сообщение по истории корабли норманнов

Корабли и плавания

Викинги стали владыками морей — об этом говорит вся их история. Торговля, пиратство, прибрежные рейды, долгие путешествия поселенцев — все это стало возможным благодаря техническим достижениям кораблестроителей и моряков, искусство которых не знало себе равного в Европе. Корабли викингов стали вершиной многовекового развития, стадии которого можно изучить по древним изображениям на скалах, по некоторым обнаруженным в болотах и курганах кораблям, которые древнее, чем эпоха викингов, и по изображениям на резных камнях с Готланда. Ключевым элементом в прогрессе кораблестроительства стало изобретение паруса и увеличение его размеров, усовершенствование характерного для скандинавских кораблей руля, который располагался с правого борта около кормы, и постепенное развитие настоящего и очень мощного киля. К концу VIII века корабли викингов уже могли пересекать Северное море, и Запад ужаснулся, оказавшись в полной власти разбойников, само появление которых поражало и страшило.

Ладьи викингов различались по числу пар гребных весел, крупные суда – по числу гребных скамей. Ladya13 пар весел определяли минимальный размер боевого судна. Самые первые суда были рассчитаны на 40–80 человек каждое, а большое килевое судно XI в. вмещало несколько сотен человек. Такие крупные боевые единицы превышали в длину 46 метров.

Старые норвежские саги повествуют о том, что стилизованные изображения мифических драконов и змей были излюбленным украшением штевней кораблей викингов. Вид вырастающих в морской дали чудовищ должен был приводить в ужас врагов и, несомненно, наводил панику на мирные прибрежные селения других стран.

Головы драконов иногда покрывали позолотой, а резные накладные доски на бортах часто изображали их лапы, крылья и чешую. Такое же украшение могло быть на корме, а в некоторых случаях там красовался извивающийся хвост дракона. При плавании в водах Скандинавии эти украшения обычно зачехлялись или снимались, чтобы не напугать своих жен, детей, стариков, а также добрых духов, покровительствовавших мореплавателям. Часто при подходе к порту по бокам судов вывешивались в ряд щиты, но в открытом море это не допускалось.

Об отношении викингов к своим кораблям свидетельствуют их звучные имена, воспетые в древних сагах: «Морской змей», «Ворон вихря», «Лев волн», «Морской олень», «Конь ветра», «Сани владыки морей». И драккары морских королей оправдывали свои названия. Их высокие мореходные качества наглядно подтвердились на практике, когда в 1893 г. копия гокштадского корабля, названная «Викинг», за 27 дней пересекла Атлантику, обогнав по пути другие парусные суда, в частности четырехмачтовую шхуну. Благодаря отсутствию надстроек и полужесткой конструкции корпуса, когда шпангоуты связывались с обшивкой гибкой лозой, драккар обладал завидной легкостью, поворотливостью и прекрасной остойчивостью. По свидетельству капитана «Викинга» Магнуса Андерсона, в свежий ветер корпус драккара под воздействием паруса на полфута приподнимался над водой, что уменьшало поверхность трения и позволяло развивать скорость в 10-12 узлов. Так еще раз были подтверждены высокие мореходные качества кораблей викингов.

Нос и корма ладьи одинаковы, что позволяло идти на веслах в любом направлении, не разворачиваясь. Ладьи имели киль, к которому крепились шпангоуты, к шпангоутам крепилась обшивка. Рулем служило большое весло, прикрепленное сбоку ахтерштевня. Ладьи викингов имели до 32 весел с каждого борта.

Суда нередко строили из досок, уложенных рядами с перекрытием и скрепленных изогнутыми шпангоутами. Выше ватерлинии большинство боевых кораблей было ярко раскрашено.
Суда викингов двигались с помощью парусов и весел. Простой парус, сделанный из грубого холста, часто разрисовывался в полосы и клетки. Мачту можно было укорачивать и даже вообще снимать. С помощью искусных приспособлений капитан мог вести корабль против ветра. Суда управлялись рулем лопастной формы, установленным на корме судна.

Несколько сохранившихся судов викингов экспонируются в музеях скандинавских стран. Одно из самых известных, обнаруженное в 1880 г. в Гокстаде (Норвегия), относится примерно к 900 г. н.э. Оно достигает в длину 23,3 м и в ширину 5,3 м. Судно имело мачту и 32 весла, на нем было 32 щита. Местами сохранились нарядные резные украшения.

Источник

Походы викингов и открытие новых земель

Викинги, жители Скандинавии, совершали набеги на побережья Британских островов и Северо-Западной Европы. В Западной Европе их называли норманнами, а на Руси — варягами.

53

В искусстве навигации викинги не имели себе равных. Переплывая Атлантику, они ориентировались по солнцу и звездам, но больше всего они доверяли своему знанию морских течений, привычек морских птиц, а также изменениям цвета и температуры воды. У викингов не было карт и навигационных приборов, но они имели в своем распоряжении «солнечный сектор» инструмент, отдаленно напоминающий компас, который позволял мореплавателям приблизительно определять местоположение корабля. Во всяком случае, викинги не блуждали в бурных водах Северной Атлантики совершенно вслепую.

Пираты и первооткрыватели

В VIII в. потомкам варваров, обосновавшихся в Скандинавии, стало не хватать природных богатств, чтобы прокормить растущее население, и они отправились на поиски новых земель. Но викингов не просто манили дальние страны — они грабили и захватывали чужие земли.

В конце IX — начале Х в. викинги овладели Шетландскими, Оркнейскими и Гебридскими островами и обосновались на крайнем севере Шотландии, а в 700 г. поселились на Фарерских островах. Двигаясь дальше на запад, они добрались до Исландии и в 815 г. основали там колонию. Викинги побывали в Северной Америке почти за 500 лет до путешествия Колумба. Бьярни Херьюльфссон, чей корабль из-за ветра сбился с курса, рассказал, что на западе есть земля. Исследовать эту землю отправился Лейф Счастливый — сын Эрика Рыжего, открывшего Гренландию.

Викинги создали первый в мире парламент ― исландский альтинг. Его «премьерное» заседание состоялось на юго-западе острова, в уникальном месте, где расходятся две материковые плиты: Северо-Американская и Евразийская.

Кораблестроение викингов

Для дальних плаваний викингам нужны были надежные корабли. Викинги были лучшими корабелами в Европе. Для пиратских набегов они строили узкие дракары, на которых можно было пристать к берегу без причала и идти на веслах. В долгие путешествия викинги отправлялись на кноррах — широких кораблях с прочным корпусом.

31

Размер дракаров колебался от 10 до 20 м. Судно разгонялось до 18 км/ч, что для той эпохи было весьма высоким показателем. Каждую ладью отождествляли с живым существом и давали ей уникальное звучное имя, например «Бык океана», «Ворон ветра», «Морская птица». Как у любого животного, у дракара были нос и хвост, украшенные соответственно. Часто передняя часть корабля представляла собой деревянную голову мифического существа, например дракона. Носовая фигура отгоняла злых духов и наводила невообразимый страх на противника. Дракар, по сути, заменял викингам дом: в походах они проводили несколько сезонов или даже лет. Каждый корабль оснащали специальными кожаными мешками для сна и отдыха. Самые длинные ладьи достигали 50 м в длину.

Форштевень обычно украшали головой дракона (отсюда и название — дракар)или чудовища для устрашения всех, кто встретится на пути. При приближении к дружественным землям голова убиралась. Народы Севера верили, что она могла напугать или разгневать добрых духов, поэтому ее немедля прятали.

49

Парус — квадратный, необычайно прочный. Его ткали из шерсти овец североевропейской породы и покрывали животным воском (ланолином) для защиты от намокания. Для большого паруса требовалось около 2 т овечьей шерсти. Над его изготовлением на протяжении трех лет трудились четверо человек. Учитывая то, что одна овца давала около 1,5 кг шерсти в год, готовый парус ценили крайне высоко.

На скамьях викинги спали и хранили свое имущество. У каждого было отдельное место.

Вдоль борта корабля имелось специальное ограждение — фальшборт, предохранявшее викингов от случайного падения в воду. Кроме того, во время штормов фальшборт защищал судно от ветра и удара волн.

Одна-единственная мачта всегда возвышалась посередине корабля. Она была устроена таким образом, что ее можно было снимать и снова ставить.

