степной волк история создания

Содержание

«Эротика Текста»: «Степной Волк» Германа Гессе

1487260596

1487260725

Одним из культовых произведений, исследующих проблему человека ХХ века, становится «Степной волк», опубликованный немецким (уже) классиком Германом Гессе в 1927 году. Написан роман в популярной тогда манере интеллектуально-философской прозы. «Степной Волк» – это роман-панорама, раскрывающий перед читателем фигуры и складки психического мира главного героя, Гарри Галлера.

По структуре «Степной Волк» Гессе является «книгой в книге». Для читателя повествование начинается с погружения в мир Гарри через его дневник – «Записки Гарри Галлера (только для сумасшедших)», в котором он описывает перипетии своей психической жизни. Галлер по натуре одиночка и предпочитает обществу других людей свое собственное.

Гарри снимает небольшую, ничем не примечательную комнату, довольствуясь в ней своим одиночеством. Разложенные повсюду книги он перечитывает, выделяя в них нечто для себя существенное. Слушает классическую музыку, особенно отмечая Моцарта. Его вечера наполнены высокоинтеллектуальным досугом, в них он видит свое спасение от общества, переживающего гибель моральных устоев.

1487260732

Но в какой-то момент Гарри начинает чувствовать разъедающее его изнутри противоречие. В нем просыпается тот самый волк и требует погрузиться в мир, далекий от наполненных глубокими смыслами вечеров. Это темный мир инстинктов, необузданной дикости и жестокости. В его душе происходит противостояние двух противоположных начал: «человеческого», с присущими ему культурой, духовностью, рациональностью, и «животного» – выражающего все активно вытесняемое и подавляемое человечеством на протяжении многих веков (биологическое, инстинктивное), и так некстати всплывшее на социальную поверхность в начале ХХ века.

Оставаясь принципиально и радикально иным, он начинает себя презирать и ненавидеть, и впадает в глубокое отчаяние, он не видит другого выхода, кроме как самоубийство. Его натура не принимает простого смирения с действительностью и ожиданиями заслуженного счастья и нормальных человеческих отношений. Он страдает от мысли, что необходимо проживать дни, радуясь, что ничего плохого не случилось. От мыслей о такой жизни он приходит в бешенство и его утонченность и духовность сменяются на желание изменить мир, пользуясь аморальными и деструктивными инструментами.

1487260711

К сожалению, для такого масштаба личности не характерно простое смирение, и попытки жить «как все» лишь усугубляют и без того обостренную разочарованность, возвращают желание лишить себя жизни.

Характер героя полностью состоит из противоречий, еще сильнее проступающих на поверхность на фоне глубокого одиночества. В этих чертах выражается и отражается сущность формирующегося образа человека XX века, героя новой, еще не наступившей, эпохи. Волнующие и меняющие жизнь события ставили перед людьми задачи подстраиваться и приспосабливаться к ситуациям. Образ «Степного волка» в такой перспективе выступает своего рода иллюстрацией к метаниям души, коими переполнена жизнь Гарри Галлера, потерявшего всякие ориентиры и вечно ищущего ответы и пути выхода из душевного кризиса так же, как волк ищет ориентиры в однообразном пространстве степи.

1487260663

Как раз в этих тонкостях и явно не просто так тянущемся через весь роман символизме поможет разобраться психоанализ. В начале ХХ века его идеи витали в воздухе и их ухватывали многие, в том числе и Герман Гессе, увлекавшийся работами К.Г. Юнга, З. Фрейда и А. Адлера. Сам Гессе писал, что психоанализ дает возможность более точно познать взаимодействие сознательного и подсознательного, то есть расширить знания о человеческой природе.

«Когда найдено объяснение страхам, ложным представлениям, подавленным инстинктам, то жизнь и личность предстают в своем более высоком и чистом значении» ­­– писал Гессе.

Нас сейчас интересуют идеи Юнга, которого мы так любим и частенько упоминаем в статьях. Одним из основополагающих архетипов у Юнга является Тень – это негативная часть личности, то есть сумма скрытых, невыгодных свойств, недостаточно развитых функций и содержаний личного бессознательного. Юнг писал, что животное, инстинктивное начало характерно для архетипа Тени.

Проблема неприятия себя, своей Тени и определяется как невроз с психологической точки зрения. А все неврозы, как мы знаем, уходят корнями в наше детство. Не случайно Гессе, увлекающийся психоанализом, ввел в свой роман небольшое пояснее, раскрывающее причины разлада Гарри с самим собой.

Отсюда возрастает внутренний конфликт главного героя – неприятие себя и, как следствие, нелюбовь к окружающим, к миру. Кстати, автор подмечает в названии самого произведения степень отчужденности Гарри от внешнего мира. Он именно степной волк, бродящий по бескрайним просторам в совершенном одиночестве.

Казалось бы, выход из такого душевного кризиса невозможен и единственный путь – покончить с собой. Но все же, герой поступает иначе, а именно находит тот самый Магический театр, платой за вход, в который является разум. То есть отказ от рационального начала, которое мешает ему примириться с его Тенью. Он должен принять иррациональное начало.

Цель попадания в этот театр проста – Гарри должен доказать, что рассматривает свою личность целиком, включая во внимание все ее стороны. Как говорит ему Пабло, один из героев романа: «Теперь ты отбросил очки твоей личности, так взгляни же разок в настоящее зеркало! Это доставит тебе удовольствие». Интерпретируя образ Магического театра, можно сказать, что это встреча Гарри со своим бессознательным, попытка понять свою сущность и обрести счастье. Герой достигает своей цели и избавляется от душевного кризиса, чувствуя себя целостной личностью.

Как он сам ощущает:

«Я еще раз взглянул в зеркало. Я тогда, видно, спятил. Никакого волка, вертевшего языком, за высоким стеклом не было. В зеркале стоял я, стоял Гарри, стоял с серым лицом, покинутый всеми играми, уставший от всех пороков, чудовищно бледный, но все-таки человек, все-таки кто-то, с кем можно было говорить».

1487260739

Герой находит примирение со своими недостатками, с той стороной, которая его тяготила, не давая покоя. Он, наконец, обретает душевный покой. Конечно, на этом ничего не заканчивается. Как известно, идеала не существует, необходимо постоянно приближаться к нему. И Галлер не останавливается, а продолжает идти и дальше по пути к своей гармонии, к поиску себя.

Представленный образ многогранен, личность с таким характером называют сильной. Такие люди не погибают в собственных проблемах, они находят силы идти дальше. Решение проблемы в Магическом театре – жить в игре, фантазируя и постоянно тасуя карты. Ни к чему нельзя относиться всерьез кроме того, что важно для тебя. Герой приходит к ощущению принятия мира с его всевозможными бедами и тяготами, с радостями и достижениями.

