старый чиркей история затопления

Мой Дагестан

+8 Musulmanen (Муслим) / История Чиркея

1658

Салатавией называются чиркейские горы. В этих горах в давнишние времена от Нуцабазул росу до Бекюрта было десять аулов. Они имели такие названия: Нуцабазул росу, Иманалил росу, Ясазул росу, Чупанил росу, Инхоб, Це-беашу росу, Ханзагох, Амирханил росу, Бугакил росу, Бекюрт. Основателями Чиркея были два гидатлинца, братья Хизри и Муса из аула Гента. Из своего аула они перебрались в Чох и прожили там целый год. Затем, забрав с собой семьи, пришли в Амирханил росу, остановились у нуцала Амирхана. Здесь братья пробыли шесть месяцев, после чего отправились в Цебеашу, но и тут гидатлинцы задержались ненадолго. Живя в Цебеашу, Хизри и Муса присмотрели наконец подходящее место — Чирки-тала (с кум. яз. — лесная поляна), где бы они могли построить себе хутор, если разрешат хозяева местности. В ущелье Чирки-тала текла большая река, называемая жителями салатавских аулов Аксу. Словом «чирки» кумыки называют едва заметную белую мошку. Она больно кусает. Если внимательно присмотреться, ее можно увидеть летом. Вот откуда произошло название нашего аула. Братья разузнали, кому принадлежит местность Чирки-тала. Ее хозяйкой оказалась старая женщина по имени Заза-бике из аула Нуцабазул росу, к ней и обратились со своей просьбой Хизри и Муса: «Мы, бедняки, прибыли издалека. Хотели бы вместе с семьями обосноваться в Чирки-тале. Там легче будет жить, и мы сможем прокормить свои семьи. В Чирки-тале леса, много воды, пустые земли». Получив разрешение, братья сначала построили в Чирки-тале землянки, потом начали закладывать фундаменты домов, рубить лес, расчищать места для посевов. Из веток деревьев и кустарников они разводили костры. Рано утром и вечером из Чирки-талы высоко в небо поднимались клубы дыма. Увидев их, одна старая женщина из Амирханил росу как-то сказала: «Я вижу из Чирки-талы поднимается дым. Раньше этого не бывало. Как бы он не проглотил наши маленькие горные аулы».

Так Хизри и Муса, основали Чиркей. Аул возник в 911 году мусульманского, в 1500 году христианского летоисчислений. У Хизри, говорят, были три сына и одна дочь: Махакач, Куцав, Алдан и Ширманай. у Мусы было два сына: Дадагиши и Ибрагим. Первым в Чиркее основался этот род. Вторым к ним прибыл из Эмильта предок рода Урусиловых Уру Али. Третьими были люди рода Большого Дибира из Зубутли. Четвертыми два брата из Ашильты — Исхакил Магома и Большой Яхья. Пятым был предок рода Пирасуловых Берав из Казикумуха. Шестым был основатель рода Падаров Демилав из Мадинталы. Таким образом, выходцы из разных дагестанских аулов образовали в Чиркее шесть основных родов — тухумов. Затем сложился обычай: вновь прибывшего принимал к себе один из тухумов и прибывший считался человеком этого рода.

Заселение аула

Имея хорошие территориальные и экономические условия, обширные летние пастбища в Салатавских горах и зимние пастбища на низменности, Чиркей рос быстро. В нем образовались кварталы: БугьараНал, К1к1алахъ, Махьарач!, Жамалил авал, Бакъда авал, Чагъарал и другие. Жители других салатавских аулов со временем переселились в разные места: одни в Индир, другие в Аксай, кое-кто в Костек. В горах остался лишь один аул-крепость Бекюрт. Бекюртовцам принадлежали поля в Накаашу, пастбища и леса Малиштау до самого Сулака. Чиркейцы предложили жителям Бекюрта сделку: продать джамаату Чиркея свои земли и переселиться к ним. Но те не согласились. Несогласие привело к вооруженному столкновению между жителями обоих аулов.

В Бекюрт шла только одна дорога — через крепкие ворота. Взять крепость штурмом чиркейцы не могли, и поэтому они пошли на хитрость: одни надели на себя шкуры медведей, другие — волков, остальные попрятались в ближайших к Бекюрту лесах. Рано утром люди в медвежьих шкурах напали на поля бекюртовцев, люди в волчьих шкурах на выходящее из укрепления стадо скота. По тревоге жители Бекюрта бросились на защиту своего добра, а чиркейцы, прятавшиеся в лесу, воспользовались моментом и ворвались в аул. Только после этого старики заключили перемирие. Бекюртовцы согласились продать Чиркею свои земли, а сами переселились в Чиркей и другие аулы на плоскости. Вскоре все земли леса и пастбища в Салатавских горах перешли к чиркейцам.