Весел на корабле было много (до 34 пар), чтобы судно могло развить нужную скорость. За каждым веслом закреплялся один гребец.

Щиты закрепляли вдоль бортов для обороны от вражеских стрел и устрашения.

50

Европейские походы

Перебравшись через Атлантику и открыв новые земли на западе, викинги успешно продвигались и на восток: они прошли через всю Европу и проникли в Азию. Датские викинги расселились на северо-востоке Британских островов, совершая набеги на побережья Италии и Северной Африки.

Норвежские викинги, поселившиеся в устье Сены и других рек на севере Франции, добились от короля Франции прав на провинцию Руан, которую впоследствии назвали Нормандией. Шведы ходили торговыми путями от Балтийского до Черного моря, а оттуда в Константинополь, проложив путь из варяг в греки по рекам Древней Руси. Перебираясь из одной реки в другую, лодки перетаскивали по суше.

Эрик Рыжий и открытие Гренландии

В 982 г. Эрик Рыжий был изгнан из исландской колонии за совершенное им убийство. Он слышал рассказы о землях, лежащих на расстоянии около 1000 км от Исландии. Туда он и направился вместе с небольшим отрядом. После трудного плавания ему удалось найти эту землю. В 986 г. Эрик собрал группу викингов, готовых обосноваться на открытом им острове.

51

Из 25 кораблей, отплывших из Исландии, до Гренландии добрались только 14. В походе погибли более 200 человек. Во фьордах западного берега Эрик основал два поселения. Норманны занимались рыбной ловлей и охотой на тюленей, моржей, птиц и песцов. Колонисты не порывали связей с родиной и продавали туда меха, моржовые клыки, а в обмен получали железо, лес, хлеб и ткани. Две небольшие группы жили на острове 400 лет.

Невероятные ошибки

Когда корабли Эрика Рыжего причалили к берегам современной Гренландии, перед мореходами расстелился идиллический пейзаж ― поля, покрытые густой растительностью. Завоеватели тут же окрестили новую территорию Зеленой землей (green land) ― и, как оказалось, поспешили. Викинги наткнулись на небольшой оазис на побережье, если бы они продвинулись вглубь острова, то очутились бы среди льдов. Похожая история, только с точностью до наоборот, произошла с Исландией. Высадившись у ее берегов, викинги увидели горы, покрытые снегом, и назвали остров Ледяным (ice land). Но первое мнение вновь оказалось ошибочным: Исландия ― зеленая страна, где лед и снег лишь изредка встречаются в горах.

Кто первый открыл Америку?

В 990 г. викинг по имени Бьярни отправился по морю в гости к своему отцу, который переселился в Гренландию. От Исландии мореходы плыли трое суток с попутным ветром. Затем он прекратился, подул северный, и лег туман. Бьярни плыл, не зная куда, много дней. Наконец моряки увидели землю. Она была плоская, покрыта лесом, с небольшими холмами у горизонта. Бьярни решил двигаться дальше. Вскоре вновь показалась земля, но и она не была похожа на Гренландию: вместо ледников — леса.

32

Лейф назвал эти земли Винланд («Страна дикого винограда»), поскольку в окрестностях росло много диких ягод. Открытие Северной Америки и попытки основать там поселения долгое время считалось легендой. Однако сегодня археологи располагают неопровержимыми данными о поселении викингов в Л’Анс-оМедоус, на севере острова Ньюфаундленд. Лейф провел на острове зиму. В прибрежных водах было много лососей, день был намного длиннее, чем в Гренландии.

33

Примерно в 1004 г. брат Лейфа Торвальд Эриксон отправился в Винланд. На этот раз викинги обнаружили, что в Винланде уже живут люди. Однажды вспыхнула ссора, и Торвальд был убит стрелой местного жителя. Друзья Торвальда вернулись в Гренландию. Потомки Эрика Рыжего предприняли еще две попытки колонизировать Винланд, но им не удалось наладить добрые отношения с индейцами, и викинги покинули открытую ими землю.

Рогатый шлем

52

Викингов часто изображают с рогатыми шлемами на головах. В действительности ничего подобного в гардеробе скандинавов не было. Этот элемент экипировки ― выдумка. Миф о «рогатых» северянах возник с подачи католической церкви, которая отождествляла их с дьяволами. Викинги часто нападали на церкви и монастыри, грабили их. Вполне естественно, что буянов объявили чертями и для пущей достоверности «оснастили» рогатыми шлемами. На самом деле ни в одном захоронении эпохи викингов не нашли ни одного подобного артефакта, и это логично: в таком головном уборе неудобно сражаться, его легко сбить, лишь немного задев при ударе.

Источник

Январь 2010 года

1 10

ДРЕВНИЕ СУДА

СУДА ВИКИНГОВ

Слово «викинг», наводившее ужас на жителей Западной Европы в IX-X столетиях, происходит или от древнескандинавского «вик» — «залив», или от «викья» — «поворачивать». В любом случае, оно связано с морем. В Древней Скандинавии, населенной племенами северных германцев, викингами называли участников морских грабительских походов.

sea1

Большая часть Скандинавского полуострова — это труднопроходимые горы. Скалистые берега Норвегии изрезаны узкими заливами-фьордами. Для норманнов («северных людей») строительство кораблей стало насущной необходимостью — без флота не были возможны ни торговля, ни война.

Больших и толстых дубов, из которых выдалбливали свои челны древние славяне, в Скандинавии почти нет. И предки современных датчан, шведов и норвежцев научились строить килевые суда, в основе которых лежала мощная балка — киль. Сам корпус собирали из еловых досок с помощью железных заклепок. Чтобы получить доски, бревно не распиливали, как это делается в наши дни, а раскалывали в особых станках.

Все имели похожую форму — нос и корма одинаковые, заостренные, корпус равномерно суживается от середины к оконечностям. Такая форма оказалась очень удачной и дожила до наших дней — так строят, например, спасательные шлюпки.

sea

Боевой корабль викингов назывался «дракон», или «драккар». Длина его доходила до двадцати-тридцати метров, и вмещал такой корабль до семидесяти воинов. Драккары двигались с помощью прямоугольных парусов и весел. Это были быстроходные, маневренные корабли с малой осадкой и низкими бортами. Кроме больших драккаров, викинги использовали и более легкие ладьи, называвшиеся «скейд».

Конечно, скандинавы не только устраивали военные походы на соседей — они вели широкую заморскую торговлю, в том числе и в древнейшей столице Руси — городе Ладоге. Торговое судно норманнов называлось «кнорр». Кнорр меньше драккара, имел более высокие борта и глубже сидел в воде. Быстро двигаться кнорр не мог, но ему это и не требовалось — он должен был принять на борт как можно больше товаров. Для укладки груза в середине корабля, у мачты, устраивали трюм. Скандинавские традиции судостроения хорошо прижились на Руси, где норманнские купцы и воины были частыми гостями. И когда где-нибудь в северной деревне вам встретится дощатая остроносая лодка с килем, знайте — перед вами дальний родственник древнего боевого «дракона»!

sea2

НАША РЕГАТА

Первый в мировой военной истории бой паровых судов произошел 5 ноября 1853 г., в начале Крымской войны. Русский пароходо-фрегат «Владимир» после трехчасового боя взял в плен турецкий вооруженный пароход «Перваз-Бахри». И в том же месяце, 18 ноября 1853 г., состоялось Синопское сражение — последняя большая битва парусных флотов.

Источник

Норманны

normanni

Раннее средневековье славилось суровыми нравами – человеческая жизнь тогда не слишком ценилась (по правде сказать, и сейчас, в наше тяжелое время ее тоже очень обесценили). В те далекие времена еще не существовало четких границ государств (многих стран даже не было на карте мира), моря и океаны таили в себе гораздо большую опасность, чем сейчас. И дело было даже не в морских обитателях. Как вы, наверно, уже догадались, речь идет о разбойниках с большой морской дороги.

Читайте также:  беги дорогая беги история песни

До лихого сэра Генри Моргана и других его компаньонов было еще далеко (да и территория «работы» была чуть южнее – Карибские острова), а в 8 веке европейские государства, имевшие выход к морю и Атлантике, узнали на своей шкуре, что такое разбойничий набег. Кто показал такой яркий пример? Норманны. О них речь и пойдет в этой статье.

