история башкирских родов юрматы

Башкиры из рода юрматы

lazy placeholder

Здесь и далее — снимки уфимского фотографа Наиля Галеева

Башкиры из рода юрматы

Юрматынцы в походах русской армии

Документально засвидетельствовано участие 88 юрматынцев в Прусском походе 1757 года, когда из башкир был сформирован один пятисотенный полк, который участвовал в знаменитом сражении под Гросс-Егерсдорфом. В Польский поход 1771—1773 годов, чтобы сражаться с войсками Барской конфедерации, отправилось уже 3 тысячи башкир. Было сформировано 10 партий по 300 всадников в каждой. Башкиры Юрматынской и Телтим-Юрматынской волостей входили в состав 4-й и 5-й партий. Всего в походе участвовало 183 воина-юрматынца.

В 1789 году в связи с началом русско-шведской войны 1788—1790 годов три башкирских полка (1 500 чел.), а также команды яицких казаков и калмыков были отправлены в Финляндию. Башкиры, сражавшиеся в Финляндии под командованием небезызвестного «сокрушителя Пугачева» И.И. Михельсона, ставшего к тому времени генерал-майором, отличились в сражениях у селений Киро, Сент-Михель, Кайенас. При подписании мирного договора с Россией шведский король Густав III пожелал познакомиться с башкирами, о которых был много наслышан.

lazy placeholder

Одному из башкирских воинов русское командование приказало показать искусство джигитовки и стрельбы из лука: «Сей смелый всадник (…) Акчур-Пай бросил вверх яйцо и разбил его при падении, пустив в него стрелу, быструю, как молния. Наконец, он вынул из своего тула старую стрелу и бросил ее на землю, потом, подняв ее рукою, не слезая с лошади и, все скакавши во всю прыть, он бросил ее вверх и на лету расколол, подобно яйцу, пустивши в него новую, свежую стрелу». Упомянутый Акчурпай был башкиром Юрматынской волости, которого звали Кучербай Акчулпанов. Он был первым башкиром, получившим дворянское достоинство. Было это в 1793 году.

В Отечественной войне 1812 года и Заграничных походах русской армии 1813—1814 годов участвовало 20 башкирских полков, общей численностью 10 тысяч человек.

Правительство в целях предотвращения дальнейших башкирских восстаний взяло курс на интеграцию Башкирии в административную систему Российской империи. Поэтому было образовано Башкиро-мещеряцкое войско, а в Башкирии была введена кантонная система управления. Во главе кантонов и юрт были поставлены башкирские офицеры, многие из которых стали потомственными дворянами. Была создана новая башкирская элита, ставшая частью российского правящего класса.

О вооружении башкир той эпохи этнограф И.М. Казанцев писал, что оно состоит «из пары пистолетов, ружья, пики, сабли, лука, колчана со стрелами, которыми башкирцы мастерски стреляют на большое пространство в цель и с такою силою, что стрела в 15 саженях может проткнуть насквозь не только человека, но даже и лошадь».

lazy placeholder

В Отечественной войне 1812 года и Заграничных походах русской армии 1813—1814 годов участвовало 20 башкирских полков, общей численностью 10 тысяч человек. Юрматынцы участвовали в отражении нашествия Наполеона с самого начала войны. Некоторые из них служили во 2-м башкирском полку, который в составе армии Тормасова участвовал в сражении под Кобриным против 7-го саксонского корпуса Ренье.

Генерал в донесении царю писал: «…приказал я графу Ламберту атаковать неприятеля казачьими полками Власова, Евпаторийским Татарским и 2-м Башкирским и стараться выманить его из сей позиции, где он находился под прикрытием пушечных выстрелов в открытом поле».

После нескольких атак кавалерии и огня артиллерии, саксонцы дрогнули и попытались вырваться из окружения, но все было тщетно. 2 тысячи саксонцев были убиты и 2,5 тысячи взяты в плен. Победа под Кобриным стала первой крупной победой русской армии в начавшейся войне. На радостях Александр I наградил Тормасова орденом святого Георгия 2-й степени.

Не позабыл он и башкир. «Божиею милостью Мы, Александр Первый, император и самодержец Всероссийский. Нашему походному старшине 2-го Башкирского полка Каипову. В воздаяние ревностной службы Вашей и отличия, оказанного в кампании против французских войск 1812 года, а особенно в 15 день июля при разбитии саксонских войск под городом Кобриным, Всемилостивейше пожаловали мы Вас в 23 день августа 1812 года кавалером ордена Святой Анны 4-й степени».

Еще ранее за Кобринское дело получил награду Аралбай Акчулпанов, сын героя прошедшей русско-шведской войны Кучербая Акчулпанова.

«Господин пятисотенный старшина Аксулпанов. Именем Его Императорского Величества, высочайше мне вверенной, в справедливом уважении к отличной храбрости вашей, в сражении 15 июля при городе Кобрине оказанной, по личному моему в том удостоверении, препровождаю у сего для возложения на вас орден Святой Анны 3-й степени.

Подлинное подписал генерал от кавалерии Тормасов». Аралбай Акчулпанов и его помощник Аюп Каипов открыли счет орденам и медалям, которыми течение войны награждалось Башкирское войско. Первый проживал в деревне Кучербаево Стерлитамакского района РБ, а второй — в Юмагузино Стерлибашевского.

lazy placeholder

Основная часть башкир Юрматынской и Телтим-Юрматынской волостей была мобилизована в 12-й башкирский полк. В 1813 году он был включен в состав Польской армии генерал-лейтенанта Л.Л. Беннигсена, а в сентябре того же года был присоединен к блокадному корпусу генерала Розена, который осаждал крепость Глогау.

