сокращенное руководство по умным персонажам юдковского

Сокращенное руководство по умным персонажам юдковского

Краткое руководство по умным персонажам

Автор: Элиезер Юдковский

10. Неиспользуемость уязвимостей

Есть старая шутка, что если экономист видит двадцать долларов на тротуаре, то он не станет их поднимать, решив, что если бы они были настоящими, их бы кто-нибудь уже подобрал.

На деле, если вы находитесь на пустынной улице, то достаточно правдоподобным является предположение, что вы первый, кто нашел эти деньги. Когда я спросил 20 людей, происходило ли такое с ними, четверо сказали, что да. Но можно заметить, что остальные ответили нет. И если вы видите сто долларов на полу Большого Центрального Вокзала в течение часа, то можно сделать ставку на то, что они к нему приклеены или же на этом полу нарисованы.

Поскольку я еще не видел официального термина для этого обобщения идеи «эффективных рынков», я решил использовать термин «неиспользуемость уязвимостей».

Если множество людей хотят чего-то, существующего в ограниченном количестве, то удивительно существование легкого пути, которым может воспользоваться любой, для получения данного ресурса. Много людей хотят денег, так что удивительно найти на дороге двадцать долларов. Это происходит редко, в тех случаях, когда улица пустынна — наше общество не сканирует постоянно улицы на предмет валяющихся денег; это не стоит таких усилий. Но двадцать долларов не будут лежать часами на полу Большого Центрального Вокзала. Прохожие достаточно адекватны, чтобы поднять их. Пытаться найти двадцать долларов на полу Большого Центрального вокзала — наивно; тут нет низко висящих фруктов, они уже собраны, мы ожидаем, что такая проблема не будет не использовать уязвимости.

Эта идея имеет свои недостатки. Краткосрочные рынки акций неиспользуемы, но это вследствие большого количества умных людей, которым платят большие бонусы, если они могут предсказать и скорректировать единичный недостаток на временной шкале, где они получают много обратной связи о том, работают их идеи или нет (я определил краткосрочные рынки акций), используя механизм агрегации (ценообразование на рынке), который на практике работает превосходно, суммируя вклад каждого. Это условия, при которых стандартная теория хорошо предсказывает неиспользуемость. Вы не должны показывать, как ваш персонаж удваивает свои деньги за месяц путем торговли на рынках, пока у него не будет наиболее продвинутого ИИ в мире или он не будет иметь глобальное уникальное предсказание или способность путешествовать во времени; буквально никто так не умен.

С другой стороны, прямо сейчас (2014) Европейский Центральный Банк делает ошибки прямо по учебнику экономики, становясь причиной бессмысленного ущерба в миллиарды евро в европейском сегменте. Некоторые из моих друзей, похоже, думают, что некоторое обобщение «эффективных рынков» подразумевает, что они должны бросать на меня сомневающиеся взгляды, когда я говорю, что это правда и что я знаю, что это правда, потому что как я могу быть уверен, что знаю лучшую денежную политику, нежели профессиональные экономисты, работающие в ЕЦБ? Разве это не какой-то вид сверхуверенности — думать, что я могу найти трейдинговую стратегию, которая побьет рынок?

Ну вообще-то не совсем. Насколько я знаю, буквально никто в комитете по решениям в ЕЦБ не получает зарплату в зависимости от того, хороша ли ситуация в Европе. Их работа зависит от впечатления, которое они производят на политиков, которые не являются экономистами. Никто еще не может вмешаться и сделать миллион евро путем лучшей работы. При таких условиях стандартная экономическая теория не очень хорошо предсказывает эффективность.

Аналогично абсолютно разумно для вашего персонажа проводить лучшую политику, чем та, которую использует его центральное правительство. Абсолютно разумно для королевских армий игнорировать дракона, который опустошает деревни, оставляя дело в руках протагониста, потому что бюрократам, отвечающим за борьбу с драконом, не заплатят больше, если дракон будет убит, и никто кроме них не имеет власти принять решение. В реальной жизни такое происходит все время.

Но если вы показываете, как персонаж в вашем мире делает много денег при помощи комбинации из двух простых заклинаний, которые знают все, вам действительно надо задуматься, почему об этом не догадался кто-то еще.