История Норманнов

Так кто же такие были эти норманны? Так называют северные народы (большей частью скандинавов), которые совершали опустошительные набеги на государства Западной Европы с 8 по 11 века. Они настолько хорошо владели мечом и знали моря, что добирались даже до самых отдаленных уголков Европы – до Испании и Италии.

Однако не совсем точно всех скандинавов обозначать этим именем. Конечно, покоренные народы не различали, кто есть кто, однако сами норманны – это представители разных племен. Например, даны – древнегерманское племя, населявшее территорию современных Дании, Норвегии, Швеции. Их назвали так, потому что в эпоху Великого переселения народов они пришли на полуостров Ютландия и выгнали оттуда местных племен – ютов и англов, затем создали свое государство, получившее название по их имени – Дания. Даны совершали набеги на Европу и затем осели на северном побережье Франции, где номинально признали себя подданными Франкского короля.

Норвежцы также не оставались в стороне от разбоев – их излюбленным местом стала Англия, а именно ее восточная часть. Постепенно многие представители племени переселились туда, ассимилировались с местным населением. Как бы их не называли, ясно одно – это были настоящие воины, которые превосходно владели мечом, знали мореплавание. Можно сказать, это были средневековые спартанцы. Кстати, о мореплавании.

Корабли норманнов

Дорог в нашем понимании тогда не существовало, и единственный более менее верный путь куда-либо был по морю. Для этого нужно было построить крепкий и прочный корабль, способный выдержать долгие дни и месяцы плавания, а в случае с норманнами еще и уйти от преследователей (не все племена спокойно давали себя покорить). Фирменным отличием норманнов были ладьи – небольшие суда, легко скользившие по водной глади и маневрировавшие. Основным материалом был дуб – крепкий, прочный, чтобы не было течи в днище. Нос корабля обязательно украшали тотемом – священным животным племени.

normanni2

Считалось, что тотем покровительствует народу, дарит ему удачу (судя по успешным завоеваниям, это действительно так). Корабли были наиболее ценным предметом для норманнов – знатных воинов, погибших в бою, хоронили на их судне.

Норманны в Европе

Основным местом действия норманнов была Европа – близко от их территории поселения, не нужно далеко плыть. В первую очередь, страдали ближайшие соседи – Англия, Франция. При желании завоеватели двигались дальше – в Испанию, Италию, добирались даже до восточного Средиземноморья.

Норманны в Англии

Если вы спросите кого-либо, что вы знаете о норманнах, то почти во всех случаях ответ будет такой – завоеватели Англии. Начиная с 8 века, территория страны подвергалась нашествию завоевателей с севера – сначала норвежцев, затем подтянулись и датчане. Бед натворили немало – сожгли столицу Лондон в 842 году, через 20 лет в их власти было все восточное побережье.

Король Альфред Великий бежал из Лондона на свободный от захватчиков юг. Он пытался собрать какие-то суммы на борьбу, но норманнов было намного больше, чем доверия крестьян королю. Постепенно правителями английских земель становились датские и норвежские воины. Только в 1014 году законный король Этельред II смог вернуть себе английский престол, норманны бежали в Данию. Однако затишье длилось недолго – только 2 года. Уже в 1016 году, с помощью норвежского короля Харальда II, Кнут, бывший некогда королем Англии, смог вернуть себе корону. После его смерти в 1035 году правителями стали два его сына – Гарольд и Хардекнут. Это были последние датские короли на английской земле.

Однако тут знать разделилась. Одни считали, что нужно и дальше придерживаться датской линии наследования престола (все-таки датчане предлагали хорошие условия жизни знати). Другие искали более сильного союзника. И нашли. Через пролив Ла-Манш. Им стал Нормандский герцог Вильгельм. Он уже давно засматривался на британские острова, а тут подвернулся династический кризис – король Эдуард Исповедник умер бездетным, и аристократия избрала новым королем датско-английского графа Гарольда Годвинсона, который стал королем Гарольдом II. В 1066 году войско Вильгельма (под предлогом того, что Гарольд обязан был признать Вильгельма наследником Эдуарда, но не признал) высадилось на побережье Англии.

В решающей битве при Гастингсе в 1066 году войско нормандцев разбило англо-саксов и заняло Лондон. Теперь аристократия была преимущественно французской. Вильгельм провозглашен королем Англии. Но в этом был и плюс – сильное войско нового короля успешно отражало новые набеги норманнов. В конце концов, викинги оставили Англию в покое, переключившись на другие территории.

Норманны в Италии

Апеннинский полуостров также был заманчивой перспективой. В середине 12 века нормандцы (бывшие норманнские племена, ассимилировавшиеся с местным французским населением) решили расширить свои владения. Захваты начались еще в 11 веке и продолжались все 12 столетие. В результате вся Южная Италия (Сицилия, Калабрия, Бари, Неаполь) оказались захвачены нормандцами и объединены в единое государство под названием Сицилийское королевство.

Государства норманнов

Практические все раннее средневековье прошло под лозунгом норманнов «Завоюем Европу». Смелые, отважные, бесстрашные воины, норманны бесконечно любили то, чем лучше всего занимались – завоевания и походы. Основательно перекроив карту Европы, они оставили свой след и огромный вклад в развитие новых государств под их началом. И кто знает, что бы было с этим странами, если бы не нашествие людей Севера.

Источник

Пути и открытия норманнов

Глава 12

Родина норманнов

открытии, часто вторичном, после древних ирландцев, и в освоении Северной Атлантики в VIII–X вв. крупнейшую роль сыграли норманны — «северные люди». Так средневековые западноевропейцы называли данов (датчан), норвежцев и свеев (шведов). Этнографы и лингвисты объединяют их общим термином «скандинавы». Не позднее III в. н. э. в Скандинавии появилась руническая письменность, возникшая на основе алфавита одного из народов Средиземноморья. В VIII в. норманны находились в стадии перехода от доклассового строя к классовому. Даны занимали тогда низменный п-ов Ютландия и окаймляющую его на западе цепь небольших Северо-Фризских о-вов, низменный Датский арх., расположенный к югу от пролива Каттегат, и холмистую равнину Скопе — юго-восточный выступ Скандинавии. К северу от Сконе жили ёты (гёты) и свионы (свей), населявшие область великих скандинавских озер Венерн, Веттерн и Меларен, а также балтийские о-ва Готланд и Эланд.

Норвежцы занимали юго-западную часть Скандинавии, примыкающую к заливу Бохус и проливу Скагеррак, и берега западных фьордов до 64° с. ш. с прилегающими островами. Крупнейшие из фьордов: у 59° с. ш. — широкий Бокна-фьорд, у 60° — Хардангер-фьорд, у 61° с. ш. — величайший Согне-фьорд, у 63°30′ — длинный и широкий Тропхеймс-фьорд, на южном берегу которого в конце X в. был основан г. Нидарос (теперь Тронхейм) — древняя столица объединенной Норвегии. Береговую полосу между 65 и 67° с. ш., освоенную в IX в., норвежцы называли областью Хельгеланн.

Пути и набеги норманнов

сновными занятиями древних норманнов были скотоводство и морские промыслы. В поисках рыбы и морского зверя они совершали дальние плавания по северным морям. Земледелие в Скандинавии и на равнинах Дании не обеспечивало население хлебом даже в урожайные годы. И норманны пускались за море, с тем чтобы в земледельческих странах Европы менять меха, рыбу, кожу, мед и жир на хлеб и другие сельскохозяйственные продукты. Простую торговлю они совмещали с работорговлей, так как в некоторых европейских областях рабы были тогда самым ценным товаром.

drakkar

Дракар викингов под парусами.

