согласно щербатову творцом истории является

Щербатов Михаил Михайлович

Краткая библиографическая справка

Щербатов Михаил Михайлович

Литература. Издание сочинений князя М. М. Щербатова еще не кончено (вышли тт. I, II, 1 ч. III т.). См. Иконников, «Ответ генерал-маиора Болтина на письмо кн. Щербатова» (СПб., 1789) и «Крит. примечания на Историю Щ.» (СПб., 1793—94); С. М. Соловьев, «Архив» (т. II, пол. 2); «Современное состояние русск. истории как науки» («Моск. обозр.», 1859,1); Иконников, «Опыт русской историографии»; Бестужев-Рюмин, «Русская история» (t. I, СПб., 1872); Милюков, «Главные течения русской исторической мысли» (Москва, 1898); Мякотин, «Дворянский публицист Екатерининской эпохи» («Русское богатство», 1898; перепечатано в сборнике статей «Из истории русского общества»); Н. Д. Чечулин, «Русский социальный роман XVIII в.».

Щербатов Михаил Михайлович

(22.7.1733 ‒ 12.12.1790), князь, русский обществ. и государственный деятель, историк и публицист. В раннем детстве был записан в гвардейский Семёновский полк. Щ. получил глубокое и разностороннее домашнее образование. В 1759‒60 в ряде статей сформулировал реакционные социально-политические взгляды: отрицание равенства людей, требование сильной государственной власти и др. В 1762 Щ. вышел в отставку в чине капитана. В 1767 он поступил на гражданскую службу: в конце 60-х гг. работал в Комиссии по составлению нового Уложения и выдвинулся как лидер оппозиционного правительству родовитого дворянства. В 1778 президент Камер-коллегии, в 1779 сенатор. Около 1788 вышел в отставку в чине действительного тайного советника. В 70-х гг. Щ. написал ряд публицистических статей и заметок, а в конце 80-х гг. сочинение «О повреждении нравов в России», где резко критиковал политику правительства и нравы придворной среды. В 1783 написал утопический роман «Путешествие в землю Офирскую», в котором изложил свой идеал государства, полицейского по сути, опирающегося на дворянство, процветающего за счёт труда подневольных рабов. В «Истории Российской от древнейших времен» (доведена до 1610) подчёркивал роль феодальной аристократии, сводя исторический прогресс к уровню знаний, наук и разума отдельных личностей. В то же время труд Щ. насыщен большим количеством актовых, летописных и др. источников.

Соч.: Сочинения, т. 1‒2, СПБ, 1896‒98; История Российская от древнейших времен, т. 1‒7, СПБ, 1901‒04; Неизданные сочинения, М., 1935.

Лит.: Федосов И. А., Из истории русской общественной мысли XVIII ст. М. М. Щербатов, М., 1967.

Большая советская энциклопедия. — М.: Советская энциклопедия. 1969—1978.

ЩЕРБАТОВ Михаил Михайлович

С о ч.: Соч.: В 2 т. Спб., 1896–1898; История Российская от древнейших времен: В 7 т. Спб., 1901–1904; Неизданные соч. М… 1935; О повреждении нравов в России. М., 1991.

Л и т.: Федосов И. А. Из истории русской общественной мысли XVIII столетия (М. М. Щербатов). М., 1967; Артемьев Т. В. Щербатов. Спб., 1994.

Источник

Дворянский историк М М Щербатов

Князь Михаил Михайлович Щербатов (1733-1790)-наиболее яркий представитель

дворянского направления в исторической науке второй половины 18 века. Для

научных взглядов Щербатова характерны основные черты мировоззрения 18 века-

достигнутые русской исторической наукой в области археографии и

исторической критики, явилась трактовка в «Истории» Щербатова ранних периодов

исторических событий на территории Руси, Щербатов использовал данные греческих

и римских писателей, а также западных и византийских хроник. В полном

соответствии со своей политической программой,-защиты всех привилегий

истории. История самодержавия, как основной стержень истории России,

Обоснование исторических прав дворянства, необходимости единения царя с

она отчетливо выступает в общей структуре работы, в членении материала по

получившего характеристику во втором томе. С татарского нашествия и организации

Золотой Орды, начинается третий том. Четвертый том дает историю борьбы с

царской власти, начинается пятый том. Следующим важным рубежом было для

событиям посвящен шестой том. Времени «смуты» посвящен седьмой, который

оборвалось на 1610году, из-за смерти Щербатова. В соответствии со

«Степенной книгой выделяется перемещение политического центра государства:

с Юрием Долгоруким связано первое перемещение политического центра из Киева

впервые сформулировал, и попытался обосновать форму родовой власти князя, и

систему «лествичного восхождения», которые затем повторяет не только

деятельности Ивана 4. Само царствование Ивана 4 Щербатов делит на два периода.

