стела со сводом законов царя хаммурапи

LiveInternetLiveInternet

Рубрики

Поиск по дневнику

Подписка по e-mail

Интересы

Постоянные читатели

Сообщества

Статистика

Стела со сводом законов царя Хаммурапи

Экспедиции и находки

Реально существовавший и в то же время легендарный, царь Хаммурапи правил в XVIII веке до нашей эры. Он был самым знаменитым и прославленным царем Вавилонии, а точнее сказать, Древневавилонского царства, но наука долгое время не выделяла его из ряда других выдающихся лиц вавилоно-ассирийской истории.

128684880 b910440a0c97153cc7b2220da93

128684881 21109038bbc2507f4eafb6d260a

Лишь для библиологов он представлял интерес, так как имя его считалось тождественным библейскому «Амрафелу». Следовательно, сам Хаммурапи был одним из четырех восточных царей, взявших при счастливом набеге на Палестину в плен Лота – племянника Авраама.

Исторических сведений о Хаммурапи долгое время было очень мало, о его личности и времени его царствования сообщали только гимны, примерно десять небольших надписей на вещественных памятниках и около 50 писем царя к его вассалу (или наместнику). Да и эти исторические свидетельства показывают нам царя уже возмужавшего, со вполне сложившимся характером. Как писал русский профессор И. М. Волков, это был правитель, который вполне усвоил политические задачи своего времени и решительно приступил к их осуществлению. Свергнув чужеземное иго и объединив разрозненные силы Вавилонии, он решился и на расширение территории своего царства за счет соседних государств. В результате военных походов Хаммурапи объединил в своих державных руках большую часть тогдашнего цивилизованного мира (распространил свое влияние почти на всю территорию Месопотамии и Элама, на Ассирию и даже Сирию). Продуманная система политических союзов помогла ему разгромить противников, причем нередко чужими руками. В конце концов Хаммурапи расправился и со своим главным союзником – царем северного государства Мари. Кроме успешной внешней политики, Хаммурапи преуспел и на поприще внутреннего управления Вавилонией. Именно этой своей деятельностью он более всего и прославился.

Прославивший царя Хаммурапи свод законов был открыт французской научной экспедицией, которая в 1897 году начала раскопки в том месте, где некогда стояли Сузы – столица древнего Элама. Участники экспедиции, возглавляемой Ж. де Морганом, уже имели на своем счету целый ряд ценных находок, как вдруг в декабре 1901 года они наткнулись сначала на большой обломок из диорита, а через несколько дней откопали еще два обломка. Когда все три обломка приложили друг к другу, из них составилась стела высотой в 2,25 метра, а ширина ее равнялась от 1,65 метра вверху до 1,9 метра внизу.

Когда стелу привезли в Париж и выставили в Лувре, ее изучением занялся ученый-ассиролог Шейль. Для первого исследователя это было делом нелегким, Шейлю (а впоследствии и другим ученым) пришлось иметь дело с трудностями юридического и филологического характера, но результатом их исследований стали дешифровка, перевод и издание свода законов вавилонского царя.

На лицевой стороне стелы помещается художественно высеченное рельефное изображение бога Шамаша,[2] сидящего на высоком троне, и стоящего перед ним царя Хаммурапи. Сидящий на троне бог одет в обычную вавилонскую одежду, отделанную оборками, на его голове – высокая четырехъярусная корона. Величаво протянутой вперед правой рукой бог Шамаш передает вавилонскому царю свиток со сводом законов. Хаммурапи стоит перед богом в обычной молитвенной позе, на нем – подвязанная поясом длинная туника и шапка с ободком.

Следующая за барельефом часть стелы и вся ее обратная сторона покрыты тщательно вырезанным, убористым и изящным клинообразным текстом на вавилоно-семитическом языке. Текст состоит из ряда коротких колонок, идущих справа налево, причем клинообразные знаки читаются сверху вниз. Около 10 колонок надписи Хаммурапи посвятил перечислению своих титулов, прославлению покровительствовавших ему богов и прославлению своего величия, своей заботы о подданных, рассказу о распространении своего могущества.