После всего вышесказанного, остается только констатировать, что образ Гарри Галлера-«Степного волка» отлично характеризует XX век, который изменил жизнь общества и поставил человека в положение вечного выбора. Нестабильность, присущая тому времени, порождала образ героя, который должен «прогибаться под изменчивый мир».

Источник

Степной волк был бешено популярен и пользовался неизменным успехом на протяжении десятилетий, но позже Гессе утверждал, что книга была в значительной степени неправильно понята.

СОДЕРЖАНИЕ

Предпосылки и история публикации

В 1924 году Герман Гессе женился на певице Рут Венгер. Однако через несколько недель он покинул Базель и вернулся только в конце года. По возвращении он снял отдельную квартиру, что усугубило его изоляцию. После короткой поездки в Германию с Венгером Гессен почти полностью перестал ее видеть. Возникшее в результате чувство изоляции и неспособности установить длительный контакт с внешним миром привело к нарастающему отчаянию и возвращению суицидальных мыслей Гессе.

Краткое содержание сюжета

Пытаясь отложить возвращение домой, где он боится, что все, что его ждет, это его собственное самоубийство, Гарри большую часть ночи бесцельно ходит по городу, наконец остановившись, чтобы отдохнуть в танцевальном зале, куда мужчина послал его ранее. Он встречает молодую женщину, Гермину, которая быстро понимает его отчаяние. Они долго говорят; Гермина попеременно издевается над жалостью Гарри к самому себе и балует его объяснениями, касающимися его взглядов на жизнь, к его изумленному облегчению. Гермина обещает вторую встречу и дает Гарри повод жить (или, по крайней мере, существенный повод продолжать жить), который он с нетерпением принимает.

В течение следующих нескольких недель Гермина знакомит Гарри с тем, что он называет «буржуа». Она учит Гарри танцевать, знакомит его со случайным употреблением наркотиков, находит в нем любовника (Мария) и, что более важно, заставляет его принять это как законные и достойные аспекты полноценной жизни.

Источник

Акопян Я. А.: Концепция героя в романе Германа Гессе «Степной волк».

Акопян Я. А.

ЕГЛУ им. В. Я. Брюсова

КОНЦЕПЦИЯ ГЕРОЯ В РОМАНЕ ГЕРМАНА ГЕССЕ
“СТЕПНОЙ ВОЛК”

Страницы зарубежной литературы (на арм. и рус. яз.)
ЕГЛУ им. В. Брюсова
Сборник научных статей
Выпуск Г, Издательство «Лингва», ЕРЕВАН– 2005
http://old. brusov. am/docs/Art-grak-G-cank.pdf

”Степной волк”, изданного в 1927 году, в первую очередь – его образной системы и образа главного героя. Проникновение в суть творчества этого писателя, в частности, в художественную систему романа “Степной волк” затруднено и обусловлено абсолютной автобиографичностью и исповедальностью романной структуры, а также биполярным, амбивалентным характером мышления и мироощущения Гессе и его героев, стремящихся в хаосе душевной жизни к коренному перерождению и к гармонии с миром.

Эти болезненные катаклизмы как субъективного, так и объективного характера оставили глубокий след в душе писателя и нашли свое отображение в романе, который описывает не только душевный кризис Гарри Галлера, но и всего поколения людей, вынужденного выстрадать сполна болезнь своего времени.

Центральной проблемой романа “Степной волк” является, по мнению немецкого литературного критика Ганса Люти, проблема полярности, точнее, проблема полярности природы и духа. По мнению Гессе, дух разделяет и отдаляет индивидуум от природы. И это означает для индивидуума боль и муки, из коих происходит его стремление вернуться к истокам жизни, к природе, к невинности, ко всему тому, что заложено природой в каждом, к познанию своего Я. Гессе убежден, что жизнь каждого человека – это путь к себе.

В статье “Немного теологии”, изданной в 1932 году, Гессе излагает свою точку зрения о стадиях жизненного пути, ведущих к познанию своего Я.

Переход от одной ступени становления личности к другой, в особенности от второго этапа к третьему, связан с глубокими душевными коллизиями, через которые проходит главный герой романа “Степной волк” Гарри Галлер – одаренная творческая личность, страдаюшая от раздвоенности своего Я и от потери Единства с мировой общностью. Автор показывает, что утерянное Галлером Единство можно вернуть, только если ему удастся проникнуть в подсознание своего магического Я, если он найдет в себе силы повернуться лицом к хаосу собственной души, если он познает свою природу, свое собственное Я. Поэтому записки Галлера, о которых повествуется в начале романа, это отнюдь не фантазия душевнобольного идеалиста, а попытка побороть свою болезнь, не “убегая” от нее, а в стремлении пройти через хаос душевного мира, через мрак ада, чтобы выстрадать и изжить в себе все зло до конца. Это стремление к встрече с собой, это путешествие по аду к себе самому, этот процесс индивидуализации и является содержанием книги, которая получила название “Степной волк”.

Название книги выражает глубинный смысл произведения и является ключом к его пониманию. Гессе ассоциировал со степью дикую, пустынную, безграничную, далекую от всякой цивилизации местность. Волк, обитающий, в этой враждебной для жизни среде, представлялся Гессе одиноким зверем, находящимся в беспрерывных поисках пищи и вынужденным ежедневно бороться за свое существование.

“Забредший к нам в города и в стадный образ жизни волк – какая картина способна выразить всю его одинокость, его дикость, его пугливость, его тоску по родине.” 2

благодаря знакомству со знаменитым психоаналитиком К. Г. Юнгом и его учеником Иозефом Лангом, с которыми он встречался, находясь на лечении в психиатрической клинике Зоннматт, недалеко от Люцерна. Знакомство Гессе с психоаналитической литературой открыло ему доступ в потаенный, подспудный мир души, и сделало возможным познание тех глубинных бессознательных процессов человеческой психики и закономерностей душевной жизни, без знания которых невозможно достижение психического равновесия, к которому так стремится разрываемый антиномиями герой романа Гарри Галлер.

Читайте также:  возникновение государственности у восточных славян киевская русь

Основную антиномию природы и духа Гарри переживает в трех формах: во первых, это внешняя антиномия между творческой личностью и обывателем. В то время как творческая личность в силу своей индивидуальности живет одиноко, на задворках общества, обыватель ищет это общество, нуждается в его поддержке в силу недостаточного развития своей личности. Творческая личность готова всегда отказаться от достигнутого, чтобы стать свободной и открытой для всего нового. Именно этого боится обыватель, не желающий перемен, чтобы не растратить и потерять уже нажитое.

Не только внешняя жизнь, но и внутренняя жизнь Гарри характеризуется антиномией – он видит себя раздвоенным на человека, олицетворяющего дух и цивилизацию, и на волка, олицетворяющего природу и свободу.

