стих о серафиме саровском богата русь людьми святыми

Стихотворения о святом Серафиме

Преподобный Отче Серафиме, моли Бога о нас!

Сергей Бехтерев, 1933г.

Вот он, блаженный пустынник, взыскующий
Века грядущего благ неземных!
Вот он, в скорбях, как мы в счастье, ликующий,
Душу готовый отдать за других.

Тихо тропинкой лесной пробирается
В кожаной мантии, в лычных лаптях;
Крест на груди его медный качается,
Сумка с песком у него на плечах.

Вьется Саровка излучистой впадиной;
Сосен столетних красуется строй;
И, на ходу подпираясь рогатиной,
Движется старец неспешной стопой.

Телом согбенный, с душою смиренною,
В пустыньку он помолиться бредет;
Но, и молитву творя сокровенную,
Он для трудов свой топорик несет.

Белый на нем балахон; серебристые
Шапочкой ветхой прикрыв волоса,
Вглубь себя он устремляет лучистые,
Полные ласки душевной глаза…

Он и утешить готов безутешного,
Слабое детство от смерти спасти,
Или к сиянию света нездешнего
Грешную душу мольбой привести.

Всем изнемогшим в огне испытания
«Радость моя! – он твердит. – Не скорби,
Бури душевные, грозы страдания,
Господа ради, с улыбкой терпи!»

С плачущим плакать он рад; унывающих
Нежно ободрить, их дух подкрепить.
Всех же, Господень Завет забывающих,
Учит он – ближних, как братьев, любить.

Леонид Денисов, 1903 г.

Закатный свет, молитвенные зори,
Моя Земля и мир, что так любим.
Любил его и ясный Чудотворец,
Светильник, преподобный Серафим.

Простой, он жил как птицы полевые.
Бедняк, не он богатства собирал.
Но Ангел в алтаре на литургии
Ему кадило тайно подавал.

О час утра и голос песен ранний!
Крик петухов, жужжание шмеля,
Роса на ржи и тихое сиянье,
Когда Господь нисходит на поля.

И монастырь. И в монастырском клире,
Как от кадила уплывает дым,
Ушел от нас безгрешно живший в мире
Премудрый и пресветлый Серафим…

Алексей Масаинов, Петроград, 1916

Кто нам сиял звездой чудесной?
Кто солнцем был средь тьмы ночной?
Чей образ прелести небесной
Исполнен в юдоли земной?

Кто нас учил любви великой
И сам ее примером был?
Пред кем смирялся злобы дикой
В сердцах смиренных ярый пыл?

Кто жаждой вечного спасенья
С дней детства раннего палим,
Кто жил надеждой воскресенья? –
Он – Преподобный Серафим!

И ныне всюду вспоминая
Его великие дела,
Молитвам Старца Русь Святая
Себя навеки предала!

Александр Красницкий, 1903 год

Русь! За молитвы взыскал тебя Бог,
Светлой недежды твоей не отринул,
В век испытаний, сомнений, тревог
Твердый в страданьях народ не покинул.

Старец великий, отец Серафим,
С Господом в славе превечной сияет,
Ангелы Божьи, Архангелы с ним,
Клир Серафимов его прославляет.

Василий Платонов, 1903 год

Смотрит на нас ласково
Ликом туманным, лилейным.
Бледно-лазурный атлас
В снежнокисейном.

Бледно-лазурный атлас –
Тихо целует,
Бледно-лазурный атлас –
В уши нам дует:

«Вот ухожу в тихий час…
Снова узнаете горе вы!…»
С высей ложится на нас
Отблеск лазоревый.

Легче дышать
После таинственных знамений:
Светит его благодать
Тучкою алого пламени.

Андрей Белый, июль 1903 г.

Ночь: как небесные жители
Звездочки смотрят с небес;
Тихо вокруг: от Обители
Тянется Саровский лес.

Келья стоит одинокая:
В ней Серафим обитал.
Знала пустыня широкая
Подвиг, что он совершал.

Близ, по дороге, под соснами
Камень великий лежал.
Старец ночами безсонными
Там на коленях стоял.

Лето и зиму холодную
Он, не смыкая очей,
Выстоял волей свободную
Тысячу дней и ночей.

