соборная площадь старая русса история

Соборная площадь старая русса история

По страницам газет и журналов

ГОРОД ДЕСЯТИ ВЕКОВ

Старая Русса, 1983 г.

Старая Русса – крупный промышленный и культурный центр Новгородской области. Продукция ее предприятий идет в 40 стран мира.

Новая гостиница на 170 мест, автозаправочная станция, еще один мост через реку Полисть, здание районного Дома связи, телевизионная мачта с ретранслятором, автоматическая телефонная станция, реконструированные корпуса заводов “Старорусприбор” и химического машиностроения, сыродельный завод и домостроительный комбинат, новые магазины и предприятия общественного питания – вот далеко не полный перечень объектов, сданных в эксплуатацию в последние годы. По итогам работы в десятой пятилетке город награжден переходящим Красным знаменем ЦК КПСС, совета Министров СССР, ВЦСПС и ЦК ВЛКСМ.

ПАМЯТНЫЕ МЕСТА ИСТОРИИ И РЕВОЛЮЦИИ

Восстание военных поселян 1831 года. На площади Революции (до октября 1917 года – Торговая площадь), расположенной в центре города, 150 лет назад разыгрались основные события восстания военных поселян, связанные с холерными бунтами.

За каких-то три дня восстание охватило все восемь округов и вскоре перекинулось на берега Волхова к Новгороду. На городской площади Старой Руссы был поставлен стол, за которым сидели судьи, избранные из числа грамотных людей. На суд тащили наиболее деспотичных офицеров. Вместо ненавистных начальников выбирали старшин, тысяцких или комитеты из солдат и унтер-офицеров. Действующие батальоны были отправлены на карантинные линии против холеры. Оставшиеся в поселениях резервные батальоны, составленные из кантонистов — сыновей и братьев восставших, — отказывались повиноваться приказаниям офицеров. Николай I попытался успокоить мятежников именным манифестом, обещая прощение за „чистосердечное раскаяние». Однако Старая Русса оставалась непреклонной. Восстание разрасталось.

И тогда на подавление восставших были брошены из Петербурга и других городов войска, не связанные с поселениями: 30 пехотных батальонов в сопровождении артиллерии, гвардейская кавалерия, сотни казаков. Командовали карателями генералы Орлов и Микулин, отличившиеся при подавлении восстания декабристов.

Свыше 3000 арестованных мятежников разместили в казармах близ Духовской церкви под строжайшей охраной. Как и в деле декабристов, по приказу Николая I из материалов следствия изъяли все сведения политического характера, чтобы представить восстание как холерный бунт темных, невежественных людей. В Старорусском уделе осудили многих участников восстания. Десятки из них забили шпицрутенами, сотни солдат сослали в Сибирь, многих переселили в другие губернии. В ноябре 1831 года оставшиеся поселяне были переименованы в пахотных солдат и обложены оброком. Они не несли военной службы, но прежняя регламентация быта и военная дисциплина сохранялись. И лишь в 1857 году, уже при Александре II, с них сняли мундиры и приписали к удельному ведомству.

Улицу, где стояли духовские казармы, старорусцы в память о июльских событиях 1831 года назвали улицей Восстания. После фашистской оккупации от Духовской церкви и казарм ничего не сохранилось.

Переулок имени В. Д. Дубровина. Отмена крепостного права в 1861 году не решила главного вопроса о земле, и волнения в деревне усилились. Революционно настроенная разночинная интеллигенция была уверена, что по первому ее призыву крестьяне восстанут. В 1878 году подпоручик Владимир Дмитриевич Дубровин организовал в Старой Руссе кружок, в который входили некоторые солдаты 86-го Вильманстрандского полка, жители города и крестьяне окрестных деревень. Подпоручик поддерживал связь с передовыми людьми столицы, бывал там. Когда революционеры Петербурга убили шефа жандармов Мезенцева, подозрение пало и на него. При аресте Дубровин оказал сопротивление, но был обезоружен и отправлен в Петропавловскую крепость, а 20 апреля 1879 года казнен. Сегодня имя Дубровина носит переулок, в котором он жил до ареста.

Памятник воинам-вильманстрандцам. На Минеральной улице стоит строгий памятник — бронзовый орел с широко распахнутыми крыльями на высоком обелиске. На цоколе надпись: „Доблестным вильманстрандцам, погибшим в боях русско-японской войны 1904-1905 гг. 86-й Вильманстрандский пехотный полк».

Рядом с памятником сейчас корпуса завода „Старорусприбор», построенные после Великой Отечественной войны на руинах Красных казарм, возведенных во времена военных поселений и взорванных гитлеровцами при отходе. В них со времени основания неизменно находились войска. До русско-японской войны здесь стоял Вильманстрандский полк. Тягостную картину его проводов на войну видел А. М. Горький, лечившийся тогда на курорте, и описал в книге „Жизнь Клима Самгина».

В кровопролитных боях на реке Шахе, под Ляояном и Мукденом Вильманстрандский полк понес огромные потери. С бранного поля к родным очагам в апреле 1906 года вернулись единицы. Занявшие место убитых и искалеченных в полку собрали средства на памятник, который и был поставлен в 1913 году. А в следующем году Вильманстрандский полк снова находился на фронте.

В первых же боях в Восточной Пруссии 22-я пехотная Новгородская дивизия, в которую он входил, понесла огромные потери и была переформирована. Понятно, что призывы большевистской партии прекратить империалистическую войну, установить демократический мир, немедленно решить земельный вопрос в пользу крестьян, передать власть Советам нашли в полку живой отклик. Уже летом 1917 года солдаты его 2-го батальона открыто заявили корпусному командиру, что верят только Ленину. Рост влияния большевиков вынужден был признать и сам командир дивизии в донесении командующему 1-й армией: “Пропаганда крайне левых партий пустила глубокие корни. Идеи Ленина широко распространены в солдатской массе”.