Прибытие башкир заставило французов изменить тактику: они перестали выставлять по ночам караулы, так как излюбленным приемом башкир были ночные атаки на французские пикеты. 29 октября 1813 года осаждающие отбили вылазку противника, во время которой 400 башкир произвели ложную атаку во фланг французских войск. 5 апреля 1814 года гарнизон Глогау сдался. После этого 12-й башкирский полк был отправлен на родину.

lazy placeholder

Башкиры рода Юрматы новейшего времени

В годы ВОВ башкиры-юрматынцы являются рекордсменами по числу героев Советского Союза среди других башкирских родов: Ахмеров Габит Абдуллович (с. Старый Четырман Федоровского р-на РБ), Ахметов Абдулла Шангареевич (д. Юмагузино Стерлибашевского р-на РБ), Бердин Галей Иркабаевич (д. Байгузино Ишимбайского р-на РБ), Ишкулов Гатият Абдуллович (с. Новояушево Федоровского р-на РБ), Нагуманов Дайлягай Сыраевич (с. Нижний Армет Ишибайского р-на РБ), Халиков Тимербулат Галяутдинович (д. Кинзебулатово Ишимбайского р-на РБ), Хасанов Сафа Хузямович (д. Уметбаево Стерлибашвеского р-на РБ), а также полный кавалер ордена Славы Маннанов Шакир Фаткуллович (д. Кияуково Ишимбайского р-на РБ).

Снайпер 260-го полка 168-й стрелковой дивизии Ахметьянов (Карамышев) Ахат Абдулхакович прославился тем, что к 15 января 1944 года уничтожил 502 фашиста.

lazy placeholder

Из числа юрматынцев происходят многие деятели науки, культуры и искусства: писатели Ибрагим Гиззатуллин (с. Нижний Армет Ишибайского р-на РБ) и Булат Рафиков (д. Давлеткулово Мелеузовского р-на РБ), народный артист БАССР Мавлетбай Гайнетдинов (с. Верхнеиткулово Ишимбайского р-на РБ), народный художник БАССР Эрнест Саитов (д. Юлдашево Ишимбайского р-на РБ), историк Билал Юлдашбаев (д. Юрматы, ныне г. Ишимбай), этнограф Рим Янгузин (с. Аючево Стерлитамакского р-на РБ) и др.

Из высших руководителей советского времени известен председатель Совета народных комиссаров БАССР Аксан Мухаметкулов (с. Макарово Ишимбайского р-на РБ).

Из нынешних руководителей — врио главы РБ Радий Хабиров (с. Сайраново Ишимбайского р-на РБ).

Автор: Салават Хамидуллин

Источник

История башкирских родов юрматы

QDJ4 GpjCvlilAMak9h8Lom7by7R uT3qmyTV9 ynFyPNlsA5WPTpvHhvEM2kTr gqVUw2v5

О ПРОИСХОЖДЕНИИ И ИСТОРИИ РАССЕЛЕНИЯ ПЛЕМЕНИ ЮРМАТЫ

36. История расселения

37. Этническая история

Попытаемся подойти к решению вопроса об этнической принадлежности племени юрматы в свете историко-этнографических данных.

QDJ4 GpjCvlilAMak9h8Lom7by7R uT3qmyTV9 ynFyPNlsA5WPTpvHhvEM2kTr gqVUw2v5

Во всех сохранившихся юрматынских шежере (БШ, стр. 27— 29, 173—174; Мирасов, 1927, стр. 4—5) генеалогия и древняя история племени неизменно связываются с тюркским миром. Одна из родословных возводится к библейскому родоначальнику тюрков Яфесу и его сыну Тюрку, а далее следует имена: Тутек, Илжэ, Бакты, Кийек, Илтэзэр, Ильбарыс, Юлбарыс, Акъегет, Сулун, Дэрбэш, Хамат, Амат, и, наконец, Юрматы. В другом шежере Юрматы-бий показан родным братом Бурзяна (БШ, стр. 174). Сами по себе шежере, конечно, ничего не доказывают. Однако напомним: все исследователи, которые считают юрматынцев тюркизированными уграми, относят решающий этап их тюркизации к XIII — XIV и даже к XV вв. Но после встречи мадьяр с монахом Юлианом в XIII в., который говорил с соотечественниками на венгерском языке (ИА, 1949, стр. 81), потребовалось бы не менее столетия-двух, чтобы их потомки полностью забыли язык предков и главное утратили всякие воспоминания о былой этнической принадлежности. Между тем, в самом старом шежере племени Юрматы, написанном в первоначальном варианте в середине XVI в. (БШ, стр. 177 — 178), нет никаких намеков на угорские (древнемадьярские) или вообще нетюркские этнические связи юрматынцев, хотя описание событий из истории племени начинается в нём с XIII — XIV вв. Напротив, в юрматынских шежере имена древних предков в генеалогиях обычно соответствуют антропонимии старотюркских преданий и мифологии (ср. БШ, стр. 27—29; Рашид ад-дин, 1952, >стр. 76; Кононов, 1958, стр. 39 — 40) или же отражают имена реальных исторических личностей средневекового Поволжья. Так, на реках Зай и Шешма юрматынцы «пребывали под властью ханов Амата, Самата» (БШ, стр. 31), «кочевых ханов » XIV в., упомянутых также в анонимном сборнике XVII в. «Дафтар-и Чингис наме» (Усманов, 1972, стр. 113).