Он творил чудеса исцеления…
Счета им нету конца…
Пред иконой святой «Умиления»
Предал свой дух в небеса…

Славится Русь бесконечная
Угодником новым своим…
Заступник и радость нам вечная,
Батюшка наш Серафим!

В детстве, как голубь, слетел с колокольни,
И перед матерью, юной вдовой,
Встал невредимый, с улыбкой спокойной,
Явно хранимый для жизни святой.

Рано презрел он мирские соблазны
И монастырь полюбил потому;
Часто в видениях многообразных
Божия Матерь являлась ему.

Видел Христа он и Ангелов лики –
Келья тогда озарялась светло –
Видел их ясно, в восторге великом
Чувствуя Духа Святого тепло.

В белом подряснике, светлый, веселый,
Свежий, как утро Пасхального дня;
А за плечами-то камень тяжелый:
«Я-де томлю все томящего мя».

Хлебом покормит медведя лесного,
Деток попотчует сладким лучком»…
Сколько людей вспоминали про Бога,
Каялись слезно при старце святом!

Так ордена разронял и – на диво –
В келье монаха рыдал генерал,
Видя, как старец, глядя прозорливо,
Язвы душевные в нем умягчал.

И на грабителей в самозащиту
Крепкой рукой он не поднял топор…
Только, ворами жестоко избитый,
Клонится ивой, согбенный с тех пор.

Ярко духовной звездою сияя
Людям смиренным, душою простым,
В Пустынь свою, наподобие Рая,
Всех созывает отец Серафим.

И потянулись отвсюду дороги
К Пустыни Саровской, полной чудес,
Где говорил он: «Ведь я-то – убогий,
Радость моя, но Христос-то воскрес!»

И у людей раскрываются крылья,
На сердце веет Любви Благодать,
И укрепляются воли усилья,
Духа Святаго всей жизнью стяжать.

Шел Преподобный тропинкой лесною,
Шел и молился молитвой святою:

«К Богу Святому святая душа
Ввысь улетела с мольбою.
Весь я надеждой живу на Тебя,
Радуюсь жизни с Тобою».

«Боже, услыши молитву-моленье,
Мир пожалей, на путь правый верни,
Дай полюбить нам святое смиренье,
В сердце открой нам источник любви».

«Дай нам терпенье
Дай нам смиренье,
Дай нам божественных тайн вразумленье».

«Мир, погибающий в море греховном,
Мир, утопающий в страстной реке,
Сам уврачуй врачеваньем духовным,
Сам привлеки его властно к Себе».

«Тех же, кто любит нас и жалеет,
Сам полюби, пожалей,
Сердце их, ум благодать да согреет,
Воля окрепнет и станет святей».

«Тех же, кто нас ненавидит, ругает,
Боже Великий, тот грех отпусти,
Тех, кто от злобы своей погибает,
Светом сердечной любви озари».

«Любящих братьев и недругов злобных
Всех, воедино собрав, примири,
Дел их исполни для Неба угодных,
Кознь сатаны и бесов потреби».

«Русь же заблудшую, многострадальную
В милости, в благости Ты помяни,
Сердце ж мое о ней многопечально
Скорой надеждой святой умири».

Читайте также:  лучшие части американской истории ужасов

«Кто меня любит и кто призывает,
Тем пошли ангелов тихих святых,
Пусть на путь истины их направляют,
В путь по дороге в селенья Твои».

О, помолись и за нас, Преподобне,
Чтобе мирнее, святее нам жить,
Чтобы вести себя богоугодней
И христианскую жизнь полюбить

Христос Спаситель над Москвою
Благословляющий стоит.
Лампада яркая мольбою
Пред Богоматерью горит.

И в каждом граде, каждой веси –
Святая Русь, Господень Крест!
И из Дивеева я слышу
Ивана гулкий благовест.

За Русь игуменью бросали
Под Алапаевском враспыл.
За Русь молился со слезами
На камне старец Серафим.

Источник

Войдите в ОК

Старец Божий, старец кроткий,
В лаптях, с палкою простой,
На руке иссохшей чётки,
Взор, горящий добротой.