Наруто хуже в этом балансирующем искусстве, чем любой другой сериал, который приходит на ум. Я говорю не просто обо всех этих техниках, что предположительно выучиваемы, но при этом их использует только один персонаж за раз. Но невозможно, чтобы все еще существовали армии наемников или обычных людей, когда (а) достаточно чакра-пользователей, которые по средствам доступны даже фермерам, при этом не каждый генин супербогат, и (б) ребенок-ниндзя может побить взрослого громадного наемника без особых усилий. Чакропроводящий метал редок и не у всех есть чакра-оружие? Отлично, если вы придерживаетесь этого правила последовательно, но Страна Снега имеет столько этого металла, что даже делает доспехи из него! Это все равно что в нашем мире никто бы не додумался до простой мысли «Возьми нечто, что дешево в пункте А, и продай его там, где оно дорого.» Это было известно еще до изобретения денег. Мы можем отслеживать кремневые орудия, которые путешествовали по континентам.

Древние греки не вывели идею естественного отбора, хотя имели всю нужную информацию; и во многих темных углах мира, как, например, в Америке, идея все еще полностью не принята. Иногда вещи удивительно неочевидны и сложны для понимания. Но «взять нечто дешевое в А и продать его в Б, где оно дорого» — не одна из этих неочевидных штук. Вы можете представить, как это работает, можете сделать это, это окупается, другие люди повторяют эти действия за тем, кто стал богатым, и таким образом эта идея распространяется по всей человеческой истории.

Если вы решаете, что Страна Снега имеет достаточно чакропроводящего металла для создания больших проектов, вы не можете сказать, что чакропроводящий металл редок и дорог в Стране Огня, до которой всего лишь месяц пути. Ваш мир не должен быть так неиспользуем, как краткосрочные фондовые рынки, даже близко, но он не может быть неиспользуем без причины.

Сюжет МРМ позволяет Гарри иногда получать озарения, которых другие волшебники не видят, и делать это за месяцы, а не за десятилетия.

Чтобы сделать это более реалистичным, делаются два основных предположения.

(1) В самом начале МРМ (пятая глава) делается предположение, что только малое количество магглорожденных поступают в Хогвартс каждый год и все они уходят из маггловского общества до того, как могли бы получить научное образование. Культурное взаимодействие с маггловской Британией, не говоря уже о реальной торговле, неявно показано как весьма ограниченное (согласно канону). Это допущение позволяет Гарри приходить к инновациям, которые являются Честной Игрой относительно читателя, поскольку читатель также знает маггловские штуки, которые неизвестны волшебникам.

Хотя МРМ не вдается в детали, отсутствие торговли между магической и маггловской Британией подразумевает некоторые причины заднего плана, например почему Уизли не могут просто пойти и сделать миллионы фунтов на продаже исцеляющих чар богатым магглам. Предположительно люди наподобие Люциуса Малфоя организовали жесткое ограничение торговли с магглами — для защиты бедных невинных магглов, возможно — так чтобы только люди наподобие Люциуса Малфоя могли преумножать состояние своей семьи на этом, а все остальные — нет. (Это также правдоподобный момент, где идея Гарри о золоте и серебре скорее всего натолкнулась бы на препятствие — есть множество собак, что не лают, и множество рикардианских сравнительно хороших сделок, что не происходят, а не только одна.)

Читайте также:  кто такой эртугрул история и биография османской империи

(2) Роулинг в одной из записей говорит, что всего в Хогвартсе учится порядка тысячи студентов (подразумевая, что в год поступления Гарри были студенты, но их просто не показали в книгах канона) Это, в свою очередь, подразумевает примерно 10000-20000 людей в магической Британии — то есть их «страна» на самом деле небольшой городок. И Дж.К. Роулинг последовательно выписывает Люциуса Малфоя как богатого парня из небольшого города, а Корнелиуса Фаджа — как глупого мэра такого города.

В реальной жизни малый размер магической Британии мог бы и не уменьшать скорость прогресса так, как мы могли бы наивно ожидать. По причинам, которые мне неясны, число гениев и скорость прогресса в цивилизации, похоже, не масштабируется вместе с общей численностью населения — возможно, по той же причине, по какой малые стартапы могут быть столь же креативны в среднем, как и гигантские компании (вне зависимости от того, что это за причина). Однако если магическая Британия стоит в ряду наиболее образованных и организованных магических наций, и в ней только 20000 людей, то будет разумно, что прогресс в магическом мире является медленным.

