сортавала дом офицеров история

Содержание

Здание клуба и гостиницы (г.Сортавала, ул.Карельская, 22/9 ул.Ленина)

SetWidth600 Seurahuone1

Каменное здание клуба и гостиницы было построено в 1908 году в стиле финского национального романтизма по проекту архитектора Онни Тарьянне на месте обветшавшей деревянной гостиницы «Сеурахуоне». Постройка, возведенная из кирпича, напоминала замок и выглядела очень романтично. В связи с необходимостью расширения в 1938 году её реконструировали по проекту архитектора Эркки Хуттунена. При перестройке была сделана внутренняя перепланировка, вместо мансардного этажа построен третий этаж, пристроен зрительный зал на 550 человек, увеличена в четыре раза площадь ресторана, который стал вмещать 350 человек, при этом насколько возможно были сохранены каркас и междуэтажные перекрытия. Стиль здания изменился на модный в то время функционализм с характерными чертами — выразительная архитектурная композиция, созданная чистыми геометрическими формами, плоская крыша, опоры-столбы, отсутствие декора.

Гостиница расположена за мостом, ведущем в центр города, при въезде со стороны г.Санкт-Петербурга. Здание занимает угловое положение в пространственной структуре улиц, выходя главным фасадом на ул.Ленина, боковым — на ул.Карельскую. Дворовой фасад ориентирован на залив Вакколахти озера Ляппяярви. Из-за перепада рельефа оно имеет сложную объемно-планировочную структуру, состоящую из композиции разновысоких объемов в форме параллелепипедов с плоскими крышами. К основному объему, имеющему переменную этажность (3-5 этажей), с одного торца пристроен Г-образный в плане 2-этажный объем, с другого — 4-этажный объем. Стены оштукатурены, выкрашены в белый цвет, без декоративных элементов.

На главном фасаде основной части небольшими объемами выделены два входа в здание. Окна основного объема прямоугольной формы, на третьем этаже, из которого устроены выходы на террасу, — большие, витринные. Более низкий объем (зрительный зал) освещается вертикально-вытянутым ленточным остеклением.

Фасад со стороны залива Вакколахти имеет сложную объемно-планировочную композицию: третий этаж заглублен по отношению к общей фасадной плоскости. Верхняя часть здания (4-5 этажи) над образованной по всей длине фасада террасой опирается на шесть круглых в плане опор. Выход с террасы во двор оформлен винтовой бетонной лестницей, опирающейся на круглый столб. В 1993 году на фасаде здания была установлена мемориальная доска, свидетельствующая о том, что декабре 1916 года в гостинице с семьей отдыхал художник Николай Рерих.

Здание клуба и гостиницы является ценным объектом архитектурного наследия города и связано с важными историческими событиями. По окончании советско-финляндской войны 1939-1940 гг. город Сортавала по Московскому мирному договору (1940) вошёл в состав СССР. В ночь с 18 на 19 марта 1940 г., в здании гостиницы «Сеурахуоне» состоялась передача города советской стороне, после чего в 1940-1941 гг. здесь размещался штаб 168-й стрелковой дивизии под командованием полковника Андрея Леонидовича Бондарева и Дом Красной Армии. Во время Великой Отечественной войны, когда финны заняли город летом 1941 г. и удерживали его до сентября 1944 г., в здании действовал финский штаб. По окончании войны и до начала 2000-х гг. здание занимал гарнизонный Дом офицеров.

После передачи объекта культурного наследия в муниципальную собственность, в 2010 году на его базе был открыт Социально-культурный молодежный центр, в составе которого функционируют гостиница и кафе. Для проведения различных мероприятий используются киноконцертный зал, зал для приемов, конференц-зал. Такой комплексный подход отвечает историческому многофункциональному назначению здания, что позволило сохранить его и сделать культурным и общественным центром города.

Источник

Дом Берга: меценаты возвращают Сортавале исторический облик

В самом центре столицы карельского Приладожья на средства известного бизнесмена восстановили дом Карла Густава Берга — первого бургомистра Сортавалы, представителя знаменитого рода, политического, экономического и общественного деятеля города. Дом Берга был окончательно утрачен при пожаре в 1976 году. Идея возвести его историческую реплику принадлежит главе Карелии. О знаменитом Bergin kulma («угле Берга») — в материале «Республики».