“Гарри состоит не из двух существ, а из ста, из тысячи. Его жизнь раскачивается не между двумя полюсами – инстинктом и духом, святым и распутником, а между тысячами, между бесчисленными парами полюсов.” 3

в конфликте с обществом, вытесняется из него, объявляется больным шизофренией. Трактат имеет целью спасение степного волка и его освобождение от своего заблуждения, уходящего своими корнями в античную мифологию и затем в христианство, где человек имеет одно тело и одну душу. Восточная же философия рассматривает человека как луковицу с бесчисленными слоями шелухи, как ткань, сотканную из бесчисленного множества нитей. Выражаясь словами основателя Даосизма Лао Цзы, “Тело человека едино, душа – ни при каких обстоятельствах”. 4

Главным смысловым узлом сюжета становится “Магический театр”, значение которого заключается в противопоставлении двух миров: реального мира лжи, где живут Галлер и Гессе, и сверхреального, непреходящего, светлого мира магии, мира «бессмертных» Гете и Моцарта, где дух и все божественное, истинное, предстает без искажений варварской цивилизации. Чтобы понять, что стоит за понятием “Магический театр”, нам представляется необходимым рассмотреть, что значила для Гессе магия как таковая.

По мнению Гессе, магия в состоянии справиться с реальностью, упраздняя ее, объявляя ее границы обманом и заблуждением. Под ее воздействием соединяются в единое целое прошлое и будущее, внешнее и внутреннее, создается вневременная атмосфера. Все полярные противоположности в ней являются равноправными возможностями, тезис не антагонистичен своему антитезису. В мире магии дух разрушает преграды, отъединяющие его от внешнего мира, и оба мира переливаются друг в друга.

он приговаривается к существующей в мире Магии высшей мере наказания – к вечной жизни.

Это убийство природы и победа духа над природой, показывают Галлеру со всей ясностью, что он не сумел объединить эти две изначальные силы в одно Единство.

Слова “бессмертного” Моцарта, появившегося после “казни” Галлера – взрыва дикого, потустороннего смеха, имеют глубокий и весьма символический смысл: Моцарт советует Гарри научиться смеяться, ибо только юмор в состоянии превратить диссонанс жизни в гармонию. С этого момента дорога к познанию для Гарри открыта. Он познает Высшее требование к духу, заключающееся в необходимости коренного перерождения, в необходимости принимать (акцептировать) мир со всеми его противоречиями, в необходимости видеть за всеми негативными явлениями жизни светлый мир веры.

Галлер уверен, что он когда-нибудь освободится от оков времени и действительности и будет с юмором смотреть на вечную “борьбу” между вечностью и временем, между божествен- ным и человеческим. Он научится внимать Вечному и Истинному и лучше различать творение божественного духа в жизни. Когда-нибудь он научится жить в гармонии с собой и с окружающим миром.

Поэтому последнее предложение, которое является ключом к пониманию романа нужно понимать как обет, веру и излечение: “Когда – нибудь я научусь лучше играть в игру фигур, когда – нибудь я научусь смеятьссмеяться. ” 6

Примечания

1 Gesammelte Werke in 12 Bd, Suhrkamp Fr./M. Bd. 10, 1970. S. 74 – 75 (далее – GW.)

4Richard Wilhelm. Тao Te King «Vom Sinn des Lebens». 1910. S. 171.

Источник

Добавить комментарий

Новая книга — это тайна для читателя. Загадочная и привлекательная. Но как узнать, что скрыто под обложкой, и есть ли смысл тратить своё время, да и деньги на книгу, которая может разочаровать?

Сейчас много талантливых писателей, но также хватает пустышек, штампующих тексты ради хайпа. Чтобы не ошибиться в выборе, читайте наш сборник обзоров книг. Возможно, вы найдете новые шедевры, о которых ещё не слышали, или узнаете содержание книг, давно привлекших ваше внимание. Будьте в курсе того, что создают писатели и пользуйтесь инструментом, созданным специально для вас.

Обзор книг — это путеводитель в загадочном лабиринте печатных изданий.

Великий и могучий русский язык

Русский язык, а также многие другие иностранные наречия могут стать целым уникальным миром. Достаточно окунуться в историю произношения слов, разгадать таинственные загадки правил речи, а также узнать, как появлялись те или иные названия.

Это огромное количество интересного творчества, уникальные правила, отдельная история каждой буквы, множество поговорок и былин. Русский по всему миру считается уникальным, сложным, но вместе с тем чарующим и завораживающим.

Носители языка обязательно должны уделить ему больше внимания, чтобы понять всю глубину, смысл и оценить скрытую красоту. Родной язык не может быть скучным.

Зарубежная Литература XVII-XX веков

Хорошие книги актуальны во все времена и не стареют. Беллетристика, увидевшая свет в прошлом и позапрошлом веках, вызывает интерес и сейчас. В свободном доступе есть и Шекспир и Ремарк, а также многие другие авторы. Но кроме прочтения книг можно рассматривать отдельные аспекты в сюжете и события из биографии писателей.

В данном разделе собраны статьи, которые объединены одной темой — Зарубежная литература 19-20 веков. Но каждая из них — это отдельное небольшое исследование. Вы откроете для себя много нового, погрузившись в их изучение.

Мистификация Бранте, дети в сюжетах Шекспира, настоящая русалочка Андерсена и многие другие факты, о которых вы не догадывались. Читайте, удивляйтесь и получайте удовольствие!

Философия искусства

Мы все можем наслаждаться одними и теми же объектами природы и произведениями искусства, но у всех нас нет одинакового опыта, вкуса, здравого смысла, способности сравнивать и отсутствия предрассудков, которые в идеале мы могли бы и должны иметь. (с) Юм

В книге «Философия искусства» вы с интересом для себя познаете всю глубину искусства в интересующем вас направлении. Здесь вы найдёте статьи с философским и эстетическим толкованием в искусствоведении, литературоведении, музыковедении, и в других областях человеческого творчества. Все они помогут вам разобраться в тонкостях того или иного направления искусства и получить своё мнение и смысл в их философской интерпретации.

В книге «Философия искусства» вы также познаете и другие качества культуры, которых нет ни на одном похожем ресурсе.

Источник

ie6nomore

ie6nomore warning

Ближайшие тренинги

Новости синтона

animationtt

Новое на сайте

Подпишитесь
на нашу рассылку!

Степной волк

bt gif bibliotjeka

— Гарри, — сказал он, — вы шутник. Неужели и в самом деле эта красивая девушка не хотела от вас ничего, кроме удара ножом? Рассказывайте это кому нибудь другому! Ну, хоть пырнули то вы хорошенько, бедная малышка мертвехонька. Пора вам, пожалуй, уяснить себе последствия вашей галантности по отношению к этой даме. Или вы хотите увильнуть от последствий?