Сколько дивного смиренья
В страстотерпческих чертах,
Дивный дар богомоленья
Лёг улыбкой на устах.

Тяжким подвигом согбенный
Он идёт, гонец небес,
Прозорливый, вдохновенный
Полный благостных чудес.

Благодатной силой веет
На молящих от Него.
Гордый разум цепенеет
Перед святостью Его.

С. БЕХТЕЕВ

В детстве, как голубь, слетел с колокольни,
И перед матерью, юный такой,
Встал невредимый, с улыбкой спокойной,
Явно хранимый для жизни святой.

Рано презрел он мирские соблазны
И монастырь полюбил потому;
Часто в видениях многообразных
Божия Матерь являлась ему.

Видел Христа он и Ангелов лики –
Келья тогда озарялась светло –
Видел их ясно, в восторге великом
Чувствуя Духа Святого тепло.

В белом подряснике, светлый, веселый,
Свежий, как утро Пасхального дня;
А за плечами-то камень тяжелый:
«Камнем томлю я томящего мя».

Хлебом покормит медведя лесного,
Деток попотчует сладким лучком…
Сколько людей вспоминали про Бога,
Каялись слезно при старце святом!

Так ордена разронял и – на диво –
В келье монаха рыдал генерал,
Видя, как старец, глядя прозорливо,
Язвы душевные в нем умягчал.

Проще дитяти, мудрее, чем книжник, —
Житель небесный и Ангел земной,
Тысячу суток молился подвижник,
Слезы роняя на камень лесной…

Источник

Стих о серафиме саровском богата русь людьми святыми

EHt7Du7kg nCkXKYbaHQhtY

EHt7Du7kg nCkXKYbaHQhtY

Православное Прииртышье запись закреплена

Стихотворение из замечательного мультфильма про батюшку Серафима.

Богата Русь людьми святыми,
Что неустанно молятся о нас.
О благодатном старце Серафиме
Послушайте сегодня сей рассказ.

Жил в Курске мальчик Прохор, строил храмы
Его отец и сын был рядом с ним.
Раз с колокольни на глазах у мамы
Упал он, но остался невредим.

Другое чудо, Прохору больному
Явилась Божия Матерь как-то раз:
И приложившись к образу святому
Ребенок исцелился в тот же час.

Мать сына в благочестии растила,
Когда он покидал родимый кров,
Агафия его перекрестила,
И Прохор в монастырь ушел, в Саров.

Молитвой, воздержаньем, терпением
Спасался он, но тяжко занемог.
Лежал три года, вдруг с благословением
Пречистая ступила на порог.

И «Огненный» дано при пострижении
Монаху имя, то есть Серафим.
За пламенную веру и служение,
И Ангелы молились вместе с Ним

Во время службы стоя на амвоне
«Вовеки» юный диакон произнес,
и он узрел в сияющем хитоне
К нему идет по воздуху Христос.

Молящихся Господь благословляет
И Ангелы небесные вокруг
И сердце, словно воск горячий тает
И Серафим застыл на месте вдруг.

Очнувшись он поведал о видении,
Но замолчал и стал в глуши лесной,
В пустынной кельи жить в уединении
И радоваться пище неземной.

В трудах, в молитвах, в чтении Псалтири
И Библии он время проводил.
К пустыннику медведи приходили
И батюшка ласкал их и кормил.

Он победил гнуснейший род бесовский
Молясь на камне тысячу ночей.
И мир не знал, о праведник Саровский,
Ума смиренней, сердца горячей!

Всегда в лаптях и в стареньком кафтане
Икона в келье, больше ничего.
Но обокрасть решив его крестьяне
Напали и изранили всего.

Монах злодеям не сопротивлялся
Хоть был силен, в руках топор держал,
Сбежали воры, он чуть жив остался
И в тяжких муках восемь дней лежал.

Вновь исцелила Пресвятая Дева
Грабителей поймали, привели.
Но батюшка им все простил, без гнева
И грешники, покаявшись, ушли.

Хоть он с тех пор был сгорблен, покалечен,
Но всех на свете пламенно любя,
Саровский старец говорил при встрече
«Христос Воскресе, радосте моя!»