«Я, Хаммурапи, – пастырь, избранный Энлилем, изливший богатство и изобилие, снабдивший всем Ниппур, связь небес и земли, славный покровитель Э-Кур, могучий царь, восстановивший Эриду, очистивший Э-Ансу, покоритель четырех стран Вселенной, возвеличивший имя Вавилона, возрадовавший сердце Мардука, своего владыки, все свои дни ходивший на поклонение в Э-Сагиль, царственный отпрыск… обогативший Ур, смиренный богомолец, снабжавший изобилием Кишширгал…

Мудрый царь, послушный слуга Шамаша, сильный, укрепивший основание Сиппара, одевший зеленью могилы Айи, возвеличивший Баббар подобно небесному жилищу, воитель, помиловавший Ларсу,[3] владыка, царь царей, вечный царственный отпрыск, могущественный царь… давший жизнь Эреху, в изобилии снабжавший водой его жителей…

Когда Мардук призвал меня управлять народом и доставлять стране благополучие, я даровал право и законы на языке страны, создав этим благосостояние народа…

Чтобы сильный не обижал слабого, чтобы сироте и вдове оказывалась справедливость, я начертал в Вавилоне… для водворения права в стране, для решения тяжб в стране, для оказания справедливости притесненному, мои драгоценные слова на моем памятнике и поставил перед изображением меня, царя-законодателя… Угнетенный, вовлеченный в тяжбу, пусть придет к изображению меня, царя-законодателя, и заставит прочесть ему мою надпись на памятнике. Он услышит мои драгоценные слова, и мой памятник объяснит ему дело. Он найдет свое право, даст своему сердцу вздохнуть свободно и скажет: «Поистине Хаммурапи – владыка, который для своего народа как бы отец во плоти… доставил навсегда благоденствие народу, правил страною справедливо».

Далее клинописный текст рассказывает о том, что вавилонский царь призывает благословение на почитателей и исполнителей нового законодательства и проклятия на его нарушителей.

«Если же этот человек не будет соблюдать мои слова, написанные мною на моем памятнике, не обратит внимание на мое проклятие, не побоится проклятия богов, отменит данное мною законодательство, исказит мои слова, изменит мои начертания… то будет ли это царь или вельможа, или наместник, или простолюдин, или другое лицо, каким бы именем оно ни называлось, – пусть великий Ану, отец богов, призвавший меня царствовать, лишит его царского величия, сломает его жезл, проклянет его судьбу. Энлиль, владыка, определяющий судьбы… да поднимет против него в его доме неподавляемые смуты, ведущие к его гибели, да назначит ему в качестве судьбы жалкое правление, немногие дни жизни, годы дороговизны, беспросветную тьму, внезапную смерть…».

Остальная часть надписи (кроме 7 выскобленных колонок) занята 247 статьями законодательства. Данная стела была своего рода торжественным заявлением Хаммурапи перед подданными о вступлении в силу начертанных на ней законов. После «издания» и обнародования в храме Эсагиле оригинал был воспроизведен во множестве копий, которые были разосланы во все части огромной империи вавилонского царя. Дошедший до нас экземпляр и является одной из таких копий, которая была выставлена в Сиппаре. Во время одного из набегов на Вавилон эламцев эта стела со сводом законов была выкопана и в качестве военного трофея увезена в Сузы. Скорее всего эламский военачальник-победитель и приказал выскоблить семь колонок текста, чтобы потом выбить на этом месте (по обычаю того времени) свое имя в память о собственных победах. Тексты выскобленных колонок частично были восполнены надписями на глиняных табличках, которые были найдены во дворце царя Ашшурбанипала.

По своему составу вавилонский свод законов распадается на три части – введение, сами статьи законов и заключение. Введение, о котором мы говорили выше, очень важно для ученых обилием сообщаемых исторических намеков и географических указателей-названий.

Само законодательство начинается пятью положениями о нарушении порядка судопроизводства: две статьи об обвинителе-клеветнике, две – о лжесвидетелях и одна – о нарушении правосудия самим судьей.

«Если судья вынесет приговор, постановит решение, изготовит документ, а потом изменит свой приговор, то, по изобличении его в изменении приговора, этот судья должен уплатить в двенадцатикратном размере иск, предъявленный в этом судебном деле; а также должен быть публично свергнут со своего судейского стула и никогда вновь не садиться с судьями для суда».

В следующих статьях идет речь о преступлениях против частной собственности – о краже, купле-продаже краденого, похищении людей, бегстве и уводе рабов, ночной краже со взломом, грабеже и т.д. Вот, например, некоторые статьи законов царя Хаммурапи.

«Если кто-нибудь украдет храмовое или дворцовое имущество, то его должно предать смерти; смерти должен быть предан и тот, кто примет из его рук украденное.

