создание библиотеки царя ашшурбанапала в какой стране

Библиотека Ашшурбанипала. У истоков современных библиотек

%D0%B1%D0%B01

Библиотека царя Ашшурбанипала в Ниневии

Слово библиотека пришло из Древней Греции (с греч. библио – «книга», тека – «кладовая»), а появилось оно не раньше VII в. до н. э. в результате греческой колонизации части египетской земли (Навкратис, Гелиополис, Саис и др.).

В Египте греки впервые увидели письмена на папирусах, в то время как сами пользовались только деревянными дощечками с восковой поверхностью, глиняными и свинцовыми табличками. Финикийский город Библ (совр. Джебейль, Ливан) долгое время оставался центром оптовой торговли папирусами; по этой причине за ценным товаром у греков закрепилось название «библос» – «лыко папируса». И вскоре в храмах Эллады начали появляться библооны (библионы) – специальные помещения, где сосредотачивались документы большой государственной и научной ценности. В них наряду с папирусами и листами из тонко выделанной особым способом телячьей кожи – пергаментами (от названия города Пергам в Малой Азии) – сохранялись ещё глиняные и прочие таблички с текстами. Для непосвящённых в таинство чтения доступ в библооны запрещался.

Изготовлением писчего папирусного листа египтяне занялись в начале II тыс. до н. э. Материалом служило травянистое растение семейства осоковых, которое также с успехом применялось для изготовления одежды, циновок, лодок и покрытия хижин. Использовалась сердцевина листа, содержащая клеящее вещество: растение разрезалось на полоски, которые плотно укладывались впритык друг к другу; за этим слоем следовал другой, уложенный перпендикулярно, и так далее несколько раз. Слои уплотнялись деревянным молотком лёгким постукиванием и прессованием. Неровности, неизбежные в таком процессе, тщательно зачищались и полировались; после естественного высыхания в тени и на сквозняке папирус считался готовым. Для изготовления листа добротного папируса требовалось большое искусство, время и терпение.

Папирусы с записями государственной категории хранились в специальных архивах. Использованные листы с бытовыми записями не выбрасывали; как вторсырьё, они шли на обёртывание тел покойных, на изготовление покрытия мумий. Современные учёные считают большой удачей, когда в захоронениях обнаруживают такие мумии, содержащие интересные сведения, неизвестные ранее тексты о том времени.

%D0%B1%D0%B02

Древний папирус и глиняная табличка

Греки быстро переняли удобный способ записи мыслей на папирусах, но их «книги» в виде свёрнутых трубочек, свитков, лишь условно можно так называть, хотя они содержали необходимую информацию, знания. Вначале «рукописные книги» не предназначались для продажи; автор или грамотный раб-секретарь писал текст под диктовку. Потом делалось нужное количество копий – для раздачи близким и друзьям автора. Когда пришла мода на такие «книги», их начали копировать. Они расходились по Греции, создавая авторам широкую известность. Зачатки «книготорговли» появились в середине V в. до н. э.; в Афинах находился целый квартал, где рабы старательно переписывали тексты с авторских подлинников – занимались «тиражированием», а хозяин успешно торговал на рынке «умной продукцией» в специальных «книжных» лавках. Каждый желающий мог заказать нужное произведение и был уверен, что получит его в срок и за умеренную плату.

Возникновение библиотек как хранилищ памятников письменности относится к III тыс. до н. э. Древнейшая из них существовала в Шумерском царстве в Южном Двуречье (долина Тигра и Евфрата), включающем части территорий современных государств Ирака, Сирии, Ирана. Примерно там же располагалось Хеттское государство, расцвет которого приходится на ХIX-XIII вв. до н. э. Археологи обнаружили здесь тысячи глиняных табличек с загадочными письменами, частичная расшифровка которых позволила получить некоторое представление о хеттах, их религии и культуре. Хеттские «библиотекари» не только писали клинописные тексты, они создали целую науку о хранении глиняных «книг», придумали каталоги и этикетки к отдельным произведениям. Но самую высокую оценку в этом смысле специалисты дают ассирийскому периоду древней истории Востока, связанному с именем царя Ашшурбанипала.