Сельско-хозяйственные занятия Чиркейцев

в XIX-XX веке

Общественная деятельность джамаата

В прошлом столетии бегавул села Чиркей Ге-бек в целях идеального соблюдения порядка и дисциплины наказание провинившихся начинал с самого себя. Было это так: джамаат вынес решение, что, если на кладбище будет обнаружен па¬сущийся скот, то его следует зарезать и раздать сиротам. Через несколько дней сельский сторож нашел пасущуюся на кладбище упитанную корову. Сторож привел ее к бегавулу. Гебек сказал, что он хозяин этой коровы, приказал её зарезать и раздать сиротам. После этого на кладбище чиркеицев скотина не паслась. Такое большое селение, как Чиркей должен был возглавить человек с незаурядными способностями и умом. Руководство селением людьми, обладавшими вышеперечисленными в результате кровной мести. Учитывая его сложное положение, джамаат дал ему пять гектаров земли. Приобретенное в результате своего свободного труда владение помогало сформировать в человеке здоровые общечеловеческие моральные устои и качества. Третья форма землевладения это земли сельской мечети. А эта доля была немалой. В местечке Ибрагимил Чадиргун во владении мечети было тринадцать гектаров земли. Работа мечети не заключалась лишь в духовном воспитании человека. По установившимся традициям руководители духовенства были обязаны заботиться о сиротах и о тех, кто находился в бедственном положении. А бедняков в то время было немало. По преданиям старожилов, ежегодно в ауле Чиркей по закату мечеть рас¬пределяла от 800 до 1200 голов овец.И, наконец, хочется сказать, что джамаат Чиркея был похож на самостоятельное, никому не подчиняющееся государство. У него была своя дисциплина, более крепкая, чем государственная; обширные поля, много скота. Была джамаатская казна (хазина), похожая на госбанк наших дней. Были люди, готовые умереть за свое материальное и духовное состояние. Как и во всем Дагестане в начале XVI века джамааты салатавских аулов объединились в единый союз, так как они нуждались в поддержке друг друга. Все стороны жизни требовали объединения. Одной из таких причин было то, что кумыкские князья делали попытки подчинить себе свободные салатавские джамааты. Во-вторых, то, что через Сулак проложен мост, по которому можно свободно перемещаться.

Культурное наследие Чиркея

Магомед Чиркеевский — незаурядная личность и талантливый поэт, творчество которого составляет неотъемлемую часть аварской национальной литературы. Он является представителем яркой плеяды поэтов второй половины XIX и начала XX веков, которые определили дальнейший прогресс аварской национальной культуры, ее своеобразие и самобытность. Определяя место и роль поэзии М. Чиркеевского в историко-литературном процессе, надо отметить, что он является представителем переходного периода от арабо-мусульманских литературных традиций к европейским. М. Чиркеевский был крупным ученым-арабистом, получившим хорошее для того времени духовное образование, и поэтому в его творчестве нашли продолжение такие жанры, которые были изначально характерны для аварской письменной литературы: проповеди, назидания, наставления, мавлиды, панегирики, оды о пророке Мухаммеде, элегии. В то же время он выступает и как светский поэт, в чьем творчестве прозвучали традиционные для аварской литературы темы любви, героики, исторического прошлого Дагестана и Аварии. Если говорить о духовной культуре чиркейцев, то надо отметить, что она на уровне духовной культуры развитых европейских государств. У местных ученых были богатые библиотеки, где хранились книги, изданные в Каире, Стамбуле, Тебризе. В библиотеках наряду с религиозной литературой было много книг по географии, астрономии, логике, философии, врачеванию, а также художественных. Время от времени ученые устраивали диспуты по тем или иным вопросам науки.

Источник

История Чиркея

NRc317dd06ae94c5cb478aecb03a448985

Салатавией называются чиркейские горы. В этих горах в давнишние времена от Нуцабазул росу до Бекюрта было десять аулов. Они имели такие названия: Нуцабазул росу, Иманалил росу, Ясазул росу, Чупанил росу, Инхоб, Це-беашу росу, Ханзагох, Амирханил росу, Бугакил росу, Бекюрт. Основателями Чиркея были два гидатлинца, братья Хизри и Муса из аула Гента. Из своего аула они перебрались в Чох и прожили там целый год. Затем, забрав с собой семьи, пришли в Амирханил росу, остановились у нуцала Амирхана. Здесь братья пробыли шесть месяцев, после чего отправились в Цебеашу, но и тут гидатлинцы задержались ненадолго. Живя в Цебеашу, Хизри и Муса присмотрели наконец подходящее место — Чирки-тала (с кум. яз. — лесная поляна), где бы они могли построить себе хутор, если разрешат хозяева местности. В ущелье Чирки-тала текла большая река, называемая жителями салатавских аулов Аксу. Словом «чирки» кумыки называют едва заметную белую мошку. Она больно кусает. Если внимательно присмотреться, ее можно увидеть летом. Вот откуда произошло название нашего аула. Братья разузнали, кому принадлежит местность Чирки-тала. Ее хозяйкой оказалась старая женщина по имени Заза-бике из аула Нуцабазул росу, к ней и обратились со своей просьбой Хизри и Муса: «Мы, бедняки, прибыли издалека. Хотели бы вместе с семьями обосноваться в Чирки-тале. Там легче будет жить, и мы сможем прокормить свои семьи. В Чирки-тале леса, много воды, пустые земли». Получив разрешение, братья сначала построили в Чирки-тале землянки, потом начали закладывать фундаменты домов, рубить лес, расчищать места для посевов. Из веток деревьев и кустарников они разводили костры. Рано утром и вечером из Чирки-талы высоко в небо поднимались клубы дыма. Увидев их, одна старая женщина из Амирханил росу как-то сказала: «Я вижу из Чирки-талы поднимается дым. Раньше этого не бывало. Как бы он не проглотил наши маленькие горные аулы».

