сотские и десятские в древней руси

Копное и вечевое мироустройство на Руси

317 720 420 1

В нынешней тревожно-трагической общественной ситуации русские люди ищут способы физического самосохранения и возрождения своей духовно-культурной самобытности. Нам нужны новые идеи, идеалы, герои, обычаи и праздники, новая модель справедливого жизнеустройства общества, ни коим образом не похожая на сегодняшний толпо-элитаризм, навязанный нам Западом. Мы отчётливо видим, что хвалёная демократия западного образца – это вовсе не народное правление, а технология обмана простолюдинов. Во время выборов властных структур мы наблюдали хорошо срежиссированный спектакль, театр, блистательную показуху, аморальную и антинравственную по своей сути. Нынешние «демократические» выборы – это всего лишь купля-продажа, пустые посулы, корыстная и бессовестная игра в заботу о народе.

Не будем перечислять несчастья, проблемы, несправедливости, навалившиеся на головы славян в ХХI веке, все мы их хорошо знаем. Но может ли быть иначе, если уже много веков мы живём не по своим исконным законам, а по римским и византийским, рождённым в недрах рабовладения с его антигуманизмом и презрением к человеку-труженику.

Зададимся вопросом – существует ли альтернатива знаменитому Римскому праву, широко используемому на протяжении многих веков европейскими государствами? Существует.
Это народное славянское Копное и Вечевое право, прямое народовластие или народное самоуправление, тысячелетия бытовавшее в славянских землях и сохранявшееся на Руси до ХVII века. Копное право – это совокупность народных юридических норм и обычаев, вобравшая в себя принципы общинности, взаимопомощи и взаимовыручки соотечественников.

К сожалению, из официальных письменных источников известно о древнем славянском праве совсем немного. Тысячи документов и книг, содержащих сведения о нём, были уничтожены рьяными христианизаторами Руси, заинтересованными в том, чтобы славяно-русы забыли свои исконные справедливые общественные порядки. Чужая рабская идеология была навязана нашим предкам тысячу лет назад так же, как навязывается она нам сегодня. Однако всё же сохранившиеся и чудом дошедшие до нас письменные источники (русско-византийские договоры Х-го века, записки арабского путешественника Ибн-Руста и арабского писателя аль-Марвази, произведения византийских авторов Льва Диакона и Константина Багрянородного, западноевропейские хроники, трактаты и анналы и др.) дают нам возможность реконструировать правовую жизнь наших предков (пусть пока не во всех подробностях), восстановить картину корневого славянского мироустройства.

Изучать Древнерусское право нам помогают также работы ректора Киевского университета Н.Д. Иванишева, жившего в середине ХIХ века. Замечателен и поистине бесценен для нас его труд «О древних сельских общинах юго-западной России». К счастью, его и сегодня можно найти в крупных библиотеках страны. Иванишев исследовал основные принципы славянского права в сельскохозяйственных общинах Малороссии, изучая многие тома древних актовых книг. Немало интересных и ценных фактов можно найти и в книге русского историка Н.П. Павлова-Сильванского (1869-
1908 гг.) «Феодализм в Древней Руси», изданной в конце ХIХ века. Приверженец «арийской» теории происхождения славянской общины, он доказал глубокую её древность, показал борьбу бояр с общиной, подчинение общины княжеской и боярской власти. Следы Копного права можно найти в «Правде Русской», письменном своде законов, появившемся на Руси во времена Ярослава Мудрого. Из него мы узнаём о вечевом правлении на Руси. Бытописания казачьих общин, где существовало народное Кошное право, также помогают нам в исследовании отечественной правовой темы.

Копа (купа) – это народное собрание лучших представителей родов и семей – сходатаев, домохозяев, решавших жизненно важные для славянской общины вопросы. У сербов народное собрание и сейчас называется «скупъ», а высшим законодательным органом Сербии является «Народна скупштина (скупщина)». Даже не языковеды и не лингвисты видят, сколь близки по смыслу однокоренные слова «копа», «скопище», «копить», «копна», «совокупность». Другое название копы – «громада», сохранилось поныне в украинском языке и означает оно «общество», «государство».

