[19]) — исп. Алла Пугачёва, Людмила Артёменко[20], Татьяна Буланова (Старые песни о главном 3)
Ну, пожалуйста! (муз. Александра Дулова) — исп. Александр Дулов, Галина Хомчик и Елена Фролова
Сколько дней (муз. Луизы Хмельницкой) — исп. Инна Разумихина
Сто часов счастья (муз. Константина Орбеляна) — исп. Алла Пугачёва, Ирина Отиева, Эрна Юзбашян, Тамара Гвердцители

Рассмотрим таблицы кода ПОЛНОГО ИМЕНИ. \Если на Вашем экране будет смещение цифр и букв, приведите в соответствие масштаб изображения\.

19 39 64 78 93 96 97 100 106 123 138 152 162 173 174 187 197 219 220 230 242 257 260 274 275
Т У Ш Н О В А В Е Р О Н И К А М И Х А Й Л О В Н А
275 256 236 211 197 182 179 178 175 169 152 137 123 113 102 101 88 78 56 55 45 33 18 15 1

3 9 26 41 55 65 76 77 90 100 122 123 133 145 160 163 177 178 197 217 242 256 271 274 275
В Е Р О Н И К А М И Х А Й Л О В Н А Т У Ш Н О В А
275 272 266 249 234 220 210 199 198 185 175 153 152 142 130 115 112 98 97 78 58 33 19 4 1

ТУШНОВА ВЕРОНИКА МИХАЙЛОВНА = 275 = ОНКОЛОГИЧЕСКАЯ БОЛЕЗНЬ = 162-МЕТАСТАЗИРОВАНИЕ + 113-КЛЕТКАМИ РАКА.

Читатель, «осиливший» статьи с онкологией, в которых встречались цифры 29 = РАК и 30 = РАКА, \ в частности статья «Печальный уход уникальной певицы Анны Герман» \, сразу задаётся вопросом, а почему этих цифр нет в данной статье?

Однако же, главная цифра 29 всё же скрытно существует. Она находится между цифрами 19 и 39, достаточно код буквы «У», равный 20, разделить на 2. 20 : 2 = 10. 19 + 10 = 29 = РАК. Вторую десятку прибавляем к к цифре 236 = ГУБИТЕЛЬНАЯ БОЛЕЗНЬ.
236 + 10 = 246 = ГУБЯЩАЯ ОПУХОЛЬ.

275 = 29-РАК + 246-ГУБЯЩАЯ ОПУХОЛЬ.

Мы видим и идущие навстречу друг другу строки в верхней таблице:

275 = 138-ЖИЗНЬ ПРЕКРА\ щена \ + 137-ЖИЗНЬ ПРЕКР\ ащена \.

275 = 147-РАКОВОЕ ЗАБОЛЕВАНИЕ + 128-ОНКОБОЛЬНА\ я \.

275 = 160-ОНКОБОЛЬНАЯ + 115-ГИБЕЛЬ ОТ РА\ ка \.

275 = 212-РАК ЧЕТВЁРТОЙ СТАДИИ + 63-ГИБЕЛЬ.

275 = 64-ОТ РАКА + 211-ГИБЕЛЬ ОРГАНИЗМА ОТ РАКА.

275 = 93-ОБРАЗОВАНИЕ + 182-РАКОВОЙ ОПУХОЛИ.

275 = 162-МЕТАСТАЗИРОВАНИЕ + 113-МЕТАСТАЗИР\ ование \.

275 = 123-КОНЧИНА ОТ. + 152-КОНЧИНА ОТ РАК\ а \.

275 = 123-ПОЭТЕССА + 152-КОНЧИНА ОТ РАК\ а \.

275 = 90-ПОГУБЛЕНА + 185-ПРЕКРАЩЕНА ЖИЗНЬ.

275 = 147-РАКОВОЕ ЗАБОЛЕВАНИЕ + 128-УШЛА ИЗ ЖИЗНИ.

275 = 162-МЕТАСТАЗИРОВАНИЕ + 113-\ 84-ОРГАНИЗМА + 29-РАК \.