— Нет, — крикнул я. — Неужели вы ничего не понимаете? Увильнуть от последствий! Да ведь если я чего и хочу, то только искупить, искупить свою вину, положить голову на плаху, принять наказанье, быть уничтоженным!

Моцарт поглядел на меня с нестерпимой издевкой.

— До чего же вы патетичны! Но вы еще научитесь юмору, Гарри. Юмор всегда юмор висельника, и в случае надобности вы научитесь юмору именно на виселице. Вы готовы к этому? Да? Отлично, тогда ступайте к прокурору и терпеливо сносите всю лишенную юмора судейскую канитель вплоть до того момента, когда вам холодно отрубят голову ранним утром в тюрьме. Вы, значит, готовы к этому?

Передо мной вдруг сверкнула надпись:

— Господа, перед вами стоит Гарри Галлер, обвиненный и признанный виновным в преднамеренном злоупотреблении нашим магическим театром. Галлер не только оскорбил высокое искусство, спутав нашу прекрасную картинную галерею с так называемой действительностью и заколов зеркальное изображение девушки зеркальным изображением ножа, он, кроме того, не юмористическим образом обнаружил намерение воспользоваться нашим театром как механизмом для самоубийства. Вследствие этого мы приговариваем Галлера к наказанию вечной жизнью и к лишению на двенадцать часов права входить в наш театр. Обвиняемый не может быть освобожден также и от наказания однократным высмеиванием. Господа, приступайте — раз — два — три!

И по счету «три» присутствующие самым добросовестным образом залились смехом, смехом небесного хора, ужасным, нестерпимым для человеческого слуха смехом потустороннего мира.

Когда я пришел в себя, Моцарт, сидевший рядом со мной, как прежде, похлопал меня по плечу и сказал:

— Вы слышали вынесенный вам приговор. Придется, стало быть, вам привыкнуть слушать и впредь радиомузыку жизни. Это пойдет вам на пользу. Способности у вас, милый дуралей, из ряда вон маленькие, но теперь вы, наверно, постепенно все таки поняли, чего от вас требуют! Вы готовы закалывать девушек, готовы торжественно идти на казнь, и вы были бы, вероятно, готовы также сто лет бичевать себя и умерщвлять свою плоть? Или нет?

— О да, готов всей душой! — воскликнул я горестно.

— Конечно! Вас можно подбить на любую лишенную юмора глупость, великодушный вы господин, на любое патетическое занудство! Ну, а меня на это подбить нельзя, за все ваше романтическое покаянье я не дам и ломаного гроша. Вы хотите, чтобы вас казнили. Вы хотите, чтобы вам отрубили голову, неистовый вы человек! Ради этого дурацкого идеала вы согласны совершить еще десять убийств. Вы хотите умереть, трус вы эдакий, а не жить. А должны то вы, черт вас возьми, именно жить! Поделом бы приговорить вас к самому тяжкому наказанью.

— О, что же это за наказанье?

— Мы могли бы, например, оживить эту девушку и женить вас на ней.

— Нет, к этому я не готов. Вышла бы беда.

— А то вы уже не натворили бед! Но с патетикой и убийствами надо теперь покончить. Образумьтесь наконец! Вы должны жить и должны научиться смеяться. Вы должны научиться слушать проклятую радиомузыку жизни, должны чтить скрытый за нею дух, должны научиться смеяться над ее суматошностью. Вот и все, большего от вас не требуют.

Я тихо, сквозь сжатые зубы, спросил:

— А если я откажусь? А если я, господин Моцарт, не признаю за вами права распоряжаться Степным волком и вмешиваться в его судьбу?

— Тогда, — миролюбиво сказал Моцарт, — я предложил бы тебе выкурить еще одну мою папироску.

И пока он говорил это и протягивал мне папиросу, каким то волшебством извлеченную им из кармана жилетки, он вдруг перестал быть Моцартом: он тепло смотрел на меня темными, чужеземными глазами и был моим другом Пабло и одновременно походил, как близнец, на того человека, который научил меня игре фигурками.

— Пабло! — воскликнул я, вздрогнув. — Пабло, где мы?

Пабло дал мне папиросу и поднес к ней огонь.

— Мы, — улыбнулся он, — в моем магическом театре, и если тебе угодно выучить танго, или стать генералом, или побеседовать с Александром Великим, то все это в следующий раз к твоим услугам. Но должен сказать тебе, Гарри, что ты меня немного разочаровал. Ты совсем потерял голову, ты прорвал юмор моего маленького театра и учинил безобразие, ты пускал в ход ножи и осквернял наш славный мир образов пятнами действительности. Это некрасиво с твоей стороны. Надеюсь, ты сделал это, по крайней мере, из ревности, когда увидел, как мы лежим с Герминой. С этой фигурой ты, к сожалению, оплошал — я думал, что ты усвоил игру лучше. Ничего, дело поправимое.

Он взял Гермину, которая в его пальцах сразу же уменьшилась до размеров шахматной фигурки, и сунул ее в тот же карман, откуда раньше извлек папиросу.

Приятен был аромат сладкого тяжелого дыма, я чувствовал себя опустошенным и готовым проспать хоть целый год.

О, я понял все, понял Пабло, понял Моцарта, я слышал где то сзади его ужасный смех, я знал, что все сотни тысяч фигур игры жизни лежат у меня в кармане, я изумленно угадывал смысл игры, я был согласен начать ее еще раз, еще раз испытать ее муки, еще раз содрогнуться перед ее нелепостью, еще раз и еще множество раз пройти через ад своего нутра.

Читайте также:  история г таганрога ростовской области

Когда нибудь я сыграю в эту игру получше. Когда нибудь я научусь смеяться. Пабло ждал меня. Моцарт ждал меня

КОММЕНТАРИИ

Роман «Степной волк» — одно из самых знаменитых произведений Гессе — до известной степени автобиографичен. Он отражает сильнейший духовный кризис в жизни писателя, имевший место в середине 20 х гг. 11 января 1924 г. Гессе вступил во второй брак с молодой певицей Рут Венгер. Брак оказался неудачным, писатель уже через несколько недель покинул Базель и уехал в Монтаньолу. Отношения между супругами оставались натянутыми и после возвращения Гессе в Базель в ноябре 1924 г. Его тогдашняя базельская квартира, а также ее владелица Марта Рингье описаны автором в романе. Почти всю зиму 1925 г. Гессе работал в университетской библиотеке в Базеле над составлением антологии «Классический век немецкого духа. 1750 1850». После кратковременной совместной поездки супругов в Германию в декабре 1924 г. Гессе виделся с Рут Венгер крайне редко. Ощущение заброшенности, невозможности наладить контакт с окружающим миром, настроение безысходности и отчаяния все больше и больше овладевали им. Неоднократно мелькает и мысль о самоубийстве.