приводит к внешним неудачам и внутреннему кризису. Эта щербатовская схема,

получили освещение в публицистике Щербатова. Среди его публицистических работ

особый интерес представляет «Статистика в рассуждении России»(1776-1777),

«Смотрение о пороках и самовластии Петра Великого» (1782),»О повреждении нравов

в России»(1786-1789), «Прошение Москвы о забвении ее «(1789). Щербатов

обвиняет Петра в уничтожении былого значения родовитого дворянства,

выдвижения лиц незнатного происхождения, в нарушении нравственной чистоты

патриархальных отношений в деревне. Наиболее ярко эта концепция отражена в

в романе Щербатова «Путешествие в землю Офирскую «, иносказательно воспалением

порядки старой Московской Руси. Здесь впервые прозвучала антитела Московской

Руси- России Петербург свой, которая представляется Щербатову плодом

произвольной деятельности монарха, порвавшего свой исконный союз с родовитой

году» Летописи о многих мятежах и о разорении Московского государства от

Читайте также:  скайрим у персонажа светятся глаза

внутренних и внешних неприятелей «. В 1774 году Щербатов выступил с «Краткой

повестью о бывших в России самозванцах «.Актуальность этой темы обусловила

пристальное внимание Щербатова к событиям «смутного времени», а также его

попытку выяснить внутренние социальные причины народной борьбы. Попытки

хотя и отраженным сквозь призму дворянской идеологии. Щербатов развил

обширную деятельность по изданию исторических памятников, в том числе

летописных- » Царственного летописца «и » Царственной книги».Щербатов также

Источник

Михаил Щербатов

Михаил Михайлович Щербатов (22.07.[02.08.] 1733 — 12.12.[23.12.] 1790) — князь, российский политик, деятель Русского Просвещения: литератор, публицист, историк, философ, экономист, для своего времени — человек поистине энциклопедических познаний. Почётный член Санкт-Петербургской Академии Наук (1776), член Российской академии (1783). Сенатор, действительный тайный советник (1786). Автор 15-томного труда «Истории Российская от древнейших времен» и жёлчного памфлета «О повреждении нравов в России».

Младший сын генерал-майора князя Михаила Юрьевича Щербатова от брака с княжной Ириной Семёновной Сонцовой-Засекиной. Его отец был обер-комендантом Москвы и архангельским губернатором, дед — окольничим Петра Великого, отличился в сражениях, под конец жизни стал иноком Андреевского монастыря в Москве. Предки Щербатова восходят к династии Рюриковичей, Михаил представлял его 27–е колено.

В 1771 году стал придворным герольдмейстером. Екатерина II назначила его первым русским историографом (вторым был Николай Карамзин), по поручению императрицы Щербатов разбирал архив Петра Великого. Им были найдены и опубликованы некоторые ценные памятники, в том числе «Царственная книга», «Летопись о многих мятежах», «Журнал Петра Великого» и другие. Эта работа привела его к созданию как главного труда жизни — «Истории Российской», так и произведений, которые увидели свет десятилетия спустя, когда их напечатал в Лондоне Александр Герцен. Императрица прекрасно понимала оппозиционность взглядов князя, распорядившись после его смерти изъять архив. Но и князь хорошо знал, какая судьба уготована его бумагам, и заблаговременно укрыл их у родственников. По мнению С.М. Соловьёва, недостатки трудов Щербатова были результатом того, что «он стал изучать русскую историю, когда начал писать её», а писать её он очень торопился.

Всю жизнь Михаил Щербатов оставался последовательным оппонентом абсолютной монархии со стороны аристократии, выступая за конституционное (но исключительно аристократическое) правление. Он написал множество статей, «записок», «замечаний», проектов, посвященных дворянскому самоуправления, законодательству, организации армии и другим вопросам, создал первые шесть разделов энциклопедического труда «Статистика в рассуждении России», в котором была намечена программа комплексного описания географического положения, экономики, народонаселения, государственного устройства, культуры и внешней политики Российской империи. В отставку Михаил Щербатов вышел в 1788 году в чине действительного тайного советника. У него было двое сыновей и четыре дочери. Личная библиотека Михаила Щербатова насчитывала пятнадцать тысяч томов. Знаменитым вольнодумцем стал внук князя — Пётр Чаадаев.