Дом Берга в Сортавале. Фото: «Республика»/Сергей Юдин

«Карл Густав был не только участником решения всех экономических и муниципальных дел города, но часто и инициатором поднимаемых вопросов. Благодаря его усилиям в Сортавале были проложены тротуары и установлено уличное освещение. В городе в период его управления было проведено большое озеленение улиц. Карл Густаф представлял город на парламентских днях в Хельсинки в 1872, 1877-1878, 1882, 1891 и 1894 годах. В 1877-1878 годах отстаивал необходимость строительства учительской семинарии в городе Сортавала. В 1882 году Карл Берг ставил вопрос об организации и строительстве морской школы в городе. Она была открыта в 1892 году и просуществовала до 1917 года».

Карл Густав Берг. Фото: www.geni.com

Карл Густав Берг приехал в Сортавалу в 1874 году. Уже через три года он становится первым бургомистром (мэром) города. Его поддержали практически все жители. Еще через год он строит себе новый дом — рядом с другими жилыми зданиями, принадлежащими его семье. Три дома на перекрестке Ратушной (ныне Ленина) и Карельской улиц составляли известный Bergin kulma — «угол Берга» по-фински. Это было одно из самых бойких торговых мест в городе, где любили собираться сортавальцы. Первое кафе открылось в башенке дома Карла Берга и проработало там долгие годы.

«Берги — абсолютно истинные, стопроцентные сортавальцы, — рассказала «Республике» Мария Гоголева, президент благотворительного фонда имени Кронида Гоголева. — С очень хорошим родом и историей. Вообще, Сортавала — это город родов, в основном шведских. И Берги — это один из самых старых родов в городе, они сюда пришли в XVII веке, в 1630 году есть уже упоминание в приходских книгах о родоначальнике Бергов, приехавшем сюда».

Читайте также:  пиро глаз бога персонажи

Первое здание для купца Петтера Берга (отца Карла Густава) построили по проекту архитектора Бернта Ивара Аминова. Петтер Берг открыл в городе магазин, торговал мукой, экзотическими и галантерейными товарами, занимал пост судьи. Также он был владельцем нескольких судов, которые перевозили грузы и товары по Ладожскому озеру из Санкт-Петербурга в Великое княжество Финляндское. Например, пароходы Петтера Берга из Сортавалы возили в Петербург знаменитое «чухонское» сливочное масло («чухонцами» на Руси несколько веков называли представителей прибалтийско-финских народов).

После смерти сына Петтера Берга Карла Густава в 1928 году его наследники продали все три принадлежавшие семье дома и прилегающую к ним парковую зону Сортавальскому кооперативному обществу. Дом Карла Берга простоял до 1976 года. Тогда здание, которое сортавальцы старшего поколения еще помнят как детский магазин «Аленушка», уничтожил пожар.

Угол Берга. Конец XIX — начало XX вв. Фото: www.geni.com

Идея восстановить историческое здание принадлежала главе Карелии Артуру Парфенчикову. В феврале 2018 года региональные власти включили столицу карельского Приладожья в перечень исторических поселений регионального значения, имеющих особую важность для истории и культуры республики. Нашел глава республики и бизнесмена, на чьи деньги полностью реализовали проект. Им стал Игорь Лейтис, президент холдинга «Адамант», которому, в частности, принадлежит база отдыха «Черные камни» в Сортавальском районе.

Как отметил бизнесмен на открытии вновь построенного дома Берга, строительство сопровождалось определенными трудностями. На месте нынешней постройки был пустырь, принадлежавший одному из предпринимателей. Землю сначала пришлось выкупить. Далее возникали сложности с подключением постройки к различным коммуникациям — дом Берга возвели в самом центре города, впритык к другим зданиям.

«Тем не менее ровно за год мы справились, восстановили этот дом. Ровно в тех размерах, параметрах и с теми наружными отделочными работами, которые были необходимы, чтобы дом получился таким же, каким он и был, — отметил бизнесмен и меценат Игорь Лейтис. — Прежде всего я говорю про наружную часть здания, форму крыши и так далее. Надеюсь, что воссозданный дом будет радовать не только горожан, но и приезжающих в Сортавалу со всего Северо-Запада, в том числе из Санкт-Петербурга».

Игорь Лейтис. Фото: «Республика» / Сергей Юдин

Реплика исторического дома Карла Густава Берга идентична сгоревшему зданию не только внешне. Инициаторы проекта постарались воссоздать и внутренние интерьеры жилища первого мэра города. В доме Берга бизнесмен Лейтис разместил кафе и магазины товаров карельских производителей.