Памятные места революционных событий 1917 года. На площади Революции неспокойно было и в марте—октябре 1917 года. 2 марта восставшие разоружили полицию и жандармерию, выпустили из тюрьмы политических заключенных. Городская дума разбежалась. Но при попустительстве меньшевиков и эсеров были спешно проведены выборы в новое городское управление.

Большую работу проводили революционеры в 178-м запасном полку, который располагался в бывших аракчеевских казармах на улице Минеральной. Несколько месяцев (до мая 1916 года) здесь действовал мобилизованный в Москве и отправленный сюда по этапу профессиональный революционер, сын старорусского крестьянина Анатолий — Николай Кириллович Антипов. Связь с Петроградом осуществлялась через опытного подпольщика Ф. С. Григорьева, работавшего под псевдонимом Михаила Семенова. Старорусским жандармам до февраля 1917 года так и не удалось узнать, кто же распространял в казармах и на сборном пункте листовки и прокламации.

Ранним утром 19 июня на центральной площади Старой Руссы собрались представители буржуазии, шовинистически настроенные мещане и кулаки, приехавшие на „крестьянский съезд», созванный эсерами. Но не успели собравшиеся открыть митинг в поддержку Временного правительства, начавшего наступление на фронте, как на площадь прибыли колонны рабочих с лозунгами “Долой войну!”, “Долой десять министров-капиталистов!”, “Да здравствуют Советы!”. Четким строем сюда подошло еще около четырехсот солдат. Столкновение казалось неминуемьм. Бросая плакаты и транспаранты, сторонники 28 Временного правительства разбежались.

Министр юстиции, получив сообщение о событиях в Старой Руссе, приказал привлечь виновных “в нападении на демонстрацию”. Наиболее революционно настроенные части гарнизона по приказу Керенского отправили на фронт.

Революционное движение масс в городе и уезде все усиливалось. Многим, кто еще колебался, открыл глаза контрреволюционный заговор Корнилова. Через Старую Руссу попытался прорваться эшелон казаков. Но на его пути стали рабочие железнодорожных мастерских и рота 178-го запасного полка. Казакам пришлось повернуть на Бологое.

После очередной мобилизации на фронт в середине октября в Старорусской организации осталось всего 30 коммунистов. Собирались полу легально в здании биржи труда на набережной Перерытицы (сейчас там детские ясли). Как и везде, готовились к восстанию. Организацию посетил член Петроградского комитета большевиков С. С. Лобов. Местный комитет РСДРЩб) помещался тогда на квартире бывшего фронтовика Осипа Липского по Городскому валу, 64 (ныне улица Латышских гвардейцев, дом не сохранился). Был избран Военно-революционный комитет, который провел несколько полулегальных заседаний в помещении городской думы (здание 4-й средней школы на площади Революции).

Установление Советской власти в Старой Руссе. 26 октября 1917 года ночью по телеграфу из Петрограда было передано, что в результате победы революции власть по всей стране переходит к Советам. Однако из-за саботажа, организованного почтово-телеграфными служащими, это сообщение не было обнародовано, большевистские газеты Питера были задержаны на почте. Скрывали от народа правду и заседавшие в Совете меньшевики и эсеры.

Контрреволюционеры готовились к выступлению. 28 октября командир Уссурийской конной дивизии корпуса генерала Краснова в телеграмме войсковому старшине в Старую Руссу требовал: „Немедленно по приказанию Главковерха со своим отрядом каким угодно способом, во что бы то ни стало идти на Царское Село». Но путь казакам, погрузившимся в эшелоны, на подступах к Старой Руссе преградил отряд под командованием Коновалова, в прошлом питерского рабочего. Вдоль разобранного железнодорожниками полотна залегли две роты запасного полка и местные красногвардейцы. На помощь отряду Коновалова прибыл эскадрон 17-го Нежинского гусарского полка.

В ночь на 30 октября через Старую Руссу на помощь Краснову попытались пройти 4 броневика и 14 автомашин с экипажами 5-го бронедивизиона, вызванные Керенским с фронта. Солдат удалось убедить перейти на сторону революции, и они остались в Руссе.

3 ноября Военно-революционный комитет занял здание почты. 5 ноября состоялся уездный съезд Советов, на котором был избран исполнительный комитет, в основном из большевиков. Первое время Совет размещался в здании нынешнего Госбанка на проспекте Ленина, затем в доме на углу улиц Карла Маркса и Тимура Фрунзе. Рядом в деревянном двухэтажном доме размещался Комитет РСДРП(б) (дом не сохранился).

В Старой Руссе есть улицы Октябрьских Событий, Красных Зорь. Пролетарской Победы. Несколько улиц старорусцы назвали именами своих земляков, отличившихся во время революции и гражданской войны: В. И. Вихрова — стойкого болышевика-подпольщика, соратника Я. М. Свердлова и М. И. Калинина; П. К. Кириллова — фронтовика, одного из организаторов „Окопной правды», создавшего в Старой Руссе типографию, в которой с февраля 1918 года стала печататься уездная большевистская газета; П. А. Миронова — комиссара красноармейского отряда, погибшего при подавлении кулацкого мятежа; братьев В. А. и Б. А. Пог-ребовых — буденновских командиров; Ф. К. Кузьмина — комиссара легендарной 28-й железной дивизии.