В Скандинавских странах при разложении родового строя выделилась родо-племенная знать. После смерти главы семьи, входившей в эту верхушку, имущество по обычаю становилось собственностью старшего сына. Чтобы обеспечить младших, обездоленных сыновей, отец, как правило, «пускал их по миру», только не с сумой, а с ладьей. Сыновья знатных норманнов набирали военные дружины из закрепощённых, свободных людей — бондов, которые и сами часто занимались торговлей, и возглавляли грабительские морские экспедиции в «хлебные» страны Европы. Вожди этих дружин — конунги («морские короли») — выступали иногда как торговцы, но чаще как пираты: захватывали суда, грабили приморские и приречные селения и города. Согласно сагам, норманны использовали различные типы военных (пиратских) судов, главным из них к началу IX в. был кнёр — одномачтовый мелкосидящий парусник из дуба с 16 парами весел, длиной около 24 м и шириной около 5,5 м, хорошо зарекомендовавший себя и в морских и в речных походах. Во время плаваний норманны ориентировались по солнцу и звездам, в частности по Полярной, носившей имя Лейдар.

vik manus

Корабль викингов

От своих берегов норманны плавали и совершали набеги по всем направлениям. Двигаясь на восток, они (главным образом шведы) пересекали Балтийское море, заходили в Рижский и Финский заливы и, пользуясь древнерусскими торговыми путями, достигали по рекам Восточной Европы, Черного и Каспийского морей, а по ним проникали в Византию, арабские халифаты и Среднюю Азию. Оттуда в Европу они доставляли шелка, пряности, вина, ювелирные изделия и серебро в монетах.

Двигаясь на запад, норманны (в основном норвежцы) оседали на островах Северной Атлантики, первые пересекли океан, открыли Гренландию и посетили северо-восточные берега Америки. Датские и норвежские викинги укрепились на некоторых малых Британских о-вах и на востоке Ирландии. На о. Великобритания они частью подчинили своей власти англосаксов, частью брали с них громадный выкуп или облагали тяжелым налогом — «датскими деньгами». Они дважды завоевывали Англию и временно отступали.

Двигаясь на юг, к берегам Франции, норманны завоевали низовья Сены, п-ов Котантен, который с того времени часто величают Нормандией, и близлежащие о-ва Джерси и Гернси — их и теперь называют Нормандскими. Укрепившись в приморской Северной Франции, но утратив свой язык, офранцуженные норманны во главе с Вильгельмом Бастардом («Незаконнорожденным») в 1066 г. завоевали Англию — в третий раз, но теперь уже окончательно.

Продвигаясь еще дальше на юг, грабя побережье Бискайского залива и атлантические берега Пиренейского п-ова, норманны проникали в Средиземное море через Гибралтар, воевали на море с арабами, разоряли приморскую полосу Южной Европы и доходили до Сицилии и Южной Италии. Там они могли встречать своих земляков — или своих соседей-шведов — на византийской службе, посылаемых из Константинополя, куда те приходили по рекам Восточной Европы «из варяг и греки». Таким образом, норманнские водные пути в IX–XI вв. опоясывали всю Центральную, Западную и Южную Европу, захватывая и довольно широкую полосу Восточной Европы.

Норманны на Балтийском море и открытие Прибалтики

ачало активности норманнов (в основном шведов) на Балтийском море относится приблизительно к середине VII в. Они ознакомились с северной частью этой акватории, открыли Аланд — большое (6,5 тыс.) скопление холмистых островов (Аландские о-ва) — и первые проникли в Ботнический залив, в IX в. на его юго-восточном берегу возник пункт меновой торговли — будущий г. Турку. Их морские разведчики, продвигаясь вдоль северного, сильно изрезанного и скалистого берега Кириалботна (Финского залива), достигли его вершины и по озерно-речной системе Нева (в рунических надписях «Нюйа») — Ладога — Свирь — Онего вышли на просторы Гарда — северо-западной части Восточно-Европейской равнины — и, следовательно, стали первооткрывателями крупнейших озер материка. Согласно, новейшим представлениям, на Белом озере и верхней Волге норманны появились примерно на столетие раньше славян. hand point clrhand stop clrКонтакты Скандинавии с Приладожьем были не только торговыми. Археологические раскопки подтверждают факт шведской колонизации этой территории. Пик деятельности шведов приходится на X в., в начале XI в. она ослабевает, а к концу XI в. прекращается. Основная роль в освоении древнего Балтийско-Волжского торговою пути принадлежит колбягам — шведским пушным торговцам. Его западным конечным пунктом стал г. Бирка, возникший около 800 г. на озере Меларен. Вдоль трассы были основаны опорные пункты для сбора и обмена товаров, в том числе в середине VIII в. Старая Ладога, в низовье р. Волхов, у южного берега Ладожского озера.

Во второй половине VII–VIII вв. норманны достигли западного низменного побережья Прибалтики, открыли Моонзундский арх. hand point clrhand stop clrМногочисленная (более 500) группа низменных островов у входа в Рижский залив. Саги сохранили норманнские названия крупнейших из них — Эйсюсла (Сааремаа) и Дагаипи (Хийумаа). и впервые проникли в Рижский залив, глубоко вдающийся в материк. Они воспользовались древним торговым путем, который вел вверх по Западной Двине («Вина», или «Дуна») через волок на Днепр. С IX в., после образования г. Турку, шведы предпочитали пересекать Финский залив и следовать к Западной Двине на юг вдоль Эстланда — западного побережья Прибалтики, населенного эстами, и отлогих песчаных берегов Рижского залива — Лифланд (земля ливов, «либь» русских летописей). Они обследовали и Вирланд — южное в основном низменное побережье Финского залива, участками обрывающееся к морю в виде уступа — глинта (это слово скандинавского происхождения).

clock history

Плавание Отера и Вульфстана в Балтику

80-х гг. IX в. норвежец Отер — мореход, зверобой, купец и мелкий землевладелец — рассказывал королю Англии Альфреду Великому, у которого он тогда был на службе, что его родина Хельгеланн — «. самая северная из всех норманнских земель. К северу суша простирается на далекое расстояние, но совершенно безлюдна, если не считать нескольких мест, где разбросаны поселения финнов [саамов, часто называемых лопарями и лапландцами], занимающихся зимой охотой, а летом рыбной ловлей». Об освоенной к тому времени части Норвегии Отер рассказал Альфреду коротко и верно. В литературе это первые вообще правильные географические сведения о Скандинавском п-ове: «. страна норманнов [норвежцев] очень длинная и узкая. Все пастбища и пахотные земли расположены вдоль берега моря. В некоторых же местах [приморская зона] совсем гористая, а за полосой обработанной земли повсюду вздымаются пустынные дикие вершины. В горах обитают финны. Полоса возделанной земли достигает наибольшей ширины к востоку [на юго-востоке], а к северу суживается. В восточной [юго-восточной] части ширина ее доходит до 60 миль и более, в середине — до 30 миль и более, а на севере она суживается до 3 миль. В глубь суши пустынные земли местами простираются так далеко, что их пересечь можно лишь за две недели, зато в других местах потребовалось бы не более шести дней. По ту сторону пустынных земель со страной норманнов соседствует Свеаланд [Швеция], далее к северу — Квенланд. » — страна квенов, представляющих северо-западную ветвь финнов-суоми.

Отер огибал Скандинавский п-ов с юго-запада и севера. На юг, как он сообщил королю, он плавал из Хельгеланна в датскую гавань Хедебю (Хайтабо), которую он называет «Ат-Хетум» или «Хетум»,— в низовье р. Шлей, впадающей в Кильскую бухту Балтийского моря. Путь его шел через Скагеррак к южной гавани Скирингсал (у Осло-фьорда), hand point clrhand stop clrВ наше время археологи нашли на западном берегу Осло-фьорда несомненные следы древнего торгового пункта. а оттуда он следовал прямо на юг к Хедебю через проливы Каттегат и Большой — или Малый — Бельт: «По его словам,— записал король или скорее писец, присутствовавший при беседе, — плавание туда [в Скирингсал из Хельгеланна] займет больше месяца при условии, что ночью придется стоять на якоре, а днем плыть при попутном ветре. Все плавание проходит вдоль берега. С левого борта будет видна Норвегия. Южнее Скирингсала в сушу вдается огромное море [Балтийское]. на многие сотни миль в глубь суши. Из Скирингсала он плыл еще пять дней и достиг. Ат-Хетума. Эта гавань расположена между землями венедов [прибалтийских славян], саксов и англов и принадлежит датскому королю. По пути из Скирингсала [3 дня] с левого борта у него была Дания [п-ов Сконе], а с правого борта — море. А в течение последних двух дней плавания до Хетума с правого борта была Ютландия. и множество островов. В этих местах жили англы, прежде чем они попали в нашу страну [Британию]. С левого же борта в эти последние дни плавания он видел острова, принадлежащие Дании. »

Читайте также:  посмотреть историю смс мегафон

Отвечая на вопросы короля, Отер сообщил ему и о другом своем плавании — в Биармию (правильнее — Бьярму). Несколько фраз о ней, вкрапленных в повествование о морском походе вокруг Скандинавского п-ова (см, ниже), послужили причиной многолетних споров о том, что это за страна и где она находится. По словам Отера, он достиг «. устья большой реки. Он вошел в реку, потому что не рисковал продолжать плавание дальше, опасаясь столкновения с жителями побережья, которое по ту сторону устья было густо населено. Биармия оказалась страной искусно возделанных пашен, жители которой, однако, воспротивились их [норвежцев] высадке на берег». Отер сообщил также, что биармийцы рассказывали ему о своей и соседних землях. «Но что в их рассказе правда, а что нет, он не знает». И, вероятно, отвечая на естественный вопрос, как же Отер с ними объяснялся, норвежец из Хельгеланна, хорошо знавший соседних финнов (саамов), сказал: «Ему показалось [разумная оговорка], что финны и жители Биармии говорят на одном и том же языке».