Если кто-нибудь украдет малолетнего сына другого, то его должно предать смерти.

Если кто-нибудь, укрыв в своем доме беглого раба, принадлежащего дворцу или вольноотпущеннику, не выдаст его на требование нагира,[4] то этого домохозяина должно предать смерти.

Если кто-нибудь, поймав в поле беглого раба или рабыню, доставит его хозяину, то хозяин должен уплатить ему два сикля[5] серебра.

Если кто-нибудь сделает пролом в доме, то его убивают и зарывают перед этим проломом.

Если кто-нибудь совершит грабеж и будет пойман, то его должно предать смерти.

Если в чьем-нибудь доме вспыхнет огонь, и кто-нибудь, пришедши тушить его, обратит свой взор на что-нибудь из имущества домохозяина и присвоит себе что-нибудь из имущества домохозяина, то этого человека бросают в этот же огонь.

Если кто-нибудь, взявши поле для обработки, не вырастит на нем хлеба, то, по изобличении его в этом, он должен отдать хозяину поля хлеб, сообразно с приростом у соседа.

Если кто-нибудь, открыв свой водоем для орошения, по небрежности допустит, что водою будет затоплено соседнее поле, то он обязан отмерить хлеб, сообразно с приростом у своего соседа.

Если кто-нибудь срубит в чьем-нибудь саду дерево без дозволения хозяина сада, то он должен уплатить полмины серебра.

Если в доме корчемницы соберутся преступники, и она не задержит этих преступников и не выдаст дворцу, то эту корчемницу должно предать смерти.

Если кто-нибудь, протянув палец[6] против божьей сестры или чьей-нибудь жены, окажется неправым, то этого человека должно повергнуть перед судьями и остричь ему волосы.[7]

Читайте также:  альтернативная история новинки слушать

Если чья-нибудь жена будет захвачена лежащею с другим мужчиной, то должно, связавши, бросить их в воду. Если муж пощадит жизнь своей жены, то и царь пощадит жизнь своего раба.

Если чья-нибудь жена умертвит своего мужа из-за другого мужчины, то ее должно посадить на кол.

Если сын ударит своего отца, то ему должно отрезать руки.

Если кто-нибудь ударит по щеке лицо высшего положения, то должно публично ударить его шестьдесят раз плетью из воловьей кожи.

Если врач, снимая бронзовым ножом бельмо с глаза пациента, повредит глаз, то должен уплатить деньгами половину его стоимости».

Свод законов царя Хаммурапи представляет собой приведение в известном порядке случаев из судебной практики, взятых из древневавилонского уголовного и гражданского права. Может быть, не во всех сферах жизни (как бы мы сказали сегодня) вавилонскому царю удалось навести порядок, но он был первым правителем древности, кто соразмерил с властью царя силу закона и признал за подданными право самим заботиться о своей жизни. Хаммурапи постановил, чтобы наказание виновному определял не сам пострадавший и не его родственник, а государственный орган именем правителя. Впервые представив в судопроизводстве гражданское право, Хаммурапи воздвиг себе памятник такой же вечный, как та плита из диорита, на которой он повелел изобразить себя рядом с богом Солнца и справедливости Шамашем.

Примечания:

Шамаш – бог Солнца, света, справедливости, оракулов и предзнаменований.

Здесь Хаммурапи намекает, что, свергнув ларсскую династию, он пощадил сам город.

Нагир – лицо, исполнявшее обязанности судебного исполнителя.

В Древнем Вавилоне вместо чеканенной монеты в ходу были серебряные слитки определенного веса в форме колец. 1 сикль по весу равнялся 8 граммам.

Протянуть палец – несправедливо обвинить, оклеветать.

Волосы остригали на висках в знак бесчестия.

Источник

Свод законов Хаммурапи и мы

Вы помните о своде законов Хаммурапи, самом раннем кодексе законов, известном на настоящий момент, о котором почти все мы читали когда-то в учебниках по античной истории?

Этот текст, почти не тронутый временем, написанный клинописными буквами, был обнаружен в 1901 году и спустя два года переведен в американском Корнелльском университете. В нем 282 параграфа, или статьи, из которых часть или совсем не сохранилась, или сохранилась фрагментами.