Прозреньем, утешеньем и советом
Он всем служил, болящих исцелял.
И чудо совершалось с ним при этом
В молитве над землей он воспарял.

И женскую в Дивееве обитель
Четвертый Богородицы удел
Устраивал Саровский попечитель
Всечасно о насельницах радел.

Раз случай был, с дивеевской сестрою
Молился преподобный Серафим.
в сиянии со свитою святою
Пречистая явилась перед ним.

За Ней стоят двенадцать дев с венцами
И Божия Матерь тихо говорит
«Ты скоро, мой любимче, будешь с нами»
Подумал старец, скоро догорит

Моя свеча, и про свою кончину,
Откроется пожаром, предсказал
И отошла душа к Отцу и Сыну
Он на коленях недвижим стоял.

И тихий свет был от святого лика
И все узнали, праведник почил
И в храме так воронежский Владыко
Собравшимся у гроба говорил:

Мы с вами все копеечные свечи
Свеча его святого жития
Пудовая! Услышим вновь при встрече
«Христос Воскресе, радосте моя!»

Заступник людям батюшка и ныне
Огонь его молитвы не угас:
«О Господи Иисусе, Божий Сыне,
Спаси Христос, помилуй грешных нас»

Источник

Любинское благочиние

Материалы о православной жизни в Любинском районе Омской области.

Стихи о преп. Серафиме Саровском

751027

Икона преп. Серафима Саровского

УГОДНИК БОЖИЙ СЕРАФИМ

Старец Божий, старец кроткий,
В лаптях, с палкою простой,
На руке иссохшей чётки,
Взор, горящий добротой.

Сколько дивного смиренья
В страстотерпческих чертах,
Дивный дар богомоленья
Лёг улыбкой на устах.

Тяжким подвигом согбенный
Он идёт, гонец небес,
Прозорливый, вдохновенный
Полный благостных чудес.

Благодатной силой веет
На молящих от Него.
Гордый разум цепенеет
Перед святостью Его.

С. БЕХТЕЕВ

Image 52 tn

Благословение матери на монашеский путь. Фрагмент литографии нач. XX века.

В детстве, как голубь, слетел с колокольни,
И перед матерью, юный такой,
Встал невредимый, с улыбкой спокойной,
Явно хранимый для жизни святой.

Рано презрел он мирские соблазны
И монастырь полюбил потому;
Часто в видениях многообразных
Божия Матерь являлась ему.

Читайте также:  payton moormeier биография на русском

Видел Христа он и Ангелов лики –
Келья тогда озарялась светло –
Видел их ясно, в восторге великом
Чувствуя Духа Святого тепло.

В белом подряснике, светлый, веселый,
Свежий, как утро Пасхального дня;
А за плечами-то камень тяжелый:
«Камнем томлю я томящего мя».

Хлебом покормит медведя лесного,
Деток попотчует сладким лучком…
Сколько людей вспоминали про Бога,
Каялись слезно при старце святом!

Так ордена разронял и – на диво –
В келье монаха рыдал генерал,
Видя, как старец, глядя прозорливо,
Язвы душевные в нем умягчал.

Проще дитяти, мудрее, чем книжник, —
Житель небесный и Ангел земной,
Тысячу суток молился подвижник,
Слезы роняя на камень лесной…

Image 9 tn

Литография Серафимо-Дивеевского монастыря, нач. XX века

И на грабителей в самозащиту
Крепкой рукой он не поднял топор…
Только, ворами жестоко избитый,
Кланялся им он, согбенный с тех пор.

Ярко духовной звездою сияя,
Людям смиренным, душою простым,
В Пустынь свою, наподобие Рая,
Всех созывает отец Серафим.

И потянулись отвсюду дороги
К Пустыни Саровской, полной чудес,
Где говорил он: «Ведь я-то – убогий,
Радость моя, но Христос-то воскрес!»

И у людей раскрываются крылья,
На сердце веет Любви Благодать,
И укрепляются воли усилья,
Духа Святаго всей жизнью стяжать.

Подвиг старца

Image 31 tn

Моление преп. Серафима на камне. Икона написана свщ. мч. митр. Серафимом Чичаговым. Начало XX в.