В конце XIX в. П. С. Назаров, одним из первых изучивший местные исторические предания, высказал убежденность в том, что некоторые имена из башкирских генеалогий восходят к булгарской ономастике (Назаров, 1890, стр. 7). Применительно к юрматынцам это наблюдение является весьма вероятным и заслуживает специального изучения (см., например, Ильбарыс, Юлбарыс. Дэрбэш — в юрматынском шежере и булгарские имена Барас или Барс у Ибн-Фадлана; Ковалевский, 1954, стр. 16; имя Дарваш на булгарских эпиграфических памятниках; топонимы Дербишево, Дербешка — в Прикамье и в Башкирии). Особое значение в этом плане имеет установленный выше факт расселения юрматынцев в XIII— XIV вв. на юго-восточных границах булгарской территории.

Читайте также:  алсу биография личная жизнь сколько детей

QDJ4 GpjCvlilAMak9h8Lom7by7R uT3qmyTV9 ynFyPNlsA5WPTpvHhvEM2kTr gqVUw2v5

В изучении связей юрматынцев с булгарами неожиданно большую роль может сыграть этническое родство племен Юрматы и Юрми. Этноним юрми (в форме ерми) перечисляется среди названий «древних родов» дунайских болгар: согласно славяно-болгарскому пленнику, некий Гастун «из рода Ерми… был наместником 2 года» (Куник, 1878, стр. 128). Есть и другой важный для нас источник. Это надпись на колонне IX в., найденной во время раскопок близ древней столицы дунайских болгар города Плиски (Успенский, 1905, стр. 192). Надпись сделана греческими буквами и четвертое слово текста, указывающее на родовую принадлежность лица, в честь которого воздвигнута колонна, читается ермиарис (ερμιάρης). Уже автором раскопок Ф. И. Успенским это название было сопоставлено с этнонимом ерми из славяно-болгарского именника, установлено, что они «совершенно совпадают» и что это название одного из тех пяти племен, «генеалогия которых идет в глубокую даль болгарской истории» (Успенский, 1905, стр. 215). «Глубокая даль» этой истории могла уходить в Приазовье, где протекала история великих болгар. Есть основание думать, что великоболгарское племя Ерми было представлено не только на Дунае, но и в Волго-Камье. Кроме башкирской родоплеменной этнонимии (племя Юрми), доказательства этому можно найти в составе чувашских языческих имен с аналогичной основой: Юрмекей, Юрмет. Весьма показательно, что имя Юрмекей В. К. Магницкий упоминает в числе «тавраш», т. е. чувашских языческих родовых фамилий (Магницкий, 1905, стр. 10).

QDJ4 GpjCvlilAMak9h8Lom7by7R uT3qmyTV9 ynFyPNlsA5WPTpvHhvEM2kTr gqVUw2v5

В башкирских преданиях о юрматынцах и юрмийцах также улавливаются сюжеты, свидетельствующие о присутствии булгаро-чувашских мотивов в этнической истории этих племен. В северной Башкирии записано сказание о борьбе башкир с народом Юрми (юрми халkы, yurmi khalqi’), которые происходили «из черемисов или чувашей[1]. Горные башкиры в прошлом нередко называли юрматынцев «черемисскими башкирами» (сирмеш башkорты, sirmesh bashqorti’)[2], т.е. считали их принадлежащими генетически к иноязычному Волго-Камскому финно-угорскому миру народов, к которым они, естественно, относили и чувашей.

В то же время остается твердо установленной этнонимическая параллель древневенгерского Gyarmot и башкирского Юрматы (ср. чув. языческое имя Юрмет, Магницкий, 1905, стр. 96). Эти параллели могли возникнуть только на основе реально существовавших в прошлом этнических связей между мадьярскими и башкирскими племенами. Но они, эти связи, могли быть прямыми или опосредованными; в настоящее время это трудно установить, так как в этнонимические сопоставления вовлекаются родоплеменные названия нескольких народов: башкир, чувашей, болгар, венгров, в ранней этнической истории которых еще очень много лакун. Но в последнее время накопление идей и материалов в этом направлении идет довольно активно. Долгое время, например, было загадкой присутствие в составе племени Юрматы рода Мишар. О поздней инкорпорации в состав племени на правах рода татар-мишарей говорить не приходится, так как к моменту присоединения Башкирии к Русскому государству мишар-юрматынский род, судя по историческим преданиям и другим источникам, уже существовал (БШ, стр. 173). Кроме того, отлично мишар-юрматынских тамг от общеюрматынских (табл. 1) е может не наводить на предположение об иных, не юрматынских истоках происхождения рода. Еще в 1929 г. С. П. Толстов выдвинул гипотезу о мадьярском этногенезе мишарей и преемственной связи этнонимов мишар и мадьяр (Толстов, 1929, стр. 158). Эта идея на антропологическом материале получила поддержку Т. А. Трофимовой (1949, стр. 240), а на основе историко-этнографических изысканий — Р. Г. Мухамедовой, которая считает, что этноним мишар является закономерным развитием средневекового этнонима мажар (можар) (Мухамедова, 1972, стр. 13). Признавая солидность аргументации общей идеи, заметим, что новейшие этимологические экспертизы позволяют внести в нее некоторые любопытные дополнения и уточнения.