Над романом Гессе начинает работать еще в Базеле и продолжает затем в Монтаньоле и Цюрихе. Однако отдельные его аспекты и мотивы были предвосхищены еще в прозаическом фрагменте «Из дневника одного отщепенца» (1922) и — более ярко и непосредственно — в лирической параллели романа, стихотворном сборнике «Кризис. Отрывок из дневника Германа Гессе», написанном зимой 1926 г. Полностью сборник был опубликован лишь в 1928 г. в издательстве Фишера.

«Степной волк» являет собой исповедь буржуазного интеллигента, пытающегося преодолеть собственную болезнь, но главное — болезнь времени, следствием которой является его духовный недуг, посредством беспощадного самоанализа, «попыткой сделать самую эту болезнь объектом изображения». При всей обнаженности кризисной проблематики, при всей бескомпромиссности критики, в романе речь идет не столько о самой болезни, сколько о путях избавления от нее. На это обстоятельство постоянно обращал внимание писатель. В послесловии к швейцарскому изданию романа он писал: «Разумеется, я не могу, да и не хочу предписывать читателю, как ему следует понимать мой рассказ. Пусть каждый возьмет из него то, что сочтет для себя подходящим и нужным! Тем не менее мне было бы приятно, если бы многие из читателей заметили, что история Степного волка хоть и изображает болезнь и кризис, но не болезнь, которая ведет к смерти, не гибель, а ее противоположность: исцеление». В данной связи следует отметить два автобиографических факта, нашедших прямое отражение в романе. Во первых, это психоаналитические беседы писателя с учеником знаменитого цюрихского психиатра К. Г. Юнга доктором И.Б.Лангом, имевшие место в начале 1926 г. Они несомненно повлияли на описание в романе поисков путей и средств преодоления духовного кризиса, в котором находились как сам писатель, так и его герой. Далее — это мир «элементарных» чувств, который Гессе впервые открыл для себя в те годы в джазовой музыке, в модных американских танцах и ночной жизни швейцарского города 20 х гг. Зимой 1926 г. Гессе специально брал уроки танца у Юлии Лауби Онеггер (прототип Гермины в романе «Степной волк») и часто появлялся на масленичных карнавалах и маскарадах Цюриха. Атмосфера эротики и экстаза, пережитая Гессе на одном из таких ночных балов в гостинице «Бор о Лак», воспроизведена в романе в сценах маскарада в залах «Глобуса».

Работу над рукописью «Степного волка» Гессе заканчивает в январе 1927 г. Пять месяцев спустя, к пятидесятилетию писателя, роман выходит в издательстве Фишера.

Сам образ Степного волка — сложный, имеющий свою историю в творчестве писателя символ. Мотив «волка» впервые появился у Гессе в маленьком реалистическом рассказе «Волк» (1907) — истории молодого зверя, затравленного и убитого в холодную зимнюю ночь крестьянами швейцарской деревни. Позже, в начале 20 х гг., Гессе часто сравнивает сам себя с попавшим в западню «степным зверем», пытающимся вырваться на свободу, «заблудшим в дебрях цивилизации», тоскующим по приволью «родных степей». Однако в том виде, в каком символ «волка» представлен в романе, он появляется лишь в 1925 г. в лирическом дневнике «Кризис».

Кроме метафорического, символ «степного волка» имеет по меньшей мере троякий смысл: мифологический, философский и психологический. «Волк» — один из зооморфных символов, наиболее часто встречающийся в мифологиях разных народов. В большинстве случаев он есть олицетворение демона зла, результат неподчинения Евы. В христианской символике средневековья «волк» нередко отождествляется с чертом, выступая в этом своем значении и в литературе XX в. В философском значении символ «степного волка» восходит к ницшеанскому противопоставлению стадного человека и «дифференцированного одиночки», которого Ницше в отдельных случаях называет «зверем», а также и «гением». «Волк» выходит на свет вследствие борьбы и столкновений самоанализа. Он есть вместе с тем и попытка высвобождения чувственного дионисического мира из многовекового ига христианской цивилизации, выражение стремления личности к душевной свободе. В психологическом плане «степной волк» как бы символизирует те сферы человеческой психики, которые считаются вытесненными в подсознание. Поскольку в романе речь идет о снятии противоречий внутренней жизни и продвижении к психической целостности, символ «волка» указывает на ту темную сторону психики героя, которую надлежит вывести из глубин и примирить с сознательной жизнью. Поэтому важно понять, что развитие «волчьей» стороны индивида у Гессе выражает в романе не падение человека, а способствует процессу создания гармонически развитой, цельной личности.

ПРИМЕЧАНИЯ

[1]…несмотря на что то диковинное во взгляде… — впечатление диковинности, отчужденности, чужеродности сближает образ Галлера с традиционным изображением романтического героя. Гессе нарочито это подчеркивает, он не раз замечал, что основополагающим настроением романтизма является, по его мнению, ощущение заброшенности, бездомности и бесприютности. В статье, посвященной Клеменсу Брентано, мироощущение которого весьма близко Гарри Галлеру, Гессе писал: «Гениальный комедиант и разочарованный, упрямый кающийся Клеменс, оба смотрят в мир с глубоко таинственным отчуждением, оба не видят в нем дома. Один высмеивает его, другой бежит из него, и оба страдают, оба живут в иной реальности, чем наша…».

[2]…которого звали Гарри Галлер. — Можно предположить, что фамилию героя Гессе позаимствовал у швейцарского скульптора Германа Галлера (1880 1950), с которым его связывали приятельские отношения. Весной 1926 г. Гессе вместе с Галлером участвовал в маскараде, устроенном цюрихской богемой в отеле «Бор о Лак». В то же самое время обращает на себя внимание совпадение инициалов героя с инициалами автора. Подобная игра в имена, не раз использованная Гессе и ранее, указывает на явную автобиографичность образа.

[3]…в духе некоторых тезисов Ницше… — Гессе имеет в виду отдельные изречения философа, рассматривающие страдание как обязательное условие формирования «сверхчеловека».

[4]…висели здесь вперемешку с яркими, светящимися акварелями… — автобиографическая деталь. В 20 х гг. Гессе интенсивно занимался живописью. Его акварели выставлялись в Цюрихе, а также были несколько раз изданы отдельно.

[5] «Ночь» Микеланджело — речь идет о скульптурном изображении Ночи на овальной крышке саркофага Джулиано Медичи во Флоренции, принадлежащем величайшему итальянскому скульптору и живописцу эпохи Возрождения Микеланджело Буонарроти (1475 1564).