Участвовали в этих собраниях оседлые домохозяева сходатаи, имевшие собственность, наделы земли, семью и хозяйство. Их называли также «судьями копными», «мужеве», «обчие (общинные) мужи», в Малороссии бытовало название «панове-мужове». Приглашались на копу и люди из трёх селений соседней общины (по одному или два). Назывались они «сторонние», «суграничные» или «соседи околичные». Присутствовали здесь и старцы. Они не имели права голоса, но их мнение уважалось, к их советам прислушивались. Женщины на народное собрание, как правило, являлись лишь по специальному приглашению для дачи свидетельских показаний.

Собирались сходатаи в центре одного из сёл, входивших в общину, или в дубраве, священной роще под открытым небом. В таких местах всегда были естественный или насыпной холм и река или озеро. Назывались места народных собраний «копищами» или «коповищами». Народ на собрание созывался возжиганием костра или звоном колокола (била).
На копе решались самые разнообразные житейские вопросы – земельные, лесные, сельскохозяйственные, строительные, торговые, уголовные, семейные, бытовые и другие. Народное собрание искало, судило и наказывало преступников, возвращало обиженному отнятое. Здесь поощрялось искреннее публичное раскаяние нарушителя законов и прощение пострадавшим обидчика. Выслушивалась и учитывалась последняя воля наказуемого, прощались смертельно раненные. Сходатаи старались примирять спорящих. Дела общинников разбирались по совести.

Решения копы уважались всеми членами общины и выполнялись беспрекословно. Нарушения Копного права были крайне редки. Если таковые случались, то воспринимались как чрезвычайные происшествия. Каждый, столкнувшись с нарушением народных обычаев, должен был пресечь его. В противном случае такой человек считался соучастником проступка или преступления и наказывался по закону. Для всякого славянина мнение копы было высшим духовно-нравственным ориентиром.

Существенным отличием копы от прочих сходок, проводимых в последующие века собраний, совещаний, конференций и съездов был принцип единогласия. Здесь принимались такие решения, которые устраивали всех присутствующих. Славяне умели договариваться друг с другом. Это наводит на мысль, что они обладали высокой духовной культурой и нравственностью. Формы принятия решений большинством голосов, как это было в более поздние времена и бытует по сей день, не существовало.
На собрании устанавливалась круговая порука, то есть вся община отвечала за проступки своих членов, а также ручалась за безопасность жизни и имущества как своих общинников, так и пришлых. Благодаря Копному праву в славянских общинах была высокая рождаемость, население быстро восстанавливалось после войн и эпидемий, воспитывались воины-патриоты, поддерживалась экология поселений и их окрестностей, охранялись и восстанавливались леса.

Читайте также:  сколько просьб было у мудреца звездочета к царю дадону в сказке пушкина

На копе при бурном и эмоциональном обсуждении проблем и вопросов проявлялись лучшие качества славян – искренность, честность, бескорыстие, прямота, храбрость и благородство. Собрания принимали форму публичной исповеди, души людей очищались от корысти, зависти, иных индивидуальных пороков. Общественные интересы ставились выше личных, торжествовал закон справедливости. Дела и поступки общинников подвергались строгому контролю. Для многих славян копа была школой жизни и университетом нравственности.
Народ выбирал от десяти дворов десятского, от ста дворов – сотского. Сами общины назывались «сотнями». В Новгороде названия «сотня», «сто» за городскими общинами утвердились очень рано. Сельские же назывались в основном «погостами». В других местах (во Владимирской и Волынской землях) «сотнями» назывались сельские, а не городские общины.
Десятские и сотские наблюдали за экологией сёл, ведали бытовыми и земельными вопросами, следили за общественным порядком на улицах и торгами на базарах, отвечали за пожарную безопасность. Сотский наделялся полномочиями выносить указы об имущественных и телесных наказаниях правонарушителей, решал вопросы строительства общественных зданий, выдавал разрешение на проживание пришлым людям и пленным инородцам.

В системе древнеславянского самоуправления все общественные должности были выборными (как правило, на короткий срок). Каждое избранное народом лицо в случае невыполнения или недобросовестного выполнения возложенных на него обязанностей немедленно переизбиралось или наказывалось материально. Таким образом, общество всегда оставалось здоровым и подвижным, самоочищалось от недобросовестных, безответственных, ленивых или некомпетентных общественных руководителей.
Многие века народное право славян передавалось в семьях из поколения в поколение, по наследству, устно. Записываться народные юридические нормы стали лишь с проникновением на русские земли феодализма.