Ашшурбанипал известен как создатель огромного по размерам государства Ниневия, вобравшего в себя Мидию (Персия), Вавилонию (Месопотамия) и Египет. Его также знают как строителя великолепных дворцов в Ниневии, Вавилоне, Борсиппе и других городах обширного царства. Но главное достоинство Ашшурбанипала, первоначально подготовленного к жреческой деятельности, заключалось в том, что он был единственным ассирийским царём, знавшим грамоту, клинопись. Возможно, поэтому он увлёкся занятием, непривычным для правителей VII в. до н.э., – азартным коллекционированием глиняных табличек с древними записями ценных сведений и знаний. При жизни он успел собрать около ста тысяч экземпляров; на одном из них можно прочитать:

Пользуясь своим положением и неизмеримым богатством, страстный собиратель посылал в разные города царства опытных писцов с заданием разыскивать и покупать древние рукописи; при невозможности – снимать копии. Сохранилась интересная приписка: «Согласно древнему подлиннику списано и сверено». Из другой таблички можно почерпнуть сведения о Всемирном потопе как реальном событии.

Своё «глиняное богатство» царь Ашшурбанипал ценил дороже золота, любых драгоценностей и ювелирных каменьев, поэтому содержал его в охраняемом здании под названием «Дом наставлений и советов». «Дом» был похож на винный погреб из шестидесяти четырёх комнат; на полу стояли скамейки из глины, на них большие глиняные сосуды, ивовые и тростниковые корзинки, куда помещались таблички с клинописными письменами – «книги», каждая из которых снабжалась этикеткой с надписью, например: «Это касается сада», «Это касается налогов», «Это касается мастерской ткачей» и т.п. Все «книги» имели собственный «библиотечный штамп»: «Дворец Ашшурбанипала, царя царей, царя страны Ашшур, которому бог Набу и богиня Гаслиста даровали чуткие уши и зоркие очи, чтобы разыскивать творения писателей моего царства».

Такие же сосуды и корзинки находились на полках, устроенных в стенных нишах. В Месопотамии почти не было деревьев, поэтому полки делались из глины. В особых сосудах хранились тексты молитвенных песен, царских указов и важных писем. Одну табличку со словами царя учёные расшифровали и обрадовались, словно старому знакомому: «Кто роет другому яму, сам в неё попадёт». В каталогах указывалось название произведения (по первой строке), а также комната и полка, на которой оно хранилось. К полке прикреплялась этикетка с названием отрасли знания.

Горе преступнику, укравшему хотя бы одну табличку! Об этом свидетельствовала бирка: «Того, кто посмеет унести эти таблицы… пускай покарает своим гневом Ашшур и Белит, а имя его и его наследников навсегда будет предано забвению в этой стране».

Технологию создания глиняных «книг», судя по артефактам, ассирийцы переняли у гораздо более древнего народа; внесли изменения, что дало развитие «книгоизданию» и «книгохранению». Сначала делались заготовки, размеры которых составляли примерно 32 на 22 сантиметра, а толщина – 2,5 сантиметра. Для удобства письма их с помощью натянутой нити размечали параллельными линиями. Затем на табличках заострённой палочкой выдавливались символы. Обычно ими покрывали обе стороны заготовки, а иногда даже её торцы, при этом последняя строка предыдущей таблички воспроизводилась в начале следующей. Под текстом писец наносил глубокую поперечную черту, а под ней – название книги, к которой относился данный фрагмент, а также порядковый номер таблички. Если работу приходилось прерывать, заготовку заворачивали в мокрую тряпку и хранили в таком виде. Заполненная табличка обжигалась в печи или сушилась на солнце.

Читайте также:  первая жена льва лещенко биография личная жизнь

Исследуя «библиотеку» Ашшурбанипала, учёные выяснили, что при нём уже существовало «книгопечатание»: небольшие по размеру документы, которые надо было разослать во все поселения страны, к примеру, государственные указы, не переписывались вручную, для их изготовления вырезали деревянную матрицу и с неё делали глиняные оттиски.

Через пятнадцать лет после смерти Ашшурбанипала Ассирийское царство подверглось нашествию кочевников, в основном мидийцев, в союзе с войсками бывших подчинённых ассирийцам государств. Жители Ниневии под защитой мощных стен успешно отражали натиск нападавших, пока враг не пошёл на хитрость: перегородил Тигр… Вода начала затапливать город, и вскоре население было вынуждено отдать себя на милость победителям.