[6] Махатма Ганди — Мохандас Кармчанд Ганди (1869 1948), по прозванию Махатма (то есть «Великая душа»), выдающийся мыслитель и деятель индийского национально освободительного движения.

[7] «Путешествие Софии из Мемеля в Саксонию» — эпистолярный роман лютеранского пастора Иоганна Тимотеуса Гермеса (1738 1821).

[8] Рихтер, Жан Поль (1763 1825) — немецкий писатель, которого Гессе называл своим «незаменимым и любимым сокровищем, наряду с Гете». «Жан Поль, — писал Гессе, — является образцом гениального человека… идеалом которого была вольная игра всех душевных сил, который жаждал всему сказать свое „да“, все испробовать, все полюбить и все пережить». Эстетические воззрения Жана Поля оказали значительное воздействие на формирование концепции Гессе о юморе.

[9] Новалис — псевдоним одного из самых значительных представителей раннего романтизма в Германии Фридриха фон Гарденберга (1772 1801), фрагментарный роман которого «Генрих фон Офтердинген» во многих отношениях повлиял на автора «Степного волка».

[10] Лессинг, Готхольд Эфраим (1729 1781), Якоби Фридрих Генрих (1743 1819), Лихтенберг Георг Христоф (1742 1799) — немецкие писатели XVIII в. Перечень книг Галлера отражает романтическую тоску героя по представляющейся ему замкнутой в себе и завершенной культуре XVIII в.

[11] В нескольких томах Достоевского… — в годы, предшествующие написанию романа, Гессе тщательно изучал творчество Достоевского, многие идеи которого в значительной мере определили духовную атмосферу «Степного волка». Основной из них можно считать ощущение конца, заката западной культуры и мучительные поиски преодоления внутреннего кризиса европейского человека.

[12] «Надо бы гордиться болью…» — эта и последующая цитаты заимствованы из «Фрагментов» Новалиса.

[13] Ведь они созданы для суши, а не для воды. — Вода — один из наиболее распространенных символов бессознательного в «глубинной психологии» Юнга. В интерпретации Галлера изречение Новалиса приобретает следующий смысл: люди не рождены для «плавания» в океане бессознательного.

[14] Вариации Регера — Регер Макс (1873 1916) — неоромантический композитор, органист и дирижер, среди прочего автор вариаций на темы Баха, Моцарта, Бетховена.

[15]…под знаком Водолея… — знак Водолея, или водяного, находится в непосредственной связи с образом «воды», а также «зеркала», столь важного символа в романе Гессе. В немецком фольклоре Водолей (водяной) является демоном воды, пытающимся завлечь к себе девушку, что, однако, заканчивается трагически, — образ, использованный Гессе в стихотворении «После вечера в Олене» (1926). Роль традиционной символики в произведении Гессе вообще очень велика: так, символическое значение имеет мотив «золота» — стремление к искомому «философскому камню» (полноте, совершенству), символичны каждый из упоминаемых в романе цветов: камелия, орхидея, гвоздика и другие.

[16]…сошествие в хаос помраченной души… — понятие «хаос» Гессе последовательно развивает в нескольких эссе о Достоевском, частично объединенных в сборник «Заглядывая в хаос» (1920). Этим термином Гессе обозначает бессознательные, глубинные, свободные от противоречий сферы психики. Любой порядок, считал Гессе, любая мораль, общество и культура основываются на разуме, подразумевают расчленение мира на добро и зло, на допущенное и запретное, на дух и природу, допускают установку сознания лишь на один определенный полюс. С того момента, когда противоположности оказываются взаимозаменимыми, начинается «хаос». Через познание этого хаоса проходит, по мнению Гессе, путь «индивидуации», то есть начинается та искомая человечность, к которой Гессе ведет своего героя.

[17] Только для сумасшедших. — «Сумасшедшим» Гессе иронически называет тот противостоящий «нормальному», «обыденному» тип человека, которого Достоевский называл «идиотом», а Ницше — «глупцом». Сумасшедшие, по терминологии писателя, — это те редкие одиночки, которые осознали относительность всех распространенных установок и «открыты» по отношению к сложному миру. Они, утверждает Гессе, способны жить в некоей «высшей реальности», в которой сняты противоречия и которая делает возможным так называемое «магическое» восприятие действительности.

[18]…не пора ли последовать примеру Адальберта Штифтера… — намек на самоубийство австрийского писателя Адальберта Штифтера (1805 1868), страдавшего неизлечимой болезнью и покончившего с собой во время сильного приступа боли.

[19] «Стальной шлем» — под этим названием Гессе описывает ресторанчик «Цум хельм» («Под шлемом») на Фишермаркт в Базеле, который он часто посещал.

[20]…между маленькой церковью и старой больницей… — символично, что «каменная стена», приобретающая в дальнейшем важное функциональное значение, расположена между церковью и больницей, то есть «лечебницами» для души и тела, порождениями той культуры, от которой отрекается Галлер.

[21] Магический театр — наиважнейший мотив романа, обозначающий некое волшебное зеркало души. Еще в повести Гессе «Клейн и Вагнер» (1919) сбежавшему чиновнику Клейну предстает в сновидении его внутренний мир в образе театра «Вагнер». В «Степном волке» театр — уже не сновидение, а некое воображаемое игровое пространство, в котором, как в театре, разыгрываются сцены внутренней жизни героя. По мысли Гессе, оказаться зрителем этого театра можно посредством «магии», которая подразумевает снятие противоречий между «внешним» и «внутренним», то есть превращение внутренних процессов душевной жизни героя в зрительно воспринимаемые события.

[22] Сонмы ангелов Джотто — имеются в виду хоры ангелов, изображенные на купольной части росписи капеллы дель Арена в Падуе, принадлежащей крупнейшему художнику Возрождения Джотто (1266 1337).

[23] Воздухоплаватель Джаноццо — персонаж произведения Жана Поля «Морская книга воздухоплавателя Джаноццо» (1801).

Читайте также:  первая перепись населения на руси проведенная монголами

[24] Аттила Шмельцпе — персонаж сочинения Жана Поля «Странствие полевого проповедника Шмеяьцле во Флетц» (1809).

[25] Боробудур — монументальный памятник буддистской архитектуры неподалеку от Джокьякарты, построенный в 800 г.

[26] Губбио — местность в итальянской провинции Перудже в одной из долин умбрийских Апеннин.