Свод законов Хаммурапи – барометр, зафиксировавший изначальные ценности человеческого общества и показывающий, куда они сдвинулись спустя 4 тысячи лет

Может, кто-нибудь спросит: а что общего у этого самого древнего в истории человечества свода законов с современной семьей, нашими ценностями, миром? Общее есть. Причем очень много. Этот свод законов – барометр, зафиксировавший изначальные ценности человеческого общества и показывающий, куда они сдвинулись спустя 4 тысячи лет. К лучшему или худшему. Он показателен и облегчает нам понимание регресса ценностей в наши дни.

Это самый ранний документ в истории человечества, в котором мы находим такие слова, как «муж», «жена», «брак», семья, «развод», «измена», «дети», «мужчина» и «женщина». Таким образом, было бы очень полезно в наши времена ценностной дезориентации и хаоса оглянуться назад и посмотреть, что думали человеческие создания 4 тысячи лет назад касательно ценностей.

Это светский документ, поэтому его нельзя заклеймить как «фикцию некоего божества»

Этот свод законов был написан во времена Вавилонского царя Хаммурапи, жившего за 1750 лет до Рождества Христова, то есть более 3750 лет тому назад. От свода его законов нас отделяют самое меньшее 3750 лет. Это светский документ, поэтому его нельзя заклеймить как «фикцию некоего божества». Здесь речь не идет о десяти заповедях Ветхого Завета. Нам говорят, что нельзя приводить аргументы в пользу традиционных ценностей из библейской, христианской и вообще религиозной сфер. Подобные аргументы не принимаются во внимание в спорах, проводимых вокруг современного брака, сексуальной жизни и нравов. Однако свод законов Хаммурапи является мирским документом, и он будет весьма полезен для оценки степени деградации современных ценностей в сравнении с теми, которые были кодифицированы вавилонянами 3750 лет тому назад.

Общие замечания

Кроме того, этот документ дает ясно понять, что в какой-то момент своего развития общество определило, что одни социальные практики являются полезными, а другие нет. В итоге как полезные, так и вредные практики были кодифицированы с целью защищать и поощрять первые и запрещать или карать последние.

Анализ, который мы можем провести сегодня, свидетельствует: на то, на что люди 4 тысячи лет назад смотрели как на нормальное, сегодня смотрят как на ненормальное. Естественно, мы имеем в виду не рабство и прочие институты подобного рода, а многотысячелетний институт семьи и брака.

Слово «брак» упоминается в своде Хаммурапи 13 раз, слово «муж» – 44 раза, «жена» – 67 раз, «измена» – 3 раза, «семья» – 1 раз и «развод» – 3 раза. Слово «секс» не появляется совсем.

Это указывает на то, что для вавилонского общества 4000-летней давности брак был чем-то важным, отношения между супругами были четко определены для того, чтобы защищать единство семьи, а отсутствие слова «секс» указывает на то, что, в отличие от наших дней, «примитивное» общество не было одержимо сексуальностью, как это имеет место сегодня.

Брак

Интересные подробности, касающиеся брака, мы находим в кодексе Хаммурапи. Кодекс определяет брак не прямо, а косвенно. Параграф 128 утверждает: «Если мужчина взял себе жену, но не заключил с ней брачного договора, эта женщина не является его женой». Брак, таким образом, создавался мужчиной и женщиной, мужчина при этом назывался мужем, а женщина – женой. Но чтобы быть официально созданным и признанным в обществе, союз между мужем и женой должен быть задокументирован в форме брачного договора.

4 тысячи лет тому назад общество проводило различие между сожительством и браком

Это указывает на то, что при отсутствии брачного договора между мужчиной и женщиной имели место отношения сожительства. Это означает, что еще 4 тысячи лет тому назад общество проводило различие между сожительством и браком. А почему? Без сомнения, потому, что брак, а не сожительство, придавал стабильность отношениям между супругами, что, в свою очередь, вносило социальную стабильность в жизнь всех членов общества.

Брак ставил пределы сексуальным и семейным отношениям, отношениям между мужем и женой, между родителями и детьми. Все знали свои роли и пределы. Но от этого все только выигрывали: мужья и жены, родители и дети и общество в целом.

Что значит «брачный договор»? Именно то, что в наши дни продолжает отличать брак от сожительства. Сожительство не основано на договоре, а является совместным проживанием по расчету без взаимных обязательств. Брак же основан на договоре. Брачный договор между мужчиной и женщиной означает взаимные обещания верности и моногамии, обещание быть вместе в добре и зле, в здоровье и болезни и исключить из отношений между мужем и женой третьих лиц. Обещания эти давались в присутствии свидетелей.