Враги захватили Ниневию, разграбили и разрушили её дома и дворцы. В отличие от золота и драгоценностей, глиняные таблички, хранившиеся в «библиотеке» Ашшурбанипала, не привлекли внимания грабителей. Более того, вторично обожжённые в пламени дворца «письмена в глине» приобрели ещё большую прочность. Со временем над развалинами исчезнувшей столицы былого Ассирийского царства образовались холмы; благодаря им «сокровища Ашшурбанипала» сохранились до наших дней.

В последние годы жизни царь не ходил в походы, постарел, отсиживался в Ниневии во дворце за любимым занятием – чтением «книг», о чём свидетельствует ещё одна табличка:

«Богу и людям, живым и мёртвым я делал добро. Почему же болезнь, сердечная скорбь, бедствие, погибель привязались ко мне? Не прекращается в стране война, а в доме раздор. Смута, злословие постоянно ополчаются на меня. Дурное настроение и болезнь тела сгибают мою фигуру. Среди вздохов и стонов я провожу дни…»

Но, как бывает в истории, о мидийском предводителе, уничтожившем Ассирийское царство, слышали разве что в узком кругу специалистов, а имя Ашшурбанипала осталось в веках вместе с великим культурным наследием – БИБЛИОТЕКОЙ…

Анатолий Ильяхов, член Союза писателей России (Краснодар), автор произведений по истории Древней Греции и Рима, член общественной палаты по культуре при администрации Краснодарского края

Материал впервые опубликован в журнале «Городская афиша Краснодар» (№ 2, апрель, 2018 г.).

Подпишитесь на наши страницы в соцсетях и вы всегда будете в центре культурных событий:

Facebook ВКонтакте Instagram Одноклассники

Источник

Библиотека царя Ашшурбанипала

В середине прошлого века около деревни Куюнджик на левом берегу реки Тигр археологи раскопали большой холм. Здесь обнаружена погребенная под толстым слоем земли столица Ассирии VII в. до н. э. Ниневия. В развалинах дворца ассирийского царя Ашшурбанапала (668—629 гг. до н. э.) были найдены тысячи глиняных табличек, исписанных мелкими клинообразными знаками. Такой клинописью пользовались в древности народы Междуречья. Каждый значок этого письма состоял из клинышков в разных сочетаниях и обозначал слог или слово.

Во время правления Ашшурбанипала «вся земля была мирным домом», войн почти не было, и освобожденный от забот по обороне и нападению Ашшурбанипал посвящал время своей библиотеке, которую он собирал с большой любовью, систематически и со знанием «библиотечного дела».

Общие сведения о библиотеке Ашшурбанипала

Ученые насчитали в библиотеке Ашшурбанипала около 30 000 тысяч «глиняных книг». Во время пожара, когда впоследствии город погибал под ударами мидийских и вавилонских воинов, в губительном для Ниневии огне «глиняные книги» прошли обжиг, закалились и, таким образом, сохранились. Но, к сожалению, многие были разбиты.

lazy placeholder

Библиотека царя Ашшурбанипала хранила на глиняных страницах своих книг почти все, чем были богаты культуры Шумера и Аккада. Ассирийцы по праву могли бы претендовать на звание первопечатников, ведь сколько царских указов, государственных и хозяйственных документов нужно было писать и переписывать, прежде чем рассылать их во все концы огромной Ассирийской державы! И чтобы делать это быстро, ассирийцы вырезбли на деревянной доске нужные надписи, делали с нее оттиски на глиняных табличках. Чем такая доска не печатный станок?

Всё как в наших архивах

Имелся в библиотеке и каталог, в котором записывали название, количество строк, отрасль знаний – отдела, к которому принадлежала книга. Найти нужную книгу не составляло труда: к каждой полке прикреплялась небольшая глиняная бирка с названием отдела – совсем как в современных библиотеках.

Здесь были исторические тексты, свитки законов, медицинские справочники, описания путешествий, словари со списками шумерских слоговых знаков и грамматических форм и даже словари иностранных слов, так как Ассирия была связана чуть ли не со всеми странами Передней Азии.