Основной труд Михаила Щербатова — «История Российская от древнейших времен» — печатался с 1770 года в течение более чем двадцати лет. Всего было издано семь томов в пятнадцати книгах, охвативших период до 1610 года. Этот труд Щербатова не стал популярным. Для него характерны тяжелый архаичный язык, многочисленные пространные отступления, морализаторство. Щербатов стремился доказать, что историческая личность действует под влиянием распространенных нравов и обычаев, и особо подчеркивал благодетельную роль древней аристократии. Как политический мыслитель Щербатов отвергал абсолютизм, поскольку тот ведет к деспотизму, правовому хаосу и упадку нравственности. Поэтому власть монарха, по мнению Щербатова, должна ограничиваться законодательством. Обеспечивать стабильность государства должно родовитое дворянство, обладающее просвещенным разумом и «потомственной добродетелью». Признавая большую экономическую эффективность свободного труда, Щербатов, однако, выступил против отмены крепостного права в России, считая, что вред от этого перевесит пользу. Освобожденные крестьяне, по его мнению, переселятся на плодородные земли, и многие области России опустеют.

В 1770-80-х годах Щербатов опубликовал ряд объёмных трудов исторического характера, а также написал сочинение «О повреждении нравов в России», где резко критиковал политику правительства и нравы придворной среды. В 1858 году Герцен издал его в Лондоне вместе с книгой Радищева «Путешествие из Петербурга в Москву» как критику царской России «справа» и «слева».

Фантастическое в творчестве автора:

Князь Щербатов — автор одной из первых русских утопий (социально-феодальной направленности) «Путешествие в землю Офирскую г-на С… швецкаго дворянина». Работал над ней Щербатов в 1783-1784 годах, но фактически, похоже, не закончил: сюжет кажется «провисшим» и логически не завершённым. Опубликовано сочинение было лишь в 1896 году. В этой утопии Щербатов изложил свой идеал государства, полицейского по сути, опирающегося на дворянство, процветающего за счёт труда подневольных рабов. Офирское «идеальное» государство управляется государем, власть которого ограничена высшим дворянством; остальные классы, даже рядовое дворянство, доступа к высшей власти не имеют.

Щербатов начал работать над ещё одной утопией – «Путешествия в страны истинных наук и тщетного знания». Неизвестно, насколько продвинулась работа, так как сохранился лишь её набросок.

Источник

ЩЕРБАТОВ МИХАИЛ МИХАЙЛОВИЧ

Родился в знатной семье. Первоначально делал традиционную для его круга военную карьеру, дослужился до чина капитана, но после Манифеста «О вольности дворянской» ушел в отставку и посвятил себя литературной, научной и общественной деятельности. Был депутатом Уложенной комиссии, где прославился речами в защиту дворянских привилегий.

Читайте также:  история возникновения буддизма кратко

В 1768 году получил должность историографа. Активно занимался публикацией исторических источников. Издал «Царственную книгу», «Царственный летописец», «Журнал или поденная записка Петра Великого» и др.

Главным историческим трудом стала «История Российская от древнейших времен» (СПб., 1770-1791), вышедшая в 7 томах и 15 книгах. Несмотря на то, что «История» была написана тяжеловесным стилем, Щербатов окончательно порвал с летописной формой изложения русской истории, предложив связный нарратив. Издание заканчивалось 1610 годом и впервые давало подробное описание отечественной истории XVI века. В основе предложенной им периодизации лежало развитие самодержавия и его взаимоотношение с дворянством. Давалось описание внутреннего развития общества и экономики, много внимания уделялось внешней политике. Первый том вызвал волну критики из-за множества фактических ошибок. В последующих томах Щербатов сумел этого избежать. Главной задачей историка считал показ взаимосвязи событий, а творцами истории называл выдающихся личностей.

В своих публицистических сочинениях «О повреждении нравов» и «Путешествии в землю Офирскую» подверг критике деятельность Петра I и положительно оценивал допетровские порядки. После себя оставил библиотеку в более чем 50 тыс. томов.

Сочинения:

Сочинения: В 2 т. СПб., 1898.

История Российская от древнейших времен: В 7 т. СПб., 1901-1904.

Неизданные сочинения. М., 1935; О повреждении нравов в России. М., 1991.