Читайте также:  одежда персонажей компьютерных игр

Интересно заметить, что Священное Писание в Ветхом Завете определяет брак как договор между мужчиной и женщиной, заключенный в присутствии свидетелей (Мал. 2: 14: «Вы скажете: “за что?” За то, что Господь был свидетелем между тобою и женою юности твоей, против которой ты поступил вероломно, между тем как она подруга твоя и законная жена твоя» [1] ).

Сопоставим это традиционное определение брака, имеющее самое меньшее 4000-летнюю давность, с определениями, предлагаемыми сегодня. Новая идеология семьи больше не основывает брак ни на союзе между мужчиной и женщиной – лицами разного пола, ни на договоре между мужем и женой, на верности, моногамии и исключении третьих лиц из взаимоотношений между мужем и женой. Речь всё больше идет о браке нового типа, об «открытых браках» («open marriages»), в которых муж разрешает жене поддерживать сексуальные отношениями с другими лицами – будь они противоположного или одного с ней пола, и жена тоже разрешает это своему законному мужу. Полиамурность, или групповой брак, тоже является частью этой тенденции и всё громче требует своего легального признания.

Нерожденные дети

Нерожденными детьми дорожили, и они имели реальную ценность в своде законов Хаммурапи. Если человек покушался на беременную свободную женщину и становился причиной гибели ее плода, то назначались не уголовные наказания, а денежные, при этом компенсация составляла 10 сиклей (§ 209).

В кодексе Хаммурапи упоминается много преступлений, подлежащих денежной компенсации, но самой большой была компенсация в случае убийства нерожденного ребенка свободной женщины…

Развод

Развод был разрешен при определенных обстоятельствах, но запрещен при других. Например, если жена заболевала, муж не мог с ней развестись, он обязан был содержать ее до конца ее жизни (§ 148). А если развод разрешался, то муж обязан был отдать жене часть урожая, имущества и благ, чтобы она содержала на это своих детей (§ 137).

Сексуальные преступления

В своде не используется слово «секс», определенные сексуальные отношения были запрещены и карались

Актуальность свода законов Хаммурапи сегодня

Вне всякого сомнения, принципы, провозглашенные сводом законов Хаммурапи, были приняты для того, чтобы предотвратить нравственный хаос и нравственный упадок, имевшие место в прежних поколениях. Если Хаммурапи счел за благо определить и стандартизировать брак, то это значит, что его поколение нашло предшествующие способы общежития хаотичными и ущербными.

Брак как раз и был призван поддерживать общественный порядок, регламентировать отношения между полами, родителями и детьми, защищать детей, защищать супругов от вмешательства третьих лиц и обеспечивать гармоничное преемство поколений.

Хаммурапи и древние поколения перевернулись бы в гробу, если бы узнали, что «просвещенные» страны Европы узаконят браки между лицами одного пола

Современные идеологии и практики располагаются на противоположном от этого полюсе. Спустя 3750 лет после записанной истории и 4000 лет человеческого опыта брак заново переформулируется. Хаммурапи и древние поколения перевернулись бы в гробу, если бы узнали, что по прошествии 3750 лет «просвещенные» страны Европы узаконивают браки между лицами одного пола.

С другой стороны, однако, свод законов Хаммурапи представляет собой стандарт, проводящий разграничительные линии цивилизации. Цивилизация начинается тогда, когда общество научается различать между добром и злом, выбирает добро, отвергает зло, кодифицирует добро и наказывает зло. Следовательно, общество может называться цивилизованным только до тех пор, пока оно обладает рассудительностью, пока оно может проводить различие между добром и злом и запрещать зло.

А что Румыния?

Поэтому удивительно, а может, даже жаль, что политические лидеры Румынии противятся кодификации этого института в Конституции Румынии. Господа Понта, Бэсеску и Черня [3] выглядят как двоечники в истории. Им было бы неплохо прочитать правила Хаммурапи и осознать, насколько они сами не правы. Может, они и считают себя интеллигентными и образованными, однако выглядят как невежды в истории. Уже 3750 лет как брак кодифицирован в виде союза между мужчиной и женщиной, а их это не волнует.

С 2006 года Альянс семей Румынии борется именно за защиту института брака и определения его в Конституции Румынии в том виде, в каком он был кодифицирован впервые 3750 лет тому назад в своде законов Хаммурапи. Это борьба, которую мы считаем благородной. Да, мы на стороне Истории. А наши руководители – нет.