Ко времени завоевания венграми родины исследователи отмечают три слова из семейства madyar в разных значениях: mod’er — в значении страна мадьяр; mod’ar — в значении антропонима (имени вождя); med’er — в этнонимическом значении, так называлось одно из древневенгерских племен (Lotz, 1956, стр. 679— 680). Таким образом, мы видим здесь два корня: mod, относящийся к стране или к венграм в целом, и med, — основу этнонима одного из крупных племен, по имени которого впоследствии получила название вся народность (ИВ, 1971, стр. 93). Подчеркнем, что, по мнению лингвистов, убедительно доказывается угорский корень взаимосвязанной основы mod’ — med’, так как эквиваленты им находятся во всех угорских языках (Lotz, 1956, стр. 681). Как могло происходить развитие угорской этнонимии в условиях Поволжья и Приуралья? На этот вопрос можно найти ответ в исследовании Д. Немета, который также различает формы modyar и modyer. Развитие обоих вариантов, по словам Д. Немета, «мы наблюдаем в древней России». Из варианта modyar, который имел древневенгерскую форму možer (соответственно — можар, мажар), из варианта medyer развивается mežer и далее mi(š)žer и mišar (Nemeth, 1966, стр. 17-18).

QDJ4 GpjCvlilAMak9h8Lom7by7R uT3qmyTV9 ynFyPNlsA5WPTpvHhvEM2kTr gqVUw2v5

Из сказанного мы можем сделать некоторые заключения. Во-первых, топонимы с основой можар, мажар, известные также и на территории Башкирии, не находятся в прямой связи с этнической историей мишарей и с происхождением их этнонима. Более вероятным является предположение, что топонимы с этой основой оставлены населением угорского или финно-угорского происхождения, часть которого оказалась в составе мадьярского союза. Трудно также согласиться, с попытками связать топонимы с основой «маджар», распространенные в эпоху позднего средневековья на Северном Кавказе и в Средней Азии, с этнонимом мадьяр. Очевидно, действительно, мы в данном случае имеем дело с этнонимическими созвучиями (Волкова, 1972, стр. 42; Ртвеладзе, 1972, стр. 155) и реальное значение многочисленных этнонимов, топонимов и антропонимов с основой «маджар», известных в тюрко-монгольском мире эпохи средневековья, еще предстоит, раскрыть. Во-вторых, этнически к одному из древних угорских племен мадьярского союза восходят своим происхождением мишари, этноним которых также имеет угорско-мадьярскую основу. В-третьих, башкиры рода мишар-юрматы являются далекими потомками оторвавшейся от племени medyer группы древних венгров и влившейся в состав племени Юрматы. Время мадьярской инкорпорации в состав юрматынцев установить трудно, но, судя но историческим преданиям и другим косвенным данным, это произошло сравнительно поздно, во веяном случае незадолго до миграции племени Юрматы с западных земель на Урал. Однако исторически это вполне объяснимо. Не будем забывать, что Юлиан застал венгров на Волге еще в XIII в. и, следовательно, завершение ассимиляции венгерских групп в тюркской среде могло относиться лишь к XIV—XV вв.

Итак, основные моменты из этнической истории племени юрматы — расселение в XIII—XIV вв. в восточном Закамье в ближайшем соседстве от волжских булгар, этническое родство с великоболгарским родом Ерми, пребывание рода Юрми в составе приазовских и дунайских болгар, булгарская оронимия и гидронимия на новой южноуральской территории юрматынцев. параллели в материальной и духовной культуре и, наконец, происхождение этнонима “юрматы” на базе булгарско-чувашского языка — дают основание выдвинуть идею о древнетюркском происхождении этнической основы юрматынцев. Второй вывод, вытекающий из тождественности башкирского и древнемадьярского этнонимов, присутствия в составе племени рода мишар-юрматы заключается в том, что юрматынцы пережили этап этнического общения и смешения с уграми — предками венгров. Вопрос о принадлежности древних юрматынцев к собственно булгарам мы оставляем открытым. Имея в виду расселение юрматынцев в XIII в. на периферии основной территории Волжской Булгарии, сформулируем наше заключение более осторожно: средневековые юрматынцы — угрозированные тюрки, вместе с булгарами переселившиеся в свое время из Приазовья на Волгу. О последнем свидетельствует история племени Юрми (Ерми), которое, очевидно, разделилось в период пребывания болгар на юге: часть юрмийцев ушла на запад, на Дунай, остальные вместе с родственным племенем юрматы (если под этими этнонимами не подразумевается единое образование) последовали на Волгу.

Источник

Башкиры рода Юрматы: венгерское происхождение, стычки с калмыками и участие в восстаниях против Москвы

Колонка Салавата Хамидуллина о башкирских родах. Юрматы: часть 1

1ba0c1807578afb5

Уфимский историк и журналист Салават Хамидуллин продолжает в нашей интернет-газете серию колонок о башкирских кланах и племенах. Сегодня колумнист «Реального времени» знакомит читателей с родом Юрматы, из которого происходят многие знаменитые деятели, в том числе и врио главы Башкортостана Радий Хабиров. Ученый, рассматривая необычную историю юрматинских башкир, не обходит стороной и вопрос мадьярского происхождения племени.

Исторически башкирский народ состоял из более 40 территориально-клановых подразделений (родовых волостей), члены каждого из которых, по легенде, восходили к единому предку. Русский лексикограф Владимир Даль писал: «Народ башкурт разделился с незапамятных времен на племена или, как их называют у нас, на волости; у каждой волости свой уран, отклик, рукоприкладный знак, свое дерево и птица, розданные, как верит народ, самим Чингиз-ханом…» Одним из таких родов был Юрматы, давший название Юрматынской волости Ногайской дороги Башкирии. Селения башкир-юрматынцев расположены на территории современных Гафурийского, Ишимбайского, Мелеузовского, Стерлибашевского, Стерлитамакского и Федоровского районов Республики Башкортостан, а также Новосергиевского района Оренбургской области.