Об особенностях р. Вину, протекающей по Биармии, можно получить представление из древних саг. Река впадает в море одним устьем (винуминни), а на ее холмистых берегах (винубакка) растет смешанный лес (вииускогр), высокий и густой. Эта скупая характеристика в сочетании с упоминанием о многочисленном населении и обработанных полях не оставляет места сомнениям: речь идет о Западной Двине (Даугаве). Подтверждением такого вывода служит свидетельство Саксона Грамматика о походе датчан в Биармию. Они пересекли всю Центральную Европу и напали на биармийцев. Потерпев поражение, датчане отступили «в землю куров [куршей] и зембов [земгалов]», т. е. в области Средней и Западной Латвии, где жили эти древнелатышские племена. Иными словами, Биармия занимала территорию Эстонии, Северной и Восточной Латвии.

Одновременно с Отером Альфред, видимо, расспрашивал и другого морехода, Вульфстана, вероятно также норвежца, о его безостановочном недельном переходе под парусами через Балтийское море — на восток от устья Шлей до устья Вислы. Это опять-таки первое литературное известие о плаваниях в центральной части Балтики. По левому борту Вульфстан отметил датские о-ва «Лангеланн, Лолланн, Фальстер и Зеландия. hand point clrhand stop clrВульфстан принял о. Мен за юго-восточный выступ Зеландии. [за ними] Бургуналанд [Борнхольм]. Блекинге [юго-восточное побережье Скандинавии]. Эланд и Готланд, а принадлежат те земли Свеаланду. Земля же венедов во время всего плавания до устья Вислы была. с правого борта. »

clock history

Открытие Отером северо-западного побережья Европы

вигаясь на северо-восток от Хельгеланна, норвежцы не позднее IX в. обогнули Скандинавию и достигли Белого моря, причем открыли ряд прибрежных островов и фьордов за 67° с. ш. и осели в удобных местах на их берегах. Первое плавание из Северного моря к Белому известно нам по записи Альфреда, и совершил его Отер. Даты король не сообщает. Историки предполагают, что это было между 870 и 880 гг., что поступил Отер на английскую королевскую службу, видимо, уже после этого события и что именно он помог Альфреду реорганизовать флот, который в 892–893 гг. удачно защищал от датчан южное побережье Англии. «Однажды Отер, по его словам, захотел установить, как далеко на север простирается суша и что [там] находится. Вот он и поплыл вдоль берега [от Хельгеланна]. на север. Три дня безлюдный берег был у него с правого борта, а открытое море с левого, и он оказался в тех северных водах, в которые обычно заходят китобои. Но он продолжал свой путь на север еще три дня. Тут берег поворачивал на восток. В этом месте ему пришлось ожидать. [попутного] ветра. Затем он поплыл близ берега на юго-восток и придерживался этого направления четыре дня. В этом месте берег отклонился к югу. и он плыл вдоль берега пять дней. » Видимо, эта часть правдивых сведений Отера была зафиксирована довольно точно. Но затем в записи следуют уже цитированные фразы о Биармии. Основываясь на них, многие историки XVIII–XX вв. считали, что она соответствует Двинской земле, т. е. Заволочью (бассейн нижней Онеги и Северной Двины), в XI–XV вв. подчиненному Новгороду. Ряд фактов, кроме перечисленных выше, противоречит этому: ни в одном уголке Крайнего Севера Европы в IX в. не было густонаселенного земледельческого оазиса; Отер ни разу не пересекал ни одной крупной акватории, а, напротив, дважды подчеркивает, что с правого борта все время была видна земля; устье и низовья Северной Двины — разветвленная дельта с крупными рукавами, низменные берега, влияние морских приливов более чем на 100 км вверх по реке, пустынные равнины с редколесьем и кустарником — совершенно не отвечают описаниям биармийской Двины.

Далее Отер сообщает, что с того момента, «. как они покинули родную гавань, им еще не встречалась обработанная земля, потому что берег, видневшийся с правого борта, населяли лишь финны [саамы] — рыбаки, птицеловы и охотники, а с левого борта все время простиралось открытое море. » Итак, Отер был в пути под парусами 15 дней, не считая остановок в ожидании попутных ветров: шесть дней он плыл, по записи, на север, на самом деле на северо-восток, и четыре дня — на юго-восток, пять дней — на юг (юго-запад?). Всего вероятнее, что он дошел до горла Белого моря и пристал к юго-восточному берегу Кольского п-ова, а может быть, достиг Кандалакшской губы. С местными жителями он завязал «отношения. из-за китов и моржей, ибо бивни последних дают превосходную кость. Несколько бивней он привез в дар своему королю. Вшестером они за два дня убили 60 штук [моржей]».

В записи об этом плавании Отера нет ни одного географического названия. Он указывал, что «с левого борта все время простиралось открытое море». Следовательно, примерно от 68° с. ш. он шел на северо-восток вдоль западных берегов внешней цепи островов, иначе он почти постоянно, лишь с небольшими перерывами, видел бы берег слева. Справа же между 67°50′ и 68°30′ с. ш. Отер видел цепь высоких Лофотенских о-вов, отделенных от Скандинавии широким Вест-фьордом, вход в который он, несомненно, пересек. Между 68°30′ и 69°20′ с. ш. Отер прошел вдоль внешней части арх. Вестеролен, затем вдоль о-вов Сенья, Сер-Квале и Рингвассе и пересек, миновав о. Сере, 71° с. ш. Тут берег поворачивал на восток. И Отер ждал попутного ветра, чтобы идти на юго-восток, либо у о. Магере с рго высоким, позднее ставшим знаменитым мысом Нордкап (71°10′ с. ш.), либо у п-ова Нордкин с его мысом (71°8′ с. ш.— самый северный пункт Европейского материка). От Нордкина у него с правого борта были все время видны берега п-овов Варангера, Рыбачьего и Кольского.

clock history

Вторичное открытие Исландии

началу VIII в. норманны захватили Шетландские о-ва на пути от Западной Норвегии к Британии, арх. Оркады и Гебриды у берегов Шотландии, а также о. Мэн в центре Ирландского моря. Они вытеснили ирландских монахов со многих островов и использовали их как базы для набегов на англосаксонские королевства, на Ирландию и Фареры. По исландской саге, набег туда возглавил (около 800 г.) викинг Грим Камбан. С того времени они и получили свое название («Ферояр» означает «Овечьи о-ва»). Очередь была за Исландией.

В «Книге о заселении Исландии» помещено следующее сообщение со ссылкой на «премудрого» Сэмунда Сигфуссона, жившего в XI–XII вв.: «Рассказывают, что люди из Норвегии собрались плыть на Фареры; некоторые называют среди них викинга Наддода. Однако их отнесло на запад, в море, и там они нашли большую землю. Войдя в восточные фьорды, они поднялись на высокую гору и огляделись но сторонам, не видать ли где-нибудь дыма или еще каких-либо признаков, что земля эта обитаема, но ничего не заметили. Осенью они вернулись на Фареры. Когда они уходили в море, на горах уже лежало много снега. Поэтому они назвали эту страну Снежной землей. Они очень хвалили эту землю. Место, где они причалили к берегу, зовется теперь Рейдар-федль. » hand point clrhand stop clrГора (1239 м) у Рейдар-фьорда, на 65° с. ш. Нигде больше нет упоминаний о Наддоде. Имя это не скандинавское, а кельтское, и потому некоторые ученые считают его фарерским колонистом британского или ирландского происхождения, который по своим делам попал в Норвегию и возвращался оттуда домой с викингами. hand point clrhand stop clrДругие называют его «викинг макилл», т. е. викингом, объявленным нежелательным лицом в Норвегии и ее «колониях». Год его плавания не указывается.