Альянс семей Румынии

Перевел с румынского Родион Шишков

[1] В рум. и ц.-сл. переводе: «она общница твоя и жена завета (договора) твоего».

[2] 48-я статья Конституции Румынии определяет семью как союз, основанный на добровольном согласии супругов (а не мужчины и женщины). Гомосексуалистское лобби начиная с 2006 г. ведет в румынском парламенте большую борьбу за пересмотр Конституции в выгодную для себя пользу. В том же году было собрано более 650 тыс. подписей против гомосексуальных нововведений в Конституцию; неоднократно выступала против этого и Румынская Церковь, но вопрос и сегодня остается открытым.

[3] Виктор Понта (р. 1972) – премьер министр Румынии с 2012 г.; Траян Бэсеску (р. 1951) – президент Румынии с 2009 г.; Ремус Черня (р. 1974) – председатель Партии зеленых, борец за права человека, за свободу самовыражения и свободу мысли, совести и религии, против дискриминации меньшинств.

Источник

Стела со сводом законов царя хаммурапи

Стела со сводом законов царя Хаммурапи

Реально существовавший и в то же время легендарный, царь Хаммурапи правил в XVIII веке до нашей эры. Он был самым знаменитым и прославленным царем Вавилонии, а точнее сказать, Древневавилонского царства, но наука долгое время не выделяла его из ряда других выдающихся лиц вавилоно-ассирийской истории. Лишь для библиологов он представлял интерес, так как имя его считалось тождественным библейскому «Амрафелу». Следовательно, сам Хаммурапи был одним из четырех восточных царей, взявших при счастливом набеге на Палестину в плен Лота – племянника Авраама.

Исторических сведений о Хаммурапи долгое время было очень мало, о его личности и времени его царствования сообщали только гимны, примерно десять небольших надписей на вещественных памятниках и около 50 писем царя к его вассалу (или наместнику). Да и эти исторические свидетельства показывают нам царя уже возмужавшего, со вполне сложившимся характером. Как писал русский профессор И.М. Волков, это был правитель, который вполне усвоил политические задачи своего времени и решительно приступил к их осуществлению. Свергнув чужеземное иго и объединив разрозненные силы Вавилонии, он решился и на расширение территории своего царства за счет соседних государств. В результате военных походов Хаммурапи объединил в своих державных руках большую часть тогдашнего цивилизованного мира (распространил свое влияние почти на всю территорию Месопотамии и Элама, на Ассирию и даже Сирию). Продуманная система политических союзов помогла ему разгромить противников, причем нередко чужими руками. В конце концов Хаммурапи расправился и со своим главным союзником – царем северного государства Мари. Кроме успешной внешней политики, Хаммурапи преуспел и на поприще внутреннего управления Вавилонией. Именно этой своей деятельностью он более всего и прославился.

Прославивший царя Хаммурапи свод законов был открыт французской научной экспедицией, которая в 1897 году начала раскопки в том месте, где некогда стояли Сузы – столица древнего Элама. Участники экспедиции, возглавляемой Ж. де Морганом, уже имели на своем счету целый ряд ценных находок, как вдруг в декабре 1901 года они наткнулись сначала на большой обломок из диорита, а через несколько дней откопали еще два обломка. Когда все три обломка приложили друг к другу, из них составилась стела высотой в 2,25 метра, а ширина ее равнялась от 1,65 метра вверху до 1,9 метра внизу.

Когда стелу привезли в Париж и выставили в Лувре, ее изучением занялся ученый-ассиролог Шейль. Для первого исследователя это было делом нелегким, Шейлю (а впоследствии и другим ученым) пришлось иметь дело с трудностями юридического и филологического характера, но результатом их исследований стали дешифровка, перевод и издание свода законов вавилонского царя.

На лицевой стороне стелы помещается художественно высеченное рельефное изображение бога Шамаша,[2] сидящего на высоком троне, и стоящего перед ним царя Хаммурапи. Сидящий на троне бог одет в обычную вавилонскую одежду, отделанную оборками, на его голове – высокая четырехъярусная корона. Величаво протянутой вперед правой рукой бог Шамаш передает вавилонскому царю свиток со сводом законов. Хаммурапи стоит перед богом в обычной молитвенной позе, на нем – подвязанная поясом длинная туника и шапка с ободком.