«Радостно, что появляются меценаты, благотворители, которые восстанавливают и поддерживают исторический облик города, — рассказал министр культуры Карелии Алексей Лесонен. — Проделана большая, скрупулезная работа для того, чтобы восстановить этот дом — в крайне непростых городских условиях и в достаточно короткие сроки. Я полагаю, что Игорю Лейтису уже не только культура, образование и туризм сказали спасибо, но и жители Сортавалы. Появился не просто исторический объект, но и точка притяжения туризма, потому что здесь расположены и рыбный ресторан, и магазин товаров местных производителей. Вместе с этим домом центр города приобретает целостный исторический вид».

Источник

Сортавала: архитектура

Готические стрельчатые окна, романтичные башенки под красной черепицей, строгие геометрические фасады — в Сортавале есть всё. Малая архитектурная энциклопедия, созданная лучшими архитекторами Финляндии, в новом выпуске «100 символов Карелии».

«Из Гельсингфорса мы поехали по железной дороге в Сердоболь. Удивительно, для нас, русских, совсем непонятно, чтобы такой маленький городок, каков Сердоболь, был таким благоустроенным: мостовые, тротуары, водопровод, канализация, освещение, общественный великолепный парк, телефоны во все дома — и все это в прекрасном виде и порядке».

Таким в конце XIX века путешественники видели Сердоболь — нынешнюю Сортавалу. Город был маленьким и провинциальным. Но именно тогда начал расцветать: стал центром торговли, обзавелся учительской семинарией, лицеем, банками, ратушей.

Здания для них строили лучшие финские архитекторы. В Карелии других городов с такой архитектурой просто нет — Сортавала уникальна.

История

История Сортавалы началась в Средние века, когда на берегу Ладоги обосновалось племя корела — предки современных карелов. А ближе к XIV веку на этой территории появился Никольско-Сердобольский погост, входивший в состав Водской пятины Новгородской земли.

Времена были неспокойные: земли приграничные, то и дело на местных нападали шведы и финны. Погост за несколько десятилетий не единожды менял хозяев, пока не оказался в составе Шведского королевства.

Король Густав II Адольф, объединитель шведских земель, хотел закрепить территорию со стратегически выгодным положением в составе своего государства и приказал заложить на месте погоста город. Случилось это примерно в 1632 году. В город стали прибывать шведские и финские лютеране, а жившие ранее на этих землях православные карелы двинулись вглубь русских земель.

Граффити на стене в одном из дворов. Сортавальцы помнят. Фото: «Республика» / Леонид Николаев

Не прошло и семидесяти лет, как началась великая Северная война. Россия получила доступ к Балтийскому морю, а заодно вернула себе Северное Приладожье вместе с поселением, которое по-шведски называли Сордавалла.

Город тут же переименовали в Сердоболь. К тому времени в нем жили русские, финны и шведы. Постепенно он становился все более финским, пока наконец не стал таковым официально. Произошло это уже в начале века 19-го, после последней русско-шведской войны и образования в составе Российской империи Великого княжества Финляндского. В него на правах уездного города вошел и Сердоболь.

А в 1918 году Финляндия обрела независимость. Сердоболь стал Сортавалой, с этим именем город жил и после того, как вошел в состав СССР в 1944-м.

План-аксонометрия Сортавалы. Автор — Николай Попов, из книги «История архитектуры города Сортавала». Рисунок принадлежит Региональному музею Северного Приладожья

Архитектурная энциклопедия

— Центр города, который мы сегодня называем историческим, создавался с конца XIX века и по 1939 год, — рассказывает ученый секретарь Регионального музея Северного Приладожья Игорь Борисов. — Сортавала в то время была развивающимся, торговым городом — поэтому, кстати, здесь так много банков. В округе работали самые разные предприятия: плавили медь, олово, заготавливали лес. В самом городе был порт, через который проходило великое множество торговых путей.

Игорь Борисов. Фото: «Республика» / Леонид Николаев

Читайте также:  соседов биография личная жизнь жена

На этой волне Сортавала строилась. Из местных архитекторов особо отличились отец и сын Леандеры. Старший, Йохан Оскари, владел строительной фирмой, столярной мастерской и кирпичным заводом. А в плане архитектуры был самоучкой, что, впрочем, не помешало ему построить 70 с лишним зданий. Его сын, Оскар Йоханнес, пошел еще дальше: спроектировал 127 зданий за 10 лет.