Источник

Щербатов, Михаил Михайлович

Содержание

Служба

Сын генерал-майора князя Михаила Юрьевича Щербатова от брака с княжной Ириной Семёновной Сонцовой-Засекиной. Щербатов получил глубокое и разностороннее домашнее образование. В раннем детстве был записан в гвардейский Семёновский полк, а в 1756 году произведён в прапорщики. Вышел в отставку сразу после манифеста «О вольности дворянства» в чине капитана.

В 1767 он поступил на гражданскую службу: в конце 60-х гг. работал в Комиссии по составлению нового Уложения и выдвинулся как лидер оппозиционного правительству родовитого дворянства. В 1771 сделан герольдмейстером и в эти годы разбирал по поручению Екатерины II бумаги Петра Великого. В 1773 пожалован в камергеры. В 1778 г. он стал президентом Камер-коллегии с чином тайного советника и был назначен присутствовать в экспедиции винокуренных заводов; в 1779 г. был назначен сенатором. Около 1788 вышел в отставку в чине действительного тайного советника.

От брака с дальней своей родственницей, княжной Наталией Ивановной Щербатовой, имел двух сыновей Ивана и Дмитрия и четырёх дочерей Ирину (жена историка М. Г. Спиридова), Прасковью, Анну, Наталью (мать П. Я. Чаадаева).

Щербатов как историк

Щербатов был историком и публицистом, экономистом и политиком, философом и моралистом, человеком поистине энциклопедических познаний. В «Истории Российской от древнейших времён» (доведена до 1610) подчеркивал роль феодальной аристократии, сводя исторический прогресс к уровню знаний, наук и разума отдельных личностей. В то же время труд Щербатова насыщен большим количеством актовых, летописных и др. источников. Щербатовым были найдены и опубликованы некоторые ценные памятники, в том числе «Царственная книга», «Летопись о многих мятежах», «Журнал Петра Великого» и др. По мнению С. М. Соловьева, недостатки трудов Щербатова были результатом того, что «он стал изучать русскую историю, когда начал писать её», а писать её он очень торопился. До самой своей смерти Щербатов продолжал интересоваться политическими, философскими и экономическими вопросами, излагая свои взгляды в ряде статей.

Русской историей стал заниматься под влиянием Миллера, о чём он сам говорит в предисловии к I т. «Истории российской». На основании 12-ти списков, взятых из разных монастырей, и 7-и собственных, не имея никакой предварительной подготовки, он взялся за составление истории. Тогда же начинается усиленная издательская деятельность Щербатова. Он печатает: в 1769 г., по списку патриаршей библиотеки, «Царственную книгу»; в 1770 г., по повелению Екатерины II — «Историю свейской войны», собственноручно исправленную Петром Великим; в 1771 г. — «Летопись о многих мятежах»; в 1772 г. — «Царственный летописец». Собственная его история несколько замедлилась вследствие необходимости к летописным источникам присоединить и архивные, до него никем, кроме Миллера, не тронутые. В 1770 г. он получил разрешение пользоваться документами московского архива иностранной коллегии, где хранились духовные и договорные грамоты князей с середины XIII в. и памятники дипломатических сношений с последней четверти XV в.

Щербатову ещё при жизни приходилось защищать свой труд от общих нападок, особенно против Болтина. В 1789 г. он напечатал «Письмо к одному приятелю, в оправдание на некоторые скрытые и явные охуления, учиненные его истории от г. ген.-майора Болтина», [1] что вызвало ответ Болтина и отповедь, в свою очередь, Щербатова, напечатанную уже после его смерти, в 1792 г. Болтин указывал на ряд ошибок Щербатова: 1) в чтении летописи, вроде превращения «стяга» в «стог», «идти по нем» в «идти на помощь» и т. д. и 2) на полное незнакомство Щербатова с исторической этнографией и географией. Действительно, его история очень страдает в этом отношении. Щербатов не сумел ориентироваться в древней этнографии, а ограничился пересказом известий по французским источникам да и то «толь смутно и беспорядочно, — по его собственному заявлению, — что из сего никакого следствия истории сочинить невозможно». Но дело в том, что этот вопрос был наиболее тёмным, и только Шлецеру удалось внести туда некоторый свет.