Ночь. Как безмолвные зрители
Звёздочки смотрят с небес;
Тихо вокруг: от обители
Тянется Саровский лес.

Келия там одинокая:
В ней Серафим обитал.
Знала пустыня широкая
Подвиг как он совершал.

Там при дорожке под соснами
Камень тяжелый лежал.
Старец ночами бессонными
Там на коленях стоял.

Лето и зиму холодную
Он, не смыкая очей,
Выстоял волей свободною
Тысячу дней и ночей.

Весь безучастный ко внешнему
В сердце молитву слагал:
«Боже, будь милостив мне грешному», —
Часто так старец взывал.

Он творил чудеса исцеления…
Счета им нету конца…
Пред иконой святой «Умиления»
Предал свой дух в небеса…

Славится Русь бесконечная
Угодником новым своим…
Заступник и радость нам вечная,
Батюшка наш Серафим!

Пустынник

Image 71 tn

Дальняя пустынька преп.Серафима. Фрагмент литографии 1903 г.

Вот он, блаженный пустынник, взыскующий
Века грядущего благ неземных!
Вот он, в скорбях, как мы в счастье, ликующий,
Душу готовый отдать за других.

Тихо тропинкой лесной пробирается
В кожаной мантии, в лычных лаптях;
Крест на груди его медный качается,
Сумка с песком у него на плечах.

Вьется Саровка излучистой впадиной;
Сосен столетних красуется строй;
И, на ходу подпираясь рогатиной,
Движется старец неспешной стопой.

Телом согбенный, с душою смиренною,
В пустыньку он помолиться бредет;
Но, и молитву творя сокровенную,
Он для трудов свой топорик несет.

Белый на нем балахон; серебристые
Шапочкой ветхой прикрыв волоса,
Вглубь себя он устремляет лучистые,
Полные ласки душевной глаза…

Силою он одарен благодатную:
Чуткой душой прозревает он вдаль,
Видит он язвы людские, невнятные
Слышит он вопли, — и всех ему жаль…

Он и утешить готов безутешного,
Слабое детство от смерти спасти,
Или к сиянию света нездешнего
Грешную душу мольбой привести.

Всем изнемогшим в огне испытания
«Радость моя! – он твердит. – Не скорби,
Бури душевные, грозы страдания,
Господа ради, с улыбкой терпи!»

С плачущим плакать он рад; унывающих
Нежно ободрить, их дух подкрепить.
Всех же, Господень Завет забывающих,
Учит он – ближних, как братьев, любить.

Учит искать он богатство нетленное,
Чтоб не владела душой суета, —
Ибо все мира сокровище бренное
Нашей душе не заменит Христа.

Леонид Денисов, 1903 г.

Источник

Поэма о Серафиме

Лирические размышления о святом преподобном старце
Серафиме Саровском чудотворце

То не песня летит над Москвою-рекой,
Не журавль курлычет, теряя покой.
Созываю весь люд, наделенный судьбой
Жить на русской земле, на земле непростой.

Той земле, что Святою Отчизной слывёт,
Где нет места обману и лже-клевете,
Где царит добрый дух и с заветной мечтой
Люди к Богу идут. Помнят там о Христе,

О Спасителе нашем. В Нём жизнь и приют,
Полагают во всём основание в Нём.
Им живут. Лишь о Нём песни славы поют.
Лишь о Нём думы-силы души день за днем.

День за днем лишь о Нём, об Иисусе Христе,
Жизнь отдавшим за нас, недостойных никак
Воплотить Его замысл спасенья. Нигде
Не живущих по воле Его. Но в веках

Слышу имя одно среди русских святых.
Им, как знаменем, в горе и в счастье храним.
Им живу, им дышу на просторах родных.
Имя светлое, нежное – наш Серафим.

Наш до боли, до жути, до самых глубин,
Потаённых надежд и желаний простых.
Словно огненный пастырь, он с горних вершин
Зрит на нашу беду, на потерю души.

Я плохое, гнилое хочу позабыть,
Позабыть годы жизни в напрасной борьбе
За несбыточным счастьем, где быть иль не быть,
Стало лозунгом мира, в несносной хвальбе:

Быть женатым, богатым, известным, большим
Человеком, смотреть на людей свысока,
Как на мелкую сошку, на въедливый дым,
Не умеющий жить, насмехаясь слегка.