Учитывая эти два предположения, пара десятков мистиков на службе у Департамента Тайн могут легко потерпеть неудачу в попытках увидеть возможности, заключенные в Маховиках Времени, и закончить тем, что начнут использовать их просто для подгонки расписания в Хогвартсе. Первые истории о путешествии во времени, за авторством Уэллса, тоже были о посещении далекой земли будущего, а не о решении NP-проблемы. Сменилось несколько поколений нашего большого мира авторов научной фантастики, повторявшихся в своих историях, чтобы путешествие во времени ассоциировалось со всеми возможностями, о которых я могу подумать в 2014 году. Магическая Британия не имеет такой длинной традиции научной фантастики, написанной лучшими авторами нашего большого мира, чтобы предложить эти возможности для путешествий во времени. И поэтому Гарри, выросший на фантастике, может видеть эти возможности, в то время как, по моему предположению, другие волшебники не могут. В каноне только Гермиона Грейнджер предприняла попытку использовать Маховик Времени не по назначению, и она была магглорожденной.

Это цивилизационная неадекватность — обратная сторона неиспользуемости уязвимостей. Если ваш персонаж превосходит цивилизацию, то должны быть причины для этого. Не обязательно хорошие оправдания, но реалистичные цинично-экономические причины: проблемы с координацией, проблемы принципала-агента, люди, гоняющиеся за статусом, комитеты, где никому не платят за успех проекта. Или даже более обыденное: ни у кого еще нет магического ресурса, только несколько человек слышали о магическом секрете, ваш протагонист из другого мира и использует методы мышления, которые не были изобретены в течение тысячелетий на нашей Земле, и так далее.

Вам не нужно заходить слишком далеко в поиске причин цивилизационной неадекватности. В реальной жизни цивилизация справляется куда хуже, чем вы можете наивно предположить на основе количества людей и того, как, похоже, их что-то волнует. Даже страны, о которых мы читаем в книгах по истории, при всех их недостатках, были странами, что функционировали достаточно хорошо, чтобы оставить след в мировой истории. Британия времен Второй мировой была необычно квалифицированной страной, в то время как Франция тех же времен просто коллапсировала, когда вражеские танки вошли в нее. В таком свете Корнелиус Фадж не так уже нереалистичен даже в качестве правителя большой страны.

Но если вы автор произведения, рекламируемого как интеллектуальное, вам, возможно, придется иметь дело с наивными ожиданиями читателей. Они могут спросить: «Почему Король без необходимости провоцирует Павшую Империю?» — несмотря на то, что книги по истории изобилуют примерами глупости куда большей. Они могут спросить: «Почему же никто больше не использует заклинание воскрешения?» — когда заклинание воскрешения в книге дорого или труднодоступно, а в реальной жизни почти никто не подписывается на крионику, которая стоит мне 125 долларов в год за членство и 180 долларов в год за страховку.

Это основная причина для рационалистского фанфикшена.

И даже так: если бы Азкабан был моим собственным изобретением, кто-то мог бы спросить насчет реализма реакции Гарри на Азкабан, в отличие от всех тех людей в магической Британии, которые, похоже, не замечают, что Азкабан — моральное преступление. (Как и американцы не замечают моральные преступления! Роулинг не была так уж нереалистична!) Как это Гарри видит все эти ютили (прим. пер. — тут, насколько я понял из http://wiki.lesswrong.com/wiki/Utility (link is external), имеется в виду единица измерения полезности) которые можно получить, уничтожив Азкабан, когда никто больше не видит этого? (Ответ: невозможно для любого участника арбитража сделать сотни тысяч галлеонов выручки, если у них есть озарение, что Азкабан бессмысленно жесток, поскольку стандартная экономика не предсказывает моральную эффективность так, как предсказывает эффективные рынки.) Возможно, Элиезер Юдковский изобрел Азкабан только чтобы одержать победу своим супергероем, и поместил его в мир как сырую неэффективность, соломенное чучело…

Но я не изобретал Азкабан, он был прямо в каноне и миллионы читали Роулинг и (вежливо) приняли его как данность, а не заявили (невежливо) что там нет (плохой) демократии (размера малого города), чтобы сделать такую вещь, и что она придумала Азкабан, только чтобы показать превосходство моральных установок ее героя.

Источник

Сокращенное руководство по умным персонажам юдковского

Краткое руководство Юдковского по интеллектуальным героям

Умные персонажи первого уровня

Тут ссылка на сцену из «Хоббит 2: Пустошь Смауга» (Youtube: http://www.youtube.com/watch?v=O34oOCB_7Kk.), которой не было в книге.