Часть книг в ниневийскую библиотеку была привезена из побежденных Ассирией стран, часть покупали в храмах других городов или у частных лиц. С тех пор как появились книги, появились и книголюбы. Сам Ашшурбанипал был рьяным коллекционером, и это не случайно.

Ашшурбанипал – редкий случай среди царей Древнего Востока – был образованнейшим человеком для своего времени. Его отец Асаргаддон предполагал сделать сына верховным жрецом, поэтому юный Ашшурбанипал изучал все науки того времени. Любовь к книгам Ашшурбанипал сохранил до конца жизни, поэтому и отвел несколько комнат на втором этаже своего дворца под библиотеку.

Все «глиняные книги» ниневийской библиотеки старше ее самой, ведь почти все они либо копии с шумеро-вавилонских текстов, либо древние таблички из государственных и храмовых архивов. По приказу царя во всех уголках его обширного государства многочисленные писцы снимали копии с литературных памятников. Работали они с большим старанием, и на многих табличках делали надпись, заверяющую идентичность копии и оригинала: «С древнего подлинника записано, а потом сверено». Ашшурбанипал постоянно требовал, чтобы царские чиновники заботились о пополнении его собрания. Было найдено несколько глиняных табличек с его распоряжениями: «Драгоценные таблички, которых нет в Ашшуре, найдите и доставьте их мне».

lazy placeholder

Ассирийцы захватили многие соседние государства, даже Египет, где они господствовали 20 лет, и вели торговлю с более далекими странами. Поэтому они были хорошо осведомлены о природе и населении стран Древнего Востока. Ученые нашли в библиотеке Ашшурбанапала географические карты. Еще очень примитивные, эти карты все же охватывали большую территорию — от Урарту до Египта. Сохранились и географические справочники ассирийцев с названиями стран, городов и рек. Однако о строении Земли у вавилонян и ассирийцев были самые фантастические представления.

В библиотеке Ашшурбанапала были найдены шумеро-вавилонские словари, сборники текстов на шумерском языке с пояснениями трудных для понимания мест, таблицы клинописных знаков, сборники грамматических примеров и упражнений.

Читайте также:  кровь виновного пса персонажи

Все это очень помогло европейским ученым в XIX в. расшифровать шумерскую письменность и изучить шумерский язык.

lazy placeholder

А вообще шумерский язык остается загадкой для человечества. Дело в том, что он не связан ни с каким другим языком мира. Иногда кажется, что они просто с неба свалились шесть тысяч (или даже больше) лет назад на территорию Нижней Месопотамии. Они сами иногда говорили о том, что прибыили с большого острова, но где вы видите большие острова рядом с Ираком? Мадагаскар, Шри-Ланка? Они далеко все, нормальных кораблей у них не было вроде бы.
А заодно привести эти поразительные таблички, показывающие, как изменялись знаки шумерской клинописи во времени. И как почти рисунок превратился в набор черточек.

Источник

БИБЛИОТЕКА АШШУРБАНАПАЛА.ЗАГАДКИ КЛИНОПИСИ.

В Ниневии с 1852 г. продолжил раскопки Ормузд Рассэм, бывший помощник Лэйярда, уроженец Мосула, айсор по национальности, прямой потомок древних ассирийцев. Он хорошо знал, что надо искать. Ему был нужен дворец Ашшурбанапала (библейского Сарданапала) – последнего великого царя Ассирии перед ее падением. И когда Рассэм обнаружил этот дворец в том же самом холме Куйюнджик, он каким-то подспудным чувством понял, что стоит на пороге величайшего открытия. В 1854 г. он нашел в руинах дворца большую библиотеку, которую ассирийский царь две с половиной тысячи лет назад собрал из всех значительных городов Месопотамии и поместил в своем дворцовом архиве. При падении Ниневии библиотека была разрушена вражескими войсками. Рассэм понял это сразу же. Но тогда он не мог знать об определенных опознавательных знаках, которые помогли потом привести в относительный порядок эту разоренную библиотеку и классифицировать 30 000 глиняных табличек, покрытых таинственной клинописью. В то время Рассэм едва мог читать то, что было написано на особых таблицах, скрепленных царской печатью:

Даже если бы Рассэм и понял это предостережение, оно ни в малейшей мере не смутило бы его. В любом случае он бы отправил эти чудесные таблички в Лондон.