Памятным местом является и дом на улице Карла Либкнехта. Он был возведен купцом Токаревым на рубеже XIX века и именуется до сих пор „Токаревским». В то суровое время использовался как гостиница комсостава Красной Армии. Здесь в июне-июле 1919 года проживал герой гражданской войны Я. Ф. Фабрициус, находясь на лечении на Старорусском курорте. Здесь же в 1921—1922 годах останавливался, приезжая в местный гарнизон, будущий Маршал Советского Союза, в то время начальник штаба 56-й Московской стрелковой дивизии, Ф. И. Толбухин (штаб был в Новгороде).

Читайте также:  взять кредит с плохой кредитной историей и просрочками у частного лица

Весной 1918 года старорусцы уходили на защиту революционных завоеваний. В начале июля был сформирован Старорусский пехотный полк, отличившийся на Восточном фронте в рядах 26-й Златоустовской дивизии. Часть коммунистов вступила в Новгородский полк имени Ленина. Еще в мае началось формирование Старорусской (позднее 2-й Новгородской) стрелковой дивизии. Сотни старорусцев пополнили ряды Красной Армии и в 1919 году.

Тяжелые дни переживала тогда молодая Советская Республика: вокруг нее сжималось кольцо интервенции и блокады. Главную надежду контрреволюционеры возлагали на Колчака. Одновременно из Прибалтики наступал генерал Юденич. Псковский участок фронта в направлении Дно — Старая Русса — Бологое приобретал особое значение: в случае прорыва враг мог отрезать Петроград от Москвы. Учитывая это, 24 февраля в Старую Руссу прибыл штаб Западного фронта. Разместился он в курорте (ныне корпус № 1), а его политотдел — в гостинице на центральной площади города (на углу современных улиц Энгельса и Кириллова).

Новгородский губком обратился с очередным призывом: „Коммунисты, на фронт!» 4 мая 350 старорусских большевиков ушли на защиту завоеваний революции. Вместе с ними покинула город первая группа комсомольцев.

5 мая в Старую Руссу прибыл новый член РВС Западного фронта Б. П. Позерн, зарекомендовавший себя незаурядным организатором на посту комиссара Северного фронта и Петроградского военного округа. По его указаниям в городе и уезде прошли экстренные собрания членов партии с участием коммунистов штаба фронта. Действующую армию пополнили новые силы коммунистов. В полном составе ушли на фронт большой коллектив фанерного завода, а также партийные ячейки семи волостей. Только Мануйловская дала фронту 72 человека. В городской организации осталось несколько десятков членов партии. Большинство мобилизованных составило 1-й отдельный коммунистический батальон.

В июле 1919 года штаб Западного фронта из Старой Руссы переехал в Смоленск. А положение под Петроградом вскоре снова ухудшилось. 19 октября Новгородский губком РКП(б) обратился к населению с призывом о немедленной помощи. Еще 300 коммунистов и комсомольцев проводила на фронт Старая Русса. В то же время в течение партийной недели в ряды партии и комсомола влились новые люди, что свидетельствовало о глубоком доверии народа к ленинской партии. К концу года в уездной организации снова было около 700 коммунистов.

ПАМЯТНИКИ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ

Места боев за Старую Руссу. В июле 1941 года под натиском фашистских орд войска Северо-Западного фронта отходили к Ильменю. Повсеместно райкомы и горкомы партии поднимали трудящихся на борьбу с захватчиками. В Старой Руссе началось формирование 2-й Ленинградской партизанской бригады. Ее штаб располагался в здании 1-й средней школы (ныне интернат) на улице Карла Маркса (имеется мемориальная доска). Одним из первых старорусских отрядов командовал И. В. Красавин. Другие отряды приняли А. П. Лучин, С. А. Араджиони, И. И. Грозный и В. В. Васильев. В основном они формировались в здании райкома и райисполкома. Некоторое время отряды действовали самостоятельно, затем были сведены в 4-ю Старорусскую бригаду.

Ожесточенные бои за Старую 2 Руссу шли с 31 июля по 22 августа 1941 года. В середине сентября гитлеровские войска, обескровленные и измотанные последним наступательным рывком через Ловать и Полу, были остановлены на линии Лажины — Лычково — Селигер. Старорусский район оказался в оккупации.

Как только гитлеровцы вступили в город, появились виселицы. Казнили за нарушение комендантского часа, по подозрению в связях с партизанами, за принадлежность к партии и комсомолу. Военнопленных содержали в полуразрушенных зданиях, обнесенных колючей проволокой, подвергали пыткам и издевательствам. На Минеральной улице проводили массовые расстрелы. При вскрытии в 1945 году глубоких рвов здесь было обнаружено около пяти тысяч трупов, в том числе женщин и детей.

В Воскресенском соборе гитлеровцы устроили конюшню, в Доме Красной Армии — гараж. Гордость старорусцев – парк курорта — превратили в кладбище для офицеров и солдат. Блюстители „нового порядка» взрывали каменные здания, чтобы использовать кирпич и железо на строительстве укреплений. Деревянные дома растаскивались для отопления казарм и устройства блиндажей. Оставшиеся без крова старорусцы ютились в землянках.