Читайте также:  понятие сегунат относится к истории

Так Хизри и Муса, основали Чиркей. Аул возник в 911 году мусульманского, в 1500 году христианского летоисчислений. У Хизри, говорят, были три сына и одна дочь: Махакач, Куцав, Алдан и Ширманай. у Мусы было два сына: Дадагиши и Ибрагим. Первым в Чиркее основался этот род. Вторым к ним прибыл из Эмильта предок рода Урусиловых Уру Али. Третьими были люди рода Большого Дибира из Зубутли. Четвертыми два брата из Ашильты — Исхакил Магома и Большой Яхья. Пятым был предок рода Пирасуловых Берав из Казикумуха. Шестым был основатель рода Падаров Демилав из Мадинталы. Таким образом, выходцы из разных дагестанских аулов образовали в Чиркее шесть основных родов — тухумов. Затем сложился обычай: вновь прибывшего принимал к себе один из тухумов и прибывший считался человеком этого рода.

Заселение аула

Имея хорошие территориальные и экономические условия, обширные летние пастбища в Салатавских горах и зимние пастбища на низменности, Чиркей рос быстро. В нем образовались кварталы: БугьараНал, К1к1алахъ, Махьарач!, Жамалил авал, Бакъда авал, Чагъарал и другие. Жители других салатавских аулов со временем переселились в разные места: одни в Индир, другие в Аксай, кое-кто в Костек. В горах остался лишь один аул-крепость Бекюрт. Бекюртовцам принадлежали поля в Накаашу, пастбища и леса Малиштау до самого Сулака. Чиркейцы предложили жителям Бекюрта сделку: продать джамаату Чиркея свои земли и переселиться к ним. Но те не согласились. Несогласие привело к вооруженному столкновению между жителями обоих аулов.

В Бекюрт шла только одна дорога — через крепкие ворота. Взять крепость штурмом чиркейцы не могли, и поэтому они пошли на хитрость: одни надели на себя шкуры медведей, другие — волков, остальные попрятались в ближайших к Бекюрту лесах. Рано утром люди в медвежьих шкурах напали на поля бекюртовцев, люди в волчьих шкурах на выходящее из укрепления стадо скота. По тревоге жители Бекюрта бросились на защиту своего добра, а чиркейцы, прятавшиеся в лесу, воспользовались моментом и ворвались в аул. Только после этого старики заключили перемирие. Бекюртовцы согласились продать Чиркею свои земли, а сами переселились в Чиркей и другие аулы на плоскости. Вскоре все земли леса и пастбища в Салатавских горах перешли к чиркейцам.

Сельско-хозяйственные занятия Чиркейцев

в XIX-XX веке

Общественная деятельность джамаата

В прошлом столетии бегавул села Чиркей Ге-бек в целях идеального соблюдения порядка и дисциплины наказание провинившихся начинал с самого себя. Было это так: джамаат вынес решение, что, если на кладбище будет обнаружен па¬сущийся скот, то его следует зарезать и раздать сиротам. Через несколько дней сельский сторож нашел пасущуюся на кладбище упитанную корову. Сторож привел ее к бегавулу. Гебек сказал, что он хозяин этой коровы, приказал её зарезать и раздать сиротам. После этого на кладбище чиркеицев скотина не паслась. Такое большое селение, как Чиркей должен был возглавить человек с незаурядными способностями и умом. Руководство селением людьми, обладавшими вышеперечисленными в результате кровной мести. Учитывая его сложное положение, джамаат дал ему пять гектаров земли. Приобретенное в результате своего свободного труда владение помогало сформировать в человеке здоровые общечеловеческие моральные устои и качества. Третья форма землевладения это земли сельской мечети. А эта доля была немалой. В местечке Ибрагимил Чадиргун во владении мечети было тринадцать гектаров земли. Работа мечети не заключалась лишь в духовном воспитании человека. По установившимся традициям руководители духовенства были обязаны заботиться о сиротах и о тех, кто находился в бедственном положении. А бедняков в то время было немало. По преданиям старожилов, ежегодно в ауле Чиркей по закату мечеть рас¬пределяла от 800 до 1200 голов овец.И, наконец, хочется сказать, что джамаат Чиркея был похож на самостоятельное, никому не подчиняющееся государство. У него была своя дисциплина, более крепкая, чем государственная; обширные поля, много скота. Была джамаатская казна (хазина), похожая на госбанк наших дней. Были люди, готовые умереть за свое материальное и духовное состояние. Как и во всем Дагестане в начале XVI века джамааты салатавских аулов объединились в единый союз, так как они нуждались в поддержке друг друга. Все стороны жизни требовали объединения. Одной из таких причин было то, что кумыкские князья делали попытки подчинить себе свободные салатавские джамааты. Во-вторых, то, что через Сулак проложен мост, по которому можно свободно перемещаться.