Лишь через 30 лет появилась возможность опубликовать каталог библиотеки Ашшурбанапала в пяти томах, озаглавленный как «Каталог клинописных таблиц Куйюнджикского собрания Британского музея». Издал его немецкий ассириолог Карл Бецольд из Гейдельбергского университета, которого специально с этой целью пригласили в Лондон. Бецольд уже смог свободно прочитать тексты, начертанные рукой царя Ашшурбанапала на двух особых табличках:

Да, Рассэм не смог бы прочесть это. А зря: предостережение царя Ашшурбанапала по поводу людей, покушавшихся на его бесценную библиотеку, возможно, остановило бы преемника Лэйярда от святотатства в развалинах Ниневии и тем самым уберегло бы его от большой беды. В 1864 г. Рассэм в качестве британского дипломатического уполномоченного едет в Абиссинию. И там его настигает несчастье, о котором ассирийский царь, будь он еще жив, услышал бы с большим удовлетворением. Когда новоиспеченный дипломат потребовал у абиссинского императора освобождения нескольких английских пленных, африканский властитель, не долго думая, засадил в тюрьму и самого Рассэма.

Четыре долгих года томился он в сырых казематах, пока его не освободила английская военная экспедиция. С надломленным здоровьем возвращается Рассэм в Лондон, порывает с дипломатической службой и становится хранителем древневосточных коллекций в Британском музее.

Глиняные «книги» из хранилища Ашшурбанапала изучали ученые многих стран, и видное место среди них занимает англичанин Джордж Смит. Он родился в 1840 г. в Лондоне в бедной семье и уже с 14 лет стал трудиться в гравировальной мастерской. Способный мальчик быстро овладел довольно сложным искусством – вырезать на металле самые трудные узоры и надписи. А в свободное от работы время Смит бежал в Британский музей, чтобы посмотреть на ассирийских крылатых быков, выкопанных в Нимруде Лэйярдом. Так родилось горячее желание: узнать как можно больше о таинственном древнем народе – ассирийцах. Все вечера молодой гравер стал проводить в библиотеке Британского музея, самостоятельно изучая клинопись по книгам Генри Кресвика Роулинсона – английского офицера и дипломата, сумевшего скопировать знаменитую Бехистунскую надпись, высеченную клинописными знаками на высокой скале в Персии на трех разных языках: древнеперсидском, эламит-ском и вавилонском. Роулинсон же предложил и способ дешифровки клинописи. В 1861 г. он выпустил четыре тома о клинописных текстах Древнего Востока. Случилось так, что для опубликования этих томов потребовался опытный гравер, способный вырезать на металлических досках клинописные знаки с ассирийских и шумеро-аккадских глиняных табличек, и выбор пал на Джорджа Смита. Тот успешно справился с этой ответственной задачей, и благодарный Роулинсон помог талантливому самоучке получить должность научного работника в Британском музее и целиком посвятить себя проблемам быстро развивающейся ассириологии. С неописуемым рвением изучает Смит один клинописный текст за другим, кстати – все они происходили из библиотеки Ашшурбанапала. Ему удалось установить, что четыре из названных в Библии израильских и иудейских царей являются современниками ассирийского владыки Тиглатпаласара III (747–727 гг. до н. э.). Это было одно из первых сенсационных сведений, извлеченных из глиняных табличек Ниневии и подтверждавших достоверность библейских данных о властителях Палестины. А вскоре Джордж Смит (ему не было тогда еще и 27 лет) сумел прочесть важный клинописный текст – историю царствования Ашшурбанапала. Стало, наконец, понятно и то, как этот царь собирал свою библиотеку.