Несмотря на наказания, объявленные фашистами, местные жители саботировали распоряжения оккупантов, уходили к партизанам, сотрудничали с подпольщиками. Прошла всего неделя, как немцы закрепились в городе, а 28 августа патриоты взорвали переправу через Полисть близ Живого моста. Гитлеровцы схватили 12 подростков, обвинив их в диверсии, и повесили. Но через несколько дней восстановленная переправа снова взлетела на воздух. Оккупанты в прилегающем районе арестовали и казнили около 60 „подозрительных». Однако и эта расправа не остановила подпольщиков. В конце сентября в авиагородке неизвестные патриоты взорвали казарму, в первом этаже которой размещалась столовая. По свидетельству очевидцев, было уничтожено около 90 врагов. Почти одновременно взорвались мины в помещении гестапо и жандармерии, загорелся склад боеприпасов.

Встретив яростное сопротивление, бойцы Величко закрепились в каменных зданиях на улицах Володарского, Энгельса, Минеральной, в бывших красных казармах. Командный пункт оборудовали в полуразрушенном корпусе чугунолитейного завода (на этом месте сейчас выстроен детсад). А бой разгорался. Командующий вражеской армией Буш перебросил из резерва в Старую Руссу части отборной дивизии СС. Советский батальон оказался в огненном кольце. После полудня был тяжело ранен капитан Величко и умер, выслушивая донесения с боевых позиций.

11 января армия Морозова усилила атаки, но в Старую Руссу поздней ночью смог пробиться лишь 114-й отдельный лыжный батальон. Однако, не дождавшись его, с горсткой бойцов вышел к своим сменивший погибшего Величко лейтенант Илья Шаповаленко. Не встретив бойцов, которым шли на помощь, лыжники, отбиваясь от наседавших врагов, отступили к льнозаводу.

Ранним утром 12 января под прикрытием бронетранспортеров противник начал атаку. Окруженные воины бились до последнего патрона.

. Навсегда запомнился местным жителям этот день. Тридцать уцелевших после ожесточенного боя советских воинов под конвоем вели в гестапо. Окровавленные, полураздетые красноармейцы ступали босыми ногами по ледяной дороге. Вместе с ними шла девушка-санинструктор. При возвращении колонны улицы были пусты: фашисты, угрожая расстрелом, запретили подходить даже к окнам. Красноармейцев вели обратно к льнозаводу.

Что было потом, узнали лишь после освобождения города. А тогда жители ближайших бункеров и землянок слышали доносившееся со стороны завода пение „Интернационала». Красноармейцев замуровали в полуподвальном помещении нефтесклада. И звучал пролетарский гимн, пока не закрыл отверстие последний кирпич. На этом месте укреплена мемориальная доска. Останки героев перенесены в братскую могилу на городском Симоновском кладбище. У двоих были найдены пластмассовые медальоны с адресами. Поэтому на памятном надгробии всего две фотографии-политрука С. М. Малофеевского и лейтенанта Ф. В. Ивашко. Освободить Старую Руссу в те дни так и не удалось. Железная дорога, подковой огибающая город с севера-востока, надолго стала линией фронта. Гитлеровские солдаты окопались на насыпи, с которой отлично просматривалась и простреливалась заболоченная низменность, занятая советскими частями. В 300— 400 метрах от насыпи до сих пор виднеются следы окопов наших воинов.

Мемориальный комплекс Славы. Старорусцы свято чтут память воинов и партизан, погибших в боях за город в годы Великой Отечественной войны. В городском саду в ноябре 1964 года сооружен на средства трудящихся Старой Руссы мемориальный комплекс Славы. Он напоминает три боевых знамени, склоненных над могилами бойцов, павших в годы Великой Отечественной войны. В центре — чаша с пламенем Вечного огня. Текст эпитафии написан поэтом Михаилом Дудиным:

свободную песню и жизнь.

вовеки ясной звездой

для достойных потомков горит.

Доблесть и верность

своих сыновей благородных,

старорусская помнит земля.

Памятники героям танкистам и отважным авиаторам. Как напоминание о грозном военном времени при въезде в пригород Старой Руссы – Дубовицы — на бетонный постамент поднят танк Т-34, а при въезде со стороны города Холма – самолет МиГ.

Второй памятник — поднятый на пьедестал первый реактивный самолет МиГ. На постаменте надпись: “Отважным воинам-авиаторам Северо-Западного фронта от трудящихся Старой Руссы и воинов ордена Ленина ЛенВО. Ноябрь, 1969”.

Немало прославленных авиаторов сражались на ближних и дальних подступах к городу. Среди них Герои Советского Союза Алексей Маресьев, мастера воздушного тарана Борис Ковзан, Алексей Хлобыстов, Петр Харитонов, Петр Марютин, ставший после войны почетным гражданином Старой Руссы. С апреля 1942 и до конца 1943 года в небе над древним городом мужественно бились с врагом летчики 58-го ордена Красного Знамени бомбардировочного полка, которому было присвоено почетное наименование — Старорусский.

На братском кладбище Старой Руссы установлен обелиск Герою Советского Союза Г. Е. Бойко, павшему смертью храбрых в воздушном бою 7 июня 1942 года.

Улицы имени павших героев. До войны на месте завода химического машиностроения стоял фанерный комбинат. Многие из его коллектива не вернулись домой, сложили головы на фронте или в борьбе с оккупантами в партизанских отрядах. Их имена можно прочитать на монументе Славы, воздвигнутом во дворе предприятия в честь тех, „кто в годы войны заслонил своей грудью стены родного завода и всю необъятную Родину нашу». Слова эти высечены на розовой гранитной плите, установленной в центре монумента на фоне разрушенной кирпичной стены. Сверху рубиновая звезда, у основания стены — чаша Вечного огня.