Читайте также:  санакоев гивриз заурович биография

Следующая за барельефом часть стелы и вся ее обратная сторона покрыты тщательно вырезанным, убористым и изящным клинообразным текстом на вавилоно-семитическом языке. Текст состоит из ряда коротких колонок, идущих справа налево, причем клинообразные знаки читаются сверху вниз. Около 10 колонок надписи Хаммурапи посвятил перечислению своих титулов, прославлению покровительствовавших ему богов и прославлению своего величия, своей заботы о подданных, рассказу о распространении своего могущества.

«Я, Хаммурапи, – пастырь, избранный Энлилем, изливший богатство и изобилие, снабдивший всем Ниппур, связь небес и земли, славный покровитель Э-Кур, могучий царь, восстановивший Эриду, очистивший Э-Ансу, покоритель четырех стран Вселенной, возвеличивший имя Вавилона, возрадовавший сердце Мардука, своего владыки, все свои дни ходивший на поклонение в Э-Сагиль, царственный отпрыск… обогативший Ур, смиренный богомолец, снабжавший изобилием Кишширгал…

Мудрый царь, послушный слуга Шамаша, сильный, укрепивший основание Сиппара, одевший зеленью могилы Айи, возвеличивший Баббар подобно небесному жилищу, воитель, помиловавший Ларсу,[3] владыка, царь царей, вечный царственный отпрыск, могущественный царь… давший жизнь Эреху, в изобилии снабжавший водой его жителей…

Когда Мардук призвал меня управлять народом и доставлять стране благополучие, я даровал право и законы на языке страны, создав этим благосостояние народа…

Чтобы сильный не обижал слабого, чтобы сироте и вдове оказывалась справедливость, я начертал в Вавилоне… для водворения права в стране, для решения тяжб в стране, для оказания справедливости притесненному, мои драгоценные слова на моем памятнике и поставил перед изображением меня, царя-законодателя… Угнетенный, вовлеченный в тяжбу, пусть придет к изображению меня, царя-законодателя, и заставит прочесть ему мою надпись на памятнике. Он услышит мои драгоценные слова, и мой памятник объяснит ему дело. Он найдет свое право, даст своему сердцу вздохнуть свободно и скажет: «Поистине Хаммурапи – владыка, который для своего народа как бы отец во плоти… доставил навсегда благоденствие народу, правил страною справедливо».

Далее клинописный текст рассказывает о том, что вавилонский царь призывает благословение на почитателей и исполнителей нового законодательства и проклятия на его нарушителей.

«Если же этот человек не будет соблюдать мои слова, написанные мною на моем памятнике, не обратит внимание на мое проклятие, не побоится проклятия богов, отменит данное мною законодательство, исказит мои слова, изменит мои начертания… то будет ли это царь или вельможа, или наместник, или простолюдин, или другое лицо, каким бы именем оно ни называлось, – пусть великий Ану, отец богов, призвавший меня царствовать, лишит его царского величия, сломает его жезл, проклянет его судьбу. Энлиль, владыка, определяющий судьбы… да поднимет против него в его доме неподавляемые смуты, ведущие к его гибели, да назначит ему в качестве судьбы жалкое правление, немногие дни жизни, годы дороговизны, беспросветную тьму, внезапную смерть…».

Остальная часть надписи (кроме 7 выскобленных колонок) занята 247 статьями законодательства. Данная стела была своего рода торжественным заявлением Хаммурапи перед подданными о вступлении в силу начертанных на ней законов. После «издания» и обнародования в храме Эсагиле оригинал был воспроизведен во множестве копий, которые были разосланы во все части огромной империи вавилонского царя. Дошедший до нас экземпляр и является одной из таких копий, которая была выставлена в Сиппаре. Во время одного из набегов на Вавилон эламцев эта стела со сводом законов была выкопана и в качестве военного трофея увезена в Сузы. Скорее всего эламский военачальник-победитель и приказал выскоблить семь колонок текста, чтобы потом выбить на этом месте (по обычаю того времени) свое имя в память о собственных победах. Тексты выскобленных колонок частично были восполнены надписями на глиняных табличках, которые были найдены во дворце царя Ашшурбанипала.

По своему составу вавилонский свод законов распадается на три части – введение, сами статьи законов и заключение. Введение, о котором мы говорили выше, очень важно для ученых обилием сообщаемых исторических намеков и географических указателей-названий.

Само законодательство начинается пятью положениями о нарушении порядка судопроизводства: две статьи об обвинителе-клеветнике, две – о лжесвидетелях и одна – о нарушении правосудия самим судьей.