Некоторые исследователи называют свод правовых установлений славяно-русов «Поконом (Законом) Русским». Он действовал на Руси с V – VI веков и упоминается в договорах с Ромеей (Византией) 911 и 944 годов. Называли его в старину «Устроение отне и дедне». В эпоху общеславянского единства в древнеславянском языке возникли и утвердились слова «суд», «закон», «право», «правда», «вина», «казнь» и др. «Закон (Покон) Русский» пришёл в Среднее Поднепровье в IХ веке вместе с балтами и карпатскими русами и стал общим для населения Киевской земли. Это была правовая основа русских общин, существовавших от Балтики до Чёрного моря. В Среднем Поднепровье нормы этого законодательства работали больше в пользу русичей, чем славян (славянам, например, было отказано в праве кровной мести). Многие славянские племена во времена князя Игоря жили «каждо своим обычаем» согласно своим собственным порядкам. «Закон (Покон) Русский» не знал свободы как абстрактного понятия, как абсолютной моральной ценности. Принималась в расчёт лишь свобода конкретного лица или группы лиц. Всяк знай своё место – главная мысль древнерусского родового права. При рассмотрении дел эта правовая система не учитывала имущественный статус тяжбующихся, перед Законом все были равны в равной степени.

Постепенно «Закон Русский» и Славянское право срастались и в таком виде вошли в «Правду Русскую», защищавшую уже не интересы самого народа, а нарождающихся на Руси сначала боярского, а затем помещичьего и дворянского кланов. После христианизации славяно-русских земель многие положения «Покона» были отброшены и забыты.

Наши предки серьёзно и уважительно относились к своему народному праву. Об этом говорят их клятвы – русичи клялись богами и на оружии, славяне на оружии не клялись. Они подавали правой рукой клок своих отрезанных волос (как символ того, что они клянутся собственной головой). Иногда волосы заменяли пучком травы, как бы призывая в свидетели мать-сыру-землю, подательницу жизни и силы. Иногда на голову клали кусок дёрна или целовали землю. Символично это означало, что боги присматривают за людьми.

Существовавшая на тот момент кровная месть регулировалась принципом талиона: наказание должно было быть соразмерно ущербу от преступления. Но право кровной мести давалось родственникам пострадавшего только после судебного разбирательства. Братоубийство в древнем народном праве не прощалось. (Становится понятно, почему киевский князь Владимир, убивший своего кровного брата Ярополка, в свою пользу поменял сварожичам веру, а вместе с ней и юридические законы. Хотя были и другие причины личного характера).

В ХI-ХII веках в Киеве процветали братины – цеховые объединения русских ремесленников. Братина имела свой дом для собраний и выборные органы самоуправления. Возглавляли их избранные народом старосты (старшины). Члены братины были поголовно вооружены и спаяны железной дисциплиной. Часто они успешно противостояли давлению бояр и князей. Последние вынуждены были считаться с трудовым людом, сдерживающим их корыстные аппетиты. Подобные братины существовали и во Владимире, и других русских городах.

На рубеже VIII-IX веков в славянских землях уже происходила консолидация земель в Союз племён, имевший протогосударственную форму правления. Наиболее известным и влиятельным из племенных союзов был Союз словен Ильменских. В 60-е годы IX века появилась племенная конфедерация, которая приобрела качество государственного образования – Новгородская Русь, Держава Рюрика.
Насильственная христианизация славяно-русов привела к утрате славяно-арийской правовой культуры, уничтожила сложившееся за тысячелетия мировоззрение. В эпоху крещения Руси в чужую веру между русскими князьями участились и ужесточились усобицы, разрушавшие славянское единство.