Культурное наследие Чиркея

Магомед Чиркеевский — незаурядная личность и талантливый поэт, творчество которого составляет неотъемлемую часть аварской национальной литературы. Он является представителем яркой плеяды поэтов второй половины XIX и начала XX веков, которые определили дальнейший прогресс аварской национальной культуры, ее своеобразие и самобытность. Определяя место и роль поэзии М. Чиркеевского в историко-литературном процессе, надо отметить, что он является представителем переходного периода от арабо-мусульманских литературных традиций к европейским. М. Чиркеевский был крупным ученым-арабистом, получившим хорошее для того времени духовное образование, и поэтому в его творчестве нашли продолжение такие жанры, которые были изначально характерны для аварской письменной литературы: проповеди, назидания, наставления, мавлиды, панегирики, оды о пророке Мухаммеде, элегии. В то же время он выступает и как светский поэт, в чьем творчестве прозвучали традиционные для аварской литературы темы любви, героики, исторического прошлого Дагестана и Аварии. Если говорить о духовной культуре чиркейцев, то надо отметить, что она на уровне духовной культуры развитых европейских государств. У местных ученых были богатые библиотеки, где хранились книги, изданные в Каире, Стамбуле, Тебризе. В библиотеках наряду с религиозной литературой было много книг по географии, астрономии, логике, философии, врачеванию, а также художественных. Время от времени ученые устраивали диспуты по тем или иным вопросам науки.

Стихотворение М.Ю.Лермонтова «Чиркей»

Велик, богат аул Джемат

Он никому не платит дани:

Его стена — ручной булат,

Его мечеть — на поле брани!

Его свободные сыны

В огнях войны закалены.

Дела их громки по Кавказу,

В наградах дальних и чужих,

И сердца русского не разу

Свидетелем этого события оказался 16-летний Абдулкадыр. Сын Чиркейца Муртазали. Мальчик стал не только свидетелем мародерства, но и спасителем бесценной рукописи. Зайдя в комнату, где прежде хранилась казна имама Шамиля, он нашел небольшую книжку в красном переплете. Взяв ее, он пошел к матери, чтобы показать свою находку.

_сейчас же отнеси книгу туда, где она лежала! Строго сказала мать сыну.

Но Абдулкадыр не послушался, он спрятал рукопись в надежном месте.

Очень скоро после этих событий Имам Шамиль был пленен.

Участвовал Абдулкадыр и в боях. В составе дагестанского полка в 1877-1878гг. Бился в Карсе и Ардагане против туров.

Булач Гаджиев «У подножья Салатау ст. стр.5-9»

Источник

Сулакский каньон и Чиркейская ГЭС являются одними из главных символов Дагестана. Но если каньон это шедевр природы, то ГЭС это ярчайший памятник советского прошлого. Поэтому наша туристическая программа ознакомления с Дагестаном предусматривала посещение этих объектов.

Выезжаем утром из Махачкалы, встаём на трассу Баку – Ростов, и примерно за 7 км. до Кизилюрта уходим налево в сторону гор, где попадаем в некую долину.

Справа от дороги синей полосой блестит Сулак, успокоенный Чирюртским водохранилищем, слева тянется однообразный горный склон, едва-едва закрашенный редкой травой.

Сама долина тоже довольно сурова. Она не вдохнула жизнь ни в деревце, ни в кустик, но в этой её безжизненности есть некий шарм. Долина напоминает поле боя, где впереди, словно два готовых к битве богатыря, смотрят друг на друга впритык две большие горы. Кажется, что они специально сюда пришли, дабы выяснить здесь кто из них круче.

Пересвет и Кочубей миллионы лет возвышаются над долиной, и за ними в узкой воздушной перемычке просматривается также готовое к битве их горное воинство.
По ряду обстоятельств из Махачкалы мы выехали с опережением графика, отчего наш водитель (и гид) Жабир Омаров предложил посетить селение Миатли. Оно расположено как раз на стыке двух горных систем, которые словно ударом сабли разрезал шустрый Сулак. То, что издали, могло показаться богатырём Пересветом, в реальности предстало одиночной горой Хадум, тогда как батыр Кочубей при ближайшем знакомстве оказался Салатаевским хребтом.

Миатли место историческое. Считается, что возраст аула более 1000 лет. В переводе с тюркского название обозначает 1000 всадников. Кто были эти всадники? Когда и какое войско стучало копытами по долине? Думаю, ответа на эти вопросы мы уже не получим.

Зато из недавнего прошлого мы знаем — здесь в долине в 1840 г. недалеко от села Миатли на 5-6 дней останавливалась лагерем одна из рот Тенгинского полка, в составе которой служил вечно молодой поручик М.Лермонтов. Поэт отразил местность в рисунке «Переправа через Сулак».

В прежние годы вдоль реки Сулак по глубокому Миатлинскому каньону (900 м.) шла тропа в горный Дагестан. Аул Миатли был очень удачно (или наоборот неудачно) расположен – Миатли закрывал эту тропу, ведущую в горы. Соответственно, царские войска дважды сжигали Миатли за то, что миатлинцы оказывали им сопротивление, не пуская их на тропу. В третий раз аул до тла сжёг один из наибов Шамиля, но уже за то, что миатлинцы русские войска наоборот пропустили.

В 1974 г. выход из ущелья был перекрыт Миатлинской ГЭС, которая входит в целый состав Сулакского каскада ГЭС.