Серьезный вклад в создание облика города внес Уно Ульберг, на то время лучший архитектор Выборга. В Сортавале он построил семь зданий, а еще по его проекту был разбит сквер, где находится памятник рунопевцу Петри Шемейкке (без этого сквера город сегодня представить невозможно).

Имя Элиэля Сааринена, в отличие от Ульберга, на рубеже веков было мало известно. Он только-только окончил университет в Хельсинки и начал работать в составе архитектурного бюро «Гезеллиус — Линдгрен — Сааринен». Для Сортавалы молодой архитектор выполнил проекты банка и знаменитой дачи доктора Винтера.

После этого Сааринен начал «сольную» карьеру и быстро стал по-настоящему знаменит. В Хельсинки построил здания железнодорожного вокзала и Национального музея. А в конце 1920-х годов уехал в Америку.

— Сааринен был одним из людей, которые учили американцев строить небоскребы, — говорит Игорь Борисов. — Он строил школы, концертные залы, библиотеки. В Чикаго проектировал высотки, а в Детройте вместе с сыном Ээро построил технический центр General Motors.

Кроме Ульберга и Сааринена в Сортавале работали еще полдюжины архитекторов, строили в очень разных стилях. И общими усилиями создали малую архитектурную энциклопедию Финляндии под открытым небом.

Поговорим о стилях.

Эклектика

В основе эклектики — использование элементов разных стилей: классицизма, барокко, готики, ренессанса. Причем стиль постройки и элементы декора выбираются в зависимости от функции здания: для церкви — одна комбинация, для школы — другая, для жилого дома — третья. Этим эклектика отличается от большинства стилей, диктовавших одни и те же решения для любых объектов.

Здание ратуши
1885 год, архитектор — Франс Анатолиус Шёстрём

Ратуша когда-то была центром жизни Сортавалы: в ней работали бургомистр и городская дума, устраивались приемы и обеды, судебные заседания и собрания.

— В советское время здесь был партийный кабинет, тут же проводили выставки достижений народного хозяйства местного значения, — говорит Игорь Борисов. — Потом библиотека, которая в 2013 году переехала. Сейчас здание пустует.

Несколько лет назад ратушу «усыновил» Фонд имени Кронида Гоголева. Дочь знаменитого сортавальского художника Мария с командой уже начала реставрировать внутренние помещения. Скоро здание выставят на продажу, и фонд планирует его купить, чтобы продолжить работу.

Финский национальный романтизм

Эта разновидность модерна родилась на волне пробуждения национальной гордости и протеста против царской власти. В его основе — романтическое обращение к корням: национальной культуре, народным традициям, средневековым мотивам, эпосу «Калевала».

Признаки финского романтизма — сложный силуэт здания, асимметрия, использование красной черепицы и природного камня, разнообразный декор с растительными и животными мотивами.

Здание бывшей гостиницы Päivölä
1900 год, архитектор — Йохан Алвар Окерман

Здание бывшей гостиницы Päivölä. Фото: «Республика» / Леонид Николаев

— Обратите внимание: в этом здании нет одинаковых объемов. Один угол оформлен в виде эркера, вход расположен несимметрично. Окна все немного разные и раньше имели характерную мелкую расстекловку — всё это яркие признаки финского романтизма, — рассказывает Игорь Борисов.

Когда-то в этом здании располагалась гостиница, а в цоколе «жил» магазин А. Кохонена. Сегодня его занимает Сортавальское центральное лесничество.

Здание бывшего Национального акционерного банка
1905 год, архитекторы — Элиэль Сааринен, Армас Линдгрен и Герман Гезеллиус

— Тут признаки романтизма тоже налицо: асимметричная, сложных очертаний крыша, когда-то покрытая красной черепицей, множество эркеров, фронтон, украшенный орнаментом с Древом жизни, — перечисляет Игорь Борисов. — Главный вход богато оформлен местным гранитом, как и цокольный этаж.

Когда-то в здании размещался Национальный акционерный банк и магазин строительных товаров. На втором этаже жило руководство банка, в том числе его директор Оскар Леандер (тот самый, который был еще и архитектором).

Здание бывшего Объединенного банка Северных стран
1913 год, архитектор — Уно Ульберг

— Еще один очень характерный пример финской национальной архитектуры. Посмотрите на полубашенки-эркеры, выступающие по углам: они создают образ средневекового замка, — говорит Игорь Борисов. — Крыша черепичная, главный вход смещен в левое крыло и украшен картушем, на котором изображен вензель SF — Suomi Finland. А под ним два рога изобилия.