Сцена, показанная в кино, развивается следующим образом: тринадцать гномов и Бильбо Бэггинс, после полутора фильмов сражений и дороги, приходят туда, где Торин, лидер гномов, ожидает найти секретный вход в потерянное гномское королевство Эребор. Этот вход открывается только в определенный день года (день Дурина) и у них есть расшифрованная карта, говорящая «Встань у серого камня, когда стрекочет дрозд, и заходящее солнце осветит замочную скважину последним лучом в День Дурина. «

Потом солнце садится за гору, а они так и не находят замочную скважину. И тогда Торин. мне больно даже писать это. Торин с отвращением выбрасывает ключ и все гномы начинают спускаться с горы, оставляя Бильбо, наблюдающего за каменной стеной. И именно поэтому Бильбо единственный видит как свет поднимающейся Луны внезапно выявляет искомую замочную скважину.

Киношный Торин с отвращением выбрасывает ключ и уходит?

Я бы так не сделал.

Вы бы так не сделали.

Мы по крайней мере подождали хотя бы час, на случай если еще какой-то луч солнца прорвется с той стороны горы, и даже тогда мы бы вернулись завтра, просто на всякий случай. И если бы и тогда не вышло, мы бы попытались еще через год. Мы бы не выбросили ключ. Мы бы не пошли сразу же обратно, как только что-то пошло не так.

Мы могли бы сказать, что у этих странных существ недостает определенного типа понимания. Сценарист хочет, чтобы мы кричали на киношного Торина «Нет! Глупец! Не делай этого!», но похоже что сценарист не понимает, что Торин тоже бы внутри кричал бы на себя, что Торин мог понять глупость творимого им на экране. У киношного Торина нет тихого голоса в голове, который кричал бы все это, какой есть у нас. Мы можем называть киношного Торина Голливудским Зомби, или г-зомби, если коротко.

Читайте также:  история заставок новости первый канал

Ладно, теперь давайте поговорим о концепции «умных персонажей».

Если вы посмотрите, то обнаружите, что в большей части художественной литературы «умный» означает персонажа, о котором сказано (но не показано), что он владеет несколькими языками, которого мы видим выигрывающим в шахматы у кого-то, кого нам представляют как гроссмейстера. Если это научно-фантастическая литература, то «гений» может изобретать различные гаджеты и говорить, используя техническую терминологию. В качестве стереотипного шаблона для «интеллекта» «гений» может быть показан как невежественный в вопросах дружбы или романтических отношений. Если это фильм или телевизионное шоу, тогда «умные» персонажи (чаще всего злодеи) говорят с британским акцентом.

Голливудская концепция интеллекта не имеет ничего общего с когнитивной работой. Вместо этого она представляет собой социальный стереотип. То есть то, как «умные персонажи» одеваются, как они разговаривают и сколько их надо, чтобы поменять лампочку.

Я говорю все это чтобы как можно точнее обозначить голливудскую концепцию «интеллекта» и откинуть ее в сторону как заблуждение, когда мы зададимся вопросом, как мы могли описать более умного Торина.

Более умный Торин не изобрел бы потрясающий новый вид щитов из супердуба.

Более умный Торин не был бы очаровательно (или омерзительно) невежественен в романтике.

Более умному Торину не было бы необходимости использовать технически звучащие слова или декламировать точные числа с множеством значащих цифр.

Более умный Торин не спланировал бы втайне всю схватку, чтобы дать Смаугу ложное ощущение безопасности. Мы еще поговорим о том, как правильно создать такой вид рассудительности, который можно было бы назвать хитроумным, в главе про умных персонажей второго уровня. Но нет смысла пытаться писать про таких персонажей, если вы не овладели первым уровнем. А также интеллект первого уровня куда важнее.

Более умный Торин не нашел бы тут же замочную скважину при помощи удивительно острых способностей к восприятию. Можно сказать читателю, что у персонажа острое зрение, но это не вложит в персонажа искру внутренней жизни и оптимизации.

Нет, шагом вперед к более умному Торину было бы просто чтобы Торин вел себя так, словно внутри него есть личность, которая знает, что лучше всего сделать, словно бы вы или я были бы на его месте, в противовес г-зомби, который выкидывает ключ, чтобы Бильбо был обеспечен Драматичным Моментом.

Интеллект через эмпатию и уважение

Если вы хотите, чтобы у ваших персонажей был интеллект первого уровня, вы должны использовать эмпатию (см. Гл. 27 ГПМРМ). Вы должны поддерживать работу своего мозга в режиме «песочницы», чтобы моделировать мозг персонажа, заставлять свой мозг быть похожим на его.

Такой вампир не будет обладать интеллектом первого уровня, и не будет особо оригинальным, если вы вводите его в действие только чтобы заполнить пустоту в сюжете. Если же вы хотите найти кажущееся наилучшим действие для поведения ваших персонажей, вам придется жить внутри их голов и давать им взаймы силу своего интеллекта, чтобы подарить им внутреннюю искру.

Я могу предложить вам две основные техники, чтобы вот так влезть персонажу в голову. Первая очевидная техника это мерить по себе: Носили бы вы старомодную одежду того времени, когда вы родились, если бы были вампиром? Остановитесь и подумайте об этом. Носили бы? Какие соображения вы бы принимали во внимание? Что бы вы сделали кажущегося наилучшим для оптимизации этих соображений и остатка вашей жизни, вместо носки старой одежды во славу сюжета, чтобы читатели легко могли распознать вас как вампира, вставленного, чтобы заполнить пустоту в сюжете?

Источник

Сокращенное руководство по умным персонажам юдковского

Краткое руководство Юдковского по интеллектуальным героям

Умные персонажи первого уровня

Тут ссылка на сцену из «Хоббит 2: Пустошь Смауга» (Youtube: http://www.youtube.com/watch?v=O34oOCB_7Kk.), которой не было в книге.

Сцена, показанная в кино, развивается следующим образом: тринадцать гномов и Бильбо Бэггинс, после полутора фильмов сражений и дороги, приходят туда, где Торин, лидер гномов, ожидает найти секретный вход в потерянное гномское королевство Эребор. Этот вход открывается только в определенный день года (день Дурина) и у них есть расшифрованная карта, говорящая «Встань у серого камня, когда стрекочет дрозд, и заходящее солнце осветит замочную скважину последним лучом в День Дурина. «

Потом солнце садится за гору, а они так и не находят замочную скважину. И тогда Торин. мне больно даже писать это. Торин с отвращением выбрасывает ключ и все гномы начинают спускаться с горы, оставляя Бильбо, наблюдающего за каменной стеной. И именно поэтому Бильбо единственный видит как свет поднимающейся Луны внезапно выявляет искомую замочную скважину.

Киношный Торин с отвращением выбрасывает ключ и уходит?

Я бы так не сделал.

Вы бы так не сделали.

Мы по крайней мере подождали хотя бы час, на случай если еще какой-то луч солнца прорвется с той стороны горы, и даже тогда мы бы вернулись завтра, просто на всякий случай. И если бы и тогда не вышло, мы бы попытались еще через год. Мы бы не выбросили ключ. Мы бы не пошли сразу же обратно, как только что-то пошло не так.

Мы могли бы сказать, что у этих странных существ недостает определенного типа понимания. Сценарист хочет, чтобы мы кричали на киношного Торина «Нет! Глупец! Не делай этого!», но похоже что сценарист не понимает, что Торин тоже бы внутри кричал бы на себя, что Торин мог понять глупость творимого им на экране. У киношного Торина нет тихого голоса в голове, который кричал бы все это, какой есть у нас. Мы можем называть киношного Торина Голливудским Зомби, или г-зомби, если коротко.

Ладно, теперь давайте поговорим о концепции «умных персонажей».

Если вы посмотрите, то обнаружите, что в большей части художественной литературы «умный» означает персонажа, о котором сказано (но не показано), что он владеет несколькими языками, которого мы видим выигрывающим в шахматы у кого-то, кого нам представляют как гроссмейстера. Если это научно-фантастическая литература, то «гений» может изобретать различные гаджеты и говорить, используя техническую терминологию. В качестве стереотипного шаблона для «интеллекта» «гений» может быть показан как невежественный в вопросах дружбы или романтических отношений. Если это фильм или телевизионное шоу, тогда «умные» персонажи (чаще всего злодеи) говорят с британским акцентом.

Голливудская концепция интеллекта не имеет ничего общего с когнитивной работой. Вместо этого она представляет собой социальный стереотип. То есть то, как «умные персонажи» одеваются, как они разговаривают и сколько их надо, чтобы поменять лампочку.

Я говорю все это чтобы как можно точнее обозначить голливудскую концепцию «интеллекта» и откинуть ее в сторону как заблуждение, когда мы зададимся вопросом, как мы могли описать более умного Торина.

Более умный Торин не изобрел бы потрясающий новый вид щитов из супердуба.

Более умный Торин не был бы очаровательно (или омерзительно) невежественен в романтике.

Более умному Торину не было бы необходимости использовать технически звучащие слова или декламировать точные числа с множеством значащих цифр.

Более умный Торин не спланировал бы втайне всю схватку, чтобы дать Смаугу ложное ощущение безопасности. Мы еще поговорим о том, как правильно создать такой вид рассудительности, который можно было бы назвать хитроумным, в главе про умных персонажей второго уровня. Но нет смысла пытаться писать про таких персонажей, если вы не овладели первым уровнем. А также интеллект первого уровня куда важнее.

Читайте также:  как закончится история я охочусь на тебя

Более умный Торин не нашел бы тут же замочную скважину при помощи удивительно острых способностей к восприятию. Можно сказать читателю, что у персонажа острое зрение, но это не вложит в персонажа искру внутренней жизни и оптимизации.

Нет, шагом вперед к более умному Торину было бы просто чтобы Торин вел себя так, словно внутри него есть личность, которая знает, что лучше всего сделать, словно бы вы или я были бы на его месте, в противовес г-зомби, который выкидывает ключ, чтобы Бильбо был обеспечен Драматичным Моментом.

Интеллект через эмпатию и уважение

Если вы хотите, чтобы у ваших персонажей был интеллект первого уровня, вы должны использовать эмпатию (см. Гл. 27 ГПМРМ). Вы должны поддерживать работу своего мозга в режиме «песочницы», чтобы моделировать мозг персонажа, заставлять свой мозг быть похожим на его.

Такой вампир не будет обладать интеллектом первого уровня, и не будет особо оригинальным, если вы вводите его в действие только чтобы заполнить пустоту в сюжете. Если же вы хотите найти кажущееся наилучшим действие для поведения ваших персонажей, вам придется жить внутри их голов и давать им взаймы силу своего интеллекта, чтобы подарить им внутреннюю искру.

Я могу предложить вам две основные техники, чтобы вот так влезть персонажу в голову. Первая очевидная техника это мерить по себе: Носили бы вы старомодную одежду того времени, когда вы родились, если бы были вампиром? Остановитесь и подумайте об этом. Носили бы? Какие соображения вы бы принимали во внимание? Что бы вы сделали кажущегося наилучшим для оптимизации этих соображений и остатка вашей жизни, вместо носки старой одежды во славу сюжета, чтобы читатели легко могли распознать вас как вампира, вставленного, чтобы заполнить пустоту в сюжете?

Источник

Сокращенное руководство по умным персонажам юдковского

Краткое руководство Юдковского по интеллектуальным героям

Умные персонажи первого уровня

Тут ссылка на сцену из «Хоббит 2: Пустошь Смауга» (Youtube: http://www.youtube.com/watch?v=O34oOCB_7Kk.), которой не было в книге.

Сцена, показанная в кино, развивается следующим образом: тринадцать гномов и Бильбо Бэггинс, после полутора фильмов сражений и дороги, приходят туда, где Торин, лидер гномов, ожидает найти секретный вход в потерянное гномское королевство Эребор. Этот вход открывается только в определенный день года (день Дурина) и у них есть расшифрованная карта, говорящая «Встань у серого камня, когда стрекочет дрозд, и заходящее солнце осветит замочную скважину последним лучом в День Дурина. «

Потом солнце садится за гору, а они так и не находят замочную скважину. И тогда Торин. мне больно даже писать это. Торин с отвращением выбрасывает ключ и все гномы начинают спускаться с горы, оставляя Бильбо, наблюдающего за каменной стеной. И именно поэтому Бильбо единственный видит как свет поднимающейся Луны внезапно выявляет искомую замочную скважину.

Киношный Торин с отвращением выбрасывает ключ и уходит?

Я бы так не сделал.

Вы бы так не сделали.

Мы по крайней мере подождали хотя бы час, на случай если еще какой-то луч солнца прорвется с той стороны горы, и даже тогда мы бы вернулись завтра, просто на всякий случай. И если бы и тогда не вышло, мы бы попытались еще через год. Мы бы не выбросили ключ. Мы бы не пошли сразу же обратно, как только что-то пошло не так.

Мы могли бы сказать, что у этих странных существ недостает определенного типа понимания. Сценарист хочет, чтобы мы кричали на киношного Торина «Нет! Глупец! Не делай этого!», но похоже что сценарист не понимает, что Торин тоже бы внутри кричал бы на себя, что Торин мог понять глупость творимого им на экране. У киношного Торина нет тихого голоса в голове, который кричал бы все это, какой есть у нас. Мы можем называть киношного Торина Голливудским Зомби, или г-зомби, если коротко.

Ладно, теперь давайте поговорим о концепции «умных персонажей».

Если вы посмотрите, то обнаружите, что в большей части художественной литературы «умный» означает персонажа, о котором сказано (но не показано), что он владеет несколькими языками, которого мы видим выигрывающим в шахматы у кого-то, кого нам представляют как гроссмейстера. Если это научно-фантастическая литература, то «гений» может изобретать различные гаджеты и говорить, используя техническую терминологию. В качестве стереотипного шаблона для «интеллекта» «гений» может быть показан как невежественный в вопросах дружбы или романтических отношений. Если это фильм или телевизионное шоу, тогда «умные» персонажи (чаще всего злодеи) говорят с британским акцентом.

Голливудская концепция интеллекта не имеет ничего общего с когнитивной работой. Вместо этого она представляет собой социальный стереотип. То есть то, как «умные персонажи» одеваются, как они разговаривают и сколько их надо, чтобы поменять лампочку.

Я говорю все это чтобы как можно точнее обозначить голливудскую концепцию «интеллекта» и откинуть ее в сторону как заблуждение, когда мы зададимся вопросом, как мы могли описать более умного Торина.

Более умный Торин не изобрел бы потрясающий новый вид щитов из супердуба.

Более умный Торин не был бы очаровательно (или омерзительно) невежественен в романтике.

Более умному Торину не было бы необходимости использовать технически звучащие слова или декламировать точные числа с множеством значащих цифр.

Более умный Торин не спланировал бы втайне всю схватку, чтобы дать Смаугу ложное ощущение безопасности. Мы еще поговорим о том, как правильно создать такой вид рассудительности, который можно было бы назвать хитроумным, в главе про умных персонажей второго уровня. Но нет смысла пытаться писать про таких персонажей, если вы не овладели первым уровнем. А также интеллект первого уровня куда важнее.

Более умный Торин не нашел бы тут же замочную скважину при помощи удивительно острых способностей к восприятию. Можно сказать читателю, что у персонажа острое зрение, но это не вложит в персонажа искру внутренней жизни и оптимизации.

Нет, шагом вперед к более умному Торину было бы просто чтобы Торин вел себя так, словно внутри него есть личность, которая знает, что лучше всего сделать, словно бы вы или я были бы на его месте, в противовес г-зомби, который выкидывает ключ, чтобы Бильбо был обеспечен Драматичным Моментом.

Интеллект через эмпатию и уважение

Если вы хотите, чтобы у ваших персонажей был интеллект первого уровня, вы должны использовать эмпатию (см. Гл. 27 ГПМРМ). Вы должны поддерживать работу своего мозга в режиме «песочницы», чтобы моделировать мозг персонажа, заставлять свой мозг быть похожим на его.

Такой вампир не будет обладать интеллектом первого уровня, и не будет особо оригинальным, если вы вводите его в действие только чтобы заполнить пустоту в сюжете. Если же вы хотите найти кажущееся наилучшим действие для поведения ваших персонажей, вам придется жить внутри их голов и давать им взаймы силу своего интеллекта, чтобы подарить им внутреннюю искру.

Я могу предложить вам две основные техники, чтобы вот так влезть персонажу в голову. Первая очевидная техника это мерить по себе: Носили бы вы старомодную одежду того времени, когда вы родились, если бы были вампиром? Остановитесь и подумайте об этом. Носили бы? Какие соображения вы бы принимали во внимание? Что бы вы сделали кажущегося наилучшим для оптимизации этих соображений и остатка вашей жизни, вместо носки старой одежды во славу сюжета, чтобы читатели легко могли распознать вас как вампира, вставленного, чтобы заполнить пустоту в сюжете?

Источник

Поделиться с друзьями
Моря и океаны
Adblock
detector