Покорённый Сулак, покрутив на своём пути множество турбин, на выходе из ущелья на горную реку, несущую в себе глину и камни, отнюдь не похож. Сулак здесь божественно голубой, словно осужденный, вышедший на свободу с чистой совестью. Думаю, если бы М.Ю.Лермонтов, вдруг ожил и перенёсся бы в наше время, он эту реку наверняка бы не узнал.

Читайте также:  аниме история ран персонажи

Нынешний Миатли большей своей частью расположился на левой стороне реки, и дабы туда попасть нужно проехать по мосту. На холме старое кладбище. Из травы, словно часовые, выглядывают могильные плиты самых разных эпох, от современников Шамиля вплоть до настоящего времени. Возле кладбища есть зиярат, где покоится святой исламский проповедник.
Какое-то время колесим по аулу, пытаясь найти какой-то центр, однако, его как такового здесь нет.

Хотя, отметим, дома ухоженные и покосившихся хибар нет. В 1970 году страшное землетрясение практически полностью уничтожило Миатли. Аул был отстроен заново.

Нас замечает один местный житель. Спрашивает, кто мы, откуда? Отвечаем, что туристы из Москвы, интересуемся историей аула. Трудно описать словами, какой восторг вызвал наш ответ. Мужчина представился Магомедом.

Он сел на свой мотоцикл и поехал впереди нас, дабы показать дом местного знатока-краеведа. Последнего дома не оказалось, и вскоре мы вернулись к малоприметному зданию сельсовета.

Из разговора выяснилось, Магомед, будучи ребёнком, после землетрясения 1970 г. какое-то время жил в Москве, о которой у него остались самые светлые воспоминания, повзрослев, работал в родном ауле киномехаником. Когда советская власть рухнула, из здания клуба сделали мечеть. Всё последующее время бывший киномеханик перебивался сезонными заработками, но в мечеть он принципиально не ходит.

Магомед предложил нам зайти в здание сельсовета, где строгая надпись на входе гласит — какие-либо справки выдаются только при отсутствии задолженности. В голове начинают бурлить мысли про неоплаченное в прошлом месяце электричество…. А письмо счастья от ДПС. Оплатил, или забыл….? От всего этого меня отвлекает глава местной администрации. Пригласив к себе в кабинет, он зачитал нам небольшую историческую подборку про своё родное село.

О Миатли упоминается в историко-топографическом описании местности от Аксая до Дербента, немца Якоба Рейнегса, в 1786 г. преподнесенного с посвящением императрице Екатерине Великой.

В 1833 г. юный поэт и декабрист Александр Полежаев, будучи рядовым солдатом, стоял со своим полком лагерем возле Миатли, где и начал писать поэму «Чирют».
Во времена Шамиля в Миатли находилось некое горское управление 7 окрестных аулов.

Во дворе канцелярии была вырыта яма, куда по веревке спускали нарушителей адатов. Туда же были помещены пленные — унтер-офицеры П. Готовицкий и рядовой И. Дудатьев. Как-то под покровом ночи им удалось сбежать. Сообщение об этом появилось в газете «Кавказ» в №39 1853 г.

Считается, что Л.Н.Толстой, живя в Хасавюрте, прочитал об этом и далее с бывшими пленниками он встречался, отчего беглецы стали прототипами Жилина и Костилина в известном рассказе «Кавказский пленник».
В Отечественную 113 миатлинцев защищали Родину, с фронта вернулись лишь 63, многие калеками — инвалидами.
За последние четверть века 8 миатлинцев стали полковниками и подполковниками. Есть в селе свои поэты и результативные спортсмены, известные в республике строители и предприниматели.

Я спрашиваю, где находилась эта яма для нарушителей адата? Глава администрации мне отвечает, что место это не сохранилось. Но по воспоминаниям стариков, яма была очень глубокой, и самостоятельно вылезти оттуда было нельзя.
Помнится, у Толстого татарская девочка Дина принесла Жилину шест, по которому он выбрался наверх. Писатели, как правило, берут сюжеты из жизни — без сомнений кто-то из миатлинцев помог унтер-офицеру П.Гутавицкому и рядовому И.Дудатьеву. Но как сложилась их дальнейшая судьба, этого никто не знает. Времена были суровые, в плен попадали как царские солдаты, так и сами горцы.

При этом сам Шамиль, фигура исторически сложная и как минимум неоднозначная. В Чечне по негласному кодексу, Шамиль героем отнюдь не считается, тогда, как в Махачкале именем имама Шамиля в наше время назван главный городской проспект.
История со временем всё расставит по местам. Про Шамиля я более подробно расскажу в следующей части, ну а пока, на правах автора немного отойду от темы, и приведу два исторических примера.

Во времена Шамиля в окрестностях горы Хонотля, близ Дарго, были открыты залежи серебряной руды. Но имам запретил разработку, боясь, что народ, имея собственное серебро, станет приобретать у русских массу ненужных вещей и спартанский образ жизни изменится к худшему. Напомню, что горцы жили крайне бедно, и детская смертность была здесь как нигде крайне высокой.

А вот пример характеризующий самого Шамиля – политика умного и хитрого.