Теория башкиро-венгерского родства

Вопрос происхождения башкир-юрматынцев затрагивали не только отечественные исследователи, но и зарубежные, в первую очередь венгерские, поскольку он связан с так называемой «проблемой башкиро-венгерского родства». Ее фундамент был заложен сочинениями Иоанна де Плано Карпини и Вильгельма де Рубрука (первый был послом папы римского Иннокентия IV, второй — послом короля Франции Людовика IX ко двору монгольского хана), которые первыми отождествили башкир и венгров, поставив знак равенства между страной Баскарт и «Великой Венгрией» (Hungaria Magna). С этого момента и вплоть до конца XIX века в европейской литературе господствовало мнение, что башкиры являются тюркизированными венграми. Первыми в состоятельности этой теории усомнились сами мадьяры, которые после последней миссии в Башкирию (Bascardia), имевшей место в начале XIV века, возобновили эту традицию в XIX веке, но теперь уже в форме научных экспедиций.

Читайте также:  анархисты это в истории

Что заставило их пересмотреть теорию башкиро-венгерского родства? Во-первых, ими было верно подмечено, что венгерский миссионер XIII века Юлиан, который обнаружил восточных венгров близ «большой реки Этиль», то есть Волги, вовсе не именовал их башкирами и вообще не упоминал в тексте своего отчета башкир. Следовательно, Карпини и Рубрук, чьи знания о восточных («старших») венграх или «старейшей Венгрии» (Hungaria Major) базировались не на личном опыте, а исключительно на отчетах Юлиана или его сподвижника брата Рихарда, просто домыслили, что страна Bascart соответствует стране Hungaria Magna. Их маршрут в Монголию пролегал по низовьям Волги. Ни «восточных венгров», ни башкир они не видели в глаза, поэтому из-за смежности предполагаемой «Великой Венгрии» и вполне реальной Башкирии европейские посланцы легко впали в ошибочное отождествление двух географических объектов. Во-вторых, венгерские исследователи имели в своем распоряжении многочисленные свидетельства средневековых арабских авторов, которые единодушно писали о тюркоязычности башкир. В этом отношении наиболее ценны свидетельства Ибн Фадлана (X век), лично встречавшегося с башкирами, а также трактат филолога XI века «Диван лугат ат-турк» («Собрание тюркских слов») Махмуда Кашгари, в котором было сказано следующее: «А у кыркызов, кыпчаков, огузов, тухси, ягма, чигилей, ограков, чаруков — чистый и единственный тюркский язык; язык емеков и башкир близок к их языку». Одним словом, средневековая традиция непосредственного выведения венгров от башкир («восточных венгров») еще в XIX веке была признана ошибочной.

6b589f7185e4ef4e

Сарматы, мадьяры или тюрки?

В дальнейшем научная полемика вокруг вопроса башкирско-венгерского родства шла лишь в контексте выявления этнических параллелей в их родовой структуре. Византийский император Константин Багрянородный (X век) в своем трактате «Об управлении империей» в составе венгерской орды, уже обосновавшейся в Паннонии, называет племена, которые, по мнению ученых, имели соответствия в башкирской родоплеменной номенклатуре: «Первый — этот, от хазар отколовшийся, вышеназванный род каваров (Καβάρων), второй — род Неки (Νέκη), третий — Мегери (Μεγέρη), четвертый — Куртугермат (Κουρτουγερμάτου), пятый — Тариана (Ταριάνου), шестой — Генах (Γενάχ), седьмой — Кари (Καρῆ), восьмой — Каси (Κασῆ)». В названии Мегери исследователи видят отражение этнонима мадьяр (Magyar), во второй части составного Курту-Гермат — этноним юрматы, в Генах — еней. Как пишет Иштван Зимони, «на параллели между названиями башкирских и венгерских племен в начале [XX] века обратил внимание Паулер; он отождествил два названия племен: Gyarmat-Yurmati; Jenő-Yeney». С этого момента ученые стали говорить не об угорском происхождении башкир, а лишь о венгерском компоненте в этногенезе башкир, представленном родами Юрматы и Еней. Кстати, потомки башкир рода Еней населяют многие селения Агрызского (Исанбаево, Девятерня, Утяганово, Касаево и др.), Актанышского (Азибей, Бугады, Шабыз, Чалнанарат и др.), Мензелинского (Бикбулово, Калмурзино) районов Татарстана. Точку в вопросе поставил официальный историограф Венгерской Народной Республики Эрик Мольнар: «Памятником влившихся в башкирский народ венгров являются племенные наименования, сохранявшиеся до недавнего прошлого в Башкирии, Еней и Юрмат, объединившие оставшихся соплеменников двух венгерских племен времен занятия современной территории Венгрии по названию Енё и Дьярмат».

На этом дискуссия не закончилась. Венгерский тюрколог Дьюла (Юлиус) Немет считал, что не венгерские этнические компоненты вошли в состав башкир, а напротив — группы древних башкир в состав венгров. Например, рассмотрев этимологию этнонима еней, он связал ее с тюркским корнем «ина» — доверять или «инаг» — доверенный, министр. Подчиняясь авторитету последнего, Р.Г. Кузеев писал, что башкирские племена юрматы и еней являются угризированными в среде древних мадьяр тюрками: «Предки енейцев в конце I тысячелетия н.э. говорили на тюркском языке, но сильно смешались с уграми-мадьярами». Наконец, еще одна точка зрения была высказана Ф.И. Гордеевым, К.И. Петровым и другими. Этноним Γερματου, который в X веке зафиксировал в составе венгров Константин Багрянородый, они соотнесли с названием савромато-сарматов. Как известно, имя сарматов имело несколько вариантов прочтения — Сауромат, Сирмат, Сюрмат (Συρμαται). По их мнению, оно сохранилось в названии башкирского племени Юрматы. В последнее время на фоне данных популяционной генетики (геногеографии) наиболее предпочтительной стала выглядеть именно «сарматская» гипотеза происхождения юрматынцев. Интересно, что субклад R1a1-YP348, доминирующий в их генофонде, а также секеев (этнографическая группа венгров), обнаружен в костных останках курганов Пазырыкской культуры. Пазырыкцы же обычно связываются с азиатскими скифами, саками или тохарами (юэчжи).