Нет! Святой Серафим – символ жизни моей.
Тебе петь, жить с тобой – оправдание мне.
Я сливаюсь в стихах, достигаю корней
Этой жизни могучей как в сказочном сне.

Никогда не расстанусь с тем сказочным сном,
Где святой Серафим оживает во мне,
Где с иконы он сходит в виденье ночном
Словно белый корабль в кипучей волне.

Разрезает он волны житейских невзгод.
Отгоняет печальные мысли он прочь.
Все ему нипочем, словно громоотвод
Стрелы молний вбирает в себя. Им невмочь

Поразить душу мне, сердце мне иссушить
И в бездушном огне бросить навзничь меня,
Чтоб потом лавой горя испепелить,
Изуродовать образ Господний, отняв

И надежду, и веру, мечту и любовь,
Обескрылить и ввергнуть в порочный обман,
Чтоб я полз по земле, позабыв Отчий кров.
Нет! К полету я призван. Рассейся туман!

Расступитесь вы волны ненужных забот.
Образ детства хочу я в себе оживить,
Образ ветра лихого, могучий оплот
Свежих сил, свежих дум. Буду Бога молить:

Дай мне, Боже, той радости детской сполна,
Чтоб летала душа и в бездонную высь
С простотою невинной взвивалась она,
Поражая красою Небесною мысль.

Читайте также:  маднесс комбат проект нексус персонажи

Исцеление юного Прохора

Как всем знакомо чувство исцеленья,
Когда страданья отступают прочь
И снова полнится душа стремленья
Всё охватить и возродится вновь.

И сердце бьется с новой, свежей силой.
Оно готово всё перебороть,
Переосмыслить и достичь вершины
Познанья. Набирает оборот

Где вы думы мои? Взять хочу вас в узду.
Вы служили прикрытием моря греха.
В нем тонул я с собою самим не в ладу
Как себе я помочь мог, прикрытье соткав

Из придуманных радостей, подлых страстей,
Непонятных желаний, тяжелых оков
Развлечений ненужных. Как грудой костей
Заглушили во мне вы горящую кровь.

Кто поможет мне эти завалы убрать,
Уничтожить, сорвать паутину тоски.
У тебя я учиться хочу, как не дать
Мне погибнуть вовеки, святой Серафим.

Напитать я хочу мысль бальзамом любви,
Той, что ты, Серафим, так с избытком обрел.
С юных лет всей душой ты Христа возлюбил
И воздвиг мудрых мыслей великий собор.

Поражает меня эта ясность ума.
Вечных истин, живущих в тебе, небосвод.
Мироздание дышит и сходит Сама
Богородица-Дева и сердце поет.

Да, я пением буду, любовью лечить
Ум израненный. Верю, что мысль оживет,
Заблистает красою и будет манить
В даль бескрайнюю, в вечность, где Он меня ждет.

Кто Он? Он всех Создатель, Творец,
Он рожденье мое на земле возжелал,
Он дыханием жизни мне душу согрел,
Сердце Духом Своим, Красотой напитал.

Жить хочу в монастырской ограде теперь
Со святым Серафимом, который сумел
Дух божественный, точно в открытую дверь,
Запустить в свою келью, земной свой удел.

Напитав себя светом Небесным,
Обладая молитвой живой,
Серафим погружался в мир вечный,
Обретая нездешний покой.

И в молитве простой и глубокой
Смыслы тайные он постигал,
И вбирал по крупицам тот опыт,
Что великие силы давал

Быть Христовым во всём и сливаться
Всей душою, всей крепостью с Ним.
Чтоб от козней бесовских спасаться,
Он Крестом защищался одним!

Стремление в Небеса

Там, где дышит божественный дух,
Где весельем духовным живится душа,
Отрясается прах и телесный недуг
Не гнетет, обостряет настрой в небеса

Устремляться и там в вышине обитать.
Мы не здешние люди, все чуждо нам здесь-
Лай сирен, вой динамиков, умников рать,
Что готовы по полочкам все нам разнесть.