Здание строилось для Объединенного банка Северных стран, сегодня там работает отделение почты.

Псевдоготика

Этот стиль — подражание европейской готике с ее стрельчатыми окнами, вытянутыми вверх фронтонами, арками и башнями. Характерное сочетание цветов — красно-коричневый и белый.

Здания Сортавальского лицея и Сортавальской женской школы
1901 и 1911 годы, архитектор — Юхан Якоб Аренберг

— Когда-то на этом месте была лютеранская церковь, — рассказывает Игорь Борисов. — И когда приняли решение строить школу и лицей, архитектору поставили условие: сделать так, чтобы здания с церковью гармонировали. У Аренберга это получилось.

Черты готики налицо: мощный цоколь, облицованный гранитом, зубцы а-ля средневековая башня в верхней части фасадов, стрельчатые окна. У женской школы — высокое крыльцо со стрельчатыми арками.

Оба учебных заведения на время создания были передовыми. Женская школа, например, входила в двадцатку лучших в Финляндии. Ученицы изучали языки и готовились поступать в высшие учебные заведения. В советское время в этом здании размещались физкультурный техникум, семилетняя школа и школа-интернат.

После перестройки здание женской школы пустовало. В начале 2000-х после ремонта в него заселился Приладожский филиал ПетрГУ, а в 2013-м он закрылся, и под псевдоготические своды переехала городская библиотека.

Неоклассицизм

В основе стиля — возврат к классическим идеалам: опора на античную архитектуру, симметрия, минимум декора, строгое соблюдение пропорций. Это своеобразная реакция на избыточный и насыщенный декоративными элементами модерн.

Здание бывшего Финляндского банка
1915 год, архитектор — Уно Ульберг

— Как раз в 1915 году финский романтизм начинает угасать, и архитекторы возвращаются к классике, — рассказывает Игорь Борисов. — Это здание абсолютно симметрично, с одинаковыми окнами в ряду. Главный вход расположен строго по центру, над фасадом — мощный карниз. Здание полностью облицовано гранитом. И весь его облик — уравновешенный, упорядоченный — являет собой стабильность и надежность, символизирующие образ устойчивого банка.

Читайте также:  интересные вопросы девушке в инстаграм в историю подруге

Впрочем, романтические черты не ушли окончательно: это и барельефы в виде растений над окнами второго этажа, и корона, вырубленная в камне над входом.

Ульберг построил это здание для отделения Финляндского банка, сейчас там филиал Банка России.

Функционализм

Девиз этого стиля: «Форма определяется функцией». В облике зданий никаких лишних нефункциональных деталей, чистые геометрические формы, плоские кровли.

Гостиница «Сеурахуоне»
1939 год, архитектор — Эркки Хуттунен

Когда-то на месте нынешней гостиницы стояла другая, с таким же названием. А потом старое здание в стиле финского романтизма расширили, и родилось новое — уже в стиле функционализм.

— После реконструкции появился огромный кинозал на 350 человек, гостиница, ресторан, офисные помещения, — говорит Игорь Борисов. — В этом здании ничего лишнего: минимум камня, белые стены, прямоугольные окна, строгие геометрические формы, плоская крыша.

В советские времена в здании открыли Дом офицеров. Но когда Минобороны выставило его на продажу, горожане написали петицию президенту Путину, чтобы «Сеурахуоне» передали городу. И победили: теперь в здании работает культурно-молодежный центр.

Сохранность

В Сортавале сохранилось 191 финское здание: половина — деревянные, половина — каменные. Они под охраной государства, но сортавальцы все равно переживают: многие постройки приходят в упадок, рушатся, горят.

— Состояние многих объектов сейчас ниже отметки удовлетворительно, — говорит глава района Сергей Крупин. — Особенно это касается деревянных зданий: дерево менее стойкое к разным воздействиям.

— Отдельная проблема — объекты, которые собственники не используют, — добавляет Игорь Павлов, руководитель муниципального учреждения «Архитектура и градостроительство города Сортавала». — Здания стоят пустые, и это в некоторых случаях ведет к их утере. Тому пример — пожар, который прошлым летом произошел в больнице Диаконис.

Всё дело в бездумной продаже исторических зданий: еще лет десять назад покупатель получал объект, но не обязательства по его восстановлению. Сейчас власти исправляются: выписывают охранные обязательства, через суд заставляют хозяев заботиться о памятниках архитектуры.