[27]…напомнив мне о вечном, о Моцарте… — Моцарт Вольфганг Амадей (1756 1791), великий немецкий композитор, сыграл весьма большую роль в жизни и творчестве Гессе. Образ композитора представлялся ему воплощением самого духа музыки, свершением идеала «совершенного», «бессмертного» человека, примирившего в себе все противоречия, согласовавшего свою жизнь с «космической гармонией» мира. В романе он являлся для Гессе выразителем того умиротворенного состояния души, которое непередаваемо словами, но ясно ощутимо в «Божественном веселии» его бессмертной музыки. В «Дневнике 1920 года» Гессе писал: «Над этим днем мне хочется написать одно слово, вроде „мира“ или „солнца“, слово, полное магии и силы излучения, полное звука, полное изобилия… слово со значением свершения, совершенного знания. Тут мне приходит на ум это слово, магический знак для этого дня, и я пишу его большими буквами на листе: МОЦАРТ. Это означает: мир имеет смысл, и смысл этот ощутим для нас в зеркале музыки».

[28] Это была музыка гибели… — совершенную классическую музыку Гессе рассматривал как магическое средство самоусовершенствования человека и приближения его к центру, таинству бытия. В джазовой музыке, по мнению писателя, на передний план выдвинута чувственная, сентиментальная сторона и тем самым нарушена соразмерность, присущая классической, то есть «настоящей» музыке, которую Гессе ограничивает тремя столетиям» (1500 1800). Поэтому такая музыка рассматривается им как признак упадка эпохи и именуется «музыкой гибели».

[29]…был человеком, но по сути он был степным волком. — Здесь Гессе прибегает к психологическому феномену расщепления личности, развивая тем самым «мотив двойника», один из излюбленных мотивов немецкого романтизма, получивший дальнейшее развитие в творчестве Достоевского. Образ романтического художника, находящегося в непримиримой оппозиции к действительности и в своем неприятии упорядоченного, уютного и благопристойного бюргерского мира спасающегося в крайности распутной или монашеской жизни, со всей очевидностью предвосхищает образ Гарри Галлера с его душевным смятением и его расщеплением на волка и человека.

[30]…у них… есть примирительный выход в юмор. — Гессевская теория юмора обнаруживает несомненное сходство с понятием «романтической иронии» немецких романтиков и особенно с отдельными положениями эстетики Жана Поля. Гессе рассматривает юмор как «воздушный мост, перекинутый через пропасть между идеалом и действительностью», как одно из средств примирения противоположностей.

[31]…получив ли одно из наших маленьких зеркал… — «зеркало» — один из важнейших символов романа — связано с образами «стекла» и «воды», также обладающими способностью отражения. Поэтому зеркало в «Степном волке» — это волшебное, магическое зеркало, средство самопознания, отражающее сокрытую от сознания область души. Оно есть также средство постижения множества, скрывающегося за видимым единством внешнего проявления личности.

[32]…он чувствует и знает бессмертных… — «бессмертные» представлены в дальнейшем в образах Гете и Моцарта и являются некоей проекцией искомой целостности души Гарри Галлера.

[33]…герои индийского эпоса — не лица, а скопища лиц, ряды олицетворений. — Гессе имеет в виду многочисленные «аватары» — перевоплощения богов, мудрецов и демонов в эпической литературе Древней Индии.

[34]…к одиночеству Гефсиманского сада. — Имеется в виду евангельский эпизод уединения Христа в Гефсиманском саду в ночь перед распятием, выражающий крайнее одиночество человека.

[35] «Блаженство лишь детям дано!» — Почти дословный припев одной из песенок из оперы Альберта Густава Лортцинга (1801 1851) «Царь и плотник».

[36]…все сотворенное… уже виновно… — согласно христианскому вероучению, человек уже в момент рождения несет на себе печать первородного греха.

[37] «Мир лежит в глубоком снегу…» — стихотворения, приведенные в романе, заимствованы писателем из упоминавшегося лирического дневника 1926 г. — стихотворного сборника «Кризис». Данное стихотворение носит название «Степной волк».

[38]…моя заболевшая душевной болезнью жена… — характерный для Гессе автобиографический намек. Речь идет о первой жене писателя, Марии Бернулли, помещенной в 1919 г. в психиатрическую лечебницу.

[39]…похожие на дым в осенней песне Ницше. — Стихотворение Ницше «Уединенный».

[40] Предместье св. Мартина — северо западный район Базеля, города, в котором происходит действие романа.

[41] «Черный орел» — название реально существующего ресторана в Цюрихе. Так же реальны упоминающиеся в дальнейшем ресторан «Одеон», отель «Баланс» и другие.

[42] Вечер и впрямь принял удивительный оборот. — Этот эпизод, действительно имевший место, Гессе отразил в шестом стихотворении своего лирического дневника 1926 г.

[43] Это была гравюра, и изображала она писателя Гете… — прообразом описываемого портрета Гете послужила гравюра Карла Бауера, выпущенная в 20 х гг. в виде почтовой открытки. «Сентиментально причесанный Гете в „Степном волке“ принадлежит моему современнику Карлу Бауеру, придумавшему кучу подобных портретов для благопристойных домов», — писал Гессе в 1949 г. М. Хаусману.

[44]…увидел, что увядший цветок — это камелия. — Образ увядшей недолговечной камелии подчеркивает обреченность Гермины.

[45] Кроме того, меня беспокоил скорпион… — наряду с ложью и неверностью, средневековая символика приписывала скорпиону значение «побежденного дьявола».

[46] Маттиссон, Фридрих (1761 1831) — немецкий лирик сентиментально классицистического направления; Бюргер Готфрид Август (1747 1794) — немецкий поэт, основоположник жанра баллады. Состоял во втором браке с сестрой своей первой жены Августой Леонгарт, по прозвищу Молли, которой посвятил много стихов. Чем объясняется ассоциативная связь между Маттиссоном и Бюргером, трудно установить, возможно, тем, что Маттиссон был автором стихотворения «Аделаида» (положенного на музыку Бетховеном), характер и популярность которого могли сравниться с некоторыми стихами Бюргера «К Молли».

[47] Может быть, имя этому зверю было Вульпиус? — Вульпиус — девичья фамилия Христианы фон Гете (1765 1816), жены поэта. В данном контексте упоминание ее девичьей фамилии, возможно, содержит намек на лисицу, мифологический аналог волка, который зашифрован в латинском корне этой фамилии.

[48] Передо мной стоял старик Гете… — образ Гете, как и образ Моцарта, занимал Гессе на протяжении всей его жизни. Писатель посвятил ему несколько статей, рецензии и отдельные отрывки в художественных произведениях. В одной из статей Гессе писал: «Из всех немецких поэтов Гете был тем, которому я больше всех обязан, который больше всех занимал, преследовал, подбадривал меня и вынуждал следовать или же противиться ему». Гете был для Гессе свершением идеала «совершенного человека», достижением и осуществлением конечной цели долгого пути становления личности. Наряду с Гете и Моцартом, осуществлением идеала «совершенного» и «бессмертного» человека Гессе представлялись Будда, Леонардо да Винчи и др.