Как-то раз, уставшие от войны чеченцы решили обратиться к Шамилю, дабы он или защитил их от русских войск, или позволил им признать над собой власть России и вернуться к родным очагам. Но как подойти к грозному имаму с такой просьбой? Наконец выбрали нескольких старейшин, и отправили их в ставку имама в Дарго.
Старейшины решили действовать не напрямую. Они знали, что Шамиль часто выполняет просьбы, и желания своей матери. Знали об этом и другие горцы, поэтому возле сакли старушки летом и зимой толпился народ.

Мать Шамиля горцы почтительно называли Баху-Меседу. Чеченцы за посредничество предложили ей 200 туманов серебром, что соответствовало 2 тыс. рублей. Шамиль выслушал просьбу, при этом он прекрасно понял, что его власть от неправильных движений может запросто рухнуть. На следующий день Шамиль направился в мечеть, объявив всем, что будет молиться до тех пор, пока не услышит святую волю Пророка.

Прошёл день, другой, подходил к концу третий. Старейшины с трепетом ждали появления имама, и тут, наконец, он появился. Шамиль выступил перед горцами с зажигательной речью, в которой содержалось следующее: « Дозволено ли чеченцам принять власть гяуров? Аллах ответил мне следующее: «Кто первый высказал тебе постыдное намерение, дай тому сто ударов плетью!»

По знаку имама мюриды сорвали со старушки чадру и крепко схватили за руки. Шамиль взял плеть, и начал отсчитывать удары…. На пятом ударе женщина потеряла сознание. Тогда Шамиль бросил плеть, и припал к ногам матери.

Через несколько минут он встал и заявил о новом откровении: «Аллах сказал, что оставшиеся удары я должен принять на себя! Теперь бейте меня!»
Всё это происходило при большом скоплении народа, и Шамиль на глазах у всех выдержал экзекуцию. После он встал, и спокойным голосом спросил: «Где эти негодяи, из-за которых моя мать потерпела столь позорное наказание?»
Мюриды в тот же момент привели к имаму связанных чеченцев, которые, зная суровый нрав имама, уже попрощались со своей жизнью. Однако Шамиль их пощадил. Он повелел старейшинам: «Вы своими глазами зрели, что здесь было! Теперь возвращайтесь к народу вашему и расскажите в ответ на его безрассудство, что вы здесь видели и слышали!»

Шамиль прекрасно знал, насколько потрясающе подействует рассказ о самоизбиении имама на впечатлительных чеченцев. И нужно отметить, что всё это происходило как раз в 1840 году, когда Шамиль ещё не имел такой безусловной власти над горцами, но если бы он не употреблял подобные методы, вся его власть могла обратиться в пыль. Даже если и допустить, что имаму было откровение, в любом случае, горцы не стремились воевать. Во времена имама ни один горец не имел права покинуть пределы родного аула без особого распоряжения правящего наиба, поставленного лично Шамилем.

Вернёмся вновь в Миатли. И здесь нас уже поджимает время. На прощание фотографируемся с миатлинцами и движемся далее по маршруту.

Дорога, петляя, ведёт нас по серпантину наверх горы Хадум. Мы поднимаемся по северному склону. Он утопает в зелёной листве деревьев, которые по мере приближения к вершине значительно редеют, и далее на самой вершине просто исчезают. Жабир уверяет, что в хорошую погоду с вершины видна столица республики.

Но если северный склон горы покрыт деревьями, то южный является его полной противоположностью, и лишь кое-где обтянут жиденькой травой. Зато отсюда открываются прекрасные виды. Вдали пушистые тучи баюкают Салатавский хребет. Чуть ниже по склону просматривается посёлок Дубки, застроенный панельными пятиэтажками.

Он образовался в начале 70-х годов прошлого века, когда в эти места приехали комсомольцы для строительства Чиркейской ГЭС.
Мы хотим посмотреть сверху на Сулакский каньон, для этого мы заезжаем в Дубки. Посёлок спроектирован типовым образом, и когда-то посаженные тополя уже давно переросли пятиэтажки. Однако здесь чувствуется некое запустение. Население посёлка чуть более 5 тысяч. Он строился для обслуживания Чиркейской ГЭС, где теперь трудятся самые-самые счастливчики.

Останавливаемся. Выходим из машины, и движемся на осмотр каньона, по пути успевая познакомиться с местными жителями. Им всем интересно, кто мы, откуда? Здесь на краю посёлка люди живут в плохеньких двухэтажных домах — подозреваю, что это бараки бывших строителей ГЭС.

При этом я был реально удивлён, увидев рядом с подъездами малюсенькие пятачки-огороды, на которых местные жители, благодаря своему упорству и трудолюбию, умудряются выращивать большое количество, как ягод, так и овощей. Как тут не вспомнить средневековых горцев, обустроивших горы под террасное земледелие. Впрочем, в наше время земля в горах по прежнему в дефиците, и здесь, даже на самом краю обрыва, люди строят для себя гаражи и сараи.

Ну а если говорить про сам каньон, то какие-либо слова подобрать очень трудно, ибо этот гигантский шедевр природы поражает своим величием – такие картинки остаются в памяти на всю жизнь.

Если наибольшая глубина Колорадо 1800 м., то в этом случае дагестанский каньон превосходит американского собрата на 120 метров.