jpg

jpg

Илл. 11. Г.К. Роулинсон

Но самая большая сенсация разразилась в 1872 г., когда бывший гравер, к тому времени уже крупный ассириолог, объявил о том, что нашел среди сокровищ из собрания Ашшурбанапала обломок клинописной глиняной таблички с преданием о всемирном потопе, хорошо известном христианам всего мира по библейской легенде. Прочитанный Смитом текст гласил, что боги разгневались на людей и решили покарать их с помощью страшного наводнения. Много дней шли проливные дожди. Земля была затоплена водой. Люди погибли. И только благочестивый Утнапиштим со своей семьей по совету мудрого бога Эа спасся от гибели. Он построил огромный корабль, хорошо просмолил его и, погрузив туда, кроме родных, свое имущество, скот и «разной твари по паре» (представителей животного и растительного мира), смело встретил грянувший потоп. После шести дней этой вселенской катастрофы вода стала спадать, появилась земля в виде вершины горы Нисир, куда и пристал ковчег. Боги, опечаленные гибелью человечества, решили помиловать Утнапиштима и его домочадцев. Именно от них и произошли потом остальные люди.

Немецкий историк К.В. Керам писал: «Итак, вторая половина XIX века ознаменовалась открытием, из которого стало очевидно, что существуют сказания древнее библейских, которые связывают Библию с языческой ассирийской и вавилонской, а может быть, и с еще более древней традицией. Это было потрясающее открытие. Не удивительно, что им заинтересовалась широкая общественность. Издатель крупнейшей лондонской газеты „Дейли телеграф» предоставил неимущему Смиту средства для экспедиции в Ниневию, где Смит должен был отыскать недостающие таблички ассирийской версии о всемирном потопе». И он действительно обнаружил там среди отвалов и мусора от предыдущих раскопок недостающие фрагменты таблички с началом легенды о потопе.

Читайте также:  отработка навыков атрибутивного поиска на карте объектов классифицированных типов

Однако Джорджу Смиту не суждено было продолжить свои успешно начатые исследования в области ассириологии. Он умер в Багдаде в возрасте всего 36 лет во время эпидемии чумы.

Опираясь на результаты анализа ассиро-вавилонской клинописи, филологи все больше убеждались в том, что за спиной могущественных царств Вавилонии и Ассирии существовал когда-то более древний и высоко развитый народ, который и создал клинописное письмо, а потом исчез без следа. Одни ученые окрестили этот народ шумерами, другие – аккадцами. Оба названия были заимствованы из дешифрованной надписи, в которой семитский царь Саргон величает себя «царем шумеров и аккадцев».

Вопрос о существовании шумеров оставался в сфере научных предположений и гипотез вплоть до 1877 г., когда французский консул в Басре Эрнест де Сарзек не нашел в районе Телло (на юге Ирака) у подножья высокого телля каменную статую, не похожую на ассирийскую и вавилонскую скульптуру. Ободренный этим открытием, он решил начать на телле широкие раскопки, хотя раньше археологией никогда не занимался. В итоге почти пятилетних работ (1877–1881 гг.) де Сарзек получил многочисленные глиняные таблички с клинописью, каменные скульптуры, обломки керамики. Все свои находки консул благополучно переправил в парижский Лувр.

«Среди многих вновь найденных предметов, – отмечает 3. Косидовский, – находилась статуя из зеленого диорита, изображающая царя-жреца города Лагаша. Статуя оказалась более архаичной по стилю, чем все до той поры выкопанное в Месопотамии. Даже самые осторожные ассириологи вынуждены были признать, что эту скульптуру следует отнести к IV или III тысячелетию до н. э., а это означало, что она существовала еще до возникновения ассиро-вавилонской культуры».

Ботта, Лэйярд, де Сарзек, Смит и Роулинсон – пионеры этой первой, героической эпохи в истории месопотамской археологии – все были дилетантами от науки в прямом смысле этого слова. Они не имели никакого археологического опыта и мало что смыслили в методике раскопок. Главной их целью было открыть и отправить в музеи Европы статуи, рельефы, надписи и другие произведения искусства. Они не обращали внимания на стены построек из сырцового кирпича и на россыпи разбитой керамики. На пути к желанным находкам они безвозвратно уничтожали многие важные свидетельства древнемесопотамской культуры. Но ведь они были первыми, кто проложил дорогу к последующим эпохальным научным свершениям. Поэтому не будем судить их слишком строго.