[49]…он отрывисто качнул головой, как старый ворон… — сравнение Гете с вороном не случайно, ибо в мифологии и фольклоре ворон, являясь персонификацией дьявола и порождением злых демонических сил, занимает в птичьем царстве то же место, что и волк в мире животном. Таким образом, сравнение лишний раз указывает на то, что «бессмертные» интегрируют в себе, наряду со светлой, аполлинической, стороной, и дионисически темную волчью природу.

[50]…так же, как в Бетховене и Клейсте. — Отношение Гете к своим выдающимся современникам Г. Клейсту (1777 1811) и Л.Бетховену (1770 1827), при всем пиетете к огромным масштабам их дарования, на протяжении всей жизни оставалось критическим. Здоровая гармоническая натура Гете не могла принять необузданной односторонности и бескомпромиссности, трагического надлома и болезненности, присущих как характеру, так и творческой манере этих художников.

[51]…полон гетевскчх песен… — Гессе имеет в виду многочисленные переложения стихотворении Гете на музыку — Бетховена, Шуберта, Шумана и др.

[52] Да, есть святые, которых я особенно люблю… — духовным авторитетам и учителям Галлера — Гете и Моцарту — Гермина противопоставляет святых, воплощающих для нее сферу души. Св. Франциск Ассизский (1182 1226) — религиозный деятель и философ позднего средневековья, учивший любви к людям и природе, — один из любимых образов Гессе, которому он посвятил два сочинения («Франциск Ассизский», 1904; «Из детства Франциска Ассизского», 1919).

[53] Вальтер фон дер Фогельвайде (ок. 1175— ок. 1230) — немецкий поэт, самый значительный представитель Миннезанга.

[54]…стояли две прекрасные орхидеи… — цветы орхидеи являются в религиях Востока символом божественного, в то же время орхидею традиционно принято считать цветком куртизанок. Из этих двух значений черпают свою символику цветы орхидеи и в романе, отражая природу отношений Галлера и Гермины.

[55] Тебя зовут Гермина? — Имя героини, представляя собой женскую форму немецкого имени Герман, указывает на ее родство с автором, а также с героем романа. Вместе с тем оно несомненно ассоциативно связано с богом Гермесом, проводником душ, подключая, к романическому сюжету и мотивы, присущие Гермесу — покровителю магии. Античный Гермес способствует встречам и находкам, его игра на свирели убаюкивает сознание, он управляет снами, он — проявление фаллического начала, он же воспевает Мнемозину, неиссякаемый источник воспоминаний, его время суток — ночь. Все эти функции античного бога в дальнейшем, кроме главного героя, распределяются на три персонажа: Гермину, Пабло и Марию.

[56] «Волшебная флейта» — опера Моцарта, любимое произведение Гессе. «Страсти по Матфею» — оратория И. С. Баха.

[57] «Томление», «Валенсия» — танцевальные мелодии, популярные в Европе в 20 х гг.

[58] Букстехуде, Дитрих (1637 1757) — немецкий композитор и органист, основатель нового направления в органной музыке. Пахельбель Иоганн (1653 1756) — немецкий композитор и органист.

[59] Долго думал я, бродя в ту ночь, и о моем особенном отношении к музыке… — рассуждения Галлера об отношении немцев к музыке напоминают мысли Т. Манна в романе «Доктор Фаустус» (1947).

[61]…а я своих святых, Христофора, Филиппа Нери… — Христофор — популярный католический святой, перенесший, согласно легенде, младенца Христа через реку. Был близок Гессе связанным с ним мотивом «служения». Филиппа Нери, прозванный «Пиппо Добрым» (1515 1595), — католический святой, основатель ораторианского ордена; использовал для обращения грешников музыку и песнопения.

[62]…чтобы прийти домой. — Перефразировка известного изречения Новалиса: «Куда же мы идем? Всегда домой». Знаменательно, что эти слова вложены в уста Гермины, персонажа, которого критики часто сравнивают с Матильдой из незаконченного романа Новалиса «Генрих фон Офтердинген».

[63] Теперь только понял я его смех, смех бессмертных. — Мотив смеха непосредственно вытекает из гессевской концепции юмора.

[64]…вотановской походкой… — Вотан — бог грома, войны, колдовства и поэзии в древнегерманской мифологии.

[65] Во всех помещеньях большого здания бушевал праздник… — атмосфера маскарада несомненно вызывает ассоциацию с Вальпургиевой ночью в «Фаусте» Гете. Сходство это проявляется не только во внешних деталях, как то: черти, волшебники, время действия — полночь, обстановка — ад и т. д., но в общем осмыслении разворачивающегося на грани сна и фантазии эпизода, который у Гессе, как и у Гете, демонстрирует нисхождение к чувственным первоосновам и растворение индивидуальности во всеобщем эросе. В этом смысле знаменательно, что в дальнейшем кульминация всей сцены разворачивается в самом нижнем, подвальном, этаже, названном «ад», под аккомпанемент чертей музыкантов.

[66]…цветок лотоса парил над черной трясиной… — в Индии лотос — религиозный символ: поза лотоса предписывается йогами во время медитации, целью которой является созерцание божественного единства путем углубления в собственный внутренний мир. Кроме того, с лотосом связана эротическая символика.

* мистического союза (лат.).

[67]…мир без времени. — Имеется в виду внутренний мир, мир души.

[68] «Ах ты, зеркальце в руке!» — слегка видоизмененная первая строка присказки из немецкой сказки «Снегурочка».

[69]…все огромное зеркало заполнилось сплошными Гарри… — мысль о расщеплении личности на множество «я» была знакома еще немецкому романтизму. Э. Гофман писал в 1809 г. в своем дневнике: «Я представляю себе свое «я» через размножающее стекло — все фигуры, которые движутся вокруг меня, — это я, и я сержусь на их поведение». Аналогичная мысль повторяется у Новалиса: «Каждая личность способна, будучи разделенной на несколько личностей, тем не менее оставаться одной. Настоящий анализ личности, как таковой, создает множество личностей».

[70] Mutabor — волшебное слово в сказке Вильгельма Гауфа «История о Калифе аисте», способное превращать людей в зверей и птиц.

[71] Камасутра — древнеиндийский учебник искусства любви.

[72] «Закат Европы» — так называлось сочинение позднебуржуазного культур философа О. Шпенглера (1880 1936), которое Гессе рецензировал в 1924 г. Следует отметить, что Гессе вкладывал в понятие «заката» несколько иное содержание, чем Шпенглер, подразумевая прежде всего «закат» определенного психологического типа человека, что, по его мнению, должно явиться предпосылкой рождения нового человека.

Источник

Поделиться с друзьями
Моря и океаны
Adblock
detector