Юрматынцы в ордынскую эпоху

Согласно средневековому дастану «Кысса-и Чингиз-хан», свои вотчины и символы власти (уран, онгон, тамга) вожди башкирских племен, среди которых был и Юрматы-бей, легендарный эпоним юрматынцев, получили из рук самого Чингиз-хана. Последний якобы сказал предводителю ему: «Эй, Джурматы-бей! Пусть твоим деревом будет ветла (өйәнке), птицей — самка кречета (әтәлге), ураном — «Актайлак!» (аҡ-тайлаҡ — «белый медвежонок»), тамгой — вилы (Y)». Эти атрибуты до сего дня увидеть во время праздников шежере-байрам, в клубах, школьных музеях в селениях рода Юрматы. Упоминание Юрматы-бея в числе других башкирских вождей (Бурджан-бей, Тамъян-бей, Кыпчак-бей, Салжиут-бей, Кереит-бей, Майкы-бей Уйшин, Урдач-бей Минг, Санакле-бей Кунграт и др.) говорит о том, что Юрматы издревле был уважаемым и влиятельным башкирским кланом. У юрматынцев сохранилось старинное шежере, то есть родословная, идущая от Адама до Юрматы-бея и далее. Сохранились у них и свои хроники, в которых в полулегендарной и вполне исторической форме отражено их прошлое.

В хрониках рассказывается, что «сыновья истинных юрматы» некогда кочевали в долинах рек Зай и Шешма под властью некоего Амат Хамат-хана. Затем его юрт был уничтожен Аксак Темиром (Тамерланом), после чего пришли ногайцы и заняли земли юрматынцев. Их предводитель Чачлы-Дервиш-бей отдал свою дочь замуж за одного из ногайских мурз. От их брака родился Бурнак-бей и его брат Ядкар-мирза, ставшие вождями юрматынцев. В шежере говорится, что «в те времена ханом был Таукай». Здесь имеется в виду казахский Таукай (Таваккул)-хан (1582—1598), который, возможно, на короткое время стал сюзереном определенной части слабеющих ногайцев. Однако начавшееся наступление калмыков положило конец распрям между Казахским ханством и Большой Ногайской ордой. После этого ногайцы, кочевавшие в Башкирии, во главе с Ядкар-мирзой бежали на Кубань, а Бурнак-бей с юрматынцами остался на родине. «Когда Бурнак-бий скончался, бийство поручили Татигачу», — сообщается в шежере. Татигач Бурнаков (Мурнаков или Муралеев) уже фиксируется в русских источниках.

894d113a1f10fd1c

Принятие юрматынцами русского подданства

В условиях калмыцкой экспансии Татигач-бей, как и главы других башкирских кланов, решил принять русское подданство. В юрматынском шежере говорится: «…когда во все земли были направлены послы [русского царя] с грамотами, [которые] известили: пусть никто не убегает и пусть каждый остается при своей вере, соблюдает свои обычаи (…). И я, Татигач-бий, не имея никакой возможности придумать что-либо другое, взял [с собой] три человека от трех тюб народа, сначала Азна-баба, второго Илчикей Тимер-баба, третьего Кармыш-баба, и вчетвером, забрав с собой нескольких друзей-спутников, придя в город Казань, согласились быть подданными Белого-бия падишаха». Получив подтвердительную грамоту на свои вотчинные земли, главы четырех юрматынских тюб (аймаков) вернулись домой. В одном архивном документе сохранилось указание на дату данного события: «…оному Титкачу мурзе и старосте Аднаю впредь для ведома сия грамота дана лета 7117 августа 21 дня», то есть 21 августа 1609 года. Таким образом, юрматынцы приняли русское подданство в правление царя Василия Шуйского (1606—1610), а не Ивана Грозного (1530—1584), как нередко пишут в литературе.

Интересно, что Татигач-бей поступил на московскую службу еще до принятия юрматынцами русского подданства, за что получил поместье в Казанском уезде. В писцовой книге Казанского уезда 1602—1603 годов написано: «Князь Тятигеч Муралеев; оклад 15 рублев; поместья за ним деревня, что была пустошь Шатки, а в ней двор помещиков князь Тятигечев». В другом месте говорится: «Деревня Чойдырева за служилыми татары в поместье. А по выписи казанские дачи 99-го году да та деревня служилому татарину Ишею Наурусова да башкирскому князю Тетигечю Муралееву…». Указанный 7099 год от Сотворения мира соответствует 1591 году от Рождества Христова. Таким образом, как минимум уже в 1591 году Татигач-бей поступил на службу царю.