Разгадка секретов клинописи

Между тем в библиотеках, университетах и музеях Европы другие ученые были заняты необычайно сложной задачей по дешифровке древних клинописных документов, добытых в ходе предшествующих раскопок. Эта интеллектуальная эпопея длилась около ста лет, и в нее были вовлечены многие специалисты из нескольких стран. Поэтому она не может быть изложена здесь подробно. Особые заслуги в этой области знания принадлежат немцу Георгу Фридриху Гротефенду – учителю латыни и древнегреческого в гимназии города Геттинген. Он был страстно увлечен тайнами древнеперсидской клинописи, образцы которой еще в XVIII в. зарисовал среди руин Персеполя – столицы империи Ахеменидов – датский ученый Карстен Нибур. Для начала молодой учитель изучил всю историческую литературу по древней Персии, а также имена местных царей в греческой транскрипции. Затем, опираясь на исследования индогерманских языков, он сумел установить подлинные староиранские имена тех же царей. Это дало ему основание предположить, что каждый клинописный знак означает букву – звук.

Дальнейшая работа над клинописными текстами привела Гротефенда к догадке, что повторяющиеся за каждым именем царя группа знаков выражает широко распространенный в Персии титул «царь царей».

Но самое интересное его наблюдение в другом – он установил, что лишь одно царское имя всегда встречается без данного титула. Отсюда Гротефенд сделал вывод – это имя должно принадлежать отцу великого персидского царя Дария, который никогда не был царем.

«Вот это-то и был тот рычаг, – пишет Э. Церен, – при помощи которого Гротефенд сумел установить три имени царей из династии Ахеменидов (Гистасп, Дарий, Ксеркс) и титул „царь царей“. Это дало ему, в свою очередь, возможность определить звуковое значение 12 знаков древнеперсидской клинописи. В 1802 г. 27-летний учитель из Геттингена при содействии местной академии опубликовал результаты своей дешифровки».

jpg

Илл. 12. Рельеф и надпись на Бехистунской скале

В 1837 и 1844 гг. Генри Роулинсон не только скопировал с риском для жизни большую трехъязычную надпись, высеченную царем Дарием на вершине Бехистунской скалы в Западном Иране, но и дешифровал ее. Текст надписи был сделан клинописью на древнеперсидском, вавилонском и эламитском языках – так называемая «трилингва», которую ученые окрестили впоследствии «Розеттским камнем ассириологии», с тем лишь отличием от древнеегипетского монумента, что ни один из этих трех языков сначала не мог быть прочитан. Дешифровка Бехистунской надписи – еще один важный шаг на пути прочтения клинописи. В дальнейшем «святая троица» ученых – англичанин Эдвард Хинкс, француз Жюль Опперт и все тот же Генри Роулинсон – осуществила решающий прорыв в прочтении клинописи, как древнеперсидской, так и ассиро-вавилонской, преодолев на своем пути огромные трудности. По словам одного современного ассириолога-лингвиста, «именно они открыли пыльные страницы глиняных „книг“, погребенных в глубинах земли по всему Ближнему Востоку». Таким образом, ключ к прочтению глиняных табличек с ассиро-вавилонской клинописью дала клинопись древнеперсидская, навеки врезанная в Бехистунскую скалу и каменные руины Персеполя. А к 1900 г. уже и более древние шумеро-аккадские клинописные тексты свободно читались специалистами.

jpg

Илл. 13. Г. Гротефенд

По самым скромным подсчетам ученых, в настоящее время известно около четверти миллиона глиняных табличек с клинописью из Месопотамии, запечатлевших главные этапы развития ее цивилизации, с III тыс. до н. э. и до рубежа н. э. Поскольку многие из этих «глиняных книг» не были еще прочитаны и опубликованы, то ученый мир ждут еще многие чудесные открытия. Каждый год не прекращающихся раскопок в месопотамских теллях приносит все новые и новые находки текстов. Иногда их количество просто поражает. Итальянские археологи, например, открыли в 70-х годах XX века в руинах древней Иблы (Эблы) в Сирии архив из 25 000 клинописных табличек конца III тыс. до н. э. Можно, таким образом, без особого преувеличения сказать, что ни одна страна в мире не содержит в своей земле такого фантастического богатства древних письменных источников, оставшихся почти в том же самом виде, в каком они были написаны тысячи лет назад.

Понравилась статья? Подпишитесь на канал, чтобы быть в курсе самых интересных материалов

Источник

Поделиться с друзьями
Моря и океаны
Adblock
detector