«Если судья вынесет приговор, постановит решение, изготовит документ, а потом изменит свой приговор, то, по изобличении его в изменении приговора, этот судья должен уплатить в двенадцатикратном размере иск, предъявленный в этом судебном деле; а также должен быть публично свергнут со своего судейского стула и никогда вновь не садиться с судьями для суда».

В следующих статьях идет речь о преступлениях против частной собственности – о краже, купле-продаже краденого, похищении людей, бегстве и уводе рабов, ночной краже со взломом, грабеже и т.д. Вот, например, некоторые статьи законов царя Хаммурапи.

«Если кто-нибудь украдет храмовое или дворцовое имущество, то его должно предать смерти; смерти должен быть предан и тот, кто примет из его рук украденное.

Если кто-нибудь украдет малолетнего сына другого, то его должно предать смерти.

Если кто-нибудь, укрыв в своем доме беглого раба, принадлежащего дворцу или вольноотпущеннику, не выдаст его на требование нагира,[4] то этого домохозяина должно предать смерти.

Если кто-нибудь, поймав в поле беглого раба или рабыню, доставит его хозяину, то хозяин должен уплатить ему два сикля[5] серебра.

Если кто-нибудь сделает пролом в доме, то его убивают и зарывают перед этим проломом.

Если кто-нибудь совершит грабеж и будет пойман, то его должно предать смерти.

Если в чьем-нибудь доме вспыхнет огонь, и кто-нибудь, пришедши тушить его, обратит свой взор на что-нибудь из имущества домохозяина и присвоит себе что-нибудь из имущества домохозяина, то этого человека бросают в этот же огонь.

Если кто-нибудь, взявши поле для обработки, не вырастит на нем хлеба, то, по изобличении его в этом, он должен отдать хозяину поля хлеб, сообразно с приростом у соседа.

Если кто-нибудь, открыв свой водоем для орошения, по небрежности допустит, что водою будет затоплено соседнее поле, то он обязан отмерить хлеб, сообразно с приростом у своего соседа.

Если кто-нибудь срубит в чьем-нибудь саду дерево без дозволения хозяина сада, то он должен уплатить полмины серебра.

Если в доме корчемницы соберутся преступники, и она не задержит этих преступников и не выдаст дворцу, то эту корчемницу должно предать смерти.

Если кто-нибудь, протянув палец[6] против божьей сестры или чьей-нибудь жены, окажется неправым, то этого человека должно повергнуть перед судьями и остричь ему волосы.[7]

Если чья-нибудь жена будет захвачена лежащею с другим мужчиной, то должно, связавши, бросить их в воду. Если муж пощадит жизнь своей жены, то и царь пощадит жизнь своего раба.

Если чья-нибудь жена умертвит своего мужа из-за другого мужчины, то ее должно посадить на кол.

Если сын ударит своего отца, то ему должно отрезать руки.

Если кто-нибудь ударит по щеке лицо высшего положения, то должно публично ударить его шестьдесят раз плетью из воловьей кожи.

Если врач, снимая бронзовым ножом бельмо с глаза пациента, повредит глаз, то должен уплатить деньгами половину его стоимости».

Свод законов царя Хаммурапи представляет собой приведение в известном порядке случаев из судебной практики, взятых из древневавилонского уголовного и гражданского права. Может быть, не во всех сферах жизни (как бы мы сказали сегодня) вавилонскому царю удалось навести порядок, но он был первым правителем древности, кто соразмерил с властью царя силу закона и признал за подданными право самим заботиться о своей жизни. Хаммурапи постановил, чтобы наказание виновному определял не сам пострадавший и не его родственник, а государственный орган именем правителя. Впервые представив в судопроизводстве гражданское право, Хаммурапи воздвиг себе памятник такой же вечный, как та плита из диорита, на которой он повелел изобразить себя рядом с богом Солнца и справедливости Шамашем.

Примечания:

Шамаш – бог Солнца, света, справедливости, оракулов и предзнаменований.

Здесь Хаммурапи намекает, что, свергнув ларсскую династию, он пощадил сам город.

Нагир – лицо, исполнявшее обязанности судебного исполнителя.

В Древнем Вавилоне вместо чеканенной монеты в ходу были серебряные слитки определенного веса в форме колец. 1 сикль по весу равнялся 8 граммам.

Протянуть палец – несправедливо обвинить, оклеветать.

Волосы остригали на висках в знак бесчестия.

Источник

Поделиться с друзьями
Моря и океаны
Adblock
detector