Несмотря на жестокую, насильственную христианизацию славяно-русов, принесшую на Русь чужие права и законы, народное Копное право продолжало упрямо существовать почти во всех славянских землях. Однако сюда всё агрессивнее стали вползать чужеземные Посполитое (польское) и Магдебургское (немецкое) права. В новых, заимствованных на Западе порядках были заинтересованы зажиточные горожане, князья, бояре, позже – богатые помещики. Именно они были первыми ярыми гонителями копы как выразительницы народных интересов. Многочисленные нарождающиеся князья боролись и с сельскими копами, и с городскими. Некоторые слишком самостоятельные и непослушные города уничтожались князьями огнём и мечом. Но они вновь возникали из сельских общин благодаря росту населения и развитию ремёсел. Во многом благодаря Копному праву они наполнялись новой жизненной силой. Несколько столетий всё усиливавшаяся княжеская власть, уже передающаяся по наследству, боролась с народной копой.
Со временем, принявшие западные юридические новшества жители городов перестали являться на копу. К таким городам автоматически приписывались окрестные (околичные) сёла, в них стал нарастать произвол помещиков. Крепостное право (чудовищно-людоедское изобретение российских феодалов и их покровителей – царей Романовых) способствовало перерождению копы в сельский суд, на котором присутствовало по одному сходатаю от каждого села. Фактически сходатаи уже не могли противостоять натиску алчных и становящихся всё более наглыми помещиков, которым было разрешено даже безнаказанно калечить своих крестьян. Случались и убийства.

Читайте также:  самое крупное животное на земле за всю историю земли

Когда приходилось решать земельные проблемы, сходатаи собирались на спорной земле. Если помещик причинял кому-либо вред, его вызывали на копу для разговора. Помещика вызывали на собрание трижды. Если он не являлся на третий раз, копа производила расследование и принимала решение самостоятельно. Приговор народного суда назывался «выпалязокъ», «усказанье», «знайденье копное», иногда «высказанье копное».

В позднейших актах употреблялось словосочетание «декрет копы». Если ответчик мирился с истцом, его прощали.
Долгое время сильные русские города наподобие Пскова и Новгорода назывались свободными и вольными именно потому, что жили по законам древнего славяно-русского права, сохраняя арийскую правовую культуру.

Копное право легло в основу Вечевого права, действовавшего на Руси в начале Средневековья. (В переводе со старославянского «вече» означает «совет»). В летописях вече упоминается в Южном Белгороде (997 г.), Великом Новгороде (1016 г.), Киеве (1068 г.). Однако вечевые собрания горожан происходили и ранее. Русский, советский историк И. Я. Фроянов считал, что в конце I тысячелетия – начале
II тысячелетия н. э. вече было высшим правящим органом во всех русских землях, а не только в Новгородской республике. Представители знати (князья, бояре, церковные иерархи) руководили этими могучими собраниями, но не обладали достаточной силой, чтобы саботировать решения народа или подчинять его действия своей воле.

На вече обсуждался широкий круг вопросов – заключение мира и объявление войны, распоряжение княжеским столом, финансовыми и земельными ресурсами. Заключались и расторгались договора с князьями, контролировались действия князей, посадников, владык и других должностных лиц, избирались и смещались владыки, посадники, тысяцкие, назначались воеводы и посадники в городе и окрестных селениях, устанавливались повинности населения, решались земельные вопросы, утверждались правила торговли и льготы, контролировались судебные сроки и исполнения судебных решений.
Вече было механизмом сглаживания социальных противоречий наших предков. Однако возникавшая с веками социальная неоднородность древнерусского общества всё больше делала народные демократичные вечевые сходы подконтрольными боярской аристократии. Уже в XII—XIII веках не только в Новгородской республике, но и в других русских землях, земская знать в значительной мере подчинила своей воле вечевые собрания.

Иногда на городских вечевых сходах случались кулачные бои (на сельской копе такого никогда не было). Это происходило в тех случаях, когда одной из боярских группировок требовалось протолкнуть выгодное для неё решение.

Но бои эти были не обычными уличными драками, они корректировались определёнными правилами судебного поединка. В ХII-XIII веках новгородцы вели себя столь буйно, что князья отказывались к ним ехать. В ХIV веке вечевые страсти в Новгороде стали несколько утихать. По сути, со временем вече стало проводником воли бояр, оформленной как воля народа, своеобразным компромиссом между т.н. элитой и простым людом.

Вечевое правление продержалось в Новгороде до середины ХV века. Этот действительно великий город был одним из последних оплотов самоуправления и народовластия в уже феодальной России. После насильственного захвата московскими князями-царями Великого Новгорода и Пскова в этих землях стали исчезать вечевые порядки. Более слабые и менее организованные русские города сдались Посполитому или Магдебурскому юридическим нормам значительно раньше.