В Норвежской хронике конца XII в. первое посещение Исландия скандинавами также описывается как случайное, но совершенное не викингами, а купцами, отплывшими к Фарерам. В море их застигла буря, долго трепала и наконец забросила к берегам далекой страны. Купцы сошли с кораблей на берег и нигде не встретили следов человеческого жилья. Вернувшись в Норвегию, они превозносили обнаруженную землю, и многие решили отправиться туда. Затем Исландию посетил швед Гардар Сваварсон — один из спутников Наддода, — и эту страну стали называть Гардарсхольм, т. е. о. Гардара.

По норвежской хронике, Гардар в первый раз плавал в Исландию в 881 или 882 г. Но так как эта дата не увязывается с другими фактами истории Норвегии и Исландии, то первые посещения острова норманнами обычно относят к 60-м гг., а первые поселения — к началу 70-х гг. Гардар обошел Исландию кругом, по часовой стрелке, видимо, не во время ее первого, случайного посещения, а около 869 г., провел зиму на восточном берегу залива Скьяульванди (66° с. ш., северное побережье) и вернулся в Норвегию. За ним, по исландской саге, от Фарер в Исландию ходил норвежец викинг Флоки Фильгерварсон, такая же персона нон грата, как и Наддод. Он направился на остров, намереваясь здесь поселиться. Коснувшись восточного берега, норвежцы обошли южное побережье Исландии и высадились на скалистом северном берегу Брейди-фьорда. Они ловили рыбу и охотились на тюленей, не помышляя о зиме. А она пришла, суровая и очень снежная. Снега выпало так много, что скот, захваченный ими из дома, не мог добывать себе подножный корм и погиб. Наступила холодная весна, фьорды были забиты льдом. hand point clrhand stop clrЭто, возможно, первое знакомство норвежцев с паковым льдом и первое письменное упоминание о нем. Из-за этого Флоки переименовал о. Гардара в Ледяную страну — Исланд, или (латинизированное) Исландия, не совсем справедливое название, которое, как известно, закрепилось за островом. Вскоре выяснилось, что норвежцы запоздали с отплытием домой. Флоки прошел к югу и высадился на низменном восточном берегу широкого залива Фахсафлоуи, у 22° з. д., где провел вторую зимовку, причем один из его спутников на небольшом суденышке выполнил пересечение этой акватории.

По возвращении в Норвегию Флоки и его спутники подтвердили рассказы предшественников о богатых рыбных угодьях и прекрасных пастбищах Исландии. И около 871 г. туда на разведку отправились Ингоульф Арнарсон и его побратим Лейв Хродмарсон: оба за убийство подлежали «по истечении трех зим» изгнанию из Норвегии. Район высадки им понравился, п в 874 г. побратимы с первой партией свободных переселенцев-норвежцев, с женами и детьми и с рабами-ирландцами hand point clrhand stop clrВозвращаясь на родину в 871 г., Лейв совершил набег на Ирландию, захватил там и увез группу рабов. оставили Норвегию на двух кораблях. У Исландии они разлучились. Ингоульф высадился там же, где и в первый раз, — на юго-восточном берегу, близ гигантского ледникового массива Ватнайёкудль, у подошвы его южного выступа. Лейв двинулся дальше на запад и высадился на южном берегу. Рабы восстали, убили жестокого господина в нескольких его спутников, захватили женщин и бежали на близлежащий островок. Для норманнов ирландцы были вестманнами («западными людьми»), и после того как Ингоульф нашел и перебил восставших рабов, крохотный архипелаг стал называться Вестманнаэйяр.

Через три года Ингоульф, обследовав все южное побережье Исландии, обогнул ее юго-западный выступ, вошел в залив Фахсафлоуи и открыл у юго-восточного берега удобную, никогда не покрывающуюся льдом бухту. В том же 877 г. он основал там поселок Рейкьявик («Дымящаяся бухта»), который стал центром Исландии.

С 80-х гг. IX в. начался приток норвежских переселенцев на остров, а к 930 г. там насчитывалось около 25 тыс. жителей. Неизвестно, что сталось с ирландскими монахами-христианами, чьи книги и вещи первые норманны, нашли на берегу: бежали ли они, остались ли на месте и умерли своей смертью или были перебиты пришельцами-язычниками. hand point clrhand stop clrАльтинг, общенародное исландское собрание, объявил христианство официальной религией страны только в 1000 г.

clock history

Письменные сведения об Исландии

торое после Дикуила письменное известие об Исландии, в хронике Адама Бременского, получено от посетившего в 1056 г. Бремен исландца Ислейфура, назначенного первым епископом острова. Адам Бременский отождествляет Исландию с Туле: «Эта Туле теперь называется Исландией — по льду, который спускается к океану. Остров так велик, что дает приют многим людям, которые живут только скотоводством и одеваются в шкуры. Там нет совсем хлебных злаков, очень мало дерева, и поэтому люди живут в землянках, обычно деля дом и ложе со скотом. Их епископ для них король. За Туле море замерзает на расстоянии одного дня пути [к северу]».

Уже упомянутый Джералд Барри в своей «Топографии Ирландии» писал: «Исландия — величайший из северных островов, в трех днях пути от Ирландии. Жители ее скупы на слова к правдивы. Больше всего они ненавидят ложь. У этого народа король — священник, князь — главный пастух. В руках епископа светская и духовная власть. Молния и гром здесь очень редки, но зато. ежегодно или раз в два года в той или иной части острова вырывается огонь, бушует со страшной силой и сжигает все, что настигает на своем пути. Неизвестно, откуда исходит этот огонь — из ада или из бездны».

clock history

Открытие и колонизация Гренландии

ежду 870 и 920 гг. норманн, норвежский моряк Гунбъерн Ульф-Кракасон, направлявшийся в Исландию, был отброшен бурей далеко на запад и открыл ряд небольших островов у 65°30′ с. ш, и 36° з. д., которые в исландской родовой саге «Ланднамабок» названы шхерами Гунбьерна. За ними видна была высокая, покрытая снегом и льдом земля, к которой он не мог подойти из-за тяжелых льдов. Около 980 г. группа исландцев, плавающих на запад, вынужденно перезимовала на шхерах, которые зимовщики приняли за шхеры Гунбьерна. Вернувшись на родину, они подтвердили рассказ о большой земле за шхерами. Эта земля могла быть только Гренландией. hand point clrhand stop clrВ честь первооткрывателя Восточной Гренландии ее вершина, высшая точка всей Арктики (3700 м), теперь называется горой Гунбьерн.

В это время в Исландии жил изгнанный из Норвегии за убийство Эйрик Турвальдсон по прозвищу Рауди («Рыжий»). Не ужился он и на новом месте и был на три года изгнан оттуда «за беспокойный характер». С несколькими близкими в 981 г. он отправился на поиски западной большой земли. Всего вероятнее, что Эйрик пошел от Исландии прямо на запад между 65–66° с. ш. и на этой широте увидел вдали землю. После неудачных попыток пробиться сквозь льды Эйрик прошел вдоль берега на юго-запад около 650 км, пока не достиг южной оконечности исследуемой им земли (мыс Фарвель, у 60° с. ш.). Эйрик и его спутники высадились на островок в 200 км от северо-западного мыса и провели там зиму.

person unknown 2

Эйрик Рыжий

Летом 982 г. Эйрик отправился в разведывательную экспедицию, открыл изрезанный глубокими фьордами западный берег покрытой гигантским ледником страны на протяжении 1000 км — от 60° до Северного полярного круга — и наметил места для ферм. С одной из прибрежных вершин, как считает современный канадский писатель-гуманист Ф. Моуэт, Эйрик усмотрел на западе высокие горы — в ясный день за Девисовым проливом можно увидеть ледяную вершину (2134 м) о. Баффинова Земля. Эйрик, по Моуэту, впервые пересек пролив и достиг п-ова Камберленд. Он осмотрел все гористое восточное побережье этого полуострова и заходил в залив Камберленд. Основная часть лета прошла в охоте на моржей, заготовке жира и сборах моржовой кости и бивней нарвалов. По возвращении в Гренландию Эйрик сообщил об открытии Вестр Обюгдир («Западных пустынных районов»), сыгравших важную роль в жизни гренландских поселенцев.