В некоторых местах его склоны практически вертикальны. Их высота где-то 200-300, а где-то 600-800 метров.

Каньон достаточно длинный, однако его значительная затоплена теперь водохранилищем. Сулакский каньон берёт начало в том месте, где река Сулак распиливает горы, разделяя друг от друга хребты Гимринский и Салатавский.
Задумчивы горы. Некоторые из них напоминают головы старцев, где на лица морщинами легли оползни – следы великих дум и переживаний. Сколько миллионов лет этим горам? Помнят ли они Шамиля? Заметили они или нет, что в каньоне 1000 лет назад появился аул? Нет. Как ни старается ветер, горы безмолвны.

Читайте также:  икона умиление локотская история

Тысячелетний период для них не более чем миг. Аул находится на самом дне ущелья, отчего солнце своими лучами ласкает его редко, и кажется, что само небо, наклонившись, пытается понять, как там вообще живут люди.
От мыслей отвлекает скрип тормозов, раздавшийся на другой стороне каньона, дорога там прорублена по самому краю, буквально над пропастью. А ведь есть же люди, которые каждый день ездят по ней туда-сюда на работу.

Наверное, местные ко всем этим красотам и опасностям давно привыкли, ну а я, до поездки сюда, даже не знал, что у нас в России есть нечто похожее на Непал.

В советские годы сюда на смотровую площадку туристов автобусами привозили, но те времена давно прошли, и про Сулакский каньон просто забыли.Жаль!

Хочется ещё пару слов добавить про Дубки. Повторюсь, работы для людей здесь нет. Поэтому, как и в Москве, как и в Махачкале, все хотят перепродать кому-то какую-то услугу. Недалеко от центра обустроен небольшой рынок, правда покупателями там даже не пахнет.

Рядом автобусная станция, типовая для 70-х. В одном близлежащем доме хозяин к первому этажу терраску пристроил, где жарит для клиентов куры-гриль. Конечно, людям здесь жить было бы легче, если бы у них был приусадебный участок, ибо квартиры в пятиэтажках подобного не предполагают.

Однако не будем забывать, посёлок появился, когда понятие безработицы просто не существовало, и мне порой казалось, что строившие его комсомольцы все дружно куда-то ушли, но скоро они вернутся, что-то починят, что-то подкрасят, и в Дубках вновь возродится нормальная и достойная жизнь.

Ждёт своих передовиков производства опустевшая доска почёта. Ждёт своих комсомольцев на центральной площади каменный Ленин. Он как истинный северянин пришёл в Дагестан в пальто и в шапке. Но Ленин для дагестанцев свой – в Дагестане даже ваххабиты не взрывают и не оскверняют памятники вождю мирового пролетариата.
Как безусловный плюс – Дагестан сохранил большое количество пионерских лагерей и санаториев.

В посёлке имеется гостиница «Дубки», которую в летнее время используют как пионерский лагерь. Когда мы туда зашли, детей там не было, дети ушли в поход по окрестным горам. Женщины поварихи, узнав, что мы гости из Москвы, совершенно бесплатно угостили нас варёной картошкой в мундире, и напоили чаем, за что им всем отдельное спасибо.

Садимся в машину и движемся на осмотр Чиркейской ГЭС. На саму гидроэлектростанцию попасть нельзя, ибо это стратегический объект, при этом лучше всего она просматривается, как раз сбоку.

Здешние горы были когда-то единым плато, но позже оно подверглось эрозии и выветриванию.

Горы состоят из сплошного сланца, словно кто-то специально разламывал пластины и привозил их в это место. Нужно быть очень внимательным, когда идёшь среди сланцевых осколков.

Проект ГЭС появился ещё в 1935 году, но строительство плотины было начато лишь в 1970 г. Стройка являлась событием века. Сюда приезжали комсомольцы со всей страны, причём основные специалисты прибыли из Таджикистана, сразу после ввода в эксплуатацию Нурекской ГЭС. За время строительства было множество трудностей, в виде постоянных оползней и страшного землетрясения, но строители со своей задачей справились.

Наш гид Жабир Омаров тоже участвовал в строительстве. Он рассказал, что после землетрясения на одной из стен, образовалась трещина, в результате чего зависла в ожидании огромная глыба. Тогда было принято решение – глыбу просверлить и обратно к каменному склону горы гигантскими шурупами прикрепить. Строители постоянно сталкивались с нестандартными ситуациями и каждый раз побеждали. Высота плотины Чиркейской ГЭС 232,5 метра. В России она вторая по высоте.
Наполнение водохранилища было закончено в 1974 году.

Оно является крупнейшим на Северном Кавказе (его объём достигает 2,78 км;). При его заполнении было затоплено 3,04 тыс. га сельхозугодий и перенесено 830 строений.

Под воду ушли древний аул Чиркей, поселок гидростроителей, а также Евгеньевское укрепление,

откуда выехали попавшие в плен унтер-офицер П.Гутавицкий и рядовой И.Дудатьев.
Уезжаем с Чиркейского водохранилища, и движемся по дороге на Буйнакск. Любопытно, что её сопровождает большая труба, она также прыгает вверх и вниз по горам, и это вовсе не газопровод. По трубе идёт обычная вода, которую город получает из водохранилища.