Значение народного права на Руси угасало по мере развития феодализма. Когда царский режим дал помещикам полную волю и неограниченные права, народные юридические обычаи окончательно утратили свою силу. Хотя элементы Копного права некоторое время сохранялись в среде казаков. Наиболее ярко народное право проявлялось в Запорожской Сечи. Именно казаки и пронесли через века «звычай права нашого копнаго».

Ещё в начале ХХ века в России употреблялось слово «волость». Оно появилось на Руси в Х веке и тесно связано с Копным правом. Волость образовывали сельские общины, управляемые копой. На волостной копе выбирались: правление, старшина (староста), суд, писарь, челобитники (ходатаи по общественным делам в стольный град).
В обязанности правления входило ведение книг, где фиксировались решения собраний, сделки, торговые и трудовые договоры.

На собраниях председательствовал старшина. В его обязанности входило хранение архивных документов (постановлений, грамот, расписок и т.п.), привлечение к ответу любого селянина, оглашение постановлений копы по уголовным делам. Старшина строго следил за соблюдением народных законов. Он был связующим звеном между домохозяевами и удельным князем, перед которым ходатайствовал за интересы народа. Чтобы сгладить конфликты между князем и общинниками, разъяснял непонятливым княжеские требования и решения.

Старшина отчитывался за свои дела перед сотским, сотский – перед десятским, десятский – перед домохозяевами. Каждый из избранников народа, лишившись его доверия, в любой момент мог быть отстранён и переизбран. Однако случалось такое весьма редко, так как общественным доверием в те времена дорожили.
С приходом в Новгород Рюрика княжеская власть на Руси стала передаваться по наследству. Славно-арийская выборная управленческая культура стала утрачивать своё значение. Князем (а позднее – царём) становился не более достойный (сильнейший, умнейший, храбрейший и т.п.) представитель народа, а любой бездарный, немощный и даже психически неполноценный отпрыск правящей династии. Происходило отчуждение властных структур от народных интересов (что мы воочию наблюдаем и сегодня).

К ХVII веку мы уже имели окончательно устоявшуюся монархию, где ни о каких народных правах не было и речи.
Новый всплеск и возрождение народовластия, но уже в трансформированной форме, произошли в советское время. Однако, в конце ХХ века, не без помощи того же Запада, мы утратили и Советы.
Не будем впадать в крайности и идеализировать Копное и Вечевое мироустройство на Руси. Конечно, были у наших предков свои проблемы и сложности. Но наверняка такого беспредела и античеловечности, какие царят в нашем обществе сегодня, у русичей и славян не было. Думается, что мироустройство их общества было куда разумнее, справедливее и нравственнее нашего. Общинность (в ХХ веке – коллективизм) – дело великое. Утрачивая его, мы, потомки славяно-русов, утрачиваем себя, свою самобытность, духовную культуру, свой морально-нравственный стержень, свою уникальную душу. Чем раньше мы осознаем это, тем больше шансов на то, что Новая Русь в ХХI веке не только выживет, но и поднимется до уровня ведущих держав мира.

Читайте также:  как добавить историю в инстаграм если уже есть одна история

Естественно, сегодня мы не сможем (да это и не нужно) во всей их полноте и аутентичности перенести законы Копного и Вечевого права на современное общество. Но взять лучшее из глубины веков, из честной и справедливой системы прямого народовластия мы не только можем, но и обязаны.

Впереди – время славянской цивилизации (как бы она ни называлась). А сегодня русским людям надо выходить из состояния тысячелетнего библейского рабства и холопства перед Западом.
Рабовладельческому, феодальному, криминально-ка-питалистическому духу – нет! Общинному (коллективистскому) славяно-русскому духу, миру – да!

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАНЕНОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
1.Цветков С.Э. «Русская история» в 4-х томах, М, «Центрполиграф», 2006
2. Прищепенко В.Н «Страницы русской истории» в 2-х томах, М., Про-физдат, 1998
3. Гумилев Л.Н. «От Руси до России», М., Хранитель, 2006
4. Иванишев Н.Л «О древних русских общинах юга Руси», С-Пб.,1857
5. Павлов-Сильванский Н.П. «Феодализм в Древней Руси»,М., Наука, 1988

Источник

Сотские и десятские в древней руси

Среди историков советского периода вывод о древнем происхождении десятичной системы поддержал Б. Д. Греков, полагавший, что приписывание учреждения тысячи князьям не основывается на русских источниках. При этом, он привел примеры многих народов, в которых имела место десятичная (сотенная и тысячная) система. Высказал предположение, что зарождение десятичной системы у восточных славян падает на период военной демократии, который приходился уже на VI в.[301]