Объяснить нам строенье цветка и любви
Гормональное чувство, и что есть предел
Материального мира, а дальше ни-ни.
Ненормальным вдруг станешь. И так мир сумел

Не на жизнь, насмерть биться в том жарком бою
Предстоит мне, ведь вольная птица душа
Никогда не смирится с решеткой в раю.
Рай земной отвергаю я, рай барыша

И наживы поганой, что сушит сердца,
Разрывая семейного счастья очаг.
Все мертвит такой «рай» и не видно конца
Этой бездне и горю. Но вижу в очах,

Обретение внутренней тишины

Как нам приятна тишина:
Когда внутри закрыты двери,
И, как к заветной колыбели,
К молчанью тянется душа.

Что там, снаружи? Бьются страсти…
Обиды – горестный разрыв…
И всё залито жаждой власти,
И нет покоя. Но открыв

Другую дверь, что от порога
Уводит в лес, в поля, сады,
Вдруг ощущаешь – есть дорога,
Где нет ни злобы, ни вражды.

Есть в жизни солнечные зори-паруса.
И в них находим мы отраду и забвенье.
Случаются волшебные мгновенья
И происходят с нами чудеса.

Тогда взмывая ввысь, поёт душа.
Её несет по воле неподвластной
Рассудку трезвому и смотрят Небеса
На тот полет, и верю, не напрасно

Пресвятая Владычица – Божья роса-
Искрой нежности Ты зажигаешь сердца.
Замирают обиды, душа в небеса
Уплывает и в сладкие сети Ловца

Душ заблудших влетает, и там, в тишине
В убаюканность млечную мчится она,
Где любовь без границ и звенит в вышине
Голос Девы в истоме волшебного сна:

Ты любим, тебя помнят, тобою полны
Думы любящей Матери – все о тебе.
Тебя с Сыном Своим, о родной Серафим,
Ставлю рядом и знаю, что в тяжкой борьбе

Со страстями, с непрошенной скукой, со всем,
Что мешает любви воспарить в небосвод,
Ты с Христом твердо встал, ко врагам глух и нем,
Умертвив плотский дух! Становись в хоровод

Душ ликующих, душу с Христом ты обрел!
С ним ты будешь теперь в том небесном краю,
Где душа в вольной шири как мощный орел
В высь взлетает, парит наслаждаясь в раю!

Сказки детства все шепчет мне добрая мать:
За горами, долами, в далекой стране,
Там, где плещется море – конца не видать
И пьянит вид волшебный, подобно весне

Все вокруг расцветает, и радость везде!
Оторвись лишь от нервных житейских забот
И тогда лишь поймёшь: нет покоя нигде.
Дух стяжай, верь, что мир в твою душу войдет.

Знай, что Бог Всемогущий над нами всегда
Был и есть и пребудет во веки веков!
Нас не станет, но в вечность струится вода,
Что мы начали пить здесь. Из малых глотков

Той воды напитали мы наши сердца
Духом ревности к Богу, стремленья к Нему
И когда в мире вечном мы встретим Творца,
То возжаждем опять постигать вышину

Его замысла радости, мира, добра!
Океаном любви Он окутает всех
И никто там не сможет у нас отобрать
Силы духа в порыве взлететь дальше вверх.

И призванье свое обрести навсегда
В постижении Бога вселенской любви,
Бога милости вечной. Зажжется звезда
Яркой жизни и все мириады светил

С громом силы вселенской вдруг вспыхнут во мгле!
Мощным хором наполнят пространство и вновь
В бесконечную радость любви во главе
Со Христом устремятся огромной волной!

Путеводной звездой станет Божия Мать,
И не будет стеснять тлен телесных оков,
Где под солнцем Христа Серафимова рать
Душ воскресших ликует во веки веков!

Пусть же песня летит над родною страной.
Колокольные звоны ей вторят в сердцах!
Человеческий род обретет в Небесах
Долгожданный приют и вернётся Домой,

Где Господь уготовал иные пути
Тем, кого слово «Вечность» зовёт и манит.
Мы ведь боги, как Библия нам говорит.
И в другом измеренье должны жизнь вести.

Источник

Поделиться с друзьями
Моря и океаны
Adblock
detector