В городе есть улицы Красных Командиров, Красных Партизан, Латышских Гвардейцев (в боях на Северо-Западном фронте принимала активное участие 43-я гвардейская Латышская дивизия). Несколько улиц названы именами героев, павших в боях за Старую Руссу: генерала С. Г. Штыкова (командовал 202-й стрелковой дивизией, защищавшей город в августе 1941 года), капитана А. Ф. Величко, С. М. Глебова — комбрига 4-й (Старорусской) партизанской бригады. Героев Советского Союза летчика Тимура Фрунзе, снайперов Натальи Ковшовой и Марии Поливановой, политрука роты Айдогды Тахирова, автоматчика Тулегена Тохтарова, разведчика Якова Устюжанина, партизана Лени Голикова.

Читайте также:  мама винди 31 биография

ГОРОД ДЕСЯТИ ВЕКОВ

Исторический очерк. Первое летописное упоминание о Руссе зафиксировано под 1167 годом, а берестяная грамота, найденная в Новгороде, называет Руссу дважды в 70-х годах XI века. Археологические же раскопки в Старой Руссе позволяют утверждать, что город у „соляных ключей» возник не позже второй половины Х века. С полянами-руссами Приднепровья в IX-X веках нашей эры пришел и утвердился здесь корень „рус»: Старая Русса, села Новая Русса и Руса-Марево, деревни Русса, Русско, Русыня, ручей Руска, озеро Русское, река Порусья. Явно заметна и близость топонимики района Киева и Руссы: реки Поросья и Порусья, города Киев и Коростень, села Киево и Коростынь и т. д.

В конце IX века земли приильменских славян уже входили в состав Киевского государства, отмечал летописец Нестор. Упоминание об этом мы находим и у арабских писателей Эль-Балхи, Идриси и других. В начале XI века Русса уже была крупным торговым и административным центром Южного Приильменья, с богатой материальной культурой и развитыми ремеслами. Как и в древнем Новгороде, ее улицы покрывали многоярусные деревянные мостовые, вдоль которых стояли жилые и хозяйственные постройки. Основой экономики Руссы и причиной возникновения города было солеварение, что подтверждают остатки печей и противней для выварки соли, обнаруженные в самых ранних археологических слоях. Из 14 берестяных грамот, найденных здесь же, в трех говорится о солеваренном промысле. В „Русской правде» — документе XI—XIII веков – упоминаются варницы киевского князя в Руссе.

Богатый город лежал в нескольких верстах от важнейших по тому времени торговых дорог: балтийско-волжской и „из варяг в греки». Не раз его грабили, разоряли, многие завоеватели пытались присоединить к своим владениям. Но горожане грудью защищали родную землю. Дорога, впервые упомянутая в летописи под 1120 годом как „русская», шла „из Руси (Киевской) на Руссу (старую) в Новгород». Она стелется по равнине Поозерья, где среди зарослей кустарника петляют реки Ильменского бассейна Веряжа и Веряжка.

По дороге весной 1242 года шли из Новгорода навстречу немецким псам-рыцарям, захватившим Псков, дружины Александра Невского. По ней же спешили новгородцы на помощь Старой Руссе во время литовской агрессии в XIII веке, на освобождение ее от отрядов „Тушинского вора» — Лжедмитрия II в начале XVII столетия. Этой дорогой двигались новгородские ополченцы, чтобы присоединиться к стоявшей под Полоцком армии Виттенштейна в августе 1812 года, и по ней возвращались домой из заграничного похода после победы над Наполеоном. Здесь части Красной Армии вели кровопролитные бои с немецко-фашистскими захватчиками в июле—августе 1941 года и в январе—феврале 1944 года. На всем протяжении шоссейной дороги Новгород – Старая Русса, протяженностью 98 километров, встречаются памятники тех суровых дней, и почти в каждом населенном пункте — братские могилы.

При следовании в Старую Руссу из Новгорода туристы увидят в селе Коростынь Путевой дворец, построенный по проекту известного архитектора В. П. Стасова. Первый этаж дворца каменный, второй — деревянный. Очень красива лоджия на втором этаже с чугунной балюстрадой и четырьмя деревянными дорическими колоннами, увенчанными капителями. Фасад дворца обращен к Ильменю, на чудесный пляж которого по крутому откосу спускается широкая лестница.

Недалеко от Коростыни – деревня Устрики, с которой был хорошо знаком Ф. М. Достоевский во время пребывания в Старой Руссе. Село-пристань с постоялым двором и почтовой станцией писатель изобразил в романе „Бесы» как Устьево и как Мокрое — в “Братьях Карамазовых”.

Неимоверно тяжелые испытания выпали на долю Старой Руссы в Великую Отечественную войну. За 30 месяцев своего хозяйничанья захватчики разграбили, сожгли, уничтожили практически все, что создавалось столетиями. „Город, которому никогда не возродиться», — злобно писали гитлеровские вандалы на открытках с видами довоенной Руссы. Человеку, приехавшему сюда сейчас, трудно представить, что после освобождения города здесь были сплошные развалины и пустыри, от вокзала свободно просматривалась вся территория, на которой чудом уцелело всего четыре дома.

Здесь жил и творил Ф. М. Достоевский. На правом берегу Пере-рытицы стоит деревянный двухэтажный дом. Восемь окон глядят на реку, восемь — на Мининский, ныне Писательский, переулок. В этом доме, принадлежавшем подполковнику в отставке А. К. Гриббе, поселился летом 1873 года великий русский писатель Федор Михайлович Достоевский. Впоследствии Достоевские приобрели дом в полную собственность. „Благодаря этой покупке, — вспоминала Анна Григорьевна Достоевская, — у нас, по словам мужа, „образовалось свое гнездо», куда мы с радостью ехали раннею весною и откуда так не хотелось нам уезжать позднею осенью».