Читайте также:  unity 2d движение персонажа в точку клик

В обработке летописи Щербатов, несмотря на всю массу промахов, в которых его упрекали, сделал шаг вперёд сравнительно с Татищевым в двух отношениях. Во-первых, ввел в учёное пользование новые и очень важные списки, как синодальный список Новгородской летописи (XIII и XIV вв.), Воскресенский свод и др. Во-вторых, он первый правильно обращался с летописями, не сливая показания разных списков в сводный текст и различая свой текст от текста источников, на которые он делал точные ссылки, хотя, как замечает Бестужев-Рюмин, его способ цитировать по № отнимает возможность проверки. Как и остальные наши историки XVIII в., Щербатов ещё не различает вполне источника от его учёной обработки и потому предпочитает, например, Синопсис — летописи. Не по силам ещё Щербатова выбор данных; послушно следуя за источниками, он загромождает свой труд мелочами. Много добра русской истории Щербатов принёс обработкой и изданием актов. Благодаря его истории и «Вивлиофике» Новикова наука овладела первостепенной важности источниками, как духовными, договорными грамотами князей, памятниками дипломатических сношений и статейными списками посольств; произошла, так сказать, эмансипация истории от летописей, и указана была возможность изучения более позднего периода истории, где показания летописи оскудевают или совсем прекращаются. Наконец, Миллер и Щербатов издали, а частью приготовили к изданию много архивного материала, особенно времён Петра Великого. Полученный из летописей и актов материал Щ. связывает прагматически, но его прагматизм особого рода — рационалистический или рационалистически-индивидуалистический: творцом истории является личность. Ход событий объясняется воздействием героя на волю массы или отдельного лица, причём герой руководствуется своекорыстными побуждениями своей натуры, одинаковыми для всех людей в разные эпохи, а масса подчиняется ему по глупости или по суеверию и т. п. Так, например, Щербатов не пытается отбросить летописный рассказ о сватовстве византийского императора (уже женатого) — на 70-летней Ольге, но даёт ему своё объяснение: император хотел жениться на Ольге с целью заключить союз с Россией. Покорение Руси монголами он объясняет чрезмерной набожностью русских, убившей прежний воинственный дух. Согласно со своим рационализмом Щ. не признает в истории возможности чудесного и относится холодно к религии. По взгляду на характер начала русской истории и на общий ход её. Щербатов стоит ближе всего к Шлецеру. Цель составления своей истории он видит в лучшем знакомстве с современной ему Россией, то есть смотрит на историю с практической точки зрения, хотя в другом месте, основываясь на Юме, доходит до современного взгляда на историю как науку, стремящуюся открыть законы, управляющие жизнью человечества. У современников история Щербатова не пользовалась успехом: её считали неинтересной и неверной, а самого Щербатова —лишённым исторического дарования (имп. Екатерина II).

Щербатов как публицист

В 70-х гг. Щербатов написал ряд публицистических статей и заметок, а в конце 80-х гг. сочинение «О повреждении нравов в России», где резко критиковал политику правительства и нравы придворной среды. В 1783 написал утопический роман «Путешествие в землю Офирскую», в котором изложил свой идеал государства, полицейского по сути, опирающегося на дворянство, процветающего за счёт труда подневольных рабов.

Щербатов интересен, главным образом, как убежденный защитник дворянства. Его политические и социальные взгляды недалеко ушли от той эпохи. Из его многочисленных статей — «Разговор о бессмертии души», «Рассмотрение о жизни человеческой», «О выгодах недостатка» и др. — особый интерес представляет его утопия — «Путешествие в землю Офирскую г. С., швецкого дворянина» (не закончено). Идеальное Офирское государство управляется государем, власть которого ограничена высшим дворянством. Остальные классы, даже рядовое дворянство, доступа к высшей власти не имеют. Необходимости для каждого гражданина принимать участие в правлении, обеспечения личной свободы Щербатов не знает. Первым сословием является дворянство, вступление в которое запрещено. Оно одно обладает правом владеть населёнными землями; рекомендуется даже (в статье по поводу голода в 1787 году) всю землю отдать дворянам.

Военную службу он рекомендует организовать по типу военных поселений, что позднее было сделано в России и потерпело полное фиаско. Рассудочность века наложила сильную печать на него. Особенно характерны взгляды его на религию офицеров: религия, как и образование, должна быть строго утилитарной, служить охранению порядка, тишины и спокойствия, почему священнослужителями являются чины полиции. Другими словами, Щербатов не признает христианской религии любви, хотя это не мешает ему в статье «О повреждении нравов в России» нападать на рационалистическую философию и на Екатерину II как на представительницу её в России. До чего сам Щербатов проникся, однако, рационализмом, видно из его мнения, что можно в очень короткий срок пересоздать государство и установить на целые тысячелетия незыблемый порядок, в котором нужны будут только некоторые поправки.

Источник

Поделиться с друзьями
Моря и океаны
Adblock
detector