Читайте также:  когда была самая высокая температура в москве за всю историю

Летом 983 г. он прошел от Северного полярного круга на север, открыл залив Диско, о. Диско, п-ова Нугссуак, Свартенхук и, вероятно, добрался до залива Мелвилл, у 76° с. ш., т. е. проследил западное побережье Гренландии еще на 1200 км и первый плавал в море Баффина. Его поразило обилие белых медведей, песцов, северных оленей, китов, нарвалов, моржей, гаг, кречетов и всевозможной рыбы. После двухлетних поисков Эйрик выбрал на юго-западе несколько ровных мест, сравнительно хорошо защищенных от холодных ветров, покрытых в летнее время свежей зеленой растительностью. Контраст между окружающей ледяной пустыней и этими районами был так велик, что Эйрик окрестил побережье Гренландией («Зеленой землей») — не совсем подходящее название для крупнейшего на Земле острова площадью около 2,2 млн. км², из которых едва 15% свободны от ледяного покрова. «Ланднамабок» утверждает, будто Эйрик хотел привлечь «красивым названием» исландцев, чтобы убедить их там поселиться. Но имя, данное Эйриком, первоначально относилось только к открытым им действительно приветливым уголкам юго-западного побережья и лишь гораздо позднее (в XV в.) распространилось на весь остров.

В 984 г. Эйрик вернулся в Исландию. Вербовка колонистов прошла очень удачно, и в середине лета 986 г. он повел на запад флотилию из 25 кнёров. При переходе к Гренландии во время бури часть их погибла, несколько повернуло назад, но 14 судов, на которых было более 500 колонистов, достигли Южной Гренландии. Они расселились в указанных Эйриком местах. Сам он избрал для поселения местность на южном берегу (у 61° с. ш.), близ вершины Бредефьорда, в устье которого теперь лежит Юлианехоб.

От южного берега в течение X–XI вв. норманны продвинулись вдоль западного побережья Гренландии до Северного полярного круга. Они селились небольшими группами в хорошо защищенных местах — в глубине фьордов. Колонисты привезли с собой домашний скот, но главным занятием их стало не скотоводство, а рыболовство, зверобойный промысел и ловля кречетов и медведей. Белые кречеты оказались не предметом торговли, а скорее дипломатическим средством для королей Норвегии и других северных монархов, так как их южные соседи охотно принимали изъявления в дружбе вместе с этими птицами. Еще более ценным дипломатическим «знаком внимания», но более редким, добываемым с большим трудом, были белые медведи.

Не позднее XI в. в поисках зверя и птицы колонисты плавали вдоль западного берега далеко на север, вторично — после Эйрика — между 68 и 70° с. ш. открыли залив Диско, п-ова Нугссуак, Свартенхук и о. Диско. Здесь они обнаружили более богатые охотничьи угодья с хорошими рыбными местами и большими запасами плавника и назвали их «нордсета» (северные лагерные стоянки»), или «охотничьи земли». За 76° с. ш. они завершили открытие залива Мелвилл, через пролив Смит вошли в бассейн Кейна, а возможно, достигли пролива Кеннеди, за 80° с. ш. Северо-западный выступ Гренландии они назвали «Полуостровом» (теперь п-ов Хейс). В поисках новых земельных участков и пастбищ, как отмечает автор середины XIII в. в своем описании Гренландии «Королевское зеркало», колонисты «. часто пытались проникнуть внутрь страны, поднимались на вершины гор в разных местах, чтобы взглянуть окрест и узнать, есть ли где-нибудь земля, свободная ото льда и пригодная для заселения. Но нигде они не могли обнаружить такой участок, за исключением того, что [уже] захватили, — узкой полоски вдоль кромки воды».

Они ходили и вдоль восточного, почти недоступного берега Гренландии. Несмотря на почти непрерывный ледяной барьер, плавания совершались между побережьем и внутренней кромкой пакового льда. В сагах и других письменных источниках встречаются многочисленные указания на то, что колонисты не только посещали эти районы, но даже проводили там несколько лет. hand point clrhand stop clrВ одной исландской хронике под 1194 г. помещено короткое указание: «Открыт Свальбард» («Холодный берег»). В первой половине XIX в. ряд авторов и среди них А. Гумбольдт полагали, что это относится к какому-то участку северо-восточного побережья Гренландии. Позднейшие исследователи, в том числе Г. Сторм и особенно Ф. Нансен, отождествляли Свальбард со Шпицбергеном. Вопрос остается открытым, так как, по исландским сагам, Свальбард был населен. (На берегах Восточной Гренландии жили эскимосы, по Шпицберген был необитаемой землей.) Особенно их привлекал район между 65° с. ш. и Северным полярным кругом, где встречались белые медведи. Проникали они и в более северные фьорды, в том числе в Оллумленгри («Самый длинный»)— скорее всего это залив Скорсби, близ 70° с. ш., 24° з. д., т. е. первые плавали в Гренландском море. Таким образом норманны-«гренландцы» открыли, как минимум, около 2700 км западного и около 2000 км восточного побережья Гренландии и на этих «отрезках» проследили огромный ледниковый щит, поверхность которого повышается внутрь страны.

Возможно, им удалось обойти Гренландию с севера и доказать ее островное положение. Адам Бременский, писавший в третьей четверти XI в., уже знает об этом: «В Атлантическом океане очень много. островов, из них Гренландия — не самый маленький. От берегов Норвегии до Гренландии пять — семь дней плавания. » Его слова иллюстрирует карта Северной Атлантики, созданная в 1598 г. иезуитами Трнавского университета (обнаружена в 1945 г.). Возможно, она является копией чертежа, составленного не ранее XII в. Гренландия на ней показана в виде острова с большим северо-западным выступом и несколькими заливами. Правда, размеры его по сравнению с истинными уменьшены почти в три раза. Похолодание не позволило повторить это великое географическое открытие.

Норманнские поселки на южном и юго-западном побережьях Гренландии, между 60 и 65° с. ш., существовали около 400 лет. В XIII в., когда колония достигла наибольшего расцвета, на этом берегу было, вероятно, около 100 поселков, правда очень небольших — в общей сложности около 270 дворов. Они делились на две группы: южная, которая в дошедших до нас документах почему-то называется Эстербюгд («Восточное поселение»), между 60–61° с. ш., и северо-западная — Вестербюгд («Западное поселение»), между 64–65° с. ш. Нуждаясь в хлебе, лесе и железных изделиях, колонисты поддерживали постоянную связь с Европой через Исландию, посылая в обмен на необходимые им товары меха, шкуры морских зверей, моржовые клыки, китовый ус, гагачий пух и другие продукты зверобойного промысла и охоты. Пока Исландия была независима, гренландская колония развивалась: в XIII в. там жило по разным исчислениям от 3 до 6 тыс. человек. После присоединения Исландии к Норвегии (1281 г.) положение колонистов резко ухудшилось. Они часто терпели недостаток в самом необходимом, так как корабли все реже посещали их. Вероятно, из-за постоянных стычек с надвигавшимися с севера эскимосами и наступившего резкого похолодания Вестербюгд уже в середине XIV в. был брошен колонистами. Дальнейшая их судьба неизвестна.

Очень тяжелым стало положение Эстербюгда в конце XIV в., когда Норвегия подчинилась Дании. Датские короли объявили своей монополией торговлю с северо-западными островами. В далекую Гренландию они разрешали отправлять из Дании ежегодно всего лишь один корабль, да и тот часто не доходил до Эстербюгда. Исландцам же запрещено было плавать в Гренландию. После 1410 г. Эстербюгд был совершенно заброшен. Не имея леса и железа, колонисты не могли строить новые и ремонтировать старые суда. Без хлеба они стали болеть и вырождаться. Большая часть колонистов вымерла, остальные, вероятно, смешались с эскимосами. Но случилось это не в XIV–XV вв., как ранее предполагали, а в XVI или даже в XVII в. hand point clrhand stop clrНа юго-западном берегу Гренландии, где сохранились развалины норманнских жилищ, были произведены раскопки и обнаружены кладбища. Исследования костей показали, что поселенцы страдали туберкулезом костей, подагрой и рахитом. Однако доказано, что еще в конце XV в. европейские корабли посещали Гренландию: в 1921 г. датский археолог П. Нэрлунд в развалинах одного из поселков Эстербюгда нашел несколько могил, а в них — останки людей, одетых по французским модам конца XV в.