Подданство башкир не имело безусловного характера, поэтому при каждом новом воцарении их представители ездили в Москву для обновления присяги. В 1649 году уже после воцарения Алексея Михайловича (1645—1676) юрматынские представители получили новое подтверждение своей старой грамоте, причем в качестве имярека сохранились имена старых предводителей, которые, возможно, к этому времени уже умерли: «Августа 21 дня прислано от великого государя царя и великого князя Алексея Михайловича всея Руси самодержца на Уфу в приказную избу стольнику и воеводе Льву Афанасьевичу Плещееву грамата, а в грамате написано: пришли четыре человека от башкирцев, а именно: Титегач, Азнай, Ильчик-Темир и Кармыш, и пришедши себя объявили и рабством своим приложились, что нас триста домов и просили: оставшиеся от перешедших нагаевских башкирцев земли, по обе стороны Белой реки, верхнее урочище — от устья Негуш реки, а нижнее урочище — Кугульковой горе к Белой реке (…), за которой платить им в казну сто куниц (…), а Титегача пожаловал мурзою чином, Азная пожаловал старостой и пожаловал их кармазинным кафтаном».

Читайте также:  как можно посмотреть через роутер историю браузера

С тех пор Юрматынская волость разделилась на четыре тюбы — Татигачеву (другое название — Ногай-Юрматы), Азнаеву, Ильчик-Темирову, Кармышеву. В 1649 году «уфимский служилый башкирец» Москов Тайдигашев (Татигачев), сын Татигач-бея, просил правительство выдать ему оберегательную грамоту на вотчину в Юрматынской волости, с которой его сгоняли соплеменники, вероятно, полагая, что служилый мурза, который получает из казны жалованье, но в то же время не несет вместе с ними ясачных повинностей, лишь обременяет их. Потомки Татигаса Мурнакова, жившие в аулах Кубакуш, Табулды и Яныбаево 12-й юрты 7-го башкирского кантона (ныне Стерлибашевский р-н РБ), в лице своего поверенного зауряд-есаула Ибатуллы Яныбаева сына Татигачева обратились к оренбургском военному губернатору В.А. Перовскому (1833—1842) с просьбой о восстановлении их в звании мурз, то есть во дворянстве, на основании представленной ими грамоты, в которой указывалось, что их предок получил оное в 7117 году (1609 год).

e27bb27dc0a4c63a

Юрматынцы в эпоху башкирских восстаний

Юрматынцы всегда были в числе активных участников башкирских движений. Если источники, касающиеся восстаний XVII века (1633—1635, 1645, 1662—1664, 1681—1684), редко указывают родовую принадлежность повстанцев, то в документах XVIII века она выражена гораздо четче.

В ходе так называемой Алдаровщины или башкирского восстания 1704—1711 годов одним из главных вождей, наряду с тарханом Бурзянской волости Алдаром Исекеевым, был башкир Юрматынской волости Хази (Хаджи) Аккускаров, чье имя, по всей видимости, носит нынешняя деревня Хазиново (Хажи) Ишимбайского района РБ. Лидер следующего башкирского восстания 1735—1740 годов башкир Юрматынской волости Кильмяк-абыз Нурушев в 1737 году показывал на допросе, что «в бунте, называемом Алдаровским, при главном тогдашнем бунтовщике Хази Оккускарове, которой был товарищем Алдару, писарем не был, для того что в то время был молод, а был в том бунте при нем, Хази, что он ему был сродник».

Как известно, башкиры в то время, отказавшись от русского подданства, искали способ юридически оформить свою сецессию. С этой целью они пригласили несколько Чингизидов из Казахского ханства, а также своих старых сюзеренов Шибанидов-Кучумовичей. Кроме того, они отправили посольство в Крым и Стамбул. Пленный Кильмяк рассказывал: «В тогдашнее время в Турецкой стороне, в Крыму в городе Бакчисарай он был таким случаем: до Алдаровского бунту за полгода посылали ево, Кильмяка, башкирцы с товарыщи 27 человек, помянутой Хази и Алдар в Крым к хану с письмами, и просить хана, что желали от крымского хана, чтоб изобрал из знатных крымцев к ним, башкирцам, в ханы, ибо тогда во всей Башкирии розглашение произошло, что от русских людей им жить обидно». Восстание 1704—1711 годов, или Алдаровщина, было самым успешным башкирским движением. Башкирия на 15—17 лет де-факто обрела полную независимость.

Кильмяк-абыз Нурушев

Следующее башкирское восстание началось в 1735 году. Его причинами стали обострение башкирско-казахских отношений и строительство Оренбурга. Лидером башкир с самого начала стал башкир Юрматынской волости Кильмяк-абыз Нурушев, участник предыдущего восстания. Как писал историк А.И. Добросмыслов, «…башкиры во главе с Кильмяк-Абызом (…) пришли к заключению, что с постройкой города и крепости на устье Ори Башкирия постепенно будет окружена с восточной стороны и таким образом навсегда войдет в состав России, и, кроме того, не будет никакой возможности возвратить от киргиз (то есть казахов, — прим. С.Х.) те земли (северные части нынешней Тургайской области), которые они отняли у них…».

1 июля 1735 года Кильмяк-абыз Нурушев во главе 3 тысяч башкир напал на правительственный отряд, состоявший из батальона Вологодского драгунского полка (5 рот), а также нескольких десятков уфимских дворян и казаков. Всего — 700 человек. Как докладывал начальник Оренбургской экспедиции И.К. Кирилов, в результате боя был убит 61 человек — драгуны, казаки и служащие, в том числе командир отряда подполковник Чириков. Несмотря на внезапность атаки, солдаты сумели соорудить вагенбург, и это спасло их от полного уничтожения. Нападения башкир продолжались еще несколько дней, во время которых потери несли обе стороны. По слухам, дошедшим до Уфы, «Вологодского драгунского полку от баталиона побито с 100 человек, да с 40 ранено». «Чувашенин» (т.е. казанский татарин) Заит Казаев показывал: «…которые де драгуны пошли после с Уфы за ним, Кириловым, 500, из оных побито с 300 человек». Как видим, показания сторон относительно числа жертв сильно отличаются друг от друга.