Достоевскому по душе была тишина улицы, удаленной от станции железной дороги. Нравился сад, огород, баня и удобные надворные постройки, набережная под окнами с отраженными в воде тенистыми вязами. Федор Михайлович в то время работал над романами „Подросток» и „Братья Карамазовы», в которых нашли широкое отражение старорусские впечатления. В редкие часы досуга писатель уходил с маленьким сыном Федей на прогулку в парк курорта или на живописный берег Малашки, протекающей за домом.

За Достоевским был установлен негласный полицейский надзор. Царское правительство даже после отбытия писателем каторги не могло ему простить участия в революционном кружке М. В. Буташевича-Петрашевского. 6 октября 1880 года было последним днем пребывания Ф. М. Достоевского в Старой Руссе. Он уехал в Петербург. 28 января 1881 года писателя не стало. Его кончина глубоко взволновала старорусцев, и они сразу откликнулись на предложение Анны Григорьевны открыть школу имени Достоевского. По их просьбе вдова в бывшем рабочем кабинете Федора Михайловича создала маленький музей. Школа сгорела в годы фашистской оккупации, от жилого дома остались лишь стены.

В 1969 году в восстановленном доме открыли экспозицию, рассказывающую о жизни и творчестве писателя. А к 160-летию со дня рождения Ф. М. Достоевского в основном закончена реставрация всего комплекса, построена баня, беседка. На первом этаже дома организован литературный салон для встречи с писателями и чтения произведений Федора Михайловича. На втором этаже восстановлены в прежнем виде гостиная, кабинет с окнами на Перерытицу, столовая, комната Анны Григорьевны, детская. В музее сотни экспонатов, обстановка того времени, когда здесь жил писатель. Но самый ценный экспонат — дом. В честь Федора Михаиловича соседний переулок назван Писательским, а набережная Перерытицы именем Достоевского.

После осмотра музея желающие могут отправиться по памятным местам города, связанным с творчеством Достоевского. Маршрут начнется на противоположном берегу Перерытицы — с дома, где жила Грушенька Меньшова, хорошая знакомая Достоевских, ставшая прообразом Грушеньки Светловой.

Туристы могут повторить путь Мити Карамазова, как бы пройти по следам героя романа. В ночь убийства старика Карамазова Дмитрий бежал к дому отца от Грушеньки через Соборный мост, по набережной Перерытицы (ныне набережная Достоевского). Свернув на Дмитриевскую улицу (улица Красных командиров) через мостик над речкой Малашкой, герой оказался в пустынном Мининском переулке (ныне Писательский). Сюда выходил забор сада Карамазова — сада Достоевских. Можно побывать и на Минеральной улице, где на месте современного ресторана „Ильмень» когда-то стоял двухэтажный дом, украшенный башенками и балкончиками, в котором Достоевские арендовали нижний этаж.

Конечно, Скотопригоньевск это не только Старая Русса, а обобщенный образ уездного города, где властвуют деньги, уродуя души и нравы людей, определяя их отношения. Но во времена Достоевского через Руссу проходил скотопрогонный тракт в Петербург, и описание скотопригоньевского рынка во многом напоминает бывшую Торговую площадь.

Орденоносная здравница. Знакомясь со Старой Руссой, следует помнить, что это город древних солеваров, город-курорт. Именно здесь у соляных ключей на юго-восточной окраине зародилась городская жизнь. Уже проведенные археологические раскопки доказали, что на месте современного курорта и при входе в него городская застройка существовала на рубеже XI столетия. Найдены признаки и Х века.

В известное нам историческое время здесь стоял окруженный тенистыми садами, пестрыми огородами и яркими цветниками Петропавловский девичий монастырь. За южными стенами обители дымились многочисленные солеварни, а недалеко от входа в нее шумела торговая площадь.

Груды пепла остались на месте монастыря и его двухэтажной деревянной церкви после вторжения шведов. Лет через сто церковь восстановили, но она снова сгорела в конце XVIII века. После строительства солеваренного завода на противоположной стороне города жизнь близ соляных ключей совсем замерла.

Слава источников росла. Во второй половине XIX века здесь лечилось за один летний сезон свыше тысячи больных. Для увеличения притока подземной воды по распоряжению министра Муравьева пробурили новый артезианский колодец. „Муравьевский» фонтан действует и поныне.

Старорусский курорт — „страничка биографии» многих общественных деятелей, ученых, писателей, художников, артистов.

Летом 1858 года по совету врачей и настоянию Н. Г. Чернышевского в Старой Руссе лечился Н. А. Добролюбов.

Для увеселения публики с 1866 года здесь был открыт театр, который играл большую роль и в культурной жизни города. Именно в этом театре началась творческая деятельность великой русской актрисы В. Ф. Комиссаржевской. В нем выступали известные артисты М. Ф. Андреева, М. Г. Савина, К. А. Марджанишвили, сюда приезжал К. С. Станиславский.

В июле-августе 1904 года на курорте лечился от ревматизма и малярии А. М. Горький. Жил он в доме на Ерзовской улице (сейчас улица Пушкинская). Здесь он закончил пьесу „Дачники». В его присутствии в курортном театре труппа К. И. Незлобина играла пьесу „Мещане». Старорусские впечатления нашли яркое отражение в письмах писателя и в его художественных произведениях — в романе „Жизнь Клима Самгина», в рассказе „Жалоба». Дом, где жил Алексей Максимович, сожжен немецко-фашистскими оккупантами. Во время первой мировой войны Старорусский курорт служил базой военного госпиталя, грязи и минеральные воды применялись для лечения раненых. После Октября 1917 года курорт находился в ведении Высшего Совета Народного Хозяйства. Летом 1918 года, после создания Народного комиссариата здравоохранения, курорт Старая Русса был передан в его ведение.