Одним из первых, кто решительно возразил против докняжеского происхождения десятичной (сотенной или тысячной) военной организации, был А. Е. Пресняков. Прежде всего, на том основании, что об этом никак не следует из русских источников. Как представлялось ему, тысячно-сотенная организация появилась с развитием городского строя и преобладания городов над землями — волостями. И породили эту систему варяжские князья. «Не вижу оснований, — писал он, — искать носителей организующих городской строй сил вне князей, вне варяжских вождей».[302]

По мнению С. В. Юшкова, тысяцкие и сотские, вероятно, существовали с момента возникновения Киевского государства. Что касается названий — тысяцкие, сотские и десятские, то они имеют военное происхождение. У восточных славян при переходе к племенному строю, а тем более в период разложения племенных отношений, войско делилось на тысячи, сотни и десятки.[303]

М. Н. Тихомиров не высказал четко своего отношения к вопросу о времени происхождения десятичной системы. Однако, утверждая, что институт тысяцких окончательно утвердился на Руси только в конце XI в., по-видимому, склонялся к отнесению этого явления к государственному периоду.[304]

Не больше историографической определенности и в вопросе социального содержания десятичной системы. Одни историки, о чем шла речь выше, видели в ней военно-административное членение земли или княжества, другие — административно-фискальное, причем не всей земли, а только городских округов. Так, в частности, считал И. А. Линниченко. «По нашему мнению, — утверждал он, — на сотни делилось население, поселенное в ближайших к городам селам».[305] Близкое утверждение имеется также у М. С. Грушевского. «Тысяча обнимала собой, — писал он, — очевидно, город и городскую околицу, которая тянула к нему: местное ее население делилось на сотни и десятки». «Сто» грамоты Мстислава Даниловича это не что иное, как административно-финансовое подразделение пригородного люда.[306]

По существу, аналогично представлял себе сотню и А. Е. Пресняков. Комментируя грамоту Мстислава Даниловича, он утверждал, что термин «сто» обозначает в ней сельское население, отличное от горожан. Полемизируя с выводом В. И. Сергеевича, гласившим о том, что воеводские функции тысяцких появились от военного деления на тысячи, А. Е. Пресняков утверждал исключительно территориальное административно-судебное содержание десятичной системы. Больше оснований, согласно ему, видеть в «тысячи» наших источников понятие территориальное. Свой вывод он подкрепил ссылкой на летописное известие, в котором говорится о передаче Святославом Ольговичем Юрию Долгорукому «Курска с Посеймьем и Сновской тысячи». «Если сотня имеет отношение к военному делу, то лишь как территория, на которую падает известное число воинов, различное, как различны размеры сотен». Сотня, по А. Е. Преснякову, судебный округ, основная ячейка того, что можно назвать древнейшей государственной организацией.[307]

В отличие от А. Е. Преснякова, С. В. Юшков не склонен был проводить функциональные различия между тысяцкими, сотскими и десятскими. Согласно ему, все они суть звенья одной системы и функции их были однородны, отличаясь лишь объемом полномочий. Что касается характера этих функций, то были они, прежде всего, не судебными, а военно-административными. Тысяцкие являлись начальниками гарнизонов, расставленных в основных центрах Руси.[308]

Не обнаруживается согласия среди историков и относительно того, чьей была десятичная система. М. Ф. Владимирский-Буданов называл ее земской, полагая, при этом, что имелись два рода тысяцких — земские и княжеские.[309] А. Е. Пресняков утверждал, что тысяцкие и сотские на юге Руси не являлись народными должностными лицами, а были представителями княжеской власти. Одновременно они входили в строй городской общины необходимым ее элементом, но всегда были княжими мужами, представляли органы княжего, а не вечевого управления. Вне Новгорода наши источники знают только назначаемых князем тысяцких, мужей княжей дружины.[310] Полностью разделял этот вывод и С. В. Юшков, полагавший, что тысяцкие и сотские являлись княжескими, а отнюдь не земскими.[311]

Греков Б. Д. Киевская Русь. М., 1953. — С. 314–319.

Источник

Поделиться с друзьями
Моря и океаны
Adblock
detector