соколов директор елисеевского гастронома биография

Сегодня всё настойчивее ведётся борьба с коррупцией, проникшей во многие сферы нашей жизни настолько, что порой даже кажется, будто она явилась её порождением. В действительности это зло пришло к нам еще из советских времён, и примером может, служить знаменитое «Елисеевское дело», главным фигурантом которого стал приговорённый к расстрелу директор московского гастронома №1 Ю. К. Соколов.

1659637

Превратности судьбы молодого фронтовика

Вернувшись домой, молодой фронтовик устроился на работу в таксопарк и поступил на заочное отделение торгового института. Вскоре, однако, работу и учёбу пришлось прервать на два года, проведённые им в колонии общего режима, куда он попал, как потом выяснилось, по ложному обвинению.

Путь в торговлю

Освободившись из заключения и восстановившись в вузе, Соколов начал свою торговую карьеру в качестве рядового продавца, но очень быстро, благодаря деловым качествам и тому, что мы сегодня называем харизматичностью, стал продвигаться по служебной лестнице. Его успехи оказались столь значительными, что вскоре он был назначен заместителем директора крупнейшего в Москве «Елисеевского» гастронома, а после того как его шефа сняли с занимаемой должности, занял его место.

Тогда же он женился на молодой сотруднице ГУМа. Флорида Николаевна (так звали его избранницу) родила ему дочь и оставалась верной подругой на протяжении всей жизни. Она же пыталась, как могла, поддержать его даже после вынесения смертного приговора и, несмотря на всю безнадёжность затеи, заставила подать прошение о помиловании.

1659631

Детище гения торговли

Люди старшего поколения хорошо помнят обстановку тотального дефицита, царившую в те годы. Она в равной степени охватывала торговлю как продовольственными продуктами, так и товарами народного потребления. Сейчас уже трудно представить, что для приобретения подавляющего большинства необходимых вещей приходилось пользоваться услугами дельцов теневой торговли, или, попросту говоря, спекулянтов.

В этой обстановке гастроном №1, директором которого был Юрий Соколов, представлял собой нечто вроде оазиса в продовольственной пустыне. Благодаря исключительному коммерческому таланту и широчайшим связям, директор сумел заполнить прилавки своего магазина продуктами, которые давно уже были забыты советскими людьми. Но главным хранилищем дефицитных сокровищ были складские помещения, из которых напрямую отоваривалась вся столичная элита, включая и партийно-хозяйственную номенклатуру.

Борьба за власть политической верхушки

Чтобы понять истинный смысл произошедшей затем трагедии, необходимо в двух словах обрисовать политическую обстановку, сложившуюся тогда в стране. В 1982 году стало очевидно, что здоровье генерального секретаря КПСС Л. И. Брежнева не позволит ему долгое время занимать столь высокий пост, и в его окружении разгорелась острая борьба за власть. Основными претендентами на победу в ней были глава КГБ СССР Ю. В. Андропов и первый секретарь Московского горкома КПСС В. В. Гришин, имевший тесные коррупционные связи с торговой мафией столицы.

1659636

В разработке у спецслужб

Сотрудникам Андропова было известно, что через гастроном №1 проходят крупные денежные суммы, добываемые криминальным путём и оседающие затем в карманах столичного руководства. Для установления контроля над всеми действиями Соколова в его кабинете при отсутствии хозяина была вмонтирована специальная аудио- и видеоаппаратура, позволившая собрать обширный обвинительный материал.

Криминальная схема получения дохода

Как выяснилось с её слов, директор «Елисеевского» гастронома Юрий Соколов добивался извлечения неучтённых средств не путём обычных обсчётов и обвесов, а использовал технологию, которая в наше время была бы названа передовой.

Используя свои связи в кругах столичного руководства, он приобрёл и установил в магазине новейшее холодильное оборудование, позволявшее даже скоропортящиеся продукты сохранять без потерь в течение длительного срока. Между тем, часть товара регулярно списывалась, в соответствии с установленными нормами естественной убыли.