Читайте также:  политический сыск при царях

9-12 марта 1919 года северную здравницу посетил первый нарком здравоохранения Н. А. Семашко, в сентябре — уполномоченный ВЦИК Н. И. Подвойский. Начиналась новая страница в истории курорта. Если до революции основная форма обслуживания больных сводилась к поликлинической системе, то уже на второй сезон после победы Октября в бывшей гостинице (сейчас 1-й корпус) открылся санаторий. Но условия военного времени сдерживали его развитие. В 1919 году из 1930 человек, прошедших лечение, половину составили местные жители и всего 120 бойцов и командиров Красной Армии, среди которых герой гражданской войны Я. Ф. Фабрициус. Летом 1921 года здесь лечился советский художник Б. М. Кустодиев.

На работе здравницы отразились и трудности послевоенного времени. По-видимому, об этом рассказал В. И. Ленину председатель Новгородского губернского исполкома В. Р. Пакун, вызванный Председателем Совнаркома в сентябре 1921 года с докладом о состоянии и мерах восстановления местной промышленности. Как писала 24 сентября губернская газета „Звезда», Владимир Ильич во время приема предложил составить подробный доклад о состоянии Старорусского курорта и прислать ему для ознакомления. Вскоре здравнице передали помещения соседних военных госпиталей, а в 1925 году она первой в нашей стране перешла на круглогодичную работу.

Летом 1928 года в связи с 100-летним юбилеем курорта его вновь посетил Н. А. Семашко.

За годы первых пятилеток здравница значительно выросла. В 1929 году она имела 560 стационарных коек, в начале тридцатых годов — 850. Немецко-фашистские оккупанты до основания разрушили здравницу: сожгли санаторные корпуса, взорвали бюветы минеральных источников, вырубили парк. Гитлеровские варвары разрушили плотины, береговые крепления, водоводы, дамбы и водонепроницаемые заграждения. Обнаженные грязи окислились, в значительном количестве высохли или были размыты дождями и вынесены из водоемов в ручей Войе.

После изгнания оккупантов развернулись восстановительные работы. 25 декабря 1946 года курорт вступил в число действующих. Был открыт санаторий на 50 коек. Через год количество мест утроилось, а сейчас достигло 1150. Кроме того, ежемесячно курорт принимает и 200 курсовочников.

Каждый больной, приезжающий на курорт, находит здесь все необходимое для лечения. Этому содействует и ландшафт курорта с его живописными лугами и рощами, и ровный климат с мягкой зимой и нежарким летом.

Курорт работает круглый год, имеет постоянные высококвалифицированные кадры врачебного, среднего и младшего медперсонала.

За успехи в лечении и в связи со 150-летием основания курорт награжден в июле 1978 года орденом „Знак Почета». С историей здравницы знакомит экспозиция музея, созданного сравнительно недавно в административном корпусе Старорусского курорта.

Разработан и осуществляется генеральный план дальнейшего развития северной здравницы, но и сейчас она является одной из лучших в стране.

Памятники древнего зодчества. В настоящее время в Старой Руссе и окрестностях насчитывается около десятка древних историко-архитектурных памятников — преимущественно культовых построек. Раньше город окружали монастыри. Правда, они не отличались богатством, как новгородские. В Руссе XII века был Спасо-Преображенский монастырь, а в XIII веке — Успенский, Петропавловский и пригородные — Сергиевский и Косинский монастыри. В первой половине XV века основали Козьмо-демьянский монастырь, в трех верстах от города — Кречевской. Позднее возникли еще четыре монастыря. Все они, разоренные шведами в 1611 году, оскудели и были или упразднены или превращены в приходские церкви. После немецко-фашистской оккупации от монастырских построек мало что осталось.

Самым древним в городе является собор Спаса Преображения. Чтобы попасть к нему, нужно сразу за Живым мостом свернуть на улицу Володарского. Здесь, чуть в стороне, и высится живописный архитектурный ансамбль из нескольких построек. Собор выстроен в 1198 году. В XV веке был перестроен „на старом основании» и заново расписан.

Во время шведской оккупации храм был разграблен и сожжен. Восстановлен в XVII веке. При этом старое трехпластное покрытие заменили палаточным, фасады обогатили пышными декоративными поясами, с западной стороны пристроили паперть, с севера — восьмигранную колокольню. В таком виде собор простоял свыше трехсот лет. Гитлеровские вандалы не пощадили древнего храма. С изгнанием врага на его месте стояли лишь закопченные стены с зияющими проломами.

В храмах Спасо-Преображенском и Рождества разместилась основная экспозиция Старорусского филиала Новгородского историко-архитектурного музея-заповедника.

В современной экспозиции галереи произведения известных художников-старорусцев: В. С. Сварога, его учеников В. В. Ушакова и Т. И. Певзнера, а также работы Н. Н. Ивановой, М. И. Иванова, В. А. Федорова, Г. В. Белонина и других. Свыше 180 рисунков, акварелей, полотен передано в дар городу родственниками Василия Семеновича Сварога.