275 = 29-РАК + 246-МЕТАСТАЗИРОВАНИЕ ОРГАНИЗМА.

275 = ОНКОЛОГИЧЕСКАЯ БОЛЕЗНЬ.

275 = 155-ЖИЗНЬ КОНЧЕНА + 120-УГАСЛА ОТ РАКА.

275 = 211-\ 155-ЖИЗНЬ КОНЧЕНА + 56-УГАСЛА \ + 64-ОТ РАКА.

275 = 175-\ 105-РАЗВИТИЕ РАКА + 70-ЖИЗНЬ. \ + 100-ОКОНЧЕНА.

275 = 137-НЕИЗЛЕЧИМАЯ + 138-РАКОВАЯ БОЛЕЗН\ ь \.

275 = 217-НЕИЗЛЕЧИМАЯ РАКОВАЯ + 58-БОЛЕЗН\ ь \.

275 = 187-ОТРАВЛЕНИЕ ОРГАНИЗМА + 88-ТОКСИНА\ ми \, КОНЧИН\ а \.

275 = ОТРАВЛЕННАЯ ТОКСИНАМИ РАКА.

Наиболее точная дешифровка:

275 = 137-(о)Т РАКА КОНЧИН(а) + 138-(о)Т РАКА КОНЧИНА.

Проверим это утверждение таблицей:

19** 36 37 48 49 60 75 89 113*123**137**
(о) Т Р А К А К О Н Ч И Н (а) +
275** 256*239 238 227 226 215 200 186 162**152**

156 173*174**185* 186 197*212 226 250 260*274**275**
(о) Т Р А К А К О Н Ч И Н А
138* 119 102**101* 90* 89 78* 63 49 25 15** 1**

Таблицы содержат 3 цепочки из 3-х идущих последовательно друг за другом цифр: 138-152-162 260-274-275 113-123-137

а также 6 совпадающих столбцов: 19**\\275** 152**\\137** 162**\\123** 174**\\102** 274**\\15** 275**\\1**

Проведём дешифровку отдельных столбцов:

Код ДАТЫ СМЕРТИ: 7.07.1965. Это = 7 + 07 + 19 + 65 = 98 = 29-РАК + 69-УМЕРЛА.

275 = 98 + 177-УМЕРШАЯ ОТ РАК \ а \.

Код ДНЯ СМЕРТИ = 92-СЕДЬМОЕ + 85-ИЮЛЯ = 177 = УМЕРШАЯ ОТ РАК \ а \.

Код полной ДАТЫ СМЕРТИ = 177-СЕДЬМОЕ ИЮЛЯ + 84-\ 19 + 65 \-\ код ГОДА СМЕРТИ \ = 261 = 89-КОНЧИНА + 172-СМЕРТЬ ОРГАНИЗ\ ма \.

275 = 89-КОНЧИНА + 186-СМЕРТЬ ОРГАНИЗМА.

Код числа полных ЛЕТ ЖИЗНИ = 176-ПЯТЬДЕСЯТ + 100-ЧЕТЫРЕ = 276 = 187-ОТРАВЛЕНИЕ ОРГАНИЗМА + 89-КОНЧИНА.

Сто часов счастья.
Разве этого мало?
Я его, как песок золотой,
намывала,
собирала любовно, неутомимо,
по крупице, по капле,
по искре, по блестке,
создавала его из тумана и дыма,
принимала в подарок
от каждой звезды и березки.
Сколько дней проводила
за счастьем в погоне
на продрогшем перроне,
в гремящем вагоне,
в час отлета его настигала
на аэродроме,
обнимала его, согревала
в нетопленном доме.
Ворожила над ним, колдовала.
Случалось, бывало,
что из горького горя
я счастье свое добывала.
Это зря говорится,
что надо счастливой родиться.
Нужно только, чтоб сердце
не стыдилось над счастьем трудиться,
чтобы не было сердце
лениво, спесиво,
чтоб за малую малость
оно говорило «спасибо».
Сто часов счастья,
чистейшего, без обмана.
Сто часов счастья!
Разве этого мало?

Источник

Поделиться с друзьями
Моря и океаны
Adblock
detector