Трудно даже представить, что будет, если обрушится плотина Чиркейской ГЭС.

Вода с водохранилища устремится по Сулакскому каньону, и далее цунами хлынет на равнину, где смоет города Кизилюрт и Хасавюрт, достанется и Махачкале.
Одним словом, пусть Господь хранит Дагестан! Впрочем, комсомольцы строили надёжно, запас прочности у плотины ещё как минимум 70 лет.

Хочу немного рассказать про ушедший под воду Чиркей. По утверждению дагестанцев аул был основан более 2 тыс. лет назад, и являлся одним из старейших на Кавказе. Чиркей периодически являлся местом жестоких боёв, как между самими горцами, так и между горцами и царскими войсками.

Посетивший в 1828 году Чиркей русский офицер Хрисанфан подробно пишет о салатавских аварцах, сообщая, что они спокойные, беззлобные, никогда не предадут. Хрисанфан особо отмечает, что воровство в Чиркее считалось позором, и за это строго наказывали.

В 1840 г. Шамиль собрал возле Чиркея конное ополчение в 12 тысяч клинков и двинул это войско на Тарки.

Ему противостоял генерал-майор Клюки фон Клюгенау, имевший в своём распоряжении 700 закалённых в боях пехотинцев. После их упорного сопротивления Шамиль вынужден был отступить и вернуться в Чиркей.

Именно поэтому, дабы не выпускать на равнину горцев, в 1841 г. генерал Е.А.Головин поставил в каньоне на реке Сулак Евгеньевское укрепление.
Как пишет известный этнограф М.А.Агларов, в 19 веке в ауле Чиркей жил очень меткий стрелок и искусный охотник Инкаев. Однажды, когда в родном ауле проходили соревнования по стрельбе, Инкаев выстрелил в лезвие ножа, и пуля расщепила его на две половинки. Стрелок попросил судей их взвесить, и они оказались равны в весе. Инкаев был знаменит на весь Дагестан, везде и всюду выигрывая любые турниры по стрельбе.

Ушедшая под воду долина была полностью засажена фруктовыми деревьями. Причём в ауле Чиркей за то, что человек срывал несколько плодов даже в своём саду до специального разрешения старейшин, с него взимали штраф. Почему у горцев существовали такие строгие правила? Об этом я писал в предыдущей части.

Нынешний аул Чиркей перенесён в другое место. И знаменит он тем, что жил там очень уважаемый в Дагестане человек — исламский богослов шейх Саид Афанди Чиркейский.

Саид Афанди настоящее имя Саи;д Абдурахма;нович Аца;ев (аварец по национальности) родился 21 октября 1937 года.
В течение 3 лет проходил службу в рядах Советской Армии в городе Каунас, далее вновь работал чабаном. После землетрясения 1970 работал на сооружении Чиркейской ГЭС, далее служил там же в пожарных структурах. В 32 года он начал изучать исламские науки, труды мусульманских учёных и суфийских шейхов.

Саид Афанди был женат и имел четырёх детей. По словам дагестанцев, он не являлся каким-то слепым фанатиком веры. Шейх обладал прекрасным чувством юмора и одновременно с этим внутренней прозорливостью, отчего мог подсказать, как и что человеку делать в трудной ситуации. При этом в политику он совершенно не лез.

Террористкой оказалась некая Аминат Курбанова (Алла Сапрыкина), русская по национальности, она вышла замуж за одного из участников бандподполья, и в конце марта 2012 года исчезла из дома. Более того, Аминат (или Алла) была актрисой, играла в Русском драматическом театре Махачкалы, танцевала брейк-данс, но решила всё это оставить, приняв радикальный ислам.

На похороны погибшего шейха пришли и приехали десятки тысяч людей. 29 августа в Дагестане был объявлен днём траура по случаю его смерти. На дороге недалеко от аула Чиркей установлен большой монумент в память о Саиде афанди Чиркейском.

В этот же день, когда я вернулся в гостиницу Махачкалы, я решил съездить на городской пляж, отчего взял такси. Водителю я рассказал, что видел памятную композицию в честь погибшего шейха.
На что таксист поведал мне следующую историю.

Как-то раз жена с дочерью, наконец-то упросили его отвезти их на приём к шейху. Сам таксист в Аллаха особо не верит, и ехать ему туда не хотелось, тем более, что он был с запашком после вчерашнего. Однако женщины уговорили, и он их повёз.
У шейха возле дома было много народа. Женщины вошли внутрь и стали ждать своей очереди для беседы. Когда их пригласили в кабинет, шейх на них посмотрел, предложил присесть, а сам вышел на улицу.

Там среди множества людей он сразу подошёл к моему собеседнику, ласково погладил его по голове, ничего при этом не сказав. Далее шейх вернулся в дом, побеседовал с женой и дочерью, и дал им какие-то советы.
Мой собеседник, после этого решил завязать со спиртным, о чём его давным-давно настоятельно просила жена.

Как и почему из сотни мужчин шейх выйдя во двор, выбрал именно мужа и отца тех женщин, которые пришли к нему на приём? Видимо, он понял проблему этой семьи — этому человеку что-то было дано свыше.

Источник

Поделиться с друзьями
Моря и океаны
Adblock
detector