В. С. Сварог (это его псевдоним, настоящее имя Василий Короч-кин) родился в Старой Руссе. Здесь прошли его детство, школьные годы. Отсюда на деньги, собранные по подписному листу среди интеллигенции, одаренный юноша уехал в Петербург, в художественное училище». Летом 1915 года познакомился с сыном И. Е. Репина Юрием и написал его портрет, который привел Илью Ефимовича в восторг: „Какая смелость, какая стихийность манеры, какие богатыри у нас появляются!»

В 1919 году Сварог приехал на родину. Он стал инициатором многих начинаний в культурно-просветительной работе: организовал Народный дом, создал самодеятельный оперный коллектив, в котором режиссировал, пел, рисовал декорации. Много сделал Сварог для открытия художественной галереи, на базе которой позднее был организован краеведческий музей. На посмертной выставке в Москве в 1946 году было представлено около 300 полотен художника, несколько из них посвящены Старой Руссе. По просьбе трудящихся города улица, ведущая от Перерытицы к курорту, названа именем В. С. Сварога.

Всего в одном квартале от Спаса Преображения на улице Тимура Фрунзе находится Троицкая церковь. Громадное здание сооружено в 1680 году на месте более древней церкви, разрушенной шведами. В XVIII веке храм значительно перестроен и обновлен. Сильно пострадавший при гитлеровских оккупантах, он восстановлен в стиле XVII века. Церковь в плане имеет вид квадрата с тремя алтарными полукружиями с восточной стороны.

От Троицкого храма, если идти берегом заболоченной реки Малашки, совсем недалеко до Никольской церкви, стоящей на углу улиц Сварога и Красных командиров. Основана в 1371 году. Тогда рядом с храмом располагалась Торговая площадь. Это был центр древней Руссы. У Николы в городу стоял двор княжеского наместника и дома его дружинников как главной военной силы города. За этими постройками шли княжеские псарни, почему и конец назывался Песьим. Охота тогда была очень богатой, долго считалась неотъемлемым княжеским правом. Новгород, заключая договор с князьями, всегда стремился ограничить его: „А в Руссу вам, князья, ездить на охоту на третью зиму». О том далеком прошлом напоминает ручей Княжий, ныне обмелевший и заболоченный.

Никольская церковь постоянно обновлялась. К началу XVIII века от первоначальной постройки осталась только нижняя часть южной стены и алтаря, сложенных из ракушечника и белого известняка. Церковь невелика по размерам, но выглядит очень стройной и нарядной. Стены ее богато декорированы рядами кирпичных узоров. Каменная колокольня возведена значительно позднее церкви и до войны примыкала к паперти, разобранной в ходе реставрации.

Напротив Никольской церкви, за древней Порусьей, теперь рекой Малашкой, в 1410 году была выстроена из кирпича, дикого камня и плит Георгиевская церковь с Благовещенским приделом. Основное здание одноглавое, кубическое, с одним алтарным полукружием. Внутри храма четыре столба, поддерживающих свод всей церкви и основание купола. В 1740 году здание было значительно реконструировано, стены XV века сохранились только до высоты 2,5 метра. Невдалеке от Георгиевского храма стоит церковь Мины — небольшая, одноглавая, кубической формы, с алтарным выступом. Почти на всю высоту стен сохранилась древняя кладка из красного ракушечника и белого известкового камня на цемянке. Время сооружения ее точно не известно, но, судя по форме, кладке, наличию на западном фасаде двух каменных четырехконечных крестов и узоров из треугольников, время ее постройки относится к XIV веку.

22 апреля 1763 года в течение суток пожар уничтожил деревянный скученный город. Русса была заново перепланирована, центр ее с берегов Порусьи переместился на правый берег Полисти.

На правом берегу Полисти при впадении в нее Перерытицы на месте древнейшей Покровской церкви в 1692—1696 годах воздвигнут Воскресенский собор. Обветшавший храм и его колокольня, построенная в 1801 году, перестраивались в 1830 году по проекту известного архитектора В. П. Стасова. В начале XX века храм „подновляли», но в чем это состояло, — неизвестно. Не найдены и чертежи Стасова.

К собору примыкают галереи. Главная часть украшена пятью куполами. Особую пышность придают ряды кокошников, теснящихся над крышами. По углам они составляют пирамиды, завершающиеся маленькими главками, — прием, заимствованный у среднерусских и московских зодчих. На колокольне были установлены куранты.

Находившийся в соборе до 1941 года краеведческий музей, в котором хранились произведения древнерусского искусства – иконы, паникадила и другие ценности, был разграблен фашистами, а многие его экспонаты уничтожены. Собор восстановлен в довоенных формах. При реставрации обнаружены и оставлены для обзора окна, типичные для XVII века.

Воскресенский собор и прилегающая территория расположены на мысу, где когда-то стояла крепость, построенная в виде треугольника с шестью башнями. Две стороны ее омывали реки Полисть и Перерытица, а с третьей — был глубокий ров. Название реки Перерытица и исследования генерал-майора инженерных войск М. И. Полянского в 90-х годах XIX века говорят о ее искусственном происхождении. Но когда же была проделана грандиозная работа и с какой целью? Предание связывает это с нападением на древний город варягов. Скандинавский король Премон подошел с войсками к Руссе, чтобы захватить город и сделать своими данниками славян, живущих в заильменском междуречье. Но штурм не удался. Тогда король приказал воинам осушить реку Порусью и лишить город пресной воды. От Порусьи до Полисти шведы прорыли широкую и глубокую канаву длиной в полторы версты. Порусью осушить не удалось, канава стала проточной рекой и якобы с тех пор зовется Перерытицей.

(Из путеводителя “По древнерусским городам”, 1983 г.)

Источник

Поделиться с друзьями
Моря и океаны
Adblock
detector