Норманнские открытия в Северо-Западной Атлантике отражены на карте датчанина Клавдия Клауссена Сварта (1427 г.), более известного под латинским прозвищем Клавдий Клавус Нигер. На ней Гренландия показана как часть Европы. Несомненно, что и остальные земли, открытые норманнами южнее Гренландии, рассматривались как европейские острова, а не как берега Нового Света. Представление о новом, западном материке, не известном «даже древним», не могло возникнуть до эпохи великих открытий.

clock history

Плавания норманнов к Северо-Восточной Америке

етом 986 г. норвежец Бьярни Херюльфсон, направляющийся с дружиной через Исландию в Гренландию, сбился в тумане с пути и стал добычей северных ветров. Много дней плыл он в тумане в неизвестном направлении, пока перед ним не открылась в солнечный день холмистая земля, покрытая лесом, и Бьярни, не зная, что это за страна, понял по крайней мере, куда не попал. Высадиться он не рискнул, а удалился в открытое море и через два дня, двигаясь на север, увидел «новую землю. плоскую, покрытую лесом». Вопреки просьбам команды он вновь не разрешил высадку и, подгоняемый юго-западным ветром, шел три дня, пока не достиг высокой гористой страны с ледником, очень неприветливой, по его мнению. Он отошел от берега и спустя четыре дня с попутным сильным ветром добрался наконец до норманнского поселка в Южной Гренландии.

Рассказ о плавании к лесной стране лет через 15 привлек внимание Лейва Счастливого, сына Эйрика Рыжего. Леса в Гренландии не было, а колонисты очень нуждались в дереве. Лейв Эйриксон разыскал Бьярни, приобрел «его судно и набрал команду, всего 35 человек». Весной 1004 г. он двинулся курсом Бьярни и после долгого пути увидел бесплодную гористую и каменистую землю, «вдали начинались большие ледники». Здесь Лейв произвел первую высадку. Большинство ученых согласно, что Хеллуланд («Валунная земля»— так Лейв назвал ее) — это п-ов Камберленд, южная часть о. Баффинова Земля. Следуя дальше на юг, он через несколько дней высадился на «плоской и лесистой земле» с белыми песчаными отлогими пляжами, получившей имя Маркланд («Лесная страна») — район залива Гамильтон, восточное побережье п-ова Лабрадор, у 54° с. ш. А через два дня при попутном ветре его корабль вошел в пролив и сел на мель во время отлива. «Но им так не терпелось ступить на берег, что они не стали дожидаться прилива, а добежали до суши туда, где из озера вытекала речка. Когда прилив снял судно с мели, Лейв ввел его в озеро. В окрестностях росло много диких ягод, и Лейв назвал новооткрытую страну Винланд («Богатая страна»). hand point clrhand stop clrX. Ингстад, путешественник и писатель, в 1953 г. занялся «проблемой» норманнов в Гренландии и Северной Америке. «Вино, — как он выяснил, — можно приготовить из так называемой тыквенной ягоды, растущей на побережье Америки намного севернее мест произрастания винограда, а также из смородины, которая даже называется по-шведски «винная ягода». Ингстад показал, что «вин» в переносном смысле издавна означает «богатая страна», «плодородная земля». Норманны построили здесь для зимовки деревянные избы. Зима им показалась очень мягкой, самый короткий день — необычайно длинным (для северян). В настоящее время большинство историков признает, что местом высадки Лейва был о. Ньюфаундленд, точнее, северное окончание его узкого полуострова, отделенного проливом Белл-Айл от материка. hand point clrhand stop clrВ 1961–1968 гг. X. Ингстад выполнил раскопки в этом районе и обнаружил руины восьми домов, четыре навеса для лодок и много предметов, несомненно, норманнского происхождения; среднее значение из многократных определений возраста древесных остатков радиоуглеродным методом составляет около 1000 г.

leif ericsson ship

Лейв Эйриксон у западных берегов Гренландии.

В поисках новых богатых охотничьих угодий и скоплений плавника норманны продвинулись не только на север, вдоль берегов Гренландии. Они открыли и освоили пути на запад, к островам Канадской Арктики и некоторым участкам Северо-Американского материка. Все крупные гренландские фермеры имели в своем распоряжении большие суда и лодки; для заготовки всех видов дичи и древесины они ежегодно ходили к американским «нордсета», hand point clrhand stop clrИменно так норманны называли свои американские «заимки», хотя только часть их располагалась севернее гренландских. строили там западни для белых медведей, делали гнезда для гаг, hand point clrhand stop clrПочти все исследователи XIX–XX вв. признают, что устройство каменных убежищ для гагачьих гнезд — дело рук норманнов. устанавливали силки для белых кречетов и, вероятно, возводили временные постройки. Возможно, в самых богатых местах могли возникнуть более или менее постоянные поселения, где проживали либо искатели наживы, либо колонисты, прибывшие в Гренландию слишком поздно, чтобы получить хорошую ферму.

В результате этих охотничьих морских экспедиций норманны открыли море Баффина, все восточное побережье о. Баффинова Земля, буквально кишащего в те времена белыми кречетами, гагами и нарвалами. Они обнаружили Гудзонов пролив, hand point clrhand stop clrВ результате раскопок конца 60-х — начала 70-х гг. нашего века на п-ове Унгава найдены руины поселения норманнского типа XI–XII вв. и множество предметов домашнего обихода. прошли его весь и через пролив Фокс проникли в бассейн Фокса. На о. Саутгемптон, у 64° с. ш., и на п-ове Мелвилл, у 68° с. ш., найдены норманнские западни для белых медведей. Они свидетельствуют, что исландцы (норманны) не только появлялись там временами, но и устраивались на довольно длительный срок. Благодаря недавней находке норманнского захоронения на юго-восточном берегу озера Нипигон, у 50° с. ш., можно совершенно уверенно говорить, что они положили начало открытию центральной части Северо-Американского материка. Но как они проникли туда и какие цели преследовали? Скорее всего, открыв Гудзонов залив, норманны продвинулись вдоль его восточного побережья на юг, в залив Джеймс, и вышли к озеру Нипигон по р. Олбани и ее притокам. На второй вопрос ныне ответить невозможно.

normans

Открытия норманнов

Обломки судов, медвежьи западни, убежища для гагачьих гнезд, наконец, каменные гурии (чей возраст явно устранял предположение, что их сложил современный исследователь или охотник-китобой) — находки этих следов пребывания норманнов на берегах проливов Ланкастер, близ 75° с. ш., Джонс, у 76° с. ш., и Смит, 78–79° с. ш., неопровержимо доказывают, что они положили начало открытию Канадского Арктического арх., в частности о-вов Девон и Элсмир. Самый западный пункт их проникновения— 90°45′ з. д. — убежища для гнезд на побережье о. Девон, у западного окончания пролива Джонс; самый северный пункт — 79°35′ с. ш. — гурии на восточном берегу о. Элсмир. hand point clrhand stop clrЛетом 1981 г. в печати появилось сообщение о еще более северной находке. На побережье пролива Кеннеди, близ 81° с. ш., канадский археолог П. Шледерман обнаружил остатки кольчуги, лодочные заклепки и клинки, датируемые серединой XIII в.

Плавания Лейва Счастливого и его современников окончательно никогда не предавались забвению как в самой Исландии, так, вероятно, в Норвегии и Дании. Но их в XI–XV вв. не считали особенно важными: Гренландия, а также Хеллуланд, Маркланд, Винланд и Нордсета в глазах средневековых норвежцев и датчан были европейскими странами с привычными, но мало привлекательными для них природными условиями. Норманнские плавания ни в какой мере не повлияли на великие открытия, совершенные Колумбом в тропической полосе за океаном. Но с этими плаваниями, несомненно, связаны более поздние открытия, совершенные англичанами в конце XVI в. западнее Гренландии в поисках Северо-Западного прохода.

Источник

Поделиться с друзьями
Моря и океаны
Adblock
detector