6e37f9c87179a98b

Узнав о фактическом разгроме батальона Вологодского полка и его осаде со стороны башкир, И.К. Кирилов отрядил на «сикурс» (подмогу) три капральства драгун (т.е. ¾ роты), 100 казаков и 100 мещеряков, всего около 300 человек. Однако и этот отряд был окружен повстанцами, которые приступали, «зделав три щита, за которыми щитами поставили они, башкирцы, с ружьями 15 человек, да с луками 15 же человек, а позади щитов было з 2.000». Однако осажденные совершили контрудар и эти «щиты», т.е. передвижные полевые укрепления, были разрушены. По сообщению некоего Кутлы Купаева, на помощь к драгунам пришел отряд «верных» башкир Меркитской волости в 200 человек, которые «поехали тех драгун проводить в путь свой городом», то есть встали в оцепление, и «к бою их (повстанцев, — прим. С.Х.) не допускают показанные меркитцы».

Не имея возможности сражаться на два фронта против осажденных вологодских драгун и отряда, высланного И.Г. Кириловым, Кильмяк-абыз Нурушев вынужден был прекратить бой и выпустить из окружения сильно поредевший Вологодский полк. Оренбургский исследователь Д.А. Сафонов пишет: «Фактически экспедиция была разгромлена, серьезно не начавшись — потеря основной части боевого сопровождения (а это означало еще и потерю рабочих рук на будущем строительстве) и продовольственных запасов (почти тогда же хлебный обоз, шедший из Сибири, столкнулся с отрядом башкир в 260 человек и потерял 40 подвод) делали успех весьма иллюзорным».

Действительно, Оренбургская экспедиция, задумывавшаяся как поход в Индию, была сорвана. Но это обернулось для башкир лишь катастрофой, так как вся сила военной машины, мобилизованная для индийского похода, обрушилась на них. Тем не менее в течение 1735—1736 годов повстанцы нанесли ряд чувствительных ударов правительственным войскам: ими был уничтожен гарнизон Верхояицкой крепости, нанесено поражение Сибирскому драгунскому полку, полностью разгромлены крупный отряд уфимского гарнизона, Астраханский драгунский полк, уничтожены несколько мелких отрядов. В июне 1736 года Кильмяк-абыз начал готовить новую военную операцию. Он решил освободить своего боевого товарища Акай-батыра Кусюмова, башкира Тамъянской волости на реке Ик («Ицких волостей»), который на положении заложника находился в лагере генерал-лейтенанта А.И. Румянцева близ аула Урмекей (с. Урмекеево нынешнего Туймазинского р-на РБ).

В лагерь Кильмяк-абыза у горы Торатау, где, вероятно, проходило совещание вождей движения, прибыл дядя Акая, башкир Юрмийской волости Султан-Мурат Дюскеев, и предложил напасть на лагерь А.И. Румянцева, чтобы освободить его племянника. Кильмяк-абыз впоследствии показывал: «И, будучи он, Кильмяк, на реке Белой при урочище Туратау с собранием своим в осьми тысячах, намерены были идти к Уфе противу статского советника Кирилова, и с ево командою чинить бой…». Однако Султан-Мурат уговорил «Кильмяка, чтоб, пришед, генерала Румянцова и российское войско побить, а их из аманатов выручить».

8067cd73744bcdfc

Вести об удалом мятежнике Кильмяк-абызе широко разнеслись окрест, дойдя не только до Петербурга и дальних уголков Казахстана, но и до Стамбула. Один из участников Оренбургской экспедиции, англичанин Джон Кэстль, писал: «Я узнал, что подстрекаемые Оттоманской Портой (Ottomannische Pforte) стоят наготове 40 000 недовольных киргизов, которые хотят, объединившись с башкирским бутовщиком Килмеком (Kilmeck), выступить против Российской империи статского советника Ивана Кирилова, одолеть его и потом опустошить все земли от Уфы до Казани…».

27 сентября 1736 года императрица Анна Иоанновна выразила «неудовольствие» по поводу очередной неудачи правительственных войск, когда узнала о том, что башкиры Гайнинской волости разгромили отряд «вольницы», собранный из жителей города Осы, численностью 1 500 человек. Самодержица пеняла генералу А. И. Румянцеву: «…а вы, будучи тамо с корпусом около 15 000 человек, состоящим для охранения Наших подданных, надлежащей предосторожности не учинили». После этого генерал-лейтенант А.И. Румянцев написал рапорт о переводе его на турецкий фронт и уехал в действующую армию к фельдмаршалу Миниху.

Кильмяк-абыз попал в руки властей довольно глупо. В феврале 1737 года он приехал в гости к своему приятелю — соляному промышленнику («компанейщику») Ивану Утятникову — в Табынскую крепость и там после «угощения» был предательски схвачен. В марте 1737 года начальник Оренбургской экспедиции И.К. Кирилов докладывал, что в Мензелинске содержатся «башкирские бунтовщики подлежащия жестокой казни»: Кильмяк-абыз, Акай Кусюмов, Сююндык Асылов, Юлдаш Зиянгулов «с товарыщи, всего 38 человек». Дальнейшая судьба Кильмяк-абыза, знаменитого предводителя башкирского восстания 1735—1736 годов, неизвестна.

Справка

Салават Ишмухаметович Хамидуллин — историк, к.и.н., журналист.

Источник

Поделиться с друзьями
Моря и океаны
Adblock
detector