Отдельная проблема — жилые дома-памятники. Капремонта они требуют, как и любые другие. Но это должна быть не просто починка кровли или фасада, а еще и реставрация. Государственная программа капремонта этого просто не учитывала.

— Проблему удалось решить лишь недавно, — рассказал Сергей Крупин. — В итоге выделены средства — пять миллионов на подготовку проектно-сметной документации, чтобы отремонтировать в Сортавале фасады десяти исторических зданий (в том числе деревянных многоквартирных домов). Уже в следующем году начнутся работы.

А еще Сортавала претендует на звание исторического города федерального значения. Для этого нужно определить границы исторической застройки — это недешево и небыстро. Но если все получится, на содержание сортавальских памятников придут федеральные деньги.

«Том Сойер» в Сортавале

Судьбу некоторых зданий горожане берут в свои руки: выкупают, реставрируют, открывают в них музеи, гостевые дома. Кое-где даже появляются элементы доступной среды. Тут есть свои сложности: пандусы и прочие приспособления не должны менять вид фасада. Но складные аппарели, кнопки для вызова помощи — почему нет?

Если пойти по Карельской улице, окажешься в окружении памятников архитектуры. Фото: «Республика» / Леонид Николаев

А недавно в Сортавалу пришел «Том Сойер Фест» — фестиваль восстановления исторической среды. В 2015 году этот проект начался в Самаре, с тех пор к нему присоединилось несколько десятков поселений по всей России.

В Сортавале проект курирует петербуржец Роман Булатов. Он работает учителем географии, а еще возит туристов по Карелии. Сортавальские улицы ему как родные.

— Мы планируем восстановить фасад дома на Гагарина, в нем когда-то жил архитектор Леандер, — говорит Роман. — Счистим старую краску со стен и покрасим заново. Мы не профессионалы, но такую работу точно сможем сделать, ничего не повредив. Может быть, заменим элементы вагонки, но это только по согласованию с реставратором Яковом Мусатовым.

Дом, в котором жил Леандер и который собираются приводить в порядок волонтеры. Фото: «Республика» / Леонид Николаев

Шкурить и красить волонтеры начнут в июле. А пока Роман собирает команду и начинает сбор денег: восстанавливать исторические дома помогают спонсоры и неравнодушные горожане.

Роман Булатов. Фото: из личного архива

Архитектуру Сортавалы как символ Карелии представляет учитель географии и гид по Карелии Роман Булатов:

— Городов, где так сконцентрирована финская архитектура, в России, пожалуй, всего два — Выборг и Сортавала. Именно благодаря архитектуре они необычны и уникальны. Именно поэтому их облик обязательно надо сохранять. Отдавая дань уважения нашей культуре и истории, культуре и истории Финляндии.

Кроме того, сами по себе дома в Сортавале очень красивы и имеют немалую художественную ценность. А если сносится какое-то старинное здание, на его месте обычно строят что-то уже не такое классное и интересное.

Сортавала хороша тем, что в городе есть не какое-то одно историческое здание, которое все знают. Здесь сложился целый архитектурный ансамбль.

Почему тот же Санкт-Петербург так любят и ценят и в России, и за границей? За уникальный архитектурный облик, узнаваемый, гармоничный. В Сортавале та же самая ситуация: есть ансамбль красивых старинных зданий, о которых мы должны позаботиться.

Над проектом работали:
Мария Лукьянова, редактор проекта
Анастасия Крыжановская, автор текста
Леонид Николаев, фотограф
Игорь Фомин, дизайнер
Павел Степура, вёрстка
Елена Кузнецова, консультант проекта

Идея проекта «100 символов Карелии» — всем вместе написать книгу к столетию нашей республики. В течение года на «Республике», в газете «Карелия» и на телеканале «Сампо ТВ 360°» выйдут 100 репортажей о 100 символах нашего края. Итогом этой работы и станет красивый подарочный альбом «100 символов Карелии». Что это будут за символы, мы с вами решаем вместе — нам уже поступили сотни заявок. Продолжайте присылать ваши идеи. Делитесь тем, что вы знаете о ваших любимых местах, памятниках и героях — эта информация войдет в материалы проекта. Давайте сделаем Карелии подарок ко дню рождения — напишем о ней по-настоящему интересную книгу!

Источник

Поделиться с друзьями
Моря и океаны
Adblock
detector