1659633

Таким образом, разница между реально проданным товаром и тем, что числился по документам, составляла весьма внушительные суммы. Они-то и составляли незаконную прибыль, большая часть которой, впрочем, уходила наверх в кабинеты руководителей Мосторга, в частности, его главы Н. П. Трегубова.

Но Андропову было известно, что даже это не было конечным этапом движения денежного потока. По его информации, основные суммы предназначались главному партийному руководителю Москвы – его политическому конкуренту в борьбе за высший партийный пост Гришину. Именно по этой причине Юрий Константинович Соколов, став заложником в борьбе за власть между двумя влиятельнейшими людьми страны, был обречён.

Арест и первые месяцы за решёткой

В результате видеонаблюдения было установлено, что раз в неделю к нему съезжаются директора магазинов-филиалов и оставляют после своего визита конверты с деньгами. В один из таких дней оперативники и нагрянули к Юрию Константиновичу, взяв его, таким образом, с поличным.

Это стало началом широкомасштабного наступления на коррумпированных работников торговли. Достаточно сказать, что в результате оперативных действий только столичных органов КГБ и МВД к уголовной ответственности в тот период было привлечено около 15 тыс. человек, включая и «всесильного» начальника Главного управления торговли Н. П. Трегубова.

1659632

Находясь в Лефортово и рассчитывая на помощь своих прежних покровителей, обогащавшихся за счёт его деятельности, Юрий Соколов почти два месяца отказывался признавать вину и давать какие-либо показания. За это время ушёл из жизни Л. И. Брежнев и на посту главы государства его сменил Ю. В. Андропов, отправивший на пенсию Гришина.

Разоблачения и аресты

После этого стало очевидным, что помощи ждать неоткуда, и, поверив обещаниям следователей, гарантировавших в случае чистосердечного признания смягчение наказания вплоть до минимального срока заключения, он начал говорить. Протоколы допросов с этого дня стали заполняться сотнями имён и колонками цифр, свидетельствовавших о том, кто, кому и какие суммы передавал. Иной раз в них появлялись имена лиц, причастных к высшему эшелону власти.

Перед работниками правоохранительных органов во всей полноте раскрылась криминальная структура столичной торговли, опиравшаяся на тотальный дефицит, вызванный снижавшимся год от года уровнем экономики, и покрывавшаяся высшей партийной номенклатурой. Незамедлительно последовали аресты новых фигурантов уголовных дел.

1659630

Суд и приговор

Несмотря на то, что судебный процесс не был закрытым, всех приглашённых и просто любопытствующих пустили лишь на его первое заседание и на последнее, когда был оглашён приговор. Кроме главного обвиняемого, в тот день судили ещё четырёх человек – заместителя директора «Елисеевского» И. Немцова и трех заведующих отделами.

Читайте также:  аватар короля игровые персонажи

Основную массу присутствующих в зале составляли директора московских магазинов, вызванные на заседание в целях назидания и демонстрации примера того, что ждёт их в случае отступления от советской законности. Кроме них, в зале находились родные подсудимых, в частности, дети Соколова Юрия Константиновича, точнее – дочь с мужем и внучкой, а также брат, сестра и жена Флорида Николаевна.

Несмотря на то, что Соколову инкриминировались хищения в особо крупных размерах, смертный приговор оказался полной неожиданностью и поверг в шок не только его, но и всех, находившихся в зале. Исключение составили лишь сотрудники КГБ, одетые в штатское и равномерно рассаженные между остальными присутствующими. Как только прозвучало слово «расстрел», они дружно поднялись с мест, и принялись аплодировать, изображая, таким образом, всенародное одобрение. Директора магазинов последовали их примеру, едва владея трясущимися руками.

Послесловие

Соколов Юрий Константинович, семья которого получила лишь полчаса на прощание с ним, покидал зал суда, до конца не веря в реальность происходящего. Он был, по сути, предан дважды – вначале это сделали его бывшие партийные покровители, а теперь те, кто добивался показаний, обещая смягчение приговора. Видевшие его в тот момент вспоминали, что Юрий Соколов шёл к поджидавшей его арестантской машине походкой человека, у которого были скованы в тот момент не только руки, но и ноги.

1659641

Вопреки слухам о том, что бывшего директора «Елисеевского» гастронома расстреляли в тот же день прямо в «воронке» по дороге в Лефортово, он оставался жив ещё некоторое время и четырежды подавал прошение о помиловании, рассмотрение которого раз за разом откладывалось, а затем и вовсе было отклонено. Приговор привели в исполнение 14 декабря 1984 года. К этому времени ушёл из жизни Ю. В. Андропов, и сменившему его на посту генерального секретаря ЦК КПСС К. У. Черненко не нужны были свидетели коррупции партийных функционеров.

Сегодня, по прошествии лет, можно с уверенностью сказать, что Юрий Соколов, расстрел которого был наказанием, явно несоразмерным масштабу совершённого преступления, явился жертвой политической борьбы. Когда она была завершена и утвердился новый глава государства, искоренение коррупции в торговле сразу пошло на убыль. Достаточно сказать, что из семидесяти шести возбуждённых тогда уголовных дел до суда дошли только два.

Источник

О советском директоре «Гастронома №1»

Юрий Константинович СОКОЛОВ родился в 1923 году. Участник Великой Отечественной войны, был награжден орденами и медалями. Работал таксистом, в торговле начинал с должности продавца. Директором гастронома № 1 был 10 лет. Арестован в 1982 году по обвинению в получении взятки. В 1983 году решением Верховного суда СССР приговорен за хищения к расстрелу с конфискацией имущества и лишением всех наград. На суде пытался рассказать о схемах хищений, назвать имена чиновников, принимавших в этом участие, но ему не дали договорить. Еще четыре фигуранта дела получили различные сроки. 14 декабря 1984 года, незадолго до начала перестройки, приговор Соколову приведен в исполнение.

Биография

Участник Великой Отечественной войны, имел награды. После демобилизации сменил много профессий, работал таксистом. В конце 1950-х годов был осужден за обсчет клиентов. В 1963 году устроился продавцом в один из столичных магазинов. С 1972 по 1982 годы являлся директором магазина «Елисеевский».

Арест и приговор

В 1982 году к власти в СССР приходит Ю. В. Андропов, одной из целей которого было очищение страны от коррупции, хищений и взяточничества. Ему было известно реальное положение дел в торговле, поэтому Андропов решил[источник не указан 270 дней] начать с Московского продторга. Первым арестованным по этому делу стал директор московского магазина «Внешпосылторг» («Берёзка») Авилов и его жена, которая была заместителем Соколова на посту директора магазина «Елисеевский».

Вскоре Соколов был арестован. На его даче были обнаружены около 50 тысяч советских рублей. На допросах Соколов пояснил, что деньги не его личные, а предназначены для других людей. С его показаний было возбуждено около сотни уголовных дел против руководителей московской торговли, в том числе против начальника ГлавМосторга Трегубова.

Существует версия, что Соколову пообещали снисхождение суда в обмен на раскрытие схем хищений из московских магазинов. На суде Соколов извлёк тетрадь и зачитал имена и суммы, поражавшие воображение. Но ему это не помогло — суд приговорил Соколова к высшей мере наказания (расстрелу) с конфискацией имущества и лишением всех званий и наград.

14 декабря 1984 года приговор был приведен в исполнение.

Соколов стал не единственным человеком, расстрелянным за «хищения» в советской торговле. Трегубова приговорили к 15 годам лишения свободы, остальные арестованные получили и того меньше. Елисеевское дело стало крупнейшим делом о хищениях в советской торговле. Не успел в торговой отрасли пройти шок от расстрела Юрия Соколова, как прозвучал новый расстрельный приговор — директору плодоовощной базы М. Амбарцумяну. Суд в год 40-летия Победы над фашистской Германией не нашел смягчающими такие обстоятельства, как участие Мхитара Амбарцумяна в штурме Рейхстага и в параде Победы на Красной площади в 1945 году.

Эра дефицита

Сегодня трудно представить, что для советского гражданина значил кусок хорошей копченой колбасы. Урвав по случаю, ее несколько месяцев хранили в холодильнике, чтобы съесть на Новый год.

В то время прилавки встречали покупателей высоченными пирамидами из рыбных консервов. Почти все остальное было дефицитом. Почему? Не было рыночной экономики, когда спрос рождает предложение. Сколько советские люди съедят колбасы, решал Госплан. Естественно, высокие идеи не имели ничего общего с жизнью.

Но был и другой способ заполучить «еду мечты». Счастливчикам удавалось завести знакомство с директорами, товароведами продуктовых магазинов. Это были почти мифологические и влиятельные фигуры. По блату они отпускали приближенным продукты, которых не было в свободной продаже.

Продуктовый рай

С приходом советской власти еда отовсюду исчезла. И вдруг бывший фронтовик Юрий Соколов вернул магазину дореволюционную славу. Везде было пусто, но только не в гастрономе №1 по адресу: ул. Горького, д. 14.

Гастроном №1 стал неофициальной визитной карточкой Москвы, наряду с Кремлем. Сюда непременно заходили приезжие из других городов и иностранцы.

Но подлинное изобилие было спрятано от посторонних глаз на складах магазина. Тут были уже не вареные, а копченые колбасы, икра, балык, свежайшие фрукты и прочее. Соколов умел договариваться с поставщиками. Сейчас бы он предложил им выгодные условия и хорошую прибыль. Но тогда у него не было рыночных рычагов и он расплачивался конвертами с наличными. То есть подкупал. Но на какие деньги?

Читайте также:  самый трудный персонаж для акинатора

Гром среди ясного неба

Соколов построил прибыльный бизнес в непригодных для этого условиях. Был, по сути, одним из первых советских бизнесменов.

Увы, в то время это было возможно, только если нарушать законы.

. Когда в 1982 году Соколова арестовали «при получении взятки в размере 300 рублей», он сохранял спокойствие. Был уверен, что его высокопоставленные знакомцы выручат. На худой конец, отделается малым сроком.

В то время по стране прокатилась волна арестов: председатель КГБ Юрий Андропов боролся с коррупцией. Хватали секретарей райкомов, чиновников всех рангов. В Москву специально командировали десятки молодых следователей из провинции: они не входили в столичные коррупционные схемы и могли работать эффективно. Давали сроки, иногда значительные. Но о расстрелах не было и речи!

Рука Андропова

На суде в сентябре ­1983-го он понял, что спасать его никто не будет. И заговорил. Достал особую тетрадку, стал зачитывать: как он получал прибыль и, главное, кто и сколько из нее получал. Договорить ему судья не дал.

По иронии судьбы расстреляли директора уже после смерти Андропова, недолго протянувшего на посту генсека. Прошение о помиловании не помогло: слишком многие высокопоставленные персоны хотели, чтобы Соколов навсегда замолчал. До сих пор с материалов дела не снят гриф «Секретно».

ДОСЛОВНО

Иосиф КОБЗОН: «Он опередил время»

— Я близко знал Юрия Константиновича. Он устраивал вечера отдыха для коллектива, и многие артисты приходили к нему. Без всякого гонорара! Единственное, мы рассчитывали на дефицит, которым была затарена база магазина.

На суде в своем последнем слове Соколов не признал себя виновным. Он просто сказал, что работал в системе и старался все сделать, чтобы люди могли покупать продукты. Он опередил время, был замечательным организатором.

— Иосиф Давыдович, вы ведь встречались с директором «Елисеевского»?

— Я не просто встречался, а близко знал Юрия Константиновича. И дело не в тех продуктах, которые продавались в «Елисеевском». Приятно с ним было общаться. Он устраивал вечера отдыха для коллектива, и многие артисты приходили к нему без всякого гонорара. Единственное, мы рассчитывали на покупку дефицита, которым была затарена база магазина.

— Вы дружили?

— Сейчас говорят, что он стал жертвой андроповских интриг.

— На суде в своем последнем слове Соколов не признал себя виновным. Он просто сказал, что работал в системе и старался все сделать, чтобы люди могли приходить и покупать продукты. Он опередил время, был замечательным организатором. Что-то наверху не поделили и разыграли карту Соколова. Он стал жертвой, хотя таких хозяйственников в стране почти не было.

— Ощущение, что тогда ради колбасы люди шли на все.

Источник

Новое в блогах

О НАСТОЯЩЕМ ДИРЕКТОРЕ «ГАСТРОНОМА №1»

Юрий Константинович СОКОЛОВ родился в 1923 году. Участник Великой Отечественной войны, был награжден орденами и медалями. Работал таксистом, в торговле начинал с должности продавца. Директором гастронома № 1 был 10 лет. Арестован в 1982 году по обвинению в получении взятки. В 1983 году решением Верховного суда СССР приговорен за хищения к расстрелу с конфискацией имущества и лишением всех наград. На суде пытался рассказать о схемах хищений, назвать имена чиновников, принимавших в этом участие, но ему не дали договорить. Еще четыре фигуранта дела получили различные сроки. 14 декабря 1984 года, незадолго до начала перестройки, приговор Соколову приведен в исполнение.

5604171 1270197
Биография

Участник Великой Отечественной войны, имел награды. После демобилизации сменил много профессий, работал таксистом. В конце 1950-х годов был осужден за обсчет клиентов. В 1963 году устроился продавцом в один из столичных магазинов. С 1972 по 1982 годы являлся директором магазина «Елисеевский».

АРЕСТ И ПРИГОВОР

В 1982 году к власти в СССР приходит Ю. В. Андропов, одной из целей которого было очищение страны от коррупции, хищений и взяточничества. Ему было известно реальное положение дел в торговле, поэтому Андропов решил[источник не указан 270 дней] начать с Московского продторга. Первым арестованным по этому делу стал директор московского магазина «Внешпосылторг» («Берёзка») Авилов и его жена, которая была заместителем Соколова на посту директора магазина «Елисеевский».

Вскоре Соколов был арестован. На его даче были обнаружены около 50 тысяч советских рублей. На допросах Соколов пояснил, что деньги не его личные, а предназначены для других людей. С его показаний было возбуждено около сотни уголовных дел против руководителей московской торговли, в том числе против начальника ГлавМосторга Трегубова.

Существует версия, что Соколову пообещали снисхождение суда в обмен на раскрытие схем хищений из московских магазинов. На суде Соколов извлёк тетрадь и зачитал имена и суммы, поражавшие воображение. Но ему это не помогло — суд приговорил Соколова к высшей мере наказания (расстрелу) с конфискацией имущества и лишением всех званий и наград.

14 декабря 1984 года приговор был приведен в исполнение.

Соколов стал не единственным человеком, расстрелянным за «хищения» в советской торговле. Трегубова приговорили к 15 годам лишения свободы, остальные арестованные получили и того меньше. Елисеевское дело стало крупнейшим делом о хищениях в советской торговле. Не успел в торговой отрасли пройти шок от расстрела Юрия Соколова, как прозвучал новый расстрельный приговор — директору плодоовощной базы М. Амбарцумяну. Суд в год 40-летия Победы над фашистской Германией не нашел смягчающими такие обстоятельства, как участие Мхитара Амбарцумяна в штурме Рейхстага и в параде Победы на Красной площади в 1945 году.

ЭРА ДЕФИЦИТА

Сегодня трудно представить, что для советского гражданина значил кусок хорошей копченой колбасы. Урвав по случаю, ее несколько месяцев хранили в холодильнике, чтобы съесть на Новый год.

В то время прилавки встречали покупателей высоченными пирамидами из рыбных консервов. Почти все остальное было дефицитом. Почему? Не было рыночной экономики, когда спрос рождает предложение. Сколько советские люди съедят колбасы, решал Госплан. Естественно, высокие идеи не имели ничего общего с жизнью.

Но был и другой способ заполучить «еду мечты». Счастливчикам удавалось завести знакомство с директорами, товароведами продуктовых магазинов. Это были почти мифологические и влиятельные фигуры. По блату они отпускали приближенным продукты, которых не было в свободной продаже.

ПРОДУКТОВЫЙ РАЙ

С приходом советской власти еда отовсюду исчезла. И вдруг бывший фронтовик Юрий Соколов вернул магазину дореволюционную славу. Везде было пусто, но только не в гастрономе №1 по адресу: ул. Горького, д. 14.

Читайте также:  иегуди менухин скрипач биография

Гастроном №1 стал неофициальной визитной карточкой Москвы, наряду с Кремлем. Сюда непременно заходили приезжие из других городов и иностранцы.

ГРОМ СРЕДИ ЯСНОГО НЕБА

Соколов построил прибыльный бизнес в непригодных для этого условиях. Был, по сути, одним из первых советских бизнесменов.

Увы, в то время это было возможно, только если нарушать законы.

. Когда в 1982 году Соколова арестовали «при получении взятки в размере 300 рублей», он сохранял спокойствие. Был уверен, что его высокопоставленные знакомцы выручат. На худой конец, отделается малым сроком.

В то время по стране прокатилась волна арестов: председатель КГБ Юрий Андропов боролся с коррупцией. Хватали секретарей райкомов, чиновников всех рангов. В Москву специально командировали десятки молодых следователей из провинции: они не входили в столичные коррупционные схемы и могли работать эффективно. Давали сроки, иногда значительные. Но о расстрелах не было и речи!

РУКА АНДРОПОВА

На суде в сентябре ­1983-го он понял, что спасать его никто не будет. И заговорил. Достал особую тетрадку, стал зачитывать: как он получал прибыль и, главное, кто и сколько из нее получал. Договорить ему судья не дал.

По иронии судьбы расстреляли директора уже после смерти Андропова, недолго протянувшего на посту генсека. Прошение о помиловании не помогло: слишком многие высокопоставленные персоны хотели, чтобы Соколов навсегда замолчал. До сих пор с материалов дела не снят гриф «Секретно».

ДОСЛОВНО

Иосиф КОБЗОН: «Он опередил время»

— Я близко знал Юрия Константиновича. Он устраивал вечера отдыха для коллектива, и многие артисты приходили к нему. Без всякого гонорара! Единственное, мы рассчитывали на дефицит, которым была затарена база магазина.

На суде в своем последнем слове Соколов не признал себя виновным. Он просто сказал, что работал в системе и старался все сделать, чтобы люди могли покупать продукты. Он опередил время, был замечательным организатором.

— Иосиф Давыдович, вы ведь встречались с директором «Елисеевского»?

— Я не просто встречался, а близко знал Юрия Константиновича. И дело не в тех продуктах, которые продавались в «Елисеевском». Приятно с ним было общаться. Он устраивал вечера отдыха для коллектива, и многие артисты приходили к нему без всякого гонорара. Единственное, мы рассчитывали на покупку дефицита, которым была затарена база магазина.

— Вы дружили?

— Сейчас говорят, что он стал жертвой андроповских интриг.

— На суде в своем последнем слове Соколов не признал себя виновным. Он просто сказал, что работал в системе и старался все сделать, чтобы люди могли приходить и покупать продукты. Он опередил время, был замечательным организатором. Что-то наверху не поделили и разыграли карту Соколова. Он стал жертвой, хотя таких хозяйственников в стране почти не было.

— Ощущение, что тогда ради колбасы люди шли на все.

Источник

Дело Елисеевского магазина: сколько человек расстреляли за коррупцию

jpg

14 декабря 1984 года был расстрелян Юрий Константинович Соколов – директор крупнейшего московского гастронома №1, по старинке носившего название «Елисеевский». Он был приговорен к высшей мере наказания, несмотря на героическое прошлое – храбро сражался в годы Великой Отечественной, был не раз ранен, награжден орденом Красной Звезды. Не помогло и активное сотрудничество со следствием – Соколов раскрыл одну из крупнейших за все годы существования советской власти коррупционных схем. Статьи, по которым был осужден Соколов – 173 и 174 УК СССР (Получение и дача взятки) – предусматривали наказание в виде лишения свободы на срок от 5 до 15 лет. Впрочем, имелась оговорка: смертная казнь при наличии «особых обстоятельств». Какие же особые обстоятельства привели Юрия Соколова к смертному приговору?

Елисеевское дело – трагедия эпохи дефицита

Людям, не жившим при советской власти, довольно сложно понять, в чем же заключалась вина Юрия Константиновича. Он обеспечил великолепный ассортимент в своем гастрономе, который в то время выглядел островком «настоящей» жизни, заграничной или дореволюционной. У него в магазине можно было купить все: конфеты, сыры, колбасу, иной раз даже икру, да не кабачковую, а красную или черную.

Все рухнуло 30 октября 1982 года. Соколов был задержан на своем рабочем месте и препровожден в Лефортово. В его кабинете было обнаружено 50 тысяч рублей, разложенных по конвертам – весьма немалая по тем временам сумма.

Новый НЭП

Вначале Соколов был, как рассказывают, совершенно спокоен и даже отказывался давать показания. Он надеялся на своих покровителей, в числе которых были зять Брежнева, заместитель министра МВД Чурбанов, его жена Галина Брежнева, а также первый секретарь Московского горкома партии Гришин, министр МВД Щелоков, председатель Мосгорисполкома Промыслов, начальник главка торговли Мосгорисполкома Трегубов, второй секретарь Московского горкома партии Дементьев. Однако, через несколько дней после ареста Соколова, в ноябре 1982 года умер Л.И. Брежнев, и большая часть высокопоставленных заступников Соколова потеряла всякое значение. Генеральным секретарем был избран Андропов. Соколов узнав об этом, немедленно начал сотрудничать со следствием.

Андропов провозгласил начало борьбы с коррупцией. В газетах замелькала аббревиатура «новый НЭП» — наведение элементарного порядка. Новой власти нужно было дискредитировать прежний партийный аппарат, в том числе и Гришина, которого прочили в преемники Брежневу еще при жизни дряхлеющего генсека. И Соколов стал одной из первых «пешек», принесенных в жертву в этой кампании.

Говорят, что Соколову обещали мягкий приговор – 5 или 6 лет – если он сдаст всех своих заступников и подельников. Он так и поступил. Судебные заседания не случайно шли в закрытом режиме: Соколов раскрывал тетрадку и зачитывал фамилии и суммы, от которых даже бывалые судейские хватались за сердце.

Сколько человек были осуждены вместе с Соколовым

Непосредственно вместе с Соколовым фигурантами уголовного дела стали его заместитель Немцев, заведующие отделами Свежинский, Яковлев, Коньков и Григорьев. По мере того, как Соколов давал показания, арестовывали директоров столичных торговых предприятий, таких, как гастрономы «Новоарбатский», «Смоленский», ГУМ, директоров Мосплодовощпрома, плодоовощных баз, Диетторга, райпищеторга и т.д. Всего в системе Главторга к уголовной ответственности было привлечено больше 15 тысяч человек.

Помимо Соколова смертный приговор был вынесен директору плодоовощной базы Амбарцумяну. Суд не счел смягчающим обстоятельством даже тот факт, что Амбарцумян участвовал в штурме Рейхстага.

Остальные фигуранты дела оказались за решеткой на сроки больше 10 лет. Директор гастронома «Смоленский» Нониев застрелился, не дожидаясь суда и приговора.

Источник

Поделиться с друзьями
Моря